Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






О роли Великобритании в развязывании мировых войн ХХ века. Анализ жизни и политики исторически реальных обществ показывает, что ни первая, ни вторая мировые войны ХХ века были не нужны обществам всех государств —






 

Анализ жизни и политики исторически реальных обществ показывает, что ни первая, ни вторая мировые войны ХХ века были не нужны обществам всех государств — участников этих войн. Но именно многопартийная система Великобритании внесла наибольший вклад в развязывание обеих мировых войн ХХ века, свалив по их завершении всю ответственность за их разжигание исключительно на “недемократичную” Германию (в первую мировую войну Германия вступила как монархия, а во вторую мировую — как диктатура единственной партии).

С.Д.Сазонов, бывший министром иностранных дел Российской империи в 1914 г., в своих мемуарах свидетельствует о роли Великобритании в провоцировании Германии на развязывание первой мировой войны ХХ века.

С.Д.Сазонов цитирует донесение в Вену Сегени (посол Австро-Венгрии в Германии), отправленное в предвоенный период:

«У Германии “имеются верные указания, что Англия не примет в настоящее время участия в войне, которая разразилась бы из-за Балканского вопроса, даже в том случае, если бы она привела к столкновению с Россией или даже с Францией. И не потому, что отношения Англии к Германии улучшились настолько, чтобы Германии более не приходилось опасаться враждебности Англии, но оттого, что Англия ныне совершенно не желает войны и вовсе не расположена вытаскивать каштаны из огня для Сербии или, в конечном результате, для России. Таким образом, из вышесказанного вытекает, что для нас (Австро-Венгрии) общее политическое положение в настоящую минуту, как нельзя более благоприятно”» (С.Д.Сазонов. «Воспоминания», Москва, «Международные отношения», 1991 г.; репринтное воспроизведение парижского издания 1927 г., стр. 190).

При этом Берлин заверял Вену в том, что он поддержит её агрессию против Сербии, даже если придётся вести войну против России (союзница Сербии) и Франции (союзница России).

Далее С.Д.Сазонов пишет:

«...вряд ли возможно ещё предполагать, что г‑н Бетман-Гольвег <канцлер Германии> предвидел вступление Англии в борьбу с Германиею, после обнародования донесения английского посла в Берлине, сэра Эдуарда Гошена, в котором он делает отчёт, при каких обстоятельствах состоялось объявление войны Англиею Германии вслед за нарушением ею Бельгийского нейтралитета. Из этого, отныне знаменитого, донесения, видно с неоспоримой ясностью, что объявление войны Англиею было для германского канцлера страшной неожиданностью» (С.Д.Сазонов. «Воспоминания», Москва, «Международные отношения», 1991 г.; репринтное воспроизведение парижского издания 1927 г., стр. 221).

Это было действительно жестокой для Германии неожиданностью, поскольку нейтралитет Великобритании означал свободу морской торговли Германии, а вступление Великобритании в войну на стороне противников Германии, гарантировало почти полную экономическую изоляцию бедной сырьём Германии и тем самым срывало германский сценарий войны, как войны локальной, превращало войну в мировую, к чему Германия не была готова ни в экономическом, ни в военном отношении. Германский адмирал А. фон Тирпиц в своих «Воспоминаниях» проливает свет на причины этой «страшной неожиданности» для германского канцлера. Он пишет о событиях дня 29 июля (григорианского стиля) 1914 г. — за два дня до начала войны 1 августа — следующее:



«В этот день в Потсдам прибыл из Англии принц Генрих с посланием от короля Георга V, который сообщил, что Англия останется нейтральной в случае войны. Когда я выразил в этом сомнение, кайзер возразил: “Я имею слово короля и этого мне достаточно”» (А. фон Тирпиц. «Воспоминания». М., Военное издательство МО СССР, 1957 г., стр. 291).

Так мышеловка, в которую попали самодержавные монархии России и Германии, не нёсшие глобальной заботливости о благе всех, т.е. об общественных интересах, — была захлопнута, и они, позволив втянуть в войну обе империи, стали «таскать каштаны из огня» для закулисных заправил глобальной политики, опиравшихся на весьма циничную и вероломную многопартийную систему Великобритании, преследовавшей свои имперские глобально-колониальные интересы.

После описания реакции германского канцлера на вступление Великобритании в войну, С.Д.Сазонов продолжает:

«Поэтому позволительно думать, что своевременное предупреждение со стороны английского кабинета произвело бы в Германии отрезвляющее действие. Нельзя, очевидно, доказать, что не случившееся событие имело бы те или иные последствия. Но, в данном случае, имеется, однако сильная презумпция в пользу того взгляда, который без предварительного сговора, я настойчиво отстаивал в Петрограде и который г‑н Пуанкаре защищал в Париже». (Сазонов в Петербурге, а Пуанкаре — тогда президент Франции — в Париже: оба просили послов Великобритании в своих странах обратиться к правительству Великобритании, чтобы оно уведомило Германию о том, что Великобритания выступит союзницей Сербии, России, Франции в случае нападения Австро-Венгрии на Сербию при поддержке Германии и начала на континенте коалиционной войны).



Из «Воспоминаний» С.Д.Сазонова можно узнать, что действительно в 1914 г. реакция Лондона на германскую активность на Балканах была отличной от той, которую выказывал Лондон ранее по отношению к агрессивной активности Германии. В 1911 г. Германия пыталась потеснить Францию в Марокко. Эти события получили название “Агадирский эпизод”. О них сам же С.Д.Сазонов пишет:

«Беспристрастие заставляет меня признать, что решающим моментом в разрешении политического кризиса 1911 года было, однако твёрдое заявление английского правительства о своей солидарности с Францией <Под воздействием заявления Великобритании Германия в 1911 г. «вложила меч в ножны», признав за Францией особые права в Марокко, отказавшись от своих притязаний>. При этом я не могу не выразить убеждения, что если бы и в 1914 году сэр Эдуард Грэй <министр иностранных дел Великобритании в те годы>, как я о том настойчиво просил его, сделал своевременно столь же недвусмысленное заявление в смысле солидарности с Россиею и Франциею(текст выделен нами при цитировании), он этим спас бы человечество от того ужасного катаклизма, последствия которого подвергли величайшему риску само существование европейской цивилизации» (там же, стр. 45, 46).

Возвращаясь в другом месте к событиям предвоенного периода, С.Д.Сазонов пишет:

«Воздержание английского правительства от решительного выступления в эту, полную тревоги, минуту было тем более прискорбно и непонятно, что ни в России, ни во Франции никто не мог допустить сомнения, что Англия так же искренно прилагала все усилия, чтобы предупредить возникновение европейской войны. Этому служила порукой <репутация? — какие-то слова пропущены в рукописи или наборе цитируемого текста>, бывшего тогда у власти либерального кабинета г‑на Есквита, следовавшего, в этом отношении, преданиям своей партии и, в не меньшей степени, — нравственные качества министра иностранных дел Сэра <слово «сэр» С.Д.Сазонов везде пишет с заглавной, будто всякий британский «сэр» — Господь Бог или хотя бы собственный император: это — один из показателей того, насколько правящая “элита” Российской империи холопски пресмыкалась перед Британией> Эдуарда Грэя, не без основания всю жизнь слывшего убежденным пацифистом» (там же, стр. 221, 222).

Догадаться о том, что хозяева дрессированной английской “акулы” кровно заинтересованы в военном “коротком замыкании” и самоуничтожении в нём мощи России и Германии, и потому не сделают никаких заявлений, а все подписанные Великобританией договоры о союзе с Россией — простые уловки для вовлечения её в планируемую ими войну — выше возможностей чиновников царского правительства.

По существу же это всё — свидетельства современников о том, как через многопартийную систему Великобритании выразились не общественные, а некие корпоративные интересы, которые предполагали развязывание мировой войны как средства для достижения определённых целей глобальной политики — ниспровержение самодержавных монархий в России, Германии и Австро-Венгрии с целью подчинения себе их человеческих и природных ресурсов. Но для того, чтобы это увидеть, надо было собрать воедино свидетельства современников о разных, подчас казалось бы не связанных друг с другом фактах. Более обстоятельно о том, как и с какими целями была развязана первая мировая война ХХ века в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе «Разгерметизация».

Не прошло и четверти века, как история повторилась. Большинство историков признаёт, что без «Мюнхенского сговора» (29 сентября 1938 г. о расчленении Чехословакии) фашистская Германия не смогла бы состояться в качестве агрессора, начавшего вторую мировую войну ХХ века в её исторически свершившемся виде. «Мюнхенский сговор», как и его главные следствия, — это политический продукт многопартийной системы — прежде всего, системы Великобритании и отчасти Франции.

Поэтому, причины того, что исторически сложившиеся многопартийные системы всех государств современности не способны выразить в политике общественные интересы как некую «равнодействующую» или «баланс» частных и корпоративных интересов состоят в том, что в многопартийности выражается алгоритм «разделяй и властвуй» (или скажем иначе: почему «равнодействующая» партийной борьбы не равняется объективным общественным интересам в их развитии?). И в этом алгоритме наряду с партиями публичной политики действуют разнородные корпорации, избегающие публичности и организованные на более или мене мафиозных принципах иерархии вседозволенности, одна из которых обретает статус объективно доминирующей над всей системой многопартийности и проводит через неё в жизнь свои корпоративные частные интересы.

 

Рекомендуемая нами литература для самостоятельного изучения:

 

  1. «Основы Социологии», 4 тома, скачать из Интернета можно по этой
ссылке: https://dotu.ru/2010/04/10/20100410-bases-of-sociology_full/
   
  1. «Сравнительное Богословие», 7 томов, скачать из Интернета можно по
этим ссылкам: http://www.vodaspb.ru/index.php?dn=down&to=open&id=130
  http://www.vodaspb.ru/index.php?dn=down&to=open&id=131

 

 

Наши предшествующие материалы ― «Открытое Обращение Общественности», «Гражданская Позиция», «Политическое Обозрение», «Оценка Политических Тенденций» (части 1-ая и 2-ая) ― можно скачать (или просто посмотреть) на сайте http://duralex58.ru/. Кроме того, на нашем сайте есть все необходимые ссылки («ключи» для разумения), которые помогают правильно сориентироваться в современной информационной среде.

 

Данные материалы публикуются в соответствии с:

‒ Практическими рекомендациями Государственной Думы первого созыва от 28 ноября 1995 года (см. «Думский Вестник» № 1 (16) – 1996 г. – стр.126-137 https://fct-altai.ru/c/dokumenty/materialy-parlamentskikh-slushaniy-po-kob );

‒ Концепцией общественной безопасности в Российской Федерации (утверждена Президентом РФ 20 ноября 2013 г. http://kremlin.ru/acts/news/19653 );

‒ Стратегией национальной безопасности России (утверждена Указом Президента № 683 от 31 декабря 2015 г. http://kremlin.ru/acts/news/51129 ).

 

На обложке буклета помещена картина «Немезида». Художник - Альфред Ретель (Rethel, 1816—1859) — немецкий исторический живописец.

В обязанности богини входило наказание за преступления, наблюдение за честным и равным распределением благ среди смертных. Слово «Немезида» происходит от греческого nemo, означающего «справедливо негодую». Немезиду также называли Адрастеей — «неотвратимой».

Также надо понимать, что хотя образ Немезиды сложился в культуре многобожия, однако объективной предпосылкой к его возникновению является небезучастность Бога — Творца и Вседержителя — к происходящему на Земле, т.е. порождённый культурой аллегорический образ Немезиды — это символ того неподкупного и беспристрастного всё ведающего Суда, о неизбежности предстать перед которым предупреждал М.Ю.Лермонтов не внемлющих ничему наперсников разврата. И единственное, что может спасти от её воздаяния, — искреннее раскаяние, пока ещё не вышли контрольные сроки, при условии, что оно влечёт за собой нравственно-этическое преображение личности, что выражается в последующей жизни бывшего негодяя, как непреклонная добродетельность. Для того нам и дана свобода выбора.

 

 

«В мире нет ничего более могущественного, чем Идея, время которой пришло!»

 

или иначе:

 

«Никакая армия не сравнится с силой Идеи, время которой пришло!»

 

Виктóр Гюго

 

 
 

 


«Положение обязывает к должному. А если положение не обязывает к тому, что должно, то оно же и убивает (сначала морально, а потом и физически). Обязываешь себя – обретаешь свободу.»



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал