:






SIT MIHI CRUX 20






Гжегож Гейнче кашлянул. И подтвердил кивком головы. Просто был вынужден. Вещь была хорошая. Без каких-либо возражений хорошая.

Единственной мебелью в палате был огромный стол, крышку которого покрывала гигантская карта Силезии и соседних стран, сделанная из кусков ткани, покрытых шелковой вышивкой. Хотя инквизитор никогда раньше карту не видел, он знал о ее существовании. Он знал, что ее сшили и вышили доминиканки из святой Катажины, основываясь на рисунках, сделанными цистерцианцами из Любйонжа. И что это заняло у монашек более года.

Поскольку карта служила главным образом для слежения и анализа военных действий, на ней были расставлены мастерски вырезанные фигурки. Изготовил их Амброзий Эрлер, наилучший вроцлавский резчик, в строгом соответствии указаниям самого епископа. Подразделения католических войск представляли белозолотые фигурки крылатых ангелов с огненными мечами, формирования гуситов были изображены, как рогатые черти, сидящие на корточках и выпячивающие зады.

Каждое утро клирики воссоздавали для епископа актуальную военную ситуацию, расставляя фигурки соответственно движению войск на театре боевый действий. С тринадцатого декабря, дня святой Лючии, то есть, от начала большого гуситского рейда на Мейсен и Саксонию, театр охватывал пространство между вышитыми голубой нитью ODERA FLV и ALBEA FLV , а фигурки клирики расставили в районе, обозначенном названиями SAXONIA, MISNIA, TURINGA и LUSATIA INFERIOR , граничащим на севере с MARCF ANTIQUA , а на юге с BOHEMICA SILVA .



– Давай, Гжесь, – поторопил епископ. – Окинь глазом.

Инквизитор окинул. Военную ситуацию он знал, но на красивые фигурки можно было посмотреть. Выпяченные черти были установлены в окрестностях Ошаца, города, который войска Прокопа Голого пустили с дымом четыре дня тому, двадцать девятого декабря. Чехи шли вдоль Лабы в направлении Пирны, уничтожая всё на своем пути огнем и железом. Они опустошили горные округа Мариенберг и Фрейталь. Потом, паля села, они дошли до Фрейберга, Дрездена и Мейсена, но не тратили время на осаду укрепленных городов. Быстрым темпом наступления они расстроили планы саксонскому курфюрсту Фридриху, вынудив его и его союзников к тактическому отступлению. Приведя к тому, что сейчас крылатые ангелы стояли тесной группой на север от надписи LIPSIA .



– Это, – епископ провел пальцем по голубой линии, разделяющей чертей и ангелов, – река Мульда. Прокоп хочет проникнуть вглубь Саксонии, поэтому должен переправиться.

Скорее всего он это сделает где-то здесь, в окрестностях Гриммы. Курфюрст Фридрих мог бы это использовать. Во время переправы он мог бы смять кацеров, мог бы потопить их в Мульде, как котят. Достаточно только пошевелить мозгами и найти в себе смелость. Как думаешь, Гжесь, пошевелит курфюрст мозгами?

– У меня есть серьезные сомнения, – поднял глаза инквизитор. – Как относительно мозгов юного курфюрста, так и его смелости. До сих пор он как-то не проявлял особого мужества в этой кампании. Если бы мне пришлось искать классические сравнения, то я не сравнил бы его с Юлием Цезарем. Скорее с Квинтием Фабием Кунктатором.[250]

– А в его окружении? Не найдется ли в окружении хоть кто-то умный и отважный? Неужели нет ни одного Цезаря? Я не имею в виду мейсенского маркграфа, того даже прозвали «Уступчивый». И не бранденбургского курпринца Яна, потому что этот вообще чудак сумасбродный. Кто там еще есть с крепкими яйцами?

– Священники, естественно, – улыбнулся Гжегож Гейнче. – По крайней мере, некоторые. Наверняка Гюнтер фон Шварцбург, архиепископ магдебургский.

– Я так и думал, – покивал головой Конрад, – что ты его назовешь. Да, архиепископ Гюнтер – это человек, способный увидеть возможность, которую предоставляет переправа гуситов через Мульду. Он смог бы воспользоваться преимуществами, сумел бы помочь Фридриху запланировать и провести атаку. Но мы не можем кабûкать[251]и полагаться на случай, Гюнтеру это надо подсказать. Кто-то должен во весь дух мчаться в Лейпциг с посланием.

Инквизитор многозначительно посмотрел на епископа, кашлянул в кулак.

– Да знаю я, – Конрад скривился, как после уксуса. – Помню. Архиепископ магдебургский держит на меня обиду за Грелленорта. Поэтому я вынужден полностью положиться на тебя, инквизитор. Твои указания Гюнтер выслушает внимательно, инквизиторов он глубоко почитает, поддерживает их деятельность и принимает в ней активное участие. Crescit cum magia haeresis et cum haeresi magia ,[252]а день без костра – день, потраченный зря, вот его девизы. И результаты налицо, в радиусе пяти миль от Магдебурга ни чародейки, ни жида не найдешь днем с огнем. Можно только позавидовать. И пожалеть, что во Вроцлаве не так… Не принимай на свой счет, Гжесь.

– Я не принимаю. Перейдем к делу.

– У тебя есть кто-нибудь для такой миссии? – Епископ оторвал взгляд от карты. – Кто-то, кто поедет в Саксонию, к Гюнтеру фон Швацбургу? Человек верный, надежный, которому можно доверять?

– Есть. А поскольку я предполагал, что он понадобится, то привел его с собой. Он ждет в гостиной. Позвать?

– Зови.

– Прошу, ваша милость. Дьякон Лукаш Божичко. Человек, которому я доверяю безгранично.

 

* * *

 

Воды Мульды были буросерые и вспенившиеся, поднявшиеся настолько, что полоса ивняка полностью погрузилась в воду, а над течением выступал только низкий ощетинившийся гребень. Деревья на берегу были залиты почти до половины стволов. На одном из таких стволов остановился перевернутый на бок воз. Второе транспортное средство, затопленное, перевернутое верх дном, чуть дальше наткнулось на кучу, над водой торчали только колеса.

– Третий воз снесло полностью, – упредил вопрос Прокопа старший дорожного отдела. – ека унесла. Еще до того, как мы выбрались на ровное место. Остальным удалось выбраться.

– Да, надо признать, – Ян Краловец подвел коня к самому берегу, передними копытами в воду, – что речка немало воды несет. И течение страшное.

– Теплая зима, дожди вместо снега, – кивнул головой Якуб Кромешин, гейтман полевых войск Табора. – На остальных бродах, несомненно, будет то же самое.

– Выходит, – Прокоп Голый повернул коня, окинул взглядом гейтманов, – что река Мульда остановит наш марш? Немного мокрой воды поставит крест на наших планах? Брат! Я хочу слышать твое мнение! И решение!

Старший дорожников долго молчал, взвешивал слова. Его никто не торопил. Все, включая и ейневана, знали, что он имел немалый опыт. Со своим отрядом дорожников он прошел боевой путь Табора почти от начала, а славу заслужил в 1424 году, когда смелой переправой через Лабу вывел Жижку из окружения под Костельцем. Он рубил для полевых войск просеки в лесах под Таховом и ецем, мостил стволами переходы через моравские болота, строил мосты на Сазаве и Одре, переправлял возы через Нитру, Квису, Бобр, еген и Нааб.

– Переправимся, – разрядил он наконец напряжение сухим и деловым утверждением. – Но не тройной колонной, потому что слишком сильный напор воды… Надобно по одному, воз за возом, в ряд, с канатной страховкой…

– Переправа одинарной колонной продлится не менее суток, – сказал, взвешивая слова, Йиржа из жечицы, гейтман Сироток. – Это долго.

– На том берегу, – мрачно подтвердил Кромешин, – нас будет понемногу прибывать, а на этом – убывать. Саксы это сообразят и ударят там, где нас в данный момент будет меньше. Могут нам здорово надрать задницы.

– Особенно припертым к речке, – добавил рыцарь Вилем Костка из Поступиц, опытный воин, участник войны, которую Польша вела с тевтонским орденом в 1410–1414 годах. – Быть припертым к реке – это просто грозит разгромом.[253]

– ешение! – Прокоп дернул ус. – Что предлагаете?

– Давайте отправим службу Божью! – вырвался проповедник Маркольт. – Мы Божьи воины, Бог нас выслушает. Отправим службу Божью за то, чтобы спала вода.

Прокоп замер с рукой возле уса, долго смотрел на священника.

– Другие предложения?

– Чего зря голову ломать? – коротко сказал молчавший до сих пор Ондржей Кержский из жимовиц. – Мы должны перейти Мульду. Если дорожник сказал, что в ряд, значит в ряд.

– Стоило бы все-таки позаботиться, – отметил Кромешин, – чтобы саксы о переправе не проведали. Потому что, если эти собаки узнают…

– Нам хана, – закончил Краловец.

 

– О, ейневан! – Прокоп вырвал из рук парикмахера полотенце, вытер им побритое лицо от остатков мыла. Хорошо, что ты есть. Мазь принес?

– Принес.

– Как раз вовремя. – Прокоп отправил парикмахера жестом, стянул рубашку через голову. Побритый, он пах итальянским мылом из Савоны.

– Поясница болит, как зараза. – Он сел на нары, обернулся. – Намажь меня этой своей магической мазью.

– Из-за этой боли, – гейтман дал себя натирать, – я не могу собраться с мыслями. А мне как раз надо думать. Ты сегодня был над рекой, знаешь, как обстоят дела. Переправа не будет легкой, а мы во время переправы будем, как улитка без скорлупы, любой воробей клюнет. Ты ведь это понимаешь? А? ейневан?

– Конечно, понимаю.

– Ух, – застонал Прокоп. – Истинно волшебное лекарство эта твоя мазь, боль как рукой сняло. Что бы я без тебя делал, медик? Смотри, не потеряйся у меня, ейневан. Никуда не девайся и не пропадай.

ейневан почувствовал дрожь, уловив в его голосе странную угрожающую нотку. Director полевых войск посмотрел на присутствующих командиров, дал знак Кромешину. Тот отложил нож, которым срезал полусырое мясо с ребер запеченного барана, встал, подошел к дверям хаты, выглянул и огляделся, не подслушивает ли кто. Остальные гейтманы тоже на минуту прекратили есть, их лица были серьезны и неподвижны.

ейневан втирал мазь.

– Итак, братья гейтманы, – Прокоп поскреб свежевыбритую щеку, – я принял решение. Послезавтра на рассвете начнем переправу через Мульду. Вверх по реке, бродом под Кессерном. Никому об этом ни слова. Это не должно выйти за пределы этого помещения.

Обозные огни Табора и Сироток полыхали аж за горизонт. С подвешенных над жаром котелков разносился запах разнообразной солдатской пищи, запах, несмотря на голод, не слишком аппетитный. аздумывая, ейневан шел в сторону строений фольварка,[254]который гуситы не сожгли, желая иметь хоть кусок крыши над головой. Там он надеялся застать Шарлея и Самсона. Из-за телеги, мимо которой он проходил, вдруг показалась небольшая фигура. Он почувствовал слабый запах розмарина.

– икса?

Она материализовалась только вблизи него, плотно обвитая плащом, в тесно прилегающем к голове капюшоне. Сразу перешла к делу. Ее голос был решительным и неприятным.

– Где и когда Прокоп будет переправляться через Мульду?

– Я тоже очень рад тебя видеть.

– Где и когда будет переправа? Не заставляй меня повторять.

– И, всё-таки, будь любезна, повтори. Я хотел бы в конце концов убедиться, чьему делу ты служишь. Хотел бы иметь наконец уверенность.

– Я знаю, – икса его словно не слышала, – что ты был при том, когда принималось решение о переправе. На Мульде есть три брода. Один здесь, под Гриммой. Второй ниже, в Дорнау. Третий выше, возле села Кессерна. Какой выбрал Прокоп? Говори, ейневан, у меня нет времени.

– Это ни к чему.

– Послушай, – ее кошачьи глаза сверкнули в свете факела, засветились, как у настоящей кошки. – Это важное дело. Ты даже не представляешь, насколько. Я должна знать. Говори, а то…

– А то что?

икса не успела ответить, не успела отреагировать ни словом, ни жестом, ни действием. Из-за телеги вдруг вынырнула быстрая тень. ейневан услышал тупой стук удара, глухой вскрик иксы и звук падающего тела. Он хотел отреагировать, не успел. Услышал проговоренное заклятие, почувствовал характерный для магии запах озона и как его охватывает мгновенный паралич.

– Молчи, – прошипел Лукаш Божичко. – И не делай ничего, о чём ты мог бы пожалеть.

– Ты убил ее.

– Да ну!.. – Дьякон толкнул иксу ногой, стащил со своих пальцев кастет. – Я только рассчитался за атибор. Она мне тогда выбила два зуба. Я проявил снисхождение к ее полу, не хотел портить ее красу даже синяком. Огрел ее по затылку. Но довольно глупостей, я тут по важному делу. Где Прокоп будет переправляться через Мульду?

– Я не знаю.

– А знаешь ли, – спросил после минуты молчания Божичко, – что твое неведенье может иметь очень плохие последствия? Для Ютты де Апольда?

– Пошел вон! – ейневан глубоко вздохнул. – Изыди. Сгинь, пропади. Я не позволю больше себя запугивать и шантажировать. Есть предел.

– Есть. Ты, собственно, к нему подошел. Я вполне серьезно предостерегаю не переступать.

– Я не верю твоим угрозам. Инквизиция не осмелится причинить вред Ютте.

– Инквизиция – нет. Я – да. Прекратим эти разговоры, время не ждет. ейневан, предупреждаю, я говорю серьезно, не сомневайся, что я сделаю то, что обещал, без колебаний. Ты должен решать. Если скажешь мне место переправы, получишь свою Ютту, я возвращу ее тебе. В противном случае ты уже никогда не увидишь девушку живой. Стой смирно, сохраняй спокойствие, не вынуждай меня причинять вред тебе, либо еврейке. Я держу каблук на ее шее, в любую минуту могу раздавить ее трахею. Тебя, если поступишь глупо, тоже убью. А потом прикажу убить Апольдовну. ешай, и побыстрее. Время торопит.

Мимо них прошли несколько таборитов, едва обратив на них внимание. Драки, стычки и сведение счетов на периферии стали обычным делом, обозной повседневностью. ейневан, конечно, мог крикнуть, позвать на помощь. Но он не позвал.

– Ты освободишь… – Он откашлялся. – Освободишь Ютту? Отдашь ее мне? Поклянись.

– Клянусь спасением души. Где переправа?

– Выше Гриммы. В Кессерне. Послезавтра на рассвете.

– Если ты меня обманываешь, твоя Ютта умрет.

– Я говорю правду. Я принял решение.

– Очень мудрое, – сказал Лукаш Божичко.

И исчез во мраке.

Через несколько минут икса застонала, зашевелилась. Приподнялась на колени. Снова застонала, резким движением схватившись за голову. Заметила ейневана.

– Ты сказал… – захлебнулась она. – Сказал ему, где?

– Я был вынужден. Ютта…

– Убью… – Она резко встала, зашаталась. – Убью, сволочь!

– Нет! У него Ютта! Ты не можешь!

Он хотел схватить ее за локоть. икса выкрутила руку, схватила его за запястье, перегнула. Он крикнул от боли. Она подставила ему ногу и повалила на землю броском через бедро. Не успел он подняться, как она пропала в темноте.

В сторону центра обоза он шел, как слепой, шатаясь и спотыкаясь. Несколько раз он натыкался на кого-нибудь из таборитов, несколько раз его называли пьяной жопой и хреном, несколько раз его хорошенько толкнули. Он не обращал внимания.

– ейневан! – следующий задетый им таборит схватил его за плечи, встряхнул. – Эй! Я как раз тебя ищу!

– Шарлей? Это ты?

– Нет. Святая Перпетуя. Что с тобой, черт возьми? Очнись!

– Я должен… Должен вам что-то сказать… Тебе и Самсону… Случилось кое-что…

Шарлей тут же посерьезнел, осмотрелся.

– Пойдем.

Они выслушали его на квартире, грызя печеную репу, которой насобирали большой запас. Выслушав, долго молчали. Самсон несколько раз вздохнул, несколько раз развел руками жестом обреченности. Но не сказал ни слова. Шарлей напряженно думал.

– Ну, что ж, – наконец сказал он с полным ртом репы. – Я тебя понимаю, ейнмар, потому что на твоем месте я бы тоже так поступил. Жизнь отличается тем, что своя рубашка ближе к телу. Я одобряю твой выбор. Ты сделал то, что в данной ситуации следовало сделать. Ты поступил верно.

Самсон вздохнул и покрутил головой. Демерит не принял это во внимание. Проглотил репу.

– Ты поступил верно, – повторил он. – И вероятно, тебя повесят за это, ибо такова обычно судьба тех, кто поступает верно.

– Есть два способа, – продолжил он через минуту, – как выбраться из этой аферы. Но поскольку ты бежать не хочешь, то остается один. Мы должны стать героями. Я даже знаю, где, когда и каким образом.

 

Над Мульдой поднимался рассвет, мутный от мглы. Высокое течение кипело водоворотами, волнами брызгало на берег. С воды поднимался пар.

Из затуманенного луга вынырнул вооруженный отряд, более трехсот конных. Возглавлял рыцарь Ян Змрзлик из Свойшина, Хозяин замка Орлик, в полных доспехах, покрытых короткой якой, украшенной известным и славным гербом – тремя красными полосами на серебряном фоне. Справа от него ехал Пршедбор из Погоржелек, моравец, слева – Фрицольд фон Варте, наемник, гельвет из кантона Тургау.

Ян Змрзлик развернул коня, повернулся лицом к своему войску, какое-то мгновение казалось, что он захочет сказать какую-то зажигательную речь. Но всё, что следовало сказать, уже было сказано раньше. О Боге. О деле. О жертвенности. О миссии. И о том, что зависит от отряда. От них.



mylektsii.su - - 2015-2022 . (0.041 .)