:






SIT MIHI CRUX 27






Побоище продолжалось.

Вероника пришла в себя, уже могли бежать. И бежали. Сколько было сил.

Возле ворот толпились обезумевшие от ужаса люди, продолжалась свалка, крики и проклятия доносились из ближайшей конюшни. Тибальд, не раздумывая, вскочил в середину. Через минуту он появился со вторым своим помощником, Павлом амушем, они вели четырех дергающихся коней. По щеке амуша текла кровь.

– В седла! И к воротам! К воротам!

На садящуюся Веронику набросились двое, с криками схватились за одежду, пытаясь стянуть с коня. Тибальд аабе хлестнул одного батогом, второго Ютта лягнула в лицо. ядом амуш сек толпу плетью. Вероника дрожала, лязг ее зубов было слышно сквозь окружающий их галдеж.

– К воротам! На мост!

Их настигал жар и рев, неистовство сумасшедшей стихии. Ветер, который неожиданно поднялся, усилил пожар, не прошло и три пачежа, а весь город Байрот горел одним большим огнем. Поверхность канавы блестела, как красное зеркало. На фоне пламени мелькали силуэты всадников.

– Пришпорьте коней! – крикнул озираясь Тибальд аабе, – Ходу, со всех сил!

Они скакали прочь, принуждая коней к убийственному галопу.

Не оглядывались.

 

Они шли галопом берегом реки, поблескивающей в свете звезд. Не сбавляли ходу аж до той минуты, пока кони не начали хрипеть, а лесная дорога потонула в темноте.

Ютта, вдруг почувствовав холод на спине, стала в стременах, прислушалась.

– Нас догоняют, – сказала она дрожащим голосом.

– Не может быть… – Тибальд оглянулся тоже. – Я ничего не слышу…



– За нами погоня, – повторила Ютта. – Давайте вскачь!

– Угробим коней…

– Предпочитаешь угробить нас?

 

Наступил мутный и холодный рассвет, тогда и оказалось, что Ютта была права. На далеком хребте взгорья замаячили силуэты всадников. Сквозь туман донесся далекий крик.

Adsuuumuuus!

– Твою мать! – пришпорил коня Тибальд. – Это Грелленорт! Ходу, девчата, ходу!

Вся четверка пошла диким галопом, вниз по холму, между редкими и голыми березами. Заскочили в яр, подковы зазвенели по камням. С треском поломался тонкий лед в лужах.

– Ходу! Не останавливаться!

Adsuuumuuus!

За яром распростерлось поле, в бороздах белел снег. За полем синел лес. Не надо было ни командовать, ни побуждать. Они прижались к гривам, пошли в галоп. из-под копыт летела земля.

Но погоня было уже близко, крик дал понять, что они уже попали в ее поле зрения. Ютта оглянулась. Более дюжины всадников шли лавой. Один вел их, был во главе. Она знала, кто это. Они ворвались в лес, продирались сквозь гущу, их хлестали заснеженные лапы елей. И выскочили прямо на распутье. Одна из дорог вела в яр, вторая в бор.

– Давайте разделимся! – крикнула Ютта. – Это единственный шанс! Я в яр, а вы туда!



– Ютта! Неееет!

– Я не могу… – выдохнул голиард. – Не могу позволить… Я поеду…

– Я езжу верхом лучше вас всех. А без тебя мы не доберемся к гуситам. Поехали!

 

Не было времени ни на споры, ни на трогательное прощание. Ютта пришпорила коня и галопом помчалась в яр.

Уже добрых часа два они не слышали за собой голосов погони, тем не менее Тибальд аабе не решался сбавить темп аж до той минуты, пока бледное солнце не стало в зените.

– Стаем… – выдавил он из себя. – Спешиться. Мы должны дать коням отдохнуть… Кажется, уже нас не догоняют… Наверное, удалось. Ютта…

Голос застрял ему в горле. Вероника начала плакать.

– Она ездит верхом лучше всех нас… – с трудом сказал голиард. – Лучше всех… Она справится…

Вероника разрыдалась навзрыд.

– Мы должны послать за помощью, – решил Тибальд. – Мы вблизи дороги, которая ведет на Кульмбах и Кронах, гуситы должны быть близко. Вероника, перестань, пожалуйста…

Вероника не могла перестать. Она рыдала очень горько и очень громко. И хоть обычно рыдания являются напрасными, ни в чем не помогают и положения не улучшают, в это раз было подругому. В чаще зашелестело. Заржал конь. На поляну выехала четверка всадников.

– ейневан! – закричал голиард. – Шарлей! Самсон!

– Хорошая мысль с этими рыданиями, – поприветствовал их демерит. – Если бы вы не плакали, мы проехали бы мимо.

Лицо Тибальда, когда он рассказывал покрыла смертельная бледность. Но ейневан сохранял спокойствие. Или понимал, что не может иметь никаких обид и претензий в отношении голиарда, или же ему было не до обид и претензий. Скорее всего, второе, потому что, выслушав, он мгновенно вскочил на ноги, а потом в седло.

– Поехали! – Тибальд вскочил на ноги тоже. – Без промедления поехали на помощь! Я покажу дорогу. Дайте мне свободного коня, потому что мой конь не пройдет и стае…

– Что с ней? – икса показала на Веронику, красную от плача и попрежнему шмыгающую носом.

– Пусть едет с нами.

– Нет! – крикнула во весь голос Вероника фон Эльсниц. – Не хочу! Ни за что! С меня хватит, хватит, я больше не вынесу! Я хочу вернуться в мой монастырь! Я хочу в мой монастыыырь!

– Ладно, – кивнул Тибальд. – амуш завезет тебя в Кроншвиц. С Богом, панночка.

– Спасайте… Ютту…

– Спасем.

 

Перед Юттой выросла изгородь, она пришпорила коня и перескочила ее. Попала на ровное гумно, между лачуг и хибар покинутого села. Слева она видела большой амбар, справа, на взгорье, маячили в тумане дырявые крылья ветряной мельницы.

Конь фыркал и хрипел, мундштук и трензель были полностью в пене, шея скакуна была горячей, мокрой и скользкой. А погоня не прекращалась, кони Черных Всадников не ослабевали, она попрежнему слышала за собой топот и крики.

Она галопом помчалась к амбару, потому что ей показалась, что за ним видно чащу, которая могла бы дать хоть минутное укрытие. Спасти ее могло только укрытие. В бегстве у нее уже не было шансов.

Она преодолела прыжком очередную изгородь, конь после прыжка аж присел на круп, казалось, что упадет. Но он храбро поднялся.

Для того, чтобы резко завизжать. И броситься, так что Ютта вылетела из седла. Успев краем глаза заметить копье, вонзившееся в бок скакуна, совсем рядом с ее икрой.

Она упала прямо в засохшие кусты ежевики, на мгновение увязла в колющих крючковатых колючках. Когда, поцарапавшись, она наконец выбралась, было уже поздно, Черные Всадники окружили ее со всех сторон. Она бросилась бежать, ловко лавируя между их коней. Ее настигли без труда, на скаку повалили, с таким разгоном, что удар о твердое гумно отшиб ей дыхание и парализовал. Она лежала лицом вверх, глядя в резко потемневшее, затянутое тучами небо. Вокруг фыркали кони, стучали копыта.

– Панна Ютта де Апольда.

Он смотрел на нее с высоты седла своими птичьими глазами. Жестоко улыбался.

– Долго мы не виделись, – сказал он ехидно. – Год с лишним прошел после нашей встречи в Белой Церкви. Я соскучился. Нука, берите ее.

Два Всадника подняли ее с гумна грубым рывком. Они были без шлемов, она видела их лица, бледные, серебристые, бессмысленные глаза с синевой вокруг, как у прокаженных, покрытые пеной губы. Она вдруг испугалась. С поразительно ясным предчувствием, что на этот раз не выпутается.

Ее затянули под стену провалившегося сарая. Здесь уже ждал Грелленорт. И светловолосая девушка с голубыми и нечеловеческими глазами.

– У меня были другие планы относительно тебя, – сообщил Грелленорт. – Я хотел забрать тебя во Вроцлав. А схватив твоего любовника, ейнмара Беляву, я собирался силой кормить его кусочками, которые на его глазах отрезал бы с твоего тела, каждый раз с другого места. Прижигая раны, это удалось бы растянуть во времени минимум на десяток дней, а закончить я планировал твоими внутренними органами. Но время против меня, история против меня, мир начал вращаться в неожиданную сторону. Поэтому здесь и сейчас нам придется распрощаться. Здесь я тебя оставляю.

Два Всадника схватили Ютту за руки и плечи, приподняли так, что она зависла, едва касаясь земли пальцами ног. Дуца фон Пак разорвала ей куртку и рубашку, обнажила шею, схватила за волосы на затылке. Стенолаз приблизился, вытащил из-под плаща продолговатую плоскую коробочку. Ютта от ужаса была близка к обмороку, из сжатого горла не была в состоянии выдавить ни звука. Но когда она увидела, что Стенолаз вынимает из коробки, крикнула. Крикнула ужасно и задергалась в держащих ее руках.

Вынутым предметом была засушенная лапка. Маленькая, как ручка ребенка, но с абсолютно нечеловеческими длинными пальцами, вооруженными крючковатыми когтями. Вся сухая кожа была усеяна дырками, напоминающими маленькие кротовины. Это были следы от личинок мух, которые завелись в гниющей ткани и полностью ее выели, оставив кость, обтянутую сухой кожей и оплетенную сухожильями. Засушенная, она всё еще отвратительно отдавала гнилью.

Стенолаз подошел. Ютта изо всех сил жаждала потерять сознание. Но не могла. Смотрела, как загипнотизированная.

Per nomen BaalZevuv, dominus scatofagum , – Стенолаз поднял лапку и приблизил к ее лицу. – Per nomen Kuthulu, Tsadogua et Azzabue! Per effusionem sanguinis!

Он царапнул ее шею сухим когтем. До крови. Она хотела кричать, но смогла лишь захрипеть. Он царапнул ее еще раз. И еще раз.

Iд. Azif!

Послышался странный, шипящий шорох, шелест и стрекот, словно от сотен насекомых и их крылышек. От ужаса даже некоторые из Черных Всадников попятились. Стенолаз поднес лапку к лицу Ютты.

Adiungat Yersinia tibi pestilentiam! [309]

По его сигналу ее отпустили. Она упала мягко, полностью обессилившая. А через минуту скорчилась, у нее началась рвота.

Он какое-то время смотрел на нее. Потом махнул своим.

– Свершилось, – сказал он. – Поехали… Что происходит?

– Гуситы! – Один из всадников прискакал от изгороди. – Большой отряд! Они близко!

– Всем в укрытие, – Стенолаз показал на овины и сараи. – Переждем. Смотреть, чтобы конь не заржал.

Подул ветер, ветряная мельница на холме заскрипела, закрутила крыльями.

 

Dietky, Bohu zpievajme

Jemu čest, chválu vzdavajme…

 

Дорогой неподалеку заброшенного села двигался с пением конный отряд, две с половиной сотни вооруженных с Чашами на панцирях. Во главе ехал Ян Змрзлик из Свойшина, хозяин замка Орлик, в полных доспехах и яке, украшенной гербом – тремя красными полосами на серебряном поле.

– Село, – показал Фрицольд фон Варте, наемник, гельвет из кантона Тургау. – И ветряк на холме. Поджечь?

– Нет, – решил Змрзлик. – Не стоит дымом указывать наш след. На майдане есть журавль, так что напоим коней. А потом трогаем на Бамберг.

 

Гуситы не торопились, прошло добрых два часа, прежде чем они покинули майдан. Наконец воцарилась тишина. Снаружи иногда дул ветер, свистя в щелях амбара. Время от времени поскрипывали на холме крылья ветряной мельницы.

– Наверное, уже поехали, – решил Стенолаз. – Выходим и убираемся отсюда.

Один из Всадников распахнул ворота. Чтобы посмотреть прямо в дуло пражского ружья.

– Слава Иисусу, – поприветствовал его Шарлей.

И пальнул ему между глаз.

На звук выстрела из овина выскочили два спешившихся Всадника. Один упал сразу, болт из самострела ейневана угодил ему в глаз сквозь смотровую щель шлема. Второго Самсон огрел гёдендагом с такой силой, что салада вогнулась и лопнула, как яичная скорлупа.

Великан ворвался в овин, размахивая кованной дубиной, Всадники отступили от него, убежали под стену. Но только на мгновение, их было попрежнему пятеро, а он один. Блеснули мечи и палаши.

Самсон же обхватил столб, поддерживающий сруб свода. Жилы вздулись на его лбу, когда он дернул столб, мощно, словно настоящий Самсон. И как настоящий Самсон повалил колонну храма Дагона в Газе, так Самсон Медок выломал и повалил столб овина. Несущее бревно поломалось со страшным треском, словно прутики поломались балки перекрытия крыши. И весь свод, весь чердак с крышей, вся огромная тяжесть старой древесины, всё это, будто храм Дагона на филистимлян, свалилось на Черных Всадников, давя и круша их так, что они не успели даже крикнуть.

Только одна нога торчала из-под кучи балок, одна нога в черном наголеннике и черном сабатоне. Торчала и подергивалась.

Самсон дышал, не в состоянии произнести ни звука. Только дернул ейневана за плечо.

Еще оставалось сделать одну работу.

 

Черные Всадники напирали на ворота амбара. икса уложила одного, всадив в него две пули из самопалов, переданных Тибальдом. Но другие вырвались на майдан, а за ними, уже верхом Стенолаз с остальными. Одна из лошадей тут же стала на дыбы и рухнула, ейневан уже был на поле боя со своим охотничьим самострелом. Второго коня подстрелил из хандканоны Тибальд, при этом сам едва не расставшись с жизнью, один из Всадников заехал ему наперерез и уже поднял меч, когда брошенный Самсоном гёдендаг вышиб его из седла. Тибальд, как ястреб, бросился на упавшего Всадника и всадил ему палаш под горжет. икса тем временем прирезала второго упавшего.

Шарлей бесстрашно бросился наперерез Стенолазу, с размаха рубанул коня по передним ногам. Конь зарылся храпами в землю, Стенолаз вылетел из седла и покатился по току. Дуца фон Пак пронзительно крикнула, повернула коня, кинулась на Шарлея с копьем. Демерит не запаниковал, не убежал, он стоял, держа фальшьон обеими руками. Дуца встала в стременах и размахнулась для броска. В этот момент болт из самострела ейневана попал ее коню в шею. Конь дернулся. Дуца упала, грохнулась на землю.

Стенолаз вскочил на ноги, подбежал к последнему из Всадников, стащил его с коня, сам вскочил в седло. Он увидел бегущего к нему Самсона, увидел готовящих ружья иксу и Тибальда. Он резко поднял обе руки, сделал ими в воздухе сложное движение, прокричал заклятие. В его поднятых ладонях вырос и начал быстро набухать шар огня.

Увидев это, все бросились искать укрытие. Но Стенолаз ни в кого нарочно не целился: он просто бросил огненный шар вверх. Где он взорвался с громоподобным треском.

Пользуясь замешательством, Стенолаз рысью подъехал к Дуце, которая как раз поднималась, втащил ее на коня и пошел галопом в направлении холма, на котором стояла ветряная мельница. икса пальнула в них из хандканоны, но промазала.

ейневан не промазал.

Черный жеребец, в которого попал болт, взбрыкнул задом так, что сбросил своих наездников. Стенолаз и Дуца бросились бежать. Дуца прихрамывала.

ейневан схватил одного из бегающих по майдану коней, вскочил в седло, бросился в погоню. Стенолаз обернулся, видя лошадиные зубы прямо у себя над головой, завыл от страха. Но сообразил отскочить, поднял руки, прокричал заклятие. Из его пальцев выстрелил сноп искр, огненных игл. Конь заржал, стал на дыбы. ейневан упал, ломая собою жерди изгороди. Стенолаз схватил поводья, вскочил в седло. И галопом бросился бежать.

Дуца фон Пак стояла наверху лестницы, ведущей к ветряной мельнице. С вытащенным из ножен палашом, рассыпанными волосами и оскалившимися зубами. Из ее горла вырывался нечеловеческий хрип, что-то похожее на злое завывание разъяренной кошки.

Шарлей уже открыл рот, чтобы предложить ей бросить оружие и сдаться, но икса удержала его, покрутила головой. Она посмотрела Шарлею в глаза, и он понял.

Нет пощады.

Они схватили дверцы от хлева, которые притащил Тибальд, использовали их как щит, поднимаясь по ступеням. Прижали Дуцу к двери, впихнули ее внутрь и вскочили за ней.

Подул ветер, крылья ветряной мельницы начали вращаться, заработал и загрохотал приводной механизм.

Шарлей схватил Дуцу за руку, выдернул палаш из ее пальцев. Дуца вырвалась, вытащила нож. икса ударила ее держаком тесака. И толкнула. Прямо на приводной вал, пальчатый круг и систему зубчатой передачи.

Подул легкий ветер.

Дубовая шестерня передачи схватила плечо Дуцы, вгрызлась с хрустом, будто волк зубами. Треснула кость. Дуца завыла. Задергалась, но шестерни держали. Снова легонько подуло, механизм заработал, передача привела в движение шестерню, шестерня уперлась в грудьДуцы. Дуца завыла так, что пыль посыпалась изо всех щелей.

Шарлей и икса переглянулись. Пожали плечами. И вышли.

Возле ступенек их ждал Тибальд. Чуть дальше Самсон помогал идти ейневану, который с трудом передвигал ноги.

– Ну что? – спросил Тибальд, показывая головой на ветряную мельницу. – Что!

– Ничего, – холодно ответила икса. – Ждем ветра.

 

В воздухе чувствовался приближающийся ветер.

Стенолаз был уже далеко. Сейчас он остановился и повернул коня. Осмотрелся.

Прислушался. асстояние было значительное, но он слышал.

– Не оставляй меня! Не оставляй! Не оставляй меня одну!

Лицо Стенолаза не дрогнуло. А через минуту с седла слетела, трепеща, большая птица. Слетела, взмыла и улетела в небо, в низкие тучи. Улетела и исчезла.

– Не остаааааааа…

Ветер завыл. Крылья ветряка дрогнули. Потом задвигались, с явным усилием, преодолевая сопротивление. А потом уже вращались плавно и без препятствий.



mylektsii.su - - 2015-2022 . (0.019 .)