:






SIT MIHI CRUX 18






Adsumus! Adsumus!

С яра справа, совсем близко, выскочили еще пять Всадников, на пяти конях. Они были так близко, что в одном из них ейневан узнал девушку. «Я ее знаю, уже видел», – подумал он. И согнулся в седле, как раз вовремя, потому что брошенное копье скользнуло ему по плечу.

– Adsuuuumuuus!

С топотом копыт они выскочили на Via Regia , разогнались в сумасшедшей скачке. Всадники мчались следом за ними. ейневан с изумлением заметил, как один из них выдвигается во главу погони, как он мчит с развевающимся наподобие демонических крыльев плаще. Он знал, кто это. Знал, прежде, чем узнал его лицо. Он наклонил голову на гриву и пустил коня в дикий бег. За иксой, гнедая кобыла которой мчалась, как олень. Несмотря на бешеные усилия, Черные Всадники начали оставаться позади. Сначала незначительно, потом всё заметнее. Но погоню не прекращали. ейневан знал, что они не прекратят. икса тоже это знала.

– Палата! – Она перекрикивала ветер. – Таможенная!

Он понял. Контрольный пункт в Томашове, который они хотели обойти, сейчас мог прийти им на помощь. Скопление людей могло быть их спасением.

Но от палаты их всё еще отделяло значительное расстояние. А кони, хоть и быстрые, хоть попрежнему не позволяющие Черным Всадникам сократить дистанцию, всё-таки, не были железными.



ейневан почувствовал магию. Услышал ее.

Стенолаз, не прекращая галопа, поднял руку, выкрикнул заклятие. Кони ейневана и иксы в ответ дико заржали.

Дорога перед ними, бегущая среди шеренги деревьев Via Regia , до этого времени плоская, как стол, вдруг словно встала на дыбы. Там, где еще мгновение тому было ровно и гладко, теперь выросла крутизна. Бесконечный крутой подъем.

– Это иллюзия! – крикнул ейневан. – Это чары! Этого нет!

– Скажи это коням!

Говорить не было смысла. Кони сбавили ход на подъеме. Они начали храпеть, хрипеть, ронять комья пены. Снизу доносился триумфальный крик.

– В поле! С дороги и в поле!

Они свернули. Но и поле уже не было полем. Была гора, на вид еще круче, чем дорога.

«Пришло время, – решил ейневан, – для отчаянных средств».

Он вытащил из куртки шнурок и подвешенный на нем камень с прожилками в форме человеческого глаза. Якобы кастильский, якобы привезенный из Бургоса, приобретенный в легницком Переулке Магов. Купленный за три гроша. И, вероятно, столько же и стоявший.



Viendo, no vean! [227]– закричал он, сжимая талисман в спотевшей ладони, так сильно, будто хотел его раздавить. – Viendo, no vean! В сторону, икса, в сторону! К лесу! Езжай к лесу!

– Они видят нас! Окружают!

– Поворачивай к лесу!

Произошло невозможное. Невероятное и неправдоподобное.

Талисман отреагировал на активирующее заклятие. И подействовал.

Они мчались к лесу, а их догоняли крики, крики изумления и недоверия. А потом – крики злости. Они не оглядывались. С лицами, прижатыми к гривам, они мчались, сколько было силы в конях. Их бег замедлил и притормозил только лес, чаща, ветровал, глубокие буреломы. И тишина.

– Они нас не видели… – втянула воздух икса. – Действительно нас не видели… Мы стали для них невидимыми…

– Смотрели и не видели, – подтвердил он, глубокими вдохами успокаивая бешенные удары сердца. – Этот амулет… Я даже не надеялся… А если он действует действительно хорошо, то обманет их еще больше, им покажется, что они нас слышат… там, где нас нет. А это может быть, потому что это, в самом деле, хороший был периапт…

– Был?

Он молча показал ей шнурок. Без камня, который после активации рассыпался в порошок.

– Одноразовый, – вздохнула икса. – Как долго будут действовать чары?

– Там Грелленорт, – вспомнил он и вздрогнул. – Не будем слишком обманываться надеждой. Пока есть возможность, бежим. Затеряемся в лесах.

– Чтобы сбить их со следа, – икса подпихнула взлохмаченные волосы под капюшон, – давай сменим направление. Они будут высматривать нас на дорогах, ведущих в Болеславец. Подумают, что мы сделаем круг и вернемся на тракт. Давай поедем прямо на юг, как можно дальше…

– Не медля.

Она повернулась в седле.

– Ты видел ту девушку? Ту светловолосую?

– Видел.

– Это была Дуца фон Пак, любовница Грелленорта. Сущая дьяволица.

Он вспомнил. Внутренний двор замка Троски. Копье, прошивающее подмастерье столяра. Глаза цвета пучины горного озера. Прекрасные и абсолютно нечеловеческие. Дуца фон Пак.

– Поехали.

 

Они ехали целый день, так быстро, насколько это было можно без риска загнать лошадей. И насколько позволяло бездорожье, густой лес, болота, овраги, перегороженные плетением колючих веток. Ехали, оглядываясь и прислушиваясь. Но слышали только стук дятлов. Чтобы преодолеть за день наибольшую дистанцию, они остановились только тогда, когда темнота сделала дальнейшую езду полностью невозможной. Заночевали на относительно сухом холме, не решаясь разжечь огонь. Над кронами деревьев светил серп месяца, тоненький, как щепка.

 

– Возвращаемся, – решила икса. – Думаю, мы хорошо от них оторвались.

Какое-то время они ехали руслом мелкой реки, по мнению иксы, – Бобрицы, левого притока Бобра. Бобрица должна была протекать через лежащий возле Виа егиа Томашов. икса считала, что Томашова им следовало избегать, она предложила отъехать на запад и отыскать дорогу, ведущую к селу Варта. ейневан положился на ее знание окрестных мест. Сам он их не знал. Он, правда, был здесь в рейде весной 1428 года, но тогда он не восхищался видами этой местности и не запомнил их.

Близость какого-то селения, быть может, той же Варты, выдал клекот аистов и лай собак. Чуть позже они услышали шум работающей мельницы. Потом увидели мельницу и покрытый ковром ряски мельничий пруд. Собаки продолжали лаять.

– Въезжаем или объезжаем?

– Въезжаем, – решила икса. – Выглядит безопасно. Как раз и людей расспросим. Сомневаюсь, чтобы Грелленорт сюда добрался, но спросить не помешает.

Они въехали между изгородями и грядками. Осторожно. Но не очень.

На самом краю села рос большой дуб. На его ветвях висели четверо повешенных. Один, видно повешенный совсем недавно, еще подергивался. Вокруг дуба столпилась дюжина вооруженных, не Черных, цветных. Вооруженные заметили их сразу. И с криком набросились на них. ейневан и икса развернулись, но только для того, чтобы увидеть, как от мельницы диким галопом на них несется рыцарь на коне, покрытом попоной. В полном рыцарском облачении. В замкнутой саладе. С турнирным щитом с гербом. С наклоненным копьем. Вылитый Амадис Уэльский. Или другая рыцарская легенда.

икса избежала укола копья, свесившись с седла, мощный конь копьеносца столкнулся с ее скакуном и повалил его, девушка покатилась по земле аж на край воды мельничного канала, сильно стукнулась головой о столб. Конь ейневана стал на дыбы, рыцарь бросил копье, достал меч, махнул им наотмашь; если бы ейневан не соскочил, он не сносил бы головы. Конь с разгона ударил и повалил его, он рухнул в болото, прямо под другие копыта.

Воинственный крик вдруг усилился, количество всадников вокруг внезапно словно увеличилось, ейневан догадался, что в стычку включились другие силы. Легковооруженные конные в капалинах, многие со знаком Чаши на груди. Обдумывать этот факт, однако, не было времени, вокруг кипела битва, храпели и ржали кони, мелькали и бряцали клинки, лилась кровь. Кто-то снова наехал на него лошадиной грудью, он упал, заметил копье, поднятое для удара. В то же мгновение копейщик вылетел из седла, получив фламандским гёдендагом.

– Самсон!

– ейневан?

Самсон повернул коня, защищая ейневана от следующего нападающего. Это было лишним, нападающий уже скрючился в седле от ударов рогатинами двух всадников с Чашами. Третий для гарантии резанул его по шее кривым фальшьоном.

– Шарлей!

– ейневан?

– Живьем брать! – Кричал юным голосом командир гуситов, рыцарь в буром плаще, полностью в латах. – Гербовых живьем! Гемайнов под нож!

Битва закончилась. Кого должны были добить – добили, кого связать – связали. ейневан, несколько очумелый, обнимал Шарлея и Самсона. За этим с высоты седла поглядывал рыцарь в буром плаще. Когда он поднял забрало салады, его лицо показалось ейневану знакомым.

– Наш гейтман, – представил Шарлей. – Брус из Клинштейна из оновичей. – Младший брат…

Он не закончил. Один из убитых только притворялся убитым, а сейчас сорвался и бросился на Бруса с бурдером.[228]Он не добежал. Шарлей из близкого расстояния пальнул в него из странного короткого ружья, разнеся ему голову на куски.

– Благодарю, – разогнал ладонью дым Брус из Клинштейна из оновичей, младший брат Бразды из Клинштейна, гейтман у Сироток. – Благодарю, брат Шарлей.

ейневан вспомнил о иксе, это было весьма вовремя, девушка как раз поднялась из земли и вытряхивала из головы песок.

– Всё в порядке?

– Абсолютно, – оветила она.

И вдруг ее губы искривились гримасой, а глаза широко раскрылись.

Она смотрела на Самсона.

– Отряд, собраться! – скомандовал Брус из Клинштейна. – Отходим!

– Молодой господин Герсдорф, – обратился он к рыцарю копейщику, тому самому Амадису Уэльскому, который сейчас, в плену, без шлема, утратил всю свою легендарную ауру и был обычным перепуганным сопляком. – Высокородный Каспар фон Герсдорф, сын благородного Лотара Герсдорфа. Я рассчитываю на сто гривен за тебя, молодой господин. Не меньше. Отряд, выступаем! Брат Шарлей, организуй арьергард.

– Во что ты меня впутал? – тихо спросила икса, подъезжая к замыкающему колонну ейневану. – С кем ты водишься?

– С нами, – услышал Шарлей, имеющий острый слух. – Со специальным диверсионно-разведывательным отрядом полевой армии Табора.

– ейд.

– А как же. Табор, полевое войско под командованием Якуба Кромешина из Бжезовиц, городские контингеты под командованием Отика из Лозы, конница – под Микулашем Соколом из Ламьерка, пражане Вацлава Гарды. Шесть тысяч человек, двести телег. Мы с нашим спецотрядом обеспечиваем разведку. Добываем коней. Ловим дезертиров и бандитов, которые крадут коней у нас. Вы видели повешенных в селе? Это конокрады. Мы выслеживаем их три дня, молодой Герсдорф нас выручил, потому что у нас тоже были для них веревки. А Герсдорф со своим разъездом дергает Табор от самой Житавы, надоедает, Кромешин приказал нам с ним разобраться…

– Где сейчас Табор?

– Под Болеславцом. Ты не слышешь? Это не гроза, ейневан, это бомбарды. Впрочем, сейчас увидишь сам, мы собственно туда направляемся. А может, у тебя другие планы? А может, другие планы и намерения у милостивой пани, которой я не знаю? И которая, похоже, не в восторге от нашей компании?

– Я икса Картафила де Фонсека. Мои планы и намерения никого не касаются. А чем я должна восторгаться? Тем, что возле меня едет дибук?[229]

Она повернулась и обвиняюще показала пальцем на Самсона.

– Дибук, ха! – Шарлей прыснул. – Дождался ты, Самсон, нашла коса на камень. Дибук, чтоб я так жил, ни дать ни взять – дибук. Демон, злой дух, воплотившийся в чужое тело. А я, подумать только, подозревал в тебе лишь Вечного Жида Странника.

– Мне очень жаль, но вынужден огорчить вас обоих, – ответил усталым голосом великан. – Я не дибук. И не Вечный Жид. Если б я был, я бы знал.

– Давайте немного отстанем. – Шарлей стал в стременах, удостоверился, что никто из отряда не слушает их и не интересуется ими. – асскажи, ейневан, что с тобой было. И что тебя привело сюда.

 

Выслушав, демерит долго молчал. Грохот орудий с северо-запада слышался всё отчетливее.

– Черные Всадники, – наконец сказал он, – зарекомендовали себе и перед Табором. За Житавой, четыре дня тому они окружили и вырезали нашу глидку,[230]десять человек, только одному удалось бежать. Потом мы нашли нескольких из тех, кого они взяли живьем. Висели за ноги на деревьях. Кто-то слишком, действительно, слишком сильно склонял их дать показания. А потом из них сделали мишень для тренировки бросания копий.

– А вы, милостивая пани, – обратился он к иксе, – та самая, которая спасла нашего ейнмара во Вроцлаве. И продолжаете, как вижу, поддерживать его своей помощью, советом, силою духа и располагающей личностью. По собственной инициативе? Или по чьему-то распоряжению, если позволено будет спросить?

– Я бы предпочла, – икса проницательно посмотрела ему в глаза, – чтоб мы себе этого не позволяли. Я не буду ни о чем спрашивать и надеюсь на взаимность.

– Понимаю, – Шарлей пожал плечами. – Но поскольку это, всё-таки, войсковой отряд, я должен что-то придумать для нашего командира, Бруса оновича. Если бы он вдруг хотел вашу милость расспрашивать…

– Я разберусь. Можешь называть меня иксой.

Шарлей кольнул коня шпорой и рысью помчался во главу колонны.

– Что в апотине, Самсон? Маркета…

– Всё в лучшем виде, – широко улыбнулся великан. – Вправду, в самом лучшем. Лучше, чем я мог надеяться. И наверное, лучше, чем я того заслуживыаю. Она не хотела отпускать меня с Шарлеем. Не слушала никаких доводов…

– У тебя были доводы?

– Несколько. Один из них – ты. икса, тебе обязательно так сверлить меня взглядом? Ты уже доказала свою способность видеть скрытые вещи. Но как бы внимательно ты не смотрела, дибука ты не увидишь.

– А что я увижу? Сейчас я вижу сверхъестественное. Ты – сверхъестественное.

– Один из моих знакомых, – Самсон попрежнему улыбался, – любил говорить, что нет сверхъестественных ни вещей, ни явлений. Просто некоторые из них выходят за границы нашего естествознания.

– Это был святой Августин. Ты, как я понимаю, знал его лично. И меня это совсем не удивляет.

– Ты делаешь, икса, просто поразительные успехи.

– Не смейся надо мной, дибук.

ысью примчался Шарлей, бросил на них суровый взгляд.

– Что это вы тут, – проворчал он, – за философские диспуты устроили, Самсон? Чехи начинают оглядываться. Держись, мать твою, принятого инкогнито.

– Извини, я забылся. А вот так подойдет? Я недавно выработал. Посмотрите.

Самсон изобразил страшное косоглазие. Глупо улыбнулся, как кретин застонал и пустил слюну из уголка рта. А наконец выпустил из носа пузырь. Когда он лопнул, выпустил второй.

– Ха! – С неподдельным восторгом закричала икса. – Ух ты, классно! А я умею изображать чуму. Плююсь кровью и пускаю сопли…

– А чтоб вас, – Шарлей с отвращением отвернулся. – Пойдем, ейнмар. Оставим их с их играми.

– Шарлей?

– Да?

– Тот короткий самопал, из которого ты стрелял возле мельницы. Что это за странное оружие?

– Это? – Демерит продемонстрировал добытое из футляра у седла оружие. – Это, друг, пражское ружье, прозванное в народе «предательским».[231]Очень модная в Праге штука, все ее носят. Она, как видишь достаточно короткая, так что можно ее запрятать под плащом и воспользоваться неожиданно, по-предательски, отсюда и название. Фитиль, посмотри, вставлен в бронзовый курок, всё время может тлеть. При нажатии на спусковой крючок, заметь, что это можно сделать одной рукой, фитиль доходит до запала и – бааах! Хорошо, да? Прогресс, парень, совершается непрерывно.

– Кто бы спорил. Ты слышишь?

– Ничего не слышу.

– Вот именно. Бомбарды уже давно умолкли.

 

* * *

 

Они выехали из леса. С возвышенности перед ними открывалась панорама. Живописная излучина Бобра. И город на правом берегу.

– Перед нами Болеславиц, Верхние ворота, – показал Брус из Клинштейна. – Получается, что мы прибыли как раз вовремя. Город сдался.

Верхние ворота оказались разломанными, свисающие с петель остатки были обуглены, стена и башня – черные от копоти и потрескавшиеся от огня. Табориты применили здесь свой стандартный и испытанный способ форсирования ворот, состоящий в том, что их прожигали. Под воротами насыпалась куча дров, добавлялись несколько бочек смолы и дегтя, всё это поджигали и ждали результата. Обычно им была капитуляция. Как здесь и сейчас.

– Въезжаем. икса, а ты?

– Я здесь подожду.

– Кого? Чего?

Она не ответила, отвернулась. Шарлей фыркнул, потом бросил на ейневана многозначительный взгляд. Видя, что ейневан не реагирует, пришпорил коня и поехал за отрядом.

В городе царило спокойствие, хотя улицы, ведущие на рыночную площадь, были забиты вооруженными до зубов гуситами. Плотные отряды Табора тоже стояли на площади, вокруг ратуши. Сбившиеся под стенами домов горожане посматривали на агрессоров в тревожной тишине.

– Или Болеславец уже договорился, – оценил ситуацию Шарлей, – или сейчас будет договариваться. Нормально. Установят выкуп и контрибуцию в виде обеспечения и поставок для войска. Достигнут взаимопонимания. В противном случае здесь давно бы всё было в огне.

У самой ратуши в боевом порядке стояли с десяток боевых телег, из них торчали стволы хуфниц. Была среди них и штабная телега гейтмана, легко узнаваемая по трофейным священническим ризам, которыми были толсто обиты оба борта и вымощено внутри. Возле телеги стоял собственной персоной гейтман полевых войск Табора, Якуб Кромешин из Бжезовиц, одетый в украшенный золотой вышивкой кафтан и высокие сапоги из красной кожи. Его сопровождали Отик из Лозы, Микулаш Сокол из Ламберка и Вацлав Гарда, командир пражского контингента. И Смолик, проповедник с худым лицом, которого ейневан помнил с прошлогоднего рейда.



mylektsii.su - - 2015-2022 . (0.02 .)