Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Окончательный разгром Германии. Берлинская операция.






Войска Ленинградского фронта во взаимодействии с Балтийским флотом продолжали блокировать курляндскую группировку врага. Войска 3-го Белорусского фронта при содействии части сил 2-го Белорусского фронта уничтожали остатки немецко-фашистских войск на Земландском полуострове, в районе юго-восточнее Данцига и севернее Гдыни. Основные силы 2-го Белорусского фронта после перегруппировки на новое направление вышли в низовья реки Одер, сменив там войска 1-го Белорусского фронта. На центральном участке советско-германского фронта войска маршала Г.К. Жукова вели боевые действия на левом берегу реки Одер по расширению ранее захваченных там плацдармов, особенно кюстринского – наиболее крупного из них. Основная группировка фронта находилась всего в 60—70 км от столицы фашистской Германии – Берлина. Армии правого крыла 1-го Украинского фронта вышли к реке Нейсе. Их удаление от Берлина составляло 140—150 км. Соединения левого крыла фронта находились у чехословацкой границы. Таким образом, советские войска вышли на подступы к столице Германии и были готовы к нанесению завершающего удара по врагу.

Берлин являлся не только политическим оплотом нацизма, но и одним из крупнейших военно-промышленных центров Германии. На берлинском направлении были сосредоточены основные силы вермахта. Поэтому разгром их и овладение столицей Германии должны были привести к победоносному завершению войны.

К середине апреля войска западных союзников форсировали Рейн и завершили ликвидацию рурской группировки противника. Нанося главный удар на Дрезден, они стремились рассечь на две части Западный фронт врага и на рубеже реки Эльбы соединиться с Красной Армией.

К этому времени нацистская Германия находилась в полной политической изоляции, лишившись всех своих союзников в Европе. Ее внутреннее положение также свидетельствовало о приближавшемся неотвратимом крахе. Потеря сырьевых ресурсов ранее оккупированных стран обусловила резкий спад промышленного производства Германии. Дезорганизация всей ее экономики привела прежде всего к падению военного производства: выпуск военной продукции к весне 1945 года по сравнению с летом 1944 года сократился на 2/3. Увеличились трудности и с пополнением вермахта личным составом. Даже призвав в армию 16–17- летних юнцов, гитлеровцы не смогли восполнить потери, понесенные зимой 1944/45 г.

Однако благодаря тому, что протяженность Восточного фронта существенно сократилась, немецко-фашистскому командованию удалось сосредоточить крупные силы на наиболее важных направлениях. Кроме того, в начале апреля оно перебросило часть сил и средств с Западного фронта на Восточный. Сущность стратегического плана верховного командования вермахта состояла в том, чтобы любой ценой удержать оборону на востоке, сдержать наступление Красной Армии, а тем временем попытаться заключить сепаратный мир с США и Англией. Нацистское руководство выдвинуло лозунг: «Лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских». В специальных указаниях национал-социалистского руководства Германии говорилось, что «война решается не на Западе, а на Востоке». Поэтому на завершающем этапе войны на советско-германском фронте действовало 214 дивизий (в том числе 34 танковые и 15 моторизованных) и 14 бригад противника, в то время как на Западном фронте против англо-американских войск оставались лишь 60 дивизий (в том числе 5 танковых).



На берлинском направлении занимали оборону войска групп армий «Висла» и «Центр» — 3-я и 4-я танковые, 9-я и 17-я полевые армии. Общая численность этой вражеской группировки составляла 1 млн человек. Она имела 10,4 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий. Ее авиационная группировка насчитывала 3,3 тыс. самолетов.

Перед 1-м Белорусским фронтом в полосе до 175 км оборонялись 23 немецкие дивизии, а также значительное количество отдельных бригад, полков и батальонов. Наиболее плотная группировка противника находилась перед кюстринским плацдармом наших войск, где на участке шириной 44 км было сосредоточено 14 дивизий, в том числе 5 моторизированных и 1 танковая. Здесь на 1 км фронта он имел 60 орудий и минометов, 17 танков и штурмовых орудий. В самом Берлине формировались более 200 батальонов фольксштурма, а общая численность его гарнизона превышала 200 тыс. человек.



В полосе 1-го Украинского фронта шириной около 400 км находились 25 вражеских дивизий, из которых 7 — в оперативном резерве.

Перед войсками 2-го Белорусского фронта в полосе шириной 120 км оборонялись 7 пехотных дивизий, 13 отдельных полков, несколько отдельных батальонов и личный состав двух офицерских школ. В районе Берлина немецкое командование сосредоточило до 2 тыс. боевых самолетов, основную массу которых составляли истребители (из них 120 реактивных Ме-262). Кроме истребительной авиации для прикрытия столицы с воздуха привлекалось около 600 зенитных орудий.

Основные оперативные резервы противника располагались северо-восточнее Берлина и в районе Котбуса. Их удаление от линии фронта не превышало 30 км. В тылу групп армий «Висла» и «Центр» спешно формировались стратегические резервы в составе 8 дивизий.

На берлинском направлении противник подготовил глубоко эшелонированную оборону, строительство которой началось еще в январе 1945 года. На возведении оборонительных укреплений нацисты широко использовали военнопленных и иностранных рабочих. Привлекалось и местное население.

Основу обороны немецко-фашистских войск составляли одерско-нейсенский оборонительный рубеж и Берлинский оборонительный район. Одерско-нейсенский рубеж состоял из трех полос, между которыми на наиболее важных направлениях имелись промежуточные и отсечные позиции. Общая глубина этого рубежа достигала 20—40 км. Передний край главной полосы обороны проходил по левому берегу рек Одер и Нейсе, за исключением районов Франкфурта, Губена, Форста и Мускау, где противник удерживал небольшие предмостные укрепления на правом берегу. Города и поселки были превращены в сильные опорные пункты. Используя шлюзы на реке Одер и многочисленные каналы, гитлеровцы подготовили ряд районов к затоплению. В 10—20 км от переднего края они создали вторую полосу обороны. Наиболее оборудованной в инженерном отношении она была на Зеловских высотах – перед Кюстринским плацдармом. Третья полоса находилась на удалении 20 - 40 км от переднего края главной полосы. Как и вторая, она состояла из мощных узлов сопротивления, соединенных между собой траншеями и ходами сообщения. При организации обороны на берлинском направлении особое внимание немецко-фашистское командование уделило созданию противотанковой обороны. Она строилась на сочетании огня артиллерии и танков с инженерными заграждениями, плотным минированием танкодоступных направлений и обязательным использованием разного рода естественных препятствий (реки, каналы, озера и т.п.). Для борьбы с танками предполагалось широко использовать зенитную артиллерию. Не только перед оборонительными полосами, но и в глубине их находились минные поля. Средняя плотность минирования на важнейших направлениях достигала 2 тыс. мин на 1 км фронта. Перед первой траншеей и в глубине обороны, особенно на пересечении дорог, располагались истребители танков, вооруженные фаустпатронами.

Берлинский оборонительный район включал 3 кольцевых обвода. Внешний оборонительный обвод проходил по рекам, каналам и озерам в 25—40 км от центра столицы. Основу его составляли крупные населенные пункты, превращенные в узлы сопротивления. Внутренний оборонительный обвод, который считался главной полосой обороны укрепленного района, проходил по окраинам пригородов Берлина. На их улицах были возведены противотанковые препятствия и проволочные заграждения. Общая глубина обороны на этом обводе составляла 6 км. Третий, городской, обвод проходил по окружной железной дороге. Все улицы, ведущие к центру города, были перекрыты всякого рода заграждениями, а мосты подготовлены к подрыву.

Для удобства управления обороной Берлин был разбит на 9 секторов. Наиболее сильно укреплен был центральный сектор, где находились основные государственные и административные учреждения, включая рейхстаг и имперскую канцелярию. На улицах и площадях были отрыты окопы для артиллерии, минометов, танков и штурмовых орудий, подготовлены многочисленные огневые точки, защищенные железобетонными сооружениями. Для скрытого маневра силами и средствами предполагалось широко использовать метро, общая протяженность линий которого достигала 80 км. Большинство оборонительных сооружений в самом городе и на подступах к нему заблаговременно занимались войсками. В изданном 9 марта приказе ОКХ говорилось: «Оборонять столицу до последнего человека и до последнего патрона… Противнику нельзя давать ни минуты покоя, он должен быть ослаблен и обескровлен в густой сети опорных пунктов, оборонительных узлов и гнезд сопротивления. Каждый утраченный дом или каждый утраченный опорный пункт должен быть немедленно возвращен контратакой… Берлин может решить исход войны».

15 апреля Гитлер обратился со специальным воззванием к солдатам Восточного фронта. Он призвал их во что бы то ни стало отразить наступление Красной Армии. Фюрер требовал от командиров расстреливать на месте каждого, кто осмелится отойти или отдаст приказ на отход. Призывы к стойкости сопровождались угрозами по отношению семей тех солдат и офицеров, которые сдадутся в плен советским войскам. В. Кейтель и М. Борман издали приказ защищать каждый населенный пункт до последнего человека, а за малейшую неустойчивость карать смертной казнью.
Перед советскими войсками, вышедшими на подступы к столице фашистского Третьего рейха, стояла задача нанести по врагу завершающий удар и заставить его безоговорочно капитулировать.

Для проведения Берлинской операции Ставка ВГК привлекла войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов, часть сил Балтийского флота, 18-й воздушной армии (авиация дальнего действия), Войск ПВО страны и Днепровскую военную флотилию. В состав советских фронтов входили и польские войска (Войско Польское): две армии, танковый и авиационный корпуса, две артиллерийские дивизии прорыва и отдельная минометная бригада – всего 185 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и минометов, более 500 танков и САУ, 320 самолетов. Общая численность нацеленной на Берлин группировки составляла свыше 2 млн. человек. Она насчитывала около 42 тыс. орудий и минометов, 6250 танков и САУ, 7500 боевых самолетов. Это обеспечивало превосходство над противником в людях в 2, артиллерии — в 4, танках и САУ — в 4,1, боевых самолетах — в 2,3 раза. На направлениях главных ударов фронтов оно было еще более значительным.


ПОДГОТОВКА К ОПЕРАЦИИ

Замысел Берлинской операции вырабатывался в Ставке ВГК еще в ходе зимнего наступления советских войск. Затем к детальной разработке плана операции приступили Генеральный штаб, командующие, штабы и военные советы фронтов. Окончательный план был утвержден Верховным Главнокомандующим в начале апреля. Цель операции состояла в том, чтобы в короткие сроки разгромить основные силы групп армий «Висла» и «Центр», овладеть Берлином и, выйдя на реку Эльбу, соединиться с войскам западных союзников. Это должно было лишить фашистскую Германию возможности дальнейшего организованного сопротивления и вынудить ее к безоговорочной капитуляции.

Завершение разгрома немецко-фашистских войск предполагалось осуществить совместно с западными союзниками, принципиальная договоренность с которыми по координации действий была достигнута на Крымской конференции. План наступления на Западном фронте был изложен в послании Д. Эйзенхауэра И. В. Сталину от 28 марта. В ответном послании от 1 апреля руководитель Советского государства писал: «Ваш план рассечения немецких сил путем соединения советских войск с Вашими войсками вполне совпадает с планом советского главнокомандования». Далее он ставил в известность союзное командование, что советские войска будут брать Берлин, выделив для этой цели часть своих сил, и сообщал ориентировочный срок начала наступления.
Замысел советского командования сводился к тому, чтобы мощными ударами войск трех фронтов прорвать оборону противника по рекам Одеру и Нейсе и, развивая наступление в глубину, окружить основную группировку немецко-фашистских войск на берлинском направлении с одновременным рассечением ее на несколько частей и последующим уничтожением каждой из них. В дальнейшем советские войска должны были выйти на Эльбу.

В соответствии с замыслом операции Ставка ВГК поставила фронтам конкретные задачи. Основная роль в предстоящей операции отводилась 1-му Белорусскому фронту (Маршал Советского Союза Г. К. Жуков), который должен был на 6-й день операции овладеть столицей Германии – Берлином и не позднее 12—15-го дня операции выйти на реку Эльба. Фронт наносил три удара: главный – по кратчайшему направлению с кюстринского плацдарма непосредственно на Берлин и два вспомогательных – севернее и южнее Берлина. На направлении главного удара наступали пять общевойсковых и две танковые армии, на других направлениях – по две общевойсковые армии на каждом из них. Учитывая важную роль фронта в предстоящей операции, Ставка усилила его общевойсковой армией и восемью артиллерийскими дивизиями прорыва.

1-й Украинский фронт (Маршал Советского Союза И. С. Конев) должен был разгромить группировку противника южнее Берлина, не позднее 10—12-го дня операции овладеть рубежом Белиц, Виттенберг и далее по реке Эльба до Дрездена. Фронт наносил два удара: главный в общем направлении на Шпремберг и вспомогательный на Дрезден. На направлении главного удара наступали три общевойсковые и две танковые армии, на вспомогательном направлении – две общевойсковые армии. На левом крыле фронта войска переходили к жесткой обороне. Для усиления ударной группировки в состав 1-го Украинского фронта передавались две общевойсковые армии (28-я и 31-я) из 3-го Белорусского фронта, а также семь артиллерийских дивизий прорыва. На совещании в Ставке командующий войсками 1-го Украинского фронта получил устное указание Верховного Главнокомандующего предусмотреть в плане фронтовой операции возможность поворота на север танковых армий после прорыва нейсенского оборонительного рубежа для удара по Берлину с юга.

Перед войсками 2-го Белорусского фронта (Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский) была поставлена задача форсировать Одер, разгромить штеттинскую группировку противника и не позднее 12—15-го дня операции овладеть рубежом Анклам, Виттенберге. Главный удар фронт наносил силами трех общевойсковых армий из района южнее Штеттина в северо-западном направлении с целью отсечь западно-померанскую группировку противника от Берлина. При благоприятных условиях войска фронта должны были частью сил, действуя из-за правого крыла 1-го Белорусского фронта, свернуть оборону врага вдоль левого берега Одера. Кроме того, на 2-й Белорусский фронт возлагалась задача частью сил прикрыть побережье Балтийского моря от устья Вислы до Альтдамма.

Начало наступления войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов было назначено на 16 апреля, 2-го Белорусского фронта – на 20 апреля.

Задачи фронтам Ставка ВГК поставила 2—6 апреля. До начала наступления оставалось совсем немного времени, а работа предстояла огромная. Главная трудность заключалась в создании ударных группировок. Дело в том, что основные силы фронтов находились в стороне от намеченных ударов. В особенно сложном положении оказался 2-й Белорусский фронт, которому предстояло перегруппировать большую массу войск и техники из районов Данцига и Гдыни на Одер, т.е. на расстояние 300 км. Тем не менее в назначенные сроки фронты в целом завершили подготовку к операции, хотя им и пришлось преодолеть неимоверные трудности. Не успевшие полностью сосредоточиться в новых районах войска выводились во второй эшелон или в резерв. Операцию было решено начать, не дожидаясь опоздавших.

В соответствии с полученными задачами фронты приступили к подготовке фронтовых наступательных операций немедленно. Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г. К. Жуков решил главный удар нанести силами 3, 47, 3-й и 5-й ударных, 8-й гвардейской общевойсковых армий, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий. Войска фронта в первый же день наступления должны были прорвать две полосы обороны противника на трех участках общей протяженностью 24 км. Особенно важно было овладеть второй полосой, передний край которой проходил по Зеловским высотам. В дальнейшем предполагалось развернуть стремительное наступление на Берлин, одновременно обойдя его танковыми армиями с севера и юга. Овладеть Берлином планировалось на 6-й день операции. Наступавшая на правом фланге ударной группировки 47-я армия должна была обойти Берлин с севера и на 11-й день операции выйти к Эльбе. Для наращивания усилий ударной группировки в ходе операции намечалось использовать второй эшелон фронта – 3-ю армию. В резерв выделялся 7-й гвардейский кавалерийский корпус. Предписанные Ставкой вспомогательные удары для обеспечения наступления главной ударной группировки фронта планировалось нанести: справа – силами 61-й армии и 1-й армии Войска Польского в общем направлении на Эберсвальде, Зандау; слева – силами 69-й и 33-й армий совместно со 2-м гвардейским кавалерийским корпусом на Фюрстенвальде, Бранденбург. Последние должны были прежде всего отсечь от Берлина основные силы 9-й полевой армии противника. Танковые армии планировалось ввести в сражение на глубине 6—9 км после того, как общевойсковые армии овладеют Зеловскими высотами.

Оперативно подчиненная 1-му Белорусскому фронту Днепровская военная флотилия получила задачу двумя бригадами речных кораблей оказать содействие войскам 5-й ударной и 8-й гвардейской армий в переправе через Одер и прорыве обороны противника на Кюстринском плацдарме. Третья бригада флотилии должна была содействовать войскам 33-й армии в районе Фюрстенберга и обеспечить противоминную оборону водных путей.

Командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. С. Конев решил главный удар нанести силами 3-й и 5-й гвардейских, 13-й общевойсковых армий, 3-й и 4-й гвардейских танковых армий из района Трибеля в общем направлении на Шпремберг. В состав главной ударной группировки фронта входили. Войска ударной группировки фронта должны были прорвать оборону противника на участке шириной 27 км, разгромить его войска в районе Котбуса и южнее Берлина, а затем частью сил нанести удар по Берлину с юга. На направлении главного удара фронта для наращивания силы удара предусматривалось использовать его второй эшелон – 28-ю и 31-ю армии, прибытие которых в состав 1-го Украинского фронта ожидалось 20—22 апреля.

Вспомогательный удар намечалось нанести войсками правого фланга 52-й армии, усиленной 7-м гвардейским механизированным корпусом, и 2-й армии Войска Польского с польским 1-м танковым корпусом в общем направлении на Дрезден с задачей обеспечить с юга действия главной ударной группировки фронта. В резерве 1-го Украинского фронта находился 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Командующий 2-м Белорусским фронтом маршал К. К. Рокоссовский решил главный удар нанести силами 49, 65 и 70-й армий, 1, 3 и 8-го гвардейских танковых, 8-го механизированного и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов из района Альтдамм в общем направлении на Нейстрелиц. В течение первых пяти дней операции войска ударной группировки фронта должны были форсировать оба рукава Одера и прорвать одерский оборонительный рубеж. С вводом в сражение подвижных соединений предстояло развивать наступление в северо-западном и западном направлениях с тем, чтобы отсечь от Берлина основные силы немецкой 3-й танковой армии. Войска 19-й и главные силы 2-й ударной армий получили задачу прочно удерживать занимаемые рубежи. Часть сил 2-й ударной армии должна была содействовать 65-й армии в овладении городом Штеттин. Находившиеся в составе фронта отдельные танковые, механизированные и кавалерийские корпуса непосредственно подчинялись командующему фронтом. Их ввод в сражение планировался только с захватом плацдармов на западном берегу Одера. В ходе развития наступления предполагалось их переподчинение общевойсковым армиям.

В период подготовки Берлинской операции главное внимание уделялось созданию мощных ударных группировок. Так, в 1-м Белорусском фронте на направлении главного удара (участок 44 км, составлявший лишь 25% общей протяженности полосы фронта) было сосредоточено 55% стрелковых дивизий, более 60% всей артиллерии, около 80% танков и САУ. В 1-м Украинском фронте на участке 51 км (13% полосы фронта) сосредоточивалось 48% стрелковых дивизий, 75% орудий и минометов, 73% танков и САУ. Это позволило на основных направлениях создать глубокое построение войск. Фронты имели мощные эшелоны развития успеха, значительные вторые эшелоны и резервы. Для обеспечения максимальной мощи первоначального удара оперативное построение большинства общевойсковых армий было одноэшелонным, в то время как боевые порядки корпусов и дивизий строились, как правило, в два, а иногда и в три эшелона. Общевойсковые армии ударных группировок 1-го и 2-го Белорусских фронтов прорывали оборону противника на участках 4—7 км, а в 1-м Украинском фронте – 8—10 км. Стрелковые дивизии, действовавшие на направлениях главных ударов, обычно получали полосы для наступления шириною 2—3 км. Плотности танков непосредственной поддержки пехоты в армиях ударных группировок были различными и достигали: в 1-м Белорусском – 20—44, в 1-м Украинском – 10—14 и во 2-м Белорусском – 7—35 танков и САУ на 1 км фронта.

При планировании артиллерийского наступления в Берлинской операции характерным было еще большее, чем раньше, массирование артиллерии на направлениях главных ударов, создание высоких плотностей на период артиллерийской подготовки и обеспечение непрерывной огневой поддержки войск в течение всего наступления. На 1-м Белорусском фронте сосредоточивалось около 300, на 1-м Украинском — около 270, на 2-м Белорусском — свыше 230 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Продолжительность огневой подготовки устанавливалась на 1-м Белорусском фронте 30 минут, на 1-м Украинском — 145 минут, на 2-м Белорусском — 45—60 минут. В целях достижения внезапности наступления главной ударной группировки 1-го Белорусского фронта Жуков решил начать атаку пехоты и танков за 1,5—2 часа до рассвета. Для освещения впереди лежащей местности и ослепления врага в полосах наступления 3-й и 5-й ударных, 8-й гвардейской и 69-й армий намечалось использовать 143 прожектора, которые с началом атаки пехоты должны были одновременно включить свет.

Крупная авиационная группировка врага и близость ее аэродромного базирования к линии фронта предъявляли высокие требования к надежному обеспечению наших войск от ударов с воздуха. К началу операции в составе трех фронтов и корпусов Войск ПВО страны, которые должны были прикрывать фронтовые объекты, имелось около 3,3 тыс. истребителей, свыше 5,1 тыс. зенитных орудий и до 3 тыс. зенитных пулеметов. В основу организации противовоздушной обороны был положен принцип массированного использования сил и средств для надежного обеспечения боевых порядков наземных войск на направлениях главных ударов. Прикрытие наиболее важных тыловых объектов, особенно переправ через Одер, возлагалось на Войска ПВО страны.

Основные силы авиации фронтов планировалось использовать массированно для поддержки наступления ударных группировок. Важной задачей 4-й воздушной армии (генерал-полковник авиации К. А. Вершинин) 2-го Белорусского фронта являлось обеспечение форсирования реки Одер. На нее также возлагалось сопровождение наступления пехоты и танков в глубине обороны противника, поскольку переправа артиллерии, обычно выполнявшей эту задачу, могла занять длительное время. Содействие войскам 1-го Белорусского фронта в прорыве обороны противника ночью возлагалось на авиацию дальнего действия – 18-ю воздушную армию (главный маршал авиации А. Е. Голованов), имевшую на вооружении самолеты Ил-4. 2-я воздушная армия (генерал-полковник авиации С. А. Красовский) 1-го Украинского фронта должна была перед форсированием реки Нейсе установить дымовую завесу в полосе наступления ударной группировки. 16-й воздушной армии (генерал-полковник авиации С. И. Руденко) 1-го Белорусского фронта предстояло в первую очередь сохранить господство в воздухе, надежно прикрыть войска ударной группировки на плацдарме и переправы через Одер. Таким образом, боевое применение авиации во фронтах планировалось с учетом конкретно сложившейся обстановки в полосе каждого фронта и характера задач, которые предстояло решать наземным войскам.

Большое место отводилось инженерному обеспечению. Главными задачами инженерных войск являлись наведение переправ и подготовка плацдармов для наступления, а также содействие войскам в ходе операции. Так, в полосе 1-го Белорусского фронта было построено через Одер 25 мостов и наведено 40 паромных переправ. В 1-м Украинском фронте для форсирования Нейсе было заготовлено около 2,5 тыс. лодок, 750 пог. м штурмовых мостиков и более 1 тыс. м элементов деревянных мостов под грузы от 16 до 60 т.

Самый мощный узел сопротивления на пути к Берлину находился на Зеловских высотах. Их крутые, изрезанные оврагами склоны, которые возвышались над широкой долиной Одера в 10—12 км от кюстринского плацдарма, танки могли преодолеть только по дорогам. В полосе предстоящих действий 1-го Украинского фронта основными естественными преградами были реки Нейсе и Шпрее, не говоря уже о сплошных лесных массивах. В общем же весеннее половодье и распутица серьезно осложняли наступление советских фронтов и требовали от инженерных войск огромных усилий по его обеспечению.

В те самые весенние дни, когда советские войска завершали подготовку к Берлинской операции, западные союзники, почти не встречая сопротивления, стремительно продвигались на восток. 11 апреля бронетанковые дивизии 9-й американской армии генерала У. Симпсона начали выходить к Эльбе. До столицы Германии оставалось немногим более 100 км. Далеко оторвавшиеся от своих главных сил передовые части американцев испытывали недостаток горючего. Симпсон уверял, что если ему в течение двух суток подвезут топливо, то он через 24 часа, опередив русских, будет в Берлине. Об этом доложили Эйзенхауэру, но он охладил пыл своего не в меру воинственного генерала. 15 апреля главнокомандующий союзными войсками докладывал в Вашингтон: «Хотя и верно то, что мы захватили небольшой плацдарм за Эльбой, однако следует помнить, что на эту реку вышли только передовые части, основные же силы пока находятся далеко позади». Следовательно, реально оценивая обстановку, Эйзенхауэр отдавал себе отчет в том, что необходимых для овладения Берлином сил у него пока нет. Черчилль не разделял мнение своего американского союзника. Он вынужден был согласиться с ним лишь после того, как Красная Армия сокрушила оборону немецко-фашистских войск на берлинском направлении.



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал