Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. О, отлично, я надеялась, что ты не включишь свою мысленную голосовую почту.






 

Гм… Пэйн?… Пэйн?… Алло-о-о?

Сэм?

О, отлично, я надеялась, что ты не включишь свою мысленную голосовую почту.

Мою что?

Ничего. Небольшая шутка.

Просто микроскопическая.

А ты попробуй, пошути, когда тебя поймали между мирами, и посмотрим, как хорошо это у тебя получится.

В голове образовалась пауза.

Ты поймана между мирами?

Да. Я, кажется, здесь застряла. Я подумала, может, ты сможешь что-нибудь сделать, чтобы помочь мне?

Его молчание о многом говорило. Где ты?

Если честно, я не думаю, что я где-то нахожусь. Я, кажется, нигде — поймана в своего рода сеть между реальностью и потусторонним миром.

Тогда как я могу тебе помочь?

Мы должны пройти сквозь это место, чтобы выбраться. Я надеялась, что ты сольешься со мной, чтобы вытащить. В некотором роде, это действие, обратное тому, что я делала с тобой ранее.

Или меня просто втянет туда же.

Ну, да. Я колебалась: очень не хотелось у него что-либо просить, но у меня не было другого выбора. Я проторчала здесь несколько часов, пока пробовала все, что знала, чтобы выйти, но все оказалось напрасно.

Ты можешь мне помочь, пожалуйста?

Он не ответил, но я почувствовала, как он сливается со мной. Мы оба, как два отдельных озера ртути, превратились в одно прекрасное целое. Когда мы слились, я смогла почувствовать все, что он ощущал, и знать, о чем он думает.

И он мог то же самое.

Он понял, что я пыталась уйти от борющихся во мне эмоций, которые кружились в моей душе вихрем любви, гнева и боли. Но он ничего не сказал, пока слияние не вернуло меня обратно в реальность, разделяя нас опять на двух человек.

Я обнаружила, что стою в своем офисе у окна, зажмурившись от яркого дневного света, теплый поток которого заливал пол. Спасибо, Пэйн. Я ценю это.

Я хочу поговорить с тобой о том, что случилось.

Извини, но прямо сейчас я не могу. Чем бы заняться, куда бы свалить, кого бы проклясть…

Что?

Ничего. Еще одна маленькая шутка.

Сэм…

Отбой. Увидимся позже, за ужином. Пока.

Просто я снаружи твоего офиса…

Ля-ля-ля, я заткнула уши и не слышу тебя!

Ты слушаешь меня не ушами, женщина. Я буду в твоем офисе через двадцать секунд или меньше, и затем мы обсудим ситуацию.

Было нелегко отключить его от своих мыслей, но я сделала это. Я выскочила из главного входа, чтобы не столкнуться с ним, входящим через заднюю дверь. Моя душа обливалась от тоски кровавыми слезами. А когда я добралась до Дома Прорицателей и обнаружила, что коробка из-под обуви в моей сумке была пуста, я залилась солеными слезами.

— Сэм? С тобой все в порядке? — Спросил Джейк, пока я тупо смотрела внутрь пустой обувной коробки.



— Нет, не в порядке. Я примерно так же далека от «порядка», как ты от того, чтобы стать богатым и остаться в живых.[38]Черт побери, Джейк! Кто-то украл мою статую!

Он поджал губы и посмотрел на меня.

— После того, как ты рассказала мне, как в тебя стрелял тот человек, Пилар, думаю, ты должна испытать облегчение от того, что она сменила хозяина.

Вспомнив посещение дома Каспара, я прищурила глаза.

— Держу пари, что был Пилар, который пытался убить меня. Могу поспорить, что он украл статую, пока я была заперта между мирами. Как же мне теперь ее вернуть?

— А зачем тебе ее возвращать? Я думал, она не принесла тебе ничего, кроме несчастья.

— Она моя, — сказала я, положив пустую коробку в сумку. — Мне ее дал демон. Да, по ошибке, но и в Клэр, и в меня из-за нее стреляли, что означает, что я имею право добраться до сути и узнать, что это за статуя, и зачем она так нужна Пилару. Спасибо, Джейк. Извини, что без причины заняла твое время.

Он проводил меня до двери, и когда я уже была на пороге, впитывая теплоту солнца, он остановил меня.

— И все-таки, насчет тебя и Пэйна — я не могу выразить, как счастлив, что ты, наконец-то, кого-то нашла. Я не был в нем уверен, так как Темные обычно бывают слишком темпераментны, но он, похоже, хороший парень. Желаю вам обоим вечного счастья. Только один вопрос: мне нужно будет покупать свадебный подарок в ближайшее время?

Солнце зашло за тучи. Боль охватила мою грудь, не позволяя дышать.

— Нет, — сказала я и ушла.

Обратно до офиса я добралась почти на автопилоте. Я нашла дорогу к правильному автобусу, вышла на правильной остановке и шла два квартала до офиса, не видя, не чувствуя и не замечая ничего вокруг. Я была слишком погружена в собственные страдания, чтобы заметить внезапно налетевшую с севера, гряду черных туч.



— Жизнь — дерьмо, — сказала я, открыв дверь офиса. Финн и Клэр прекратили работу и оторвались от ее компьютера с очевидным вопросительным выражением лиц. За моим столом сидел Пэйн, делая заметки в своем блокноте. Я заметила, что он левша, как и я. Это на мгновение согрело мне душу, пока я не вспомнила, что ему это к чертям собачим не нужно, и мое сердце упало в затяжном прыжке.

— Ты выглядишь ужасно, — сказала Клэр, вставая, чтобы взять мою куртку и должным образом повесить ее на вешалку. — Брат Джейк не сказал о статуе ничего полезного?

— Какой статуе? — Спросила я, вытаскивая обувную коробку из сумки и вручая ей.

Она открыла ее.

— Не поняла. Где статуя?

Скорбь множилась во мне, пока я не осознала, что она вот-вот выльется в старый, добрый, погребальный эльфийский плач. Я потеряла Пэйна, потеряла статую и даже на чуть-чуть не приблизилась к Богу Цзилиня или Коде. Мощная, древняя, жалобная часть меня рвалась наружу и скулила, желая освободиться.

— У меня украли статую, пока я была взаперти.

Потребовалось только несколько минут, чтобы рассказать моей ошеломленной аудитории события прошедших двух часов. Я закончила краткой напыщенной речью обо всем, что было сделано не так, как надо за последнее время.

— Я не могу в это поверить, — говорила я, нарезая круги по офису и жестикулируя в лучших традициях театральной королевы. — Я известна своей способностью находить вещи. В этом я лучшая! Ничего, никогда не оставалось потерянным, если я бралась это найти, и что же? Меня наняли найти две простые вещицы, и я знаю об их местонахождении столько же, сколько знала, когда была нанята, не говоря уже о том, что потеряла третью вещь, которая хранилась у меня!

Клэр сунула в рот сирень, ее глаза округлились, наблюдая за проявлением моих эмоций.

— Я думаю, ты слишком позволяешь событиям влиять на тебя, — высказался Пэйн, поднимаясь на ноги. Он убрал записную книжку в карман плаща.

Я указала на него пальцем.

— И в вас, молодой человек, заключается изрядная часть проблемы.

Он поднял брови.

— Я не понимаю, как наши личные отношения…

— Я не говорю о твоих проблемах с обязательствами, я имею в виду, что ты не рассказал мне все, что знаешь о статуе Цзилиня. Ты специально утаил о ней часть информации; сведения, которые могли бы помочь мне, если бы я получила их два дня назад. — Это было не совсем справедливо, но я хваталась за соломинку.

— Что за информация? — Спросил Финн, мрачно глядя на брата.

Пэйн нахмурился в ответ прежде, чем повернуться ко мне.

— Я рассказал тебе все, что знал о статуе.

Я встала перед ним, упираясь руками на бедра.

— О, значит все, да? Ты не упомянул, что статуя символизирует истоки бессмертных рас, и что в ней, якобы, содержится какая-то великая тайна о том, как они возникли. Ты не говорил мне, что она бесценна и стоит столько, что кое-кто предложит мне за нее пятьдесят тысяч фунтов.

— Пятьдесят тысяч… — Пэйн схватил мой палец, который я использовала, чтобы акцентировать внимание, тыча ему в грудь. Я подавила легкую дрожь удовольствия, которая пронеслось по мне от его прикосновения. — Кто предложил тебе деньги, чтобы найти мою статую?

— Эксперт по магам, с которым я консультировалась ранее. Оказывается, он тоже ищет Бога Цзилиня, только у него с информацией о ней немного лучше. — Я позволила Пэйну в полной мере увидеть все мое недовольство.

Он уставился на меня.

— Я понятия не имел, что она олицетворяет происхождение бессмертных рас, так же, как я не знал, что она бесценна. Я провел обширное исследование происхождения Моравийцев и никогда о ней не слышал, поэтому информация из твоего источника сомнительна. Кто этот эксперт по магам?

— Возможно, она и сомнительна, но похожа на правду. Это объясняет, зачем она нужна повелителю демонов. Если в ней содержатся тайны бессмертных, это дало бы ему власть над различными расами.

— Гипотеза находится в пределах вероятного, но не более, — сказал Пэйн, выпустив мою руку. — Имя эксперта?

— Хм? О. Каспар Грин.

Я решила, что глаза Пэйна выскочат из орбит.

— Кто? — Заорал он.

— Каспар Грин. Что тебя так огорчило?

— Это не человек, это демон, — прорычал Пэйн и ударил кулаком об стену. Я вздрогнула и от дыры, которую он проделал, и от красных рубцов, которые появились на его руке. — Он тот, кто требует, чтобы я возместил отцовский долг.

Теперь на лоб полезли мои глаза:

— Ты шутишь. Это был Каспар? Нам надо еще раз с ним поговорить.

— Прямо сейчас, — сказал Пэйн, схватив плащ и направляясь к двери.

Мы всей толпой отправились к Каспару. Точнее, попытались это сделать. Он не отвечал ни на домофон, ни на телефон, и когда Пэйн, движимый яростью, поднялся по стене здания и ворвался в его квартиру, там оказалось пусто.

— Он скрылся, — буркнул Пэйн несколько минут спустя, когда я прикоснулась к порезам на его руке, появившимся от битого стекла. — Обыщем квартиру. Может, найдем что-нибудь, что укажет, где он, или как он развлекался, сталкивая нас друг с другом.

Мы ничего не нашли. Квартира была почти стерильна в своем первозданном состоянии, будто была выставлена на продажу и никто в ней не жил.

— Итак, что нам теперь делать? — Спросила Клэр, когда мы, разочарованные, вернулись в офис. Она жевала сирень, будто это был поп-корн. — Просто будем ждать, когда вернутся Каспар и мистер Рейс? У нас есть на это время? Что, если мистер Рейс ничего не знает о статуе? Что, если демон, который говорил с Пэйном, ошибался? Что, если Каспар не будет сотрудничать?

— Рейс — единственный ключ, который у нас есть, — сказал Финн.

— Да, и мы не можем поговорить с ним, пока его не найдем. Очевидно, он в пути и, нет, у него нет сотового телефона. Я спрашивала его экономку. Поэтому нам придется ждать и его, и Каспара.

— Но мы должны что-нибудь предпринять! — Завопила Клэр, размахивая руками.

Пэйн вскочил со стула и направился к окну, глядя на улицу с выражением крайнего отчаянья, гнева с оттенком безнадежности, от чего мое сердце разрывалось.

Я резко села на стул, который он освободил. Слабое тепло, оставленное его телом, впитывалось в меня, пока моей душе не захотелось плакать. Жизнь внезапно показалась такой неподъемной, такой чертовски безысходной. Я перепробовала все, что знаю и умею, и все же мне ничего не удалось.

— Это чересчур. Почему я не могу найти эту проклятую статую и манускрипт? Я раньше всегда находила все, что искала. Так почему же сейчас у меня абсолютно ничего не получается? Что затеял Каспар? Почему, когда нам нужно поговорить с Рейсом, он внезапно становится недоступен? Поверьте, этого достаточно, чтобы довести эльфийку до слез.

— Бедная моя, милая Сэм, — сказала Клэр, проскользнув ко мне. — Может, ты потеряла свою силу?

— Хм?

Клэр отодвинула телефон, чтобы элегантно присесть на край моего стола.

— Так как вы… ну, ты знаешь, — она кивнула туда, где у окна, тщательно избегая прямых солнечных лучей, стоял Пэйн. — Может, ты из-за этого потеряла свою силу?

Я вытащила из стола маленькое зеркало и посмотрела на себя.

— Нет. Все еще полуэльф. И мы сегодня были в потустороннем мире. Я бы не смогла это сделать, если бы потеряла свои эльфийские способности.

— Вы были в потустороннем мире? — Спросила она, искоса взглянув на Пэйна. — Вместе?

— Да, так что это не имеет отношения к моей внезапно отказавшей способности искать вещи, — мрачно сказала я, упершись лбом в стол.

— Но ты также потеряла статую птицы. Это крайне небрежно и безответственно.

Я подняла голову, чтобы пристально на нее посмотреть.

— В смысле, на тебя это вообще не похоже, — быстро добавила она. — Может, кто-то применил заклинание или проклял тебя?

— Мы увидели бы проклятие, и, конечно, Сэм смогла бы сказать, проклял ли ее кто-нибудь. Эльфов, как известно, трудно проклясть, — сказал Финн, сел рядом с Клэр и обнял ее плечо в жесте поддержки.

Как будто это ее плечо нуждалось в столь желанном утешении… я опять уткнулась лбом в стол.

— Я не проклята и не заколдована. Просто я внезапно… потеряла эффективность. Но это не надолго.

— У тебя есть другой план! — воскликнула Клэр, хлопая в ладоши от восторга. — Я знала, что ты что-то придумаешь, Сэм. Это лучше, чем полагаться на слова демона. Что ты будешь делать?

— Отчаянные времена требует отчаянных мер, — пробурчала я в стол.

— Я говорила вам, что она не сдастся, — сказала Клэр Финну. Он стал возражать, что никогда не сомневался во мне, но я подняла руку, чтобы его заткнуть.

— Я не доверяю тому демону, который говорил с Пэйном, — произнесла я, подумав. — Не Каспару, а другому.

Пэйн повернулся ко мне в пол-оборота.

— По какой-то конкретной причине, или у тебя просто глобальное недоверие к демонам?

— Последнее. — Я спихнула бедро Клэр со стола и переставила телефон туда, где ему самое место. — Это слишком «кстати», слишком просто. Уж очень это отдает попыткой классического «разделяй и властвуй».

Все посмотрели на меня.

— Разве вы не видите? — Спросила я, крутя рукой в попытке подобрать слова. — Демон хочет запутать нас, сбить со следа, отправив по ложному пути. И кого же он нам подсовывает в качестве цели? Нашего второго клиента. Нет, это не просто случайность.

— А она дело говорит, — сказала Клэр. Финн кивнул. Пэйн нахмурился.

Я глубоко вздохнула.

— Так как я, похоже, не в состоянии найти ни один объект, для которого мы были наняты, даже простую статую птицы, я решила прибегнуть к услугам того, кто сможет.

— Кого это? — Спросила Клэр, моргнув. — Брата Джейка?

Я покачала головой.

— Другого Прорицателя? — Спросил Финн.

Я опять покачала головой, избегая смотреть на притихшего мужчину, присутствие которого позади меня затрагивало каждую молекулу моего тела.

— Нет. Мне придется прибегнуть к помощи посерьезней. Я собираюсь проконсультироваться с провидицей.

Мне показалось, что Клэр сейчас задохнется.

— Ты… ты… нет, ты не можешь! Финн, скажи ей, что она не может! Провидицы злые!

— Они не злые, они просто немного… дорогие. И Финн не имеет никакого отношения к этому вопросу, так что не пытайся его втянуть, — сказала я. — Нас наняли, чтобы сделать работу, Клэр, и мы сделаем ее, так или иначе.

— Но… провидица, Сэм? Это еще хуже, чем Стражник или маг! — Клэр, расстроившись, побежала за своей цветочной вазой.

— Я взялась за эту работу. У меня нет выбора.

— Пэйн? — Клэр повернулась к нему. — Тебе есть, что сказать о плане Сэм использовать провидицу?

— Нет, — ответил он, скрестив на груди руки и прислонившись к стене. Его глаза, обычно такие яркие, будто заволокло серебром. — Но только потому, что идея настолько нелепа, что не заслуживает ответа.

— Нелепа! — Ахнула я, выпрямившись.

— Да. Тот, кто обманывает себя, думая, что сможет проконсультироваться у провидицы, не заплатив немыслимую цену, заслуживает лишь названия «нелепый». — Мой вздох перерос в возмущенное сопение. — Ты не обратишься с этим к провидице, — добавил он, обойдя стул для клиентов у моего стола, где лежали его плащ и шляпа. — Я хочу найти эту статую больше чем кто-либо, но не за ценой чужих жизней. Ты голодна и измучена. Ты должна поесть. Я думаю, мы можем потратить час, чтобы накормить тебя и Клэр, пока обсудим следующий шаг.

— Поправка — вы можете разговаривать об этом, где угодно: за ужином, за десертом, под отплясывающих девиц, виляющих ляжками. У меня, однако, есть работа, которую я собираюсь сделать, пока не наступит ночь.

— Сэм! — Клэр выглядела шокированной.

Я вздохнула. Она была права. То, что Пэйн получил все, но разорвал мое сердце и размазал его по земле, не означает, что я должна быть грубой. Он клиент. От меня требуется профессиональное поведение, а не эмоциональные всплески. Отныне я буду олицетворением профессионализма.

— Мои извинения, господа. Я не хотела показаться такой резкой. Я уверена, что вам всем следует приятно поужинать, но боюсь, что я буду немного занята.

Сэм, почему ты так поступаешь?

Я посмотрела на Пэйна.

— Если ты хочешь мне что-то сказать, пожалуйста, говори вслух. Станция мыслевещания закрыта из-за конфликта с ФКС.[39]

— Ты не пойдешь к провидице. Я запрещаю.

Я взяла куртку и сумку.

— Ты мой клиент, Пэйн, а не отец. — Я не смогла удержаться и не скользнуть по нему измученным взглядом. — И теперь уже даже не мой любовник, ко всему прочему. Поэтому я могу делать, что хочу. Увидимся позже. Наслаждайтесь ужином.

Пэйн перекрыл мне дорогу к двери.

— Отлично, если ты хочешь играть в эти игры, если ты не будешь уважать мои желания в отношении провидицы, я тебя увольняю.

— Правда? — Я остановилась прямо перед ним, мое тело требовало продолжить путь, пока оно не упрется в его желанные твердые линии. — И ты даже откажешься от души своей матери?

Он на минуту замолк.

— Я не думаю, что провидица — это решение. Я бы консультировался только с собой. Провидицы не всегда такие, какими кажутся, и редко помогают, когда это нужно.

— Ну, в общем, главное то, что я сказала, что найду статую за то время, что у нас есть, и я намереваюсь это сделать. Теперь, пожалуйста, отодвинься и позволь мне делать мою работу.

Его челюсть напряглась.

— Я снимаю тебя с этого дела.

— Слишком поздно. Я взяла предоплату. И собираюсь найти статую, — сказала я, пытаясь его обойти. Он потянулся к моей руке. Я отскочила, пока не оказалась вне досягаемости.

— Сэм, ты не можешь это сделать, — высказалась Клэр, приближаясь ко мне с другой стороны. Ее лицо сморщилось от беспокойства, а в руке были смяты остатки цветка.

— Я не могу? Посмотри на меня, — спокойно ответила я: решимость просачивалась изо всех дыр, которые Пэйн проделал в моей душе.

— Отсюда нет выхода, — сказал Финн и встав рядом с Пэйном. — Мы не позволим тебе подвергать себя опасности с провидицей, Сэм. Пошли, поужинаем и поговорим об этом.

Я улыбнулась, просто улыбнулась Клэр и Финну. На Пэйна я смотреть не могла, боясь закричать, зарыдать и сорвать с него всю одежду, чтобы заняться с ним чем-нибудь непристойным. Вместо всего этого я протянула руку, нашла выход в потусторонний мир и скользнула туда, прежде чем кто-либо понял, что я сделала.

Я услышала эхо своего имени, но оно было таким отстраненным и неживым, будто пришло издалека. Чтобы добраться до двери, я должна была пройти сквозь Пэйна — действие, которое принесло мне слезы сдерживаемой боли. На один короткий момент время замерло — когда моя душа слилась с его. Как и раньше, когда мы сливались, это было так правильно, так прекрасно, что я не хотела уходить. На мгновение я позволила своей любви ярко засиять. Пэйн удивленно качнулся. С мучительным криком, который вырвался из моего горла, я оторвала себя от него и вышла из офиса, двигаясь к краю оснОвной области, чтобы вернуться в реальность.

Пэйн несколько раз пытался мысленно со мной поговорить, но у меня едва хватило сил уйти, и я не могла обсуждать с ним еще и наши отношения. После нашего последнего слияния он хорошо знал о глубине моих чувств, и я знала, что ему это не понравится. Из чувства самосохранения я мысленно повесила табличку «не беспокоить» и заблокировала от него свое сознание.

Потребовались добрые полчаса настойчивых убеждений, чтобы получить у Джейка имя и телефонный номер провидицы, но после того, как я сказала ему, что скорее пожертвую собственной душой, чем мать Пэйна потеряет свою, он уступил.

— Только помни, что услуги провидицы стоят непомерно дорого, — сообщил он, когда написал имя и номер телефона. — Она попросит у тебя что-то действительно дорогое. Я надеюсь, что ты готова потерять то, что имеет для тебя значение.

— Я теперь бессмертна, — сказала я, спрятав листок бумаги. — Я могу позволить себе потерять несколько лет своей жизни.

— Только потому, что провидица, которую использовал брат Варфоломей, потребовала семь лет его жизни, не гарантирует, что эта провидица попросит тебя о том же, — предупредил он, его глаза излучали беспокойство.

Я пожала ему руку и поцеловала в щеку.

— Спасибо за все, Джейк: и за имя, и за беспокойство. Но ты можешь расслабиться. Я не склонна к суициду и не настолько глупа. Я просто обменяю то, без чего могу обойтись.

Когда я уходила, он покачал головой.

— Все не так, как кажется, Сэм. Просто помни, что любая цена, которую она запросит, будет слишком высокой. Попытайся получить все до того, как она лишит тебя слишком многого.

Я снова поблагодарила его и пошла к углу, где находился телефон-автомат. Три минуты спустя я бежала к стоянке такси — мне удалось договориться о встрече с Келси Франклин, местной провидицей.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал