Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 12. Старший лейтенант Михаил Угрюмов работал в МУРе уже более полугода






 

Старший лейтенант Михаил Угрюмов работал в МУРе уже более полугода. Как только был создан новый отдел по борьбе с организованной преступностью и через своих знакомых Михаил узнал о его


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 459


существовании, он тут же поехал в Управление кадров ГУВД и стал проситься на работу в этот отдел. Кадровик поинтересовался причиной такого желания. Михаил откровенно сказал, что настоящей работы в районном отделении он не видит, что руководство отделения с большим энтузиазмом ловит мелких хулиганов и пьяниц и совершенно не замечает ростки организованной преступности в районе. В качестве примера Михаил привел расследование убийства Шила, а также его старшего брата Гвоздя и Лобзика. Практически все дела были спущены на тормозах и перешли в разряд вечных «висяков». Более того, Михаил заметил: как только он начинал разрабатывать какую-либо версию, связанную с группировкой Михея, тут же руководство отделения направляло его на другую, якобы более срочную работу, которая требовала полной занятости.

 

Михаил не имел точных доказательств, что между руководством отделения милиции и группиров­ кой Михея существует какая-то связь, но то, что милиция по крайней мере не препятствует деятельно­ сти группировки, он понял сразу. Об этом ему не раз намекал его бывший начальник капитан Веселов, который неожиданно перешел работать во вневедомственную охрану МВД. Свой переход капитан позже, сидя в одном из пивных залов, объяснил тем, что никакой настоящей работы в этом отделении милиции он тоже не видит. Лучше отдыхать во вневедомственной охране. Там хоть спокойнее…

 

Тогда, на четвертом году перестройки, для многих непосвященных стало сенсацией, что в стране существует организованная преступность. Конечно, профессионалы – сыщики и криминалисты – зна­ ли, что организованная преступность была всегда, начиная с 17-го года. Просто об этом никогда вслух не говорили, поскольку была установка ЦК КПСС подчеркивать, что преступность у нас постоянно снижается, что она – временное явление. И вот создается шестой отдел по борьбе с организованной преступностью в МУРе и аналогичный отдел в КГБ.

 

Возглавлял шестой отдел МУРа подполковник Вадим Борисович Ушаков – профессионал высокого уровня в сыскном деле, проработавший более десяти лет в системе ГУВД.

 

Ушаков сразу понравился Михаилу своей бескомпромиссностью в борьбе с бандитскими формиро­ ваниями и надежной защитой своих сотрудников в тех случаях, когда милиционеры, в силу опреде­ ленных обстоятельств, превышали свои полномочия.



 

Как-то подполковник Ушаков вызвал к себе Михаила и сообщил, что их коллеги из ОБХСС проверяют один кооператив и наткнулись на лиц с сомнительной репутацией. Подполковник спросил, не знает ли Михаил этих людей, и показал ему фотографии Михеева, Виталика, Синицына и еще двоих членов


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 460


группировки Михея.

– Конечно, я их знаю, – сказал Михаил. – Когда еще работал в районном отделении в Солнцеве, частенько с ними встречался. Это стопроцентные бандиты! А что они делают там, в кооперативе?

– Да пока еще ничего. Просто числятся – кто охранником, кто снабженцем, кто завхозом, кто тело­ хранителем вот этого господина, – и Ушаков показал Угрюмову фотографию Розенфельда. – У нас создается впечатление, что они «крыша» для этого кооператива. Наши коллеги, чекисты, заинтересо­ вались, не являются ли они, кроме этого, его компаньонами по контрабанде товаров, чем активно занимается Розенфельд. Как думаешь?

 

– Я не настолько хорошо их знаю, чтобы сказать точно, – подумав, ответил Угрюмов, – но эти люди за большие деньги могут пойти на все.

 

– Ты, Михаил, вот что, – сказал Ушаков, – спустись этажом ниже, зайди в комнату ОБХСС и ознакомь­ ся с материалами по деятельности кооператива «Рондо». Сейчас в «Рондо» идет проверка по линии ОБХСС, но они специально показывают, что в кооперативе все в порядке, чтобы Розенфельд не начал заметать следы. Через три-четыре дня мы будем осуществлять мероприятие по его задержанию. Поэто­ му основательно подготовься, почитай материалы в ОБХСС. Договоренность с их руководством уже есть.



 

– Слушаюсь, товарищ подполковник! Разрешите идти?

Ушаков удивленно посмотрел на него:

– Угрюмов! У меня иногда создается впечатление, что ты пришел к нам не из сыскной конторы районного отделения милиции, а из батальона внутренних войск.

 

– Все по уставу, товарищ подполковник, – улыбнулся Михаил.

Просидев в ОБХСС над материалами по кооперативу «Рондо» два дня, Михаил разобрался в деятель­ ности кооператива. Розенфельд и его заместители, кроме простого хищения денег, осуществляли так­ же контрабанду товаров – незаконный вывоз под видом изделий алюминиевого сырья. По линии чекистов четко прослеживалась связь между председателем кооператива Розенфельдом и председате­ лем внешнеторгового объединения системы Министерства внешней торговли Смирницким, который, предположительно, за взятку устроил лицензию Розенфельду на ведение внешнеторговых операций. Более того, чекистам стало известно, что Смирницкий стал совладельцем «Рондо», то есть находится в равной доле с Розенфельдом. Что же касается роли группировки Михеева в работе этого кооператива,


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 461


то, кроме трех так называемых бытовых стрелок, которые та проводила с различными группировками, отбивая их «наезды» на кооператив, ни в чем другом солнцевские замечены не были. Правда, вырисо­ вывался любопытный факт: три представителя группировки Михеева имели новенькие «БМВ», кото­ рые им купил немецкий партнер Розенфельда – на свои деньги – в Германии и пригнал сюда. Причем, по информации сотрудников кооператива «Рондо», еще одну машину нагло выбил для себя ореховский авторитет Сильвестр.

 

Через два дня в здании ГУВД прошло оперативное совещание, посвященное операции «Музыкант». В нем участвовали и представители КГБ. Ничего удивительного в их появлении на совещании не было, поскольку в сферу интересов КГБ попадали все кооперативы, занимающиеся внешнеэкономической деятельностью. В их числе был, разумеется, и кооператив «Рондо». Михаил сидел на совещании и внимательно слушал докладчиков. Его удивило название операции.

– Почему «Музыкант»? – тихо спросил он у подполковника Ушакова.

– Да этот еврей вроде бы раньше музыкантом был. Гнесинское училище закончил, играл на чем-то. Вот мы и назвали эту операцию в его честь, – подмигнул Ушаков.

 

Тем временем на совещании был оглашен план операции. На следующий день было решено остано­ вить машину председателя кооператива «Рондо» и арестовать его, после чего предполагалось допро­ сить Розенфельда в жестком варианте, рассчитывая на его показания против Смирницкого и группи­ ровки Михеева.

 

Руководил совещанием заместитель начальника Московского ГУВД. Неожиданно подполковник Ушаков стал настаивать на одновременном задержании Розенфельда и группировки Михеева, обосно­ вывая это тем, что группировка после ареста коммерсанта может уйти в подполье. Чекисты возражали:

 

– Нет, этого делать ни в коем случае нельзя – группировку Михеева трогать не надо. Вся суть нашей операции заключается в том, что мы – вернее, вы – напрягаете Розенфельда по статьям УК за хищение

и контрабанду, гарантируете ему длительный срок, играя на его трусости, – а нам точно известно, что он жуткий трус и будет спасать свою шкуру во что бы то ни стало, – и он их сдаст. Пускай, по легенде, будет так, что не мы осуществляем оперативную разработку группировки Михеева, а Розенфельд их сдал. Вот в чем суть! А после этого мы возьмем голубчиков голыми руками, тепленьких! Все они находятся под нашим наружным наблюдением. И, как видите, ведут себя достаточно благопристойно. Никаких признаков, что они заметили слежку, нет. Да, – продолжил полковник из КГБ, – сегодня мы


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 462


заканчиваем оперативное дело по кооперативу «Рондо», и сегодня же заканчивается официальная проверка ОБХСС. Все материалы этой проверки будут направлены прокурору для получения санкции на возбуждение уголовного дела. Пока против Розенфельда, – уточнил он. – Поэтому я попрошу, чтобы вы, товарищ капитан, – он обратился к капитану Левицкому из Следственного управления ГУВД, – как будущий следователь по этому делу, отнеслись к нему достаточно серьезно и не испортили нашу работу, которую мы проводили в течение нескольких месяцев.

 

– Разрешите? – встал капитан Левицкий. – Товарищ полковник, а почему вы считаете, будто я могу испортить вашу работу? Вы что, мне не доверяете?

 

– Что ты, капитан, не обижайся! Мы доверяем тебе полностью. Но господин Розенфельд – очень хитрый жук, он может вас просто обвести вокруг пальца. Поэтому большая просьба – вы с ним особо не расслабляйтесь и на душевные беседы не идите. Теперь о завтрашнем расписании Розенфельда. На основании прослушивания, которое мы ведем последнее время, стало известно, что у него в планах посещение одного коммерческого банка и деловая встреча. Так что, думаю, с одиннадцати часов его «Мерседес» будет мелькать в определенных районах столицы.

 

– Где будем брать? – спросил у полковника замначальника ГУВД.

– Это как получится. Надо подключить сотрудников ГАИ.

– Да, конечно, с ГАИ мы свяжемся!

– Ну и на ваших ребят мы рассчитываем.

– Отлично! – сказал заместитель начальника ГУВД. – Тогда пусть задерживают его сыскари из вашего отдела, – он обратился к Ушакову, – а через гаишников «курируют» сотрудники КГБ, – он посмотрел на чекиста, тот кивнул, – а все официальное дело будет вести наше Следственное управление ГУВД, в частности, вы, капитан Левицкий. С начальником Следственного управления договоренность есть. Да, еще, – добавил он. – Завтра, я думаю, эффективнее всего Музыканта задержать после визита в банк: не исключается, что он заберет «черный нал» – неоприходованные деньги. Поэтому я попрошу, Вадим Борисович, – он посмотрел на Ушакова, – пусть ваши люди внимательно обыщут его машину. Там может быть спрятана большая сумма денег. Это будет еще одной уликой против Розенфельда.

 

Сразу после совещания Ушаков вызвал к себе Угрюмова.

– Слушай, старший лейтенант, – сказал он, – в задержании будешь участвовать ты. Возьмешь троих оперативников – я тебе утром их выделю – и с «наружкой» КГБ покатаешься первую половину дня по


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 463


городу за машиной Розенфельда. Вся связь – по милицейской рации. Но будьте осторожны и переда­ вайте короткие сообщения. И очень внимательно проведите досмотр машины. Полковник правильно сказал – там могут быть деньги. Ну а дальше – по стандартной схеме – доставьте его в отделение милиции, допросите влегкую… Особенно пока его не бейте, не надо. Посмотрите на психическое состояние, как он будет себя вести. И еще – вместе с ним в машине постоянно ездят два человека, – подполковник открыл папку и достал из нее четыре снимка, на них были изображены водитель Розенфельда и Синицын. Снимки были сделаны с видеопленки наружного наблюдения, поэтому изоб­ ражение не очень четкое, но Угрюмов сразу узнал Алексея.

– Это же Алексей Синицын по кличке Синица, в прошлом каратист!

– Значит, один телохранитель у нас есть. Он из группировки Михеева, как я понял?

– Так точно.

– А это кто?

– Этого я не знаю. По крайней мере, в группировке Михеева его не было.

– Ничего, позже с ним познакомимся. Вот эти два человека с ним. Будь осторожен. Как думаешь, они способны на вооруженное сопротивление?

 

– Вряд ли. Синицын точно ствола не имеет. Хотя по одному эпизоду – убийство вожака местной шпаны – он проходил в потенциальных исполнителях.

 

– А как был убит твой вожак?

– Ножом, вернее, пикой – удар в сердце.

– Так… – думая о чем-то, кивнул Ушаков. – Ладно, действуй. Удачи тебе!

На следующий день, около десяти утра, от здания Петровки отъ-ехала серая «Волга». Впереди сидел Угрюмов, сзади – три оперативника, которых выделил ему Ушаков. Через несколько минут они оста­ новились недалеко от офиса кооператива «Рондо». Машина Розенфельда уже стояла у подъезда.

– Так, объект на месте, – сказал Михаил. Он включил рацию. Послышалось шипение, раздался голос:

– Ну что, подъехали? Наш объект уже на месте.

– Привет смежникам, объект мы засекли раньше вас, – отозвался Михаил. – Я не вижу, где вы нахо­ дитесь.

 

– Фирма веников не вяжет, – донеслось из рации. – Работаем четко и профессионально. А где нахо­ димся – не скажем. Шутка! Стоим сзади вас. Прием.


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 464


Угрюмов обернулся и увидел черную «Волгу». Кто-то помахал ему через лобовое стекло.

– Вижу вас, – сказал он. – Будем ждать клиента.

– Только не засните!

Минут через двадцать Угрюмов велел водителю «Волги»:

– Коля, выйди, покопайся в моторе.

– Да они нас не увидят – мы же далеко от подъезда…

– На всякий случай сделай это.

Николай вышел из машины, открыл капот и склонился над двигателем.

Вскоре дверь подъезда открылась, вышли два здоровых парня. Алексея Синицына Михаил сразу узнал. За ними появился невысокий толстенький человек с вьющимися волосами, с бородой, в корот­ кой рыжей дубленке. Это определенно был Григорий Розенфельд. В руках он держал портфель. Все трое загрузились в голубой «Мерседес», машина медленно начала отъезжать от тротуара.

 

– А мальчуган, оказывается, у нас еще и кучерявый! – улыбнулся Угрюмов. – Побреют твои кудри в изоляторе временного содержания. Коля, залезай, поехали!

 

Он автоматически оглянулся назад, но машины чекистов там давно не было.

– Вот молодцы ребята, профессионалы! – отметил Угрюмов.

– Контора! – отозвался с заднего сиденья один из оперативников.

– Коля, давай плавненько за ним! Держи расстояние, особо не приближайся. Ведем его до банка, после банка будем брать.

 

– Сделаем! – отозвался водитель.

Через несколько минут они были на улице Кирова, где в здании Московской сырьевой биржи, возглавляемой в тот период Константином Боровым, находился один из коммерческих банков, в кото­ ром хранил свои деньги кооператив «Рондо». Господину Розенфельду понадобилось около тридцати минут, чтобы осуществить какую-то операцию с деньгами, наконец он вышел. Синицын и водитель ждали у входа. Все сели в машину и медленно поехали в сторону площади Дзержинского.

– Ну что, начинаем работать? Прием! – запросил Михаил чекистов. – Как меня слышите?

– Операцию «Музыкант» начинаем. Получены данные, что Музыкант направляется в сторону Три­ умфальной арки. На Кутузовском перед «Украиной» будет стоять гаишник. Запроси его по рации, чтобы он задержал машину. Мы вас подстраховываем. Поезжайте за ними.


 

Карышев В. М.: Криминальная история России. 1989—1993. Люберецкие. Парни из Солнцева / 465


– Вас понял, – коротко отозвался Угрюмов и тут же, настроив рацию на милицейскую волну, дал сообщение: «Внимание, всем постам ГАИ, находящимся в районе гостиницы „Украина“! Прием!»

 

– Слушаю вас, на связи инспектор 4-й роты ГАИ лейтенант Михеев, – услышал Угрюмов позывные. Все засмеялись.

 

– Надо же! Может, он нашему Михею родственник?

– Лейтенант Михеев, говорит старший лейтенант Угрюмов, Московский уголовный розыск.

– Да, товарищ старший лейтенант, слушаю!

– Сейчас проедет «Мерседес» с номерами… – и Угрюмов продиктовал номера машины Розенфельда. – Задержи его за превышение скорости, а мы чуть позже подъедем.

 

– Вас понял, сейчас сделаем! – отозвался лейтенант Михеев.

Угрюмов посмотрел в бинокль и увидел, как на противоположном конце Калининского моста на проезжую часть вышел гаишник, одетый в черную дубленку – стандартную форму доблестной Москов­ ской ГАИ, – и показал жезлом голубому «Мерседесу» остановиться у обочины.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал