Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 17. Земля, впитавшая за день солнечное тепло, еще не остыла






 

 

Земля, впитавшая за день солнечное тепло, еще не остыла. Или он лежит здесь уже несколько часов и земля нагрелась от его тела? Эта мысль пронеслась в голове Николаса, едва он пришел в себя и медленно открыл глаза.

Дурак, трижды дурак! Открыл дверь кареты, даже не посмотрев, нет ли засады. Но он не думал, что на него могут напасть прежде, чем он ступит на землю.

Николас выплюнул изо рта грязь и огляделся. Похоже, его оставили на том же месте. Он хотел повернуться и обнаружил, что руки у него крепко связаны. Замечательно! Голова раскалывается, руки онемели, вряд ли ему удастся приподняться, тем более встать на ноги. Даже если не угнали его карету, он все равно не сможет править ею со связанными руками. Где карета?

С трудом повернув голову, Николас краем глаза увидел колесо и чьи-то грубые сапоги.

— Ты еще здесь? — удивленно спросил он.

— А где же мне быть, приятель?

— С дружками-грабителями, — огрызнулся Николас.

Парень расхохотался. В чем дело, черт возьми? Значит, это не просто ограбление? Николас вспомнил о Мэлори, но не мог представить, чтобы тот нанял каких-то бандитов избить его до полусмерти.

— Долго я был без сознания? — спросил Николас, ощущая тупую боль в голове.

— Да уж не меньше часа, приятель.

— Тогда какого черта ты здесь торчишь? Обшаривай скорей мои карманы и убирайся! Незнакомец снова засмеялся:

— Уже обшарил, не волнуйся. Такого запрета не было, и я воспользовался случаем. Но уйти нельзя, мне приказано глядеть за тобой.

Николас попытался сесть, однако в глазах у него помутилось, и он снова упал на землю.

— Спокойно, приятель, без глупостей, а то отведаешь моей дубинки.

Николас сел, подтянув колени к груди, отдышался и взглянул на своего охранника. Ничего особенного. Только бы встать на ноги, и с парнем можно справиться даже со связанными руками.

— Будь любезен, помоги мне встать.

— Да ты в своем уме, приятель? Ты же раза в два меня выше — кого хочешь провести, я не вчера родился.

"Смышленый малый”, — подумал Николас, а вслух спросил:

— Что ты сделал с моим кучером?

— Пристукнул в аллее. Не бойся, он жив. Очнется с головной болью, как и ты. Пара синяков, ничего особенного.

— Где мы?

— Меня больше устраивало, когда ты валялся без сознания, — буркнул разбойник. — Слишком много вопросов.

— Можешь хотя бы сказать, что мы здесь делаем?

— Ты сидишь посреди дороги, а я тебя караулю.

— Это меня и бесит! — рассвирепел Николас.

— Испугал! — усмехнулся разбойник. Одно небольшое усилие, и Николас мог бы встать на ноги и боднуть головой в живот этого ублюдка. Но в этот момент раздался грохот подъезжающего экипажа. Поскольку его страж не сделал попыток к бегству, Николас понял, что карету ждали. Что дальше?



— Твои дружки? Бандит покачал головой:

— Я уже говорил, парень, ты задаешь много вопросов.

Фонарь кареты осветил дорогу, и Николас увидел знакомый пейзаж. Гайд-парк? Он каждое утро ездил здесь верхом и знал парк так же хорошо, как свое поместье в Сильверли. Они осмелились напасть на него буквально у порога его дома?

Карета остановилась в двадцати футах от него, и кучер слез с козел, прихватив с собой фонарь. Из экипажа вышли двое, но Николас не разглядел лиц. Он снова попытался встать, но Пай коснулся дубинкой его плеча.

— Прелестная картинка, а, Конни? — услышал Николас. — Можно начинать развлечение.

Их смех действовал ему на нервы. Он не узнал голосов, но, похоже, они принадлежат джентльменам. Сколько же врагов он нажил в высшем свете? Господи, да сотню! Включая бывших поклонников его будущей жены.

— Отличная работа, парни. — Один кошелек полетел обладателю дубинки, второй — кучеру. — Оставьте нам фонарь, а карету можете вернуть. Мы воспользуемся коляской его лордства, она ему больше не понадобится.

Фонарь убрали, и Николас взглянул на двух мужчин. Оба высокие, бородатые, выглядят прилично. Тот, что похудее, — в двубортном рединготе, другой, с огромной бородой, — в плаще. Вычищенные сапоги, темные панталоны. Но кто эти люди?

Широкоплечий мужчина, ростом чуть ниже худощавого, небрежно поигрывал тростью с набалдашником из слоновой кости. Щегольская вещь в сочетании с густой бородой придавала ему несколько карикатурный вид. Он был старше приятеля, на вид лет под сорок. Его лицо показалось Николасу знакомым, хотя он не мог вспомнить, где видел этого человека раньше.



— Поставьте сюда еще один фонарь и можете идти.

Фонарь поставили на крышу экипажа Николаса, чтобы свет падал на него, а незнакомцы оставались в тени. Кучер с бандитом уехали в наемной карете.

— Он выглядит смущенным, а, Конни? — спросил широкоплечий, когда затих стук копыт. — Думаешь, он меня помнит?

— Возможно, тебе следует освежить его память.

— Согласен, только сначала проветрю ему мозги. В следующий момент Николас получил удар сапогом в лицо и свалился на землю, рыча от боли.

— Ну же, парень, вставай, я тебя всего лишь толкнул.

Николаса рывком поставили на ноги, чуть не вывернув ему связанные запястья. Он покачнулся, но железная рука удержала его. Щека онемела, и, не чувствуя боли, он с трудом разжал губы:

— Если мы встречались…

Удар кулаком в живот, и Николас согнулся пополам, ловя ртом воздух. Кто-то грубо приподнял его голову.

— Не огорчай меня, парень. — В голосе широкоплечего слышалась угроза. — Скажи, что ты вспомнил меня.

В бессильной ярости Николас уставился на незнакомца. Тот был ниже его всего на несколько дюймов, длинные светло-каштановые волосы перевязаны сзади лентой, более короткие пряди свисают по обеим сторонам лица, борода того же светло-каштанового оттенка. Незнакомец чуть нагнулся, чтобы получше рассмотреть Николаса, и в ухе у него что-то блеснуло. Серьга? Не может быть. Только один человек… Злость сменилась тревогой.

— Капитан Хоук?

— Молодец, парень! А то я чуть не подумал, что ты меня забыл, — усмехнулся Хоук. — Видишь, Конни, к чему приводит хорошая взбучка? Последний раз мы встретились с ним в темной аллее, он меня, наверное, и разглядеть-то не смог.

— Он видел тебя на борту “Красотки Энн”.

— Разве на корабле я так выглядел? Нет. Он смышленый малый и сделал правильный вывод. Другого такого врага у него просто быть не может.

— Должен вас огорчить, — устало вздохнул Николас. — Честь быть моим злейшим врагом принадлежит не только вам.

— Да? Прекрасно! Мне не хочется, чтобы у тебя наступила спокойная жизнь после моего отъезда.

— Значит, я доживу до следующего дня? — спросил Николас.

— Будь я проклят, — засмеялся Конни, — если этот дерзкий щенок не похож на тебя, Хоук.

По-моему, ты его нисколько не испугал. Смотри, как бы он не плюнул тебе в глаза.

— Не думаю, — холодно возразил Хоук. — Иначе я вырву его собственный. Парня не слишком изуродует черная повязка, как у старины Биллингса, а, Конни?

— С его-то красивым лицом? — хмыкнул тот. — Боюсь, он только выиграет, женщины будут от него без ума.

— Тогда я с удовольствием предоставлю ему такую возможность.

Николас даже не заметил удара, лишь по щеке полоснула жгучая боль, и он пошатнулся. Но Конни не дал ему упасть, и за первым ударом тут же последовал второй.

Когда голова перестала гудеть, Николас сплюнул кровь и с ненавистью взглянул на пиратскую физиономию капитана.

— Ну, парень, ты достаточно разозлен, чтобы сразиться со мной?

— Мог бы и не спрашивать.

— Ты должен узнать причину. Я здесь, чтобы свести с тобой счеты, а не в игрушки играть. Поэтому я требую честной драки, иначе мне придется начать все сначала.

Николас усмехнулся, забыв про боль:

— Свести счеты? Ты забыл, кто на кого напал в открытом море?

— Но это — мое ремесло.

— Тогда как же ты смеешь говорить о мщении? Или ты зол на меня за то, что мне единственному посчастливилось увести свой корабль целым и невредимым после встречи с “Красоткой Энн”?

— Вовсе нет, — твердо сказал Хоук. — “Красотке” порой тоже доставалось, да и я получал раны посерьезнее. Но когда ты сбил у меня грот-мачту, был ранен мой сын. Отчасти я сам виноват, не следовало брать его с собой. Тем не менее должен заявить тебе как джентльмен джентльмену…

— Пират — и вдруг джентльмен? — не удержался Николас.

— Ухмыляйся, если хочешь, но теперь, надеюсь, тебе ясно, почему мы встретились снова.

Николас чуть не засмеялся. Неслыханно! Пират напал первым, чтобы захватить корабль и весь груз Николаса. Николас выиграл сражение. Вот только насмехаться над капитаном Хоуком не следовало, это был удар ниже пояса. Однако его тоже можно понять. История произошла четыре года назад, когда он был молод, горяч, опьянен победой, за что теперь и расплачивается. Именно оскорбление побудило Хоука искать с ним встречи, чтобы, как он выразился, “свести счеты”. В , самом деле, какой джентльмен не захочет отомстить за оскорбление?

Джентльмен! Три года назад, когда Николас вернулся в Англию, они встретились ночью в пустынной аллее в Саутгемптоне. В темноте Николас не разглядел противника, но капитан с удовольствием назвал себя. Однако их встречу прервали.

Затем было письмо, которое дожидалось возвращения Николаса из Вест-Индии. Хоук выражал сожаление, что не смог возобновить с ним знакомство в Лондоне. Итак, в лице капитана он приобрел злейшего врага. Господи, ну почему его крови жаждет именно подонок общества?

— Развяжи его, Конни. Николас насторожился:

— Я буду драться с обоими?

— Ну что ты, — возразил капитан. — Это было бы не по-джентельменски.

— Черт подери! А избивать беззащитного — по-джентельменски?

— Я тебя ранил, парень? Тогда извини, но я считал тебя более крепким. Думаю, ты понимаешь, что это лишь скромная компенсация за волнения, которые ты мне доставил.

— Сам виноват.

— О, разумеется. — Хоук отвесил шутовской поклон.

Когда он снял плащ, то оказалось, что одет он специально для такого случая. Широкая рубашка, заправленная в панталоны, не стесняла движений. А на Николасе были плащ, фрак и жилет. Конечно, ему не дадут раздеться, пират уже нетерпеливо разминал пальцы.

Конни развязал пленника, и Николас застонал, почувствовав ужасную боль в затекших руках. Ему действительно не дали собраться с силами. Удар в челюсть тут же свалил его с ног.

— Ну давай же, парень, — притворно вздохнул капитан. — На этот раз нам никто не помешает. Если ты будешь драться как следует, я потом оставлю тебя в покое.

— А если нет?

— Ты останешься здесь навсегда.

Николас внял угрозам. Лежа на земле, он ухитрился стащить с себя плащ и тут же бросился на противника. Ударом ниже пояса он сбил его с ног, рухнул вместе с ним на землю, изо всей силы ударил Хоука в челюсть и вскрикнул. Онемевшие пальцы свело от боли.

Он дрался отчаянно, но Хоук наносил ему еще более жестокие удары. К тому же он был гораздо крупнее и сильнее Николаса. Его огромные кулаки безжалостно молотили противника. Впрочем, капитану досталось не меньше. Но у него еще хватило сил, чтобы смеяться.

— Ты победил, Монтьет, — фыркнул он. — Если бы ты дрался со мной целым и невредимым, то наверняка одолел бы меня. Теперь я удовлетворен.

Его слова доходили до Николаса как сквозь туман, и в следующий момент он потерял сознание. Конрад Шарп тряс его за плечо, но он даже не пошевелился.

— Готов. Можешь снять перед ним шляпу, Хоук. Для избалованного щеголя он продержался гораздо дольше, чем я предполагал. — Конрад усмехнулся:

— Ну а ты как себя чувствуешь?

— Замолчи, Конни. Разрази меня гром, у него опасный удар правой.

— Я заметил. Хоук вздохнул:

— Знаешь, если бы не та история… я бы сказал, что он молодец. К сожалению, именно он перебежал мне тогда дорожку. Вот и поплатился за свой длинный язык, дерзкий щенок.

— Разве мы сами не были такими же?

— Да, пожалуй. &го будет всем нам хорошим уроком. — Хоук попытался выпрямиться, но тут же согнулся от боли и простонал:

— Отвези меня в постель, Конни. Похоже, мне придется с неделю отдыхать.

— Но дело того стоило?

— Клянусь дьяволом, да!

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал