:






SIT MIHI CRUX 17






– Ах. Быть не может.

– Я прибыл в Силезию, – Урбан Горн проигнорировал иронию, – для личной мести. Тебе интересно, о ком речь? Скажу: о Конраде, епископе Вроцлава. азве это не странное стечение обстоятельств? Ведь и ты, Гжегож, с епископом на ножах. Как говорит пословица? Враг моего врага…

– Горн, – инквизитор нацелил в него кость из утиного бедра. – Давай договоримся. Мои распри с епископом – это мое личное дело. Но епископ – это наивысшая церковная инстанция в Силезии, опора стабильности и гарант порядка. Удар, направленный в епископа, – это удар по порядку, ты меня в это не втянешь. Даже не пробуй. Мне известно, что ты лично имеешь к епископу. Я исследовал, представь себе, дело свидницких бегинок, знаю документы процесса и доклад о казни твоей матери. Сочувствовать тебе я могу, но соучаствовать не буду. Тем более, что я не до конца уверен в твоих мотивах. Ты убеждаешь меня, что тобой руководят личные побуждения, что дело в личных счетах, что именно с этой целью ты прибыл в Силезию с наемниками. А для меня ты был, есть и останешься гуситским шпионом, работаешь в пользу наших врагов. Ты приехал не для идеи улучшения мира? Не ради Гуса, не против ошибок, перегибов и коррупции има? Не по глубокому убеждению о необходимости реформы in capite et in membris ? Это приватное дело, личная месть? Для меня нет никакой разницы. Так как нет разницы для голодающих нищих, которых я видел в пути, сидящих на руинах и пепелищах сел. Это ты спалил эти села, Урбан Горн, ты обрек этих людей на нужду и голодную смерть.



– Идет война, – гордо ответил Горн. – А война, прости за банальность, вещь жестокая. Не играй на моих чувствах, Гжегож. Я тоже мог бы показать тебе сожженные селения под Находом и Броумовом, тамошних искалеченных людей, пепелища и могилы убитых, которыми обозначены пути католических крестовых походов!

– Я простил одну банальность – о войне. Не засыпай меня следующими.

– Взаимно.

Какоето время они молчали. Наконец Горн швырнул собаке остатки утки, схватил бокал и залпом выпил его.

– Оставим, – он со стуком поставил бокал, – на минуту епископа и благо Церкви. А что ты скажешь о Грелленорте? Моей целью был не вроцлавский епископ, я отдаю себе отчет, что это чуть высоковато для меня, куда мне с мотыгой на солнце. Целью моего нападения должен был быть овеянный тайной замок Сенсенберг, убежище Грелленорта. Место, в котором это епископское исчадие хулит Бога, занимается черной магией и некромантией, где он варит отравы, яды и одурманивающие декокты, куда призывает чертей и демонов. Откуда высылает своих Всадников на террористические акты, приказывая убивать мирных жителей. азъясни мне, инквизитор, как это так? Можно ли нападение на такое место расценивать как агрессию против Церкви? А может, правду говорят, что для има цель оправдывает средства, что для борьбы со свободной мыслью, ересью и реформаторскими движениями можно припрячь и использовать всё, в том числе и черную магию?



Теперь пришла очередь Гжегожа Гейнче долго помолчать. Парсифаль, хоть и понимал с пятого на десятое, впился взглядом в его лицо. Он видел, как желваки инквизитора заиграли, как заблестели глаза, а рот приготовился ответить.

– Я знаю, где находится замок Сенсенберг, – опередил его Урбан Горн. – И как туда попасть.

– Черные Всадники, – отозвался де Кассель, – убили Альбрехта Барта из Карчина, он был моим другом. Что касается меня, то я готов…

– Не впутывайся в это, Эгберт, – резко оборвал его инквизитор. – Пожалуйста.

Хозяин Копаньца кашлянул, нервно потер ладони. Гжегож Гейнче молча кивнул, давая знак, чтобы Горн продолжал говорить.

– Второго такого случая, – сказал Горн, – больше не будет.

Гейнче молчал, приложив ладони ко лбу, так, чтобы скрыть глаза.

– Грелленорта, – продолжал дальше гуситский шпион, – в Сенсенберге нет. С большинством своих головорезов он поехал на лужицкое пограничье, охотиться на нашего общего знакомого, медика ейнмара из Белявы. Потому что он узнал, что ейневан…

Инквизитор отвел ладонь от своего лба. Горн замолчал под его взглядом.

– Да, – откашлялся он. – Признаю. Это благодаря мне Грелленорт проведал о ейневане. Это я сделал так…

– Мы уже знаем, – перебил Гейнче, – что ты сделал.

– ейневан выпутается… Он всегда выпутывается…

– Ближе к делу, Горн.

– В Сенсенберге осталось всего несколько Всадников. Объединенными силами мы справимся с ними вмиг. И спалим это змеиное гнездо, очаг зла. Лишим Грелленорта его логова, центра террора, чернокнижной базы, источника гашш’иша и других наркотиков. Посеем сомнения и страх среди его Всадников. Ускорим его крах.

– Ха! – Эгберт де Кассель потер ладони, посмотрел на инквизитора, промолчал.

– Недавно, – медленно начал Гжегож Гейнче, – я встретился с точкой зрения, что терроризм является злом и ведет в никуда. Это не подлежит сомнению. Существует, однако, одна вещь, хуже терроризма: методы борьбы и с ним.

Долго царила тишина.

– Что ж, – заговорил наконец инквизитор. – Ad majorem Dei gloriam , цель оправдывает средства… Так что вперед на Сенсенберг. Viribus unitis [222]… Стой, стой, спокойнее, куда ты, Горн? Я не закончил мысль. Мы заключаем перемирие, будем действовать сообща. Но при определенных условиях.

– Слушаю.

– Не желая назвать наше перемирие хрупким, назову его временным. Ты еще не свободен, я хочу после Сенсенберга с тобой поговорить. Обменяться информацией. И установить объем… взаимных услуг… В будущем.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты хорошо знаешь, что. Ты что-то дашь, я что-то дам. Чтобы нам лучше и уютнее говорилось, я обособлю тебя. Не в тюрьме. В монастыре.

– Коль так, – улыбнулся Урбан Горн, – то, пожалуйста, в женском. Например, в том, в котором ты держишь невесту ейневана.

– О чем ты, черт возьми, говоришь? – вскипел Гейнче. – Какая невеста? Уже который раз доходят до меня эти бредни. Я должен… Святая Курия должна была похищать и прятать панну? Это какой-то абсурд!

– Ты утверждаешь, что это не Инквизиция содержит в заключении Ютту Апольдовну?

– Именно так я утверждаю. Хватит этих бредней, Горн. Перед нами sanctum et gloriosum opus .[223]Сенсенберг и Черные Всадники.

– Мы справимся, потому что мы вместе. – Эгберт де Кассель встал, ударил кулаком по столу. – А вместе мы сила! В путь, с Богом! Если Бог с нами, кто против нас?

Si Deus pro nobis, – поддержал Гейнче, – quis contra nos? [224]

– Když jest Bůh z námi, – закончил с улыбкой Горн, – i kdo proti nm?

 

Они поехали, не теряя времени, вскачь, сорок пять коней, копанецкий отряд, кнехты инквизитора, наемники Горна. Ехали в направлении Качавских гор; дорогу Парсифаль подробно не запомнил, будучи в состоянии перманентного и близкого к дрожи возбуждения. Через какое-то время они оставили за спиной последние деревушки, последний след человеческого обитания, оказались среди дикой пустоши, в Силезии, которой Парсифаль не знал. Уверенный в полном триумфе цивилизации, он с изумлением смотрел на древний дремучий лес, которого не касался топор. На каменистые, бесплодные, изрезанные ярами пустыри, на которые, наверное, годами не ступала нога человека.

А потом они увидели. Крутой, осыпающийся обрыв. Вершину, которая поднималась за ним. А на вершине – руины замка, оскалившуюся крепостными зубьями миниатюру рыцарского замка со Святой Земли.

К замку вел извилистый овраг. При входе в него их встретила картина того, что осталось от предшественников. Воинственное лицо Эгберта де Кассель стало бледным, побледнели закаленные в боях армигеры. Кнехты осеняли себя крестным знамением, некоторые начинали громко молиться. Парсифаль зажмурил глаза. Несмотря на это, он видел. Зрелище врезалось в память.

Вход к яру почти полностью был загроможден большой грудой костей. Вовсе не беспорядочной. Кто-то потрудился, чтобы из черепов, костей таза, бедренных и сплетенных с ребрами голенных костей выложить приветственную декорацию, что-то наподобие триумфальной арки. Тошнотворный смрад доказывал, что конструкция находилась в постоянном развитии, что-то было в нее добавлено совсем недавно.

Кони не хотели идти, начали храпеть, метаться и бить копытами. Не было выхода, пришлось их оставить. Спешенный отряд двинулся оврагом. Возле спутанных лошадей господин де Кассель приказал нести дозор четырем кнехтам. Под командованием армигера. И Парсифаля фон ахенау.

Таким образом, Парсифаль фон ахенау, формально будучи полноправным участником взятия Сенсенберга, самого взятия не видел вообще. В частности, он не видел ужасной смерти трех кнехтов, которых в воротах замка обрызгала огнем магическая ловушка. Не видел, как наемники Горна в тяжелой битве уничтожили во дворе четырех Черных Всадников. Как на кнехтов инквизитора, которые вторглись в алхимическую лабораторию, напал уродливый карлик, гном или какое-то иное исчадие ада, швыряя в них бутылями с едкой кислотой. Как чудовище, которого в ответ забросали факелами, само сгорело живьем.

Парсифаль не видел последний бой, который провели де Кассель и копанецкие армигеры с пятью последними Всадниками, окруженными в рыцарском зале. Не видел, как их в конце концов посекли, просто порубили на куски. Не видел, как их кровь брызгала на стены и фрески на стенах. На Иисуса, который во второй раз падал под крестом, на Моисея с каменными скрижалями, на оланда в битве с сарацинами, на въезжающего в Иерусалим Готфрида Бульонского. И на Персиваля, стоящего на коленях перед Граалем.

Был вечер, когда отряд возвратился. Инквизитор Гейнче. Урбан Горн с забинтованной рукой. аненный в голову Эгберт де Кассель из Копаньца. И еще двадцать четыре человека. Из тридцати шести, которые с ними отправились.

Они уехали молча, сосредоточенные. Без лишних разговоров, без обычного в таких случаях хвастовства своими подвигами и победами. С чувством хорошо исполненного долга. Sanctum et gloriosum opus [225]– вот, что они сделали.

А на фоне усыпанного звездами неба глыба руины замка Сенсенберга пылали, как факел, извергая огонь из всех своих окон.

 

– Ночью мне снился пожар, – сказал ейневан, забрасывая седло на коня. – Большой огонь. Интересно, что может значить такой сон. Может, перед выездом проведаем мастера Зброслава? Может, это был вещий сон? Может, означает, что надо спешить, как на пожар?

– Дай Бог, чтоб это было не так. – икса подтянула подпругу. – Обойдемся без таких прорицаний, без огня и без пожаров. Тем более, что день намечается жаркий.

 

Глава четырнадцатая,

 

в которой кровоточат облатки и встречаются друзья. А на город Болеславец опускается ночь. И, как у Вергилия, сон овладел всем живым.

День девятого июня Anno Domini 1429 встретил теплом с самого рассвета, а уже около трех часов дня наступила жара, зной просто парализующий. Жители Гельнау, села, расположенного у самого устья Ниского разлома, которые всегда, ежедневно внимательно посматривали на возвышающуюся на юге гору Варнкоппе, девятого июня залегли в тени, блаженно разомлевшие и ко всему безразличные.

Из отупения их вырвал крик. Крик, полный ужаса.

– Сигнал! Сигнааал!

Кричал хлебопашец с самого дальнего поля. Кричал, показывая на гору Варнкоппе, с вершины которой поднимался и бил в небо вертикальный столп черного дыма.

 

В Емлице, городке, расположившемся на юг от Житавы, пробощ прихода святого Кириака топал через неф церквушки, вытирая рукавом сутаны вспотевшее лицо. Он вспотел, покрикивая и понося работников, которые ремонтировали хозяйственный дом плебании, а сейчас спешил в ризницу, чтобы передохнуть в прохладе ее стен. Весьма, ой, весьма часто он забывал по пути остановиться, стать на колени и перекреститься перед алтарем, а если и делал это, то машинально и бездумно. Однако прошлой ночью пробощ видел сон, плохой сон, после которого священник поклялся себе не допускать больше такой халатности.

Он остановился, встал на колени. И начал кричать. Голосом настолько страшным, что услышали и прибежали работники из плебании.

Алтарь был залит кровью. Кровью, которая вытекала из tabernakulum .[226]

 

На житавском тракте застучали копыта, возле телеги промелькнул конный гонец, оставляя за собой большое облако пыли. Однако дровосек Гунсрук успел на долю секунды увидеть обезображенное ужасом лицо всадника. Он сразу понял, в чем дело.

– Йорг! – закричал он сыну. – Бегом через лес домой! Пусть мать пакует вещи. Бежим! Чехи идут!

 

Били тревогу колокола церквей Святого Креста, а также Петра и Павла. Топали сапоги, звенело железо, кричали сотники. Город готовился к обороне.

– Впереди идет патруль, – доложил прибывший с дозора рыцарь Анзельм фон едерн. – За ним идет конный отряд, более трехсот коней. За конными тянется целая мощь – около шестисеми тысяч с более чем двумя сотнями возов. Осадных машин нет.

– Значит, на город не ударят, – вздохнул Лутпольд Ухтериц, староста Житавы. – Згожелец за своими стенами тоже, кажется мне, может спать спокойно. Но что достанется городкам, пригородам и селам, это уж достанется. Некоторым уже по второму разу.

– В Острице, – заломил руки Венантиус Пак, аббат францискацев, – только начали стропила гонтом крыть… Монастырь цистерцианок всё еще в руинах… Бернштадт еще из пепла не поднялся…

– И мы им это позволим? – запальчиво закричал молодой Каспар Герсдорф. – Не выйдем из-за стен? Не выйдем в поле?

Ульрик фон Биберштейн, хозяин Фридлянда и Жаров, лишь пренебрежительно фыркнул. Староста Ухтериц посмотрел юноше в глаза.

– Их семь тысяч, – сказал он холодно. – С чем ты хочешь в поле парень?

– С именем Бога на устах! Да, Господи, я со своими иду!

– Не задерживаю.

– Если позволите, оставлю Житаву и я. Со своими людьми.

Лутпольд Ухтериц обернулся. И проглотил слюну.

Биркарт Грелленорт, посланник вроцлавского епископа. Высокий, худой, черноволосый и одетый в черное. Птичьи глаза, злая улыбка. И взгляд дьявола.

– Идите, – махнул он, разрешая. – Идите, господин, Грелленорт.

«Лишь бы подальше, – добавил он мысленно. – И не возвращайтесь. Ни ты, ни кто-нибудь из твоих чертовых всадников».

 

ейневан чувствовал магию. Он умел ее чувствовать. Не утратил, как оказалось, этого полезного умения.

Высокую дорогу они оставили вскоре после выезда из Легницы, их вынудила к этому внезапная и чрезвычайная активность разъездов и патрулей, задерживающих всех для контроля и досаждающих всеми возможными способами. Вести с Лужиц привели к тому, что психоз гуситских шпионов, чародеек и еврейских диверсантов передался в Легнице всем, овладел всеми умами. При выезде из города они потратили уйму времени, Хойновские ворота полностью были в пробке. Правда, контролю и проверке подвергались только желающие въехать в город, но и выезжающих осматривали весьма подозрительно.

 

* * *

 

Дороги кишели вооруженными. Сразу за Легницей, как только они въехали на Via Regia , тракт, ведущий через всю Европу, тут же нарвались на конный отряд, контролирующий подорожных. Неприятностей они избежали, благодаря скандалу, который закатил возвращающийся домой киевский купец, разозленный тем, что кнехты распотрошили ему возы, и совершенно не понимают, что он им говорит. Около четверти мили отделяло их от таможенной палаты в Эйбемюле, икса подозревала, что там будет еще один контрольный пункт; вероятно, что пост и блокада были также возле таможенной палаты в Томашове. Таким образом, хоть Via Regia и давала возможность путешествовать быстро и удобно, разумнее было бросить трансевропейский тракт и ехать лесами.

Ночь застала их поблизости Хойнова, который после прошлогоднего рейда всё еще оставался руиной и пепелищем. Приглядевшись утром к пожарищам города, ейневан засомневался, сможет ли он когда-нибудь подняться из руин.

Они попрежнему держались полевых дорог, тропинок и ухабистых лесных просек, направляясь на запад. Поглядывая сверху вниз, они миновали расположенную в долине деревушку над поворотом извилистой речки. И тут ейневан почувствовал магию.

Он чувствовал ее, чуял нюхом в лесном запахе мха и живицы, слышал в нервном покрикивании соек и сорок, в шуме листвы и скрипе стволов. Внезапно нарастающая волна беспокойства заставила его остановить иксу, сильно схватив за трензель ее коня. Прежде, чем она успела о чем-либо спросить, началось.

Adsumus! Adsuuumus!

Из-за поросшего ежевикой хребта слева выскочили и бросились на них по склону десять Черных Всадников.

Они развернули коней и головокружительным галопом помчались вниз, к реке. Когда они ее форсировали в брызгах грязи, с правого фланга их окружили еще пять Всадников. ейневан уже успел, хоть и на ходу, накрутить барабан своего охотничьего самострела, подбросил ложе к щеке и нажал на спуск. Помня старую науку и собственный опыт, он целился не в человека, а в коня. Получивший болтом вороной жеребец встал на дыбы и понес, сбросив на землю не только собственного Всадника, но и двух соседних, остальные пришли в замешательство, которое позволило ейневану с иксой прорваться. И сейчас они гнали, вонзая коням шпоры в бок, котловиной вниз, на равнину, туда, где белела полоска Высокой дороги. из-под копыт летел вырванный дерн. А погоня наступала им на пятки.



mylektsii.su - - 2015-2022 . (0.035 .)