Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Это случилось 24 сентября!

Накануне, моя жена приехала в Саянск, что бы получить свидетельства о рождении на внуков. Вечером мы сочиняли жалобу в прокуратуру на бездействие полиции, а утром она села на электричку до Иркутска. Хоть у нас и были нехорошие предчувствия, но мы не думали, что может до этого дойти …

Что бы всё стало понятно, приведу нашу жалобу в прокуратуру полностью.

 

Ещё раз: Это произошло 24 сентября …

Жене позвонили, когда я посадил её на электричку. Толком ни чего не объяснив, сказали ехать сразу в полицию. Она тут же перезвонила мне, и когда я перезвонил в полицию – на другом конце провода спокойный женский голос сказал: «Вы не волнуйтесь, с вашими внуками всё в порядке». На мой крик, что с моими детьми она ответила: «Они в тяжёлом состоянии, их увезли на скорой». И трубка замолчала…

Уезжая из Иркутска в Саянск, жена договорилась с нашим сыном, Максимом, который живёт в Иркутске, что бы он присмотрел за Светой, ведь она прикована к постели. Сын взял на работе отгулы и сказал, что побудет со Светой два дня.

Не доезжая до дома, я развернул машину, позвонил жене. Она вышла в п. Залари. Дальше мы ехали в Иркутск на машине. Вы знаете, что значит: «быть в неведении»! Особенно если это связано с твоими детьми! Через какое-то время мы были в Иркутске, и сразу же поехали в областную больницу. Заведующий четвёртым реанимационным отделением Александров А.В. нам сказал, что Света и Максим в очень тяжёлом состоянии с множеством колото – режущих ран, с очень большой кровопотерей и ни каких гарантий он в настоящий момент дать не может. Детям необходима была кровь… Врач сказал, что крови надо много.

Каждый родитель, для своих детей готов отдать всю свою кровь! Нам казалось, если мы сей час же не сдадим кровь, то дети умрут. Но станция переливания крови работала с утра и до 15-00.

В милиции, куда мы приехали, с нами разговаривала только инспектор по делам несовершеннолетних. Разговор шёл о судьбе внуков. Она сказала, что нам необходимо оформить предварительную опеку над внуками. Больше к нам ни кто не подошёл. На третьем этаже этого же здания находится прокуратура, куда мы занесли нашу жалобу, привезённую и не кому уже не нужную.



Идти в квартиру, где всё это произошло, и которая оставалась залитой кровью наших детей, очень не хотелось. Но у нас были внуки. Старшему – Илье, на глазах которого всё произошло, в декабре исполнится 12 лет, младшей – Алёне на днях исполнилось пять. Пока я гулял с детьми во дворе, жена наводила порядок в квартире, смывая кровь своих детей.

 

 

Только вечером от старшего внука и соседей, мы узнали, что произошло в квартире утром…

На кануне, 23-го сентября Трушков В.В. приехал к Светлане вместе со своей матерью Трушковой Людмилой Александровной. Когда они входили в квартиру, следом вошёл участковый милиционер – Кикалишвили Гиви Михайлович. Разговор состоялся при нём. Трушков В.В. просил прощения, обещал золотые горы, но, не добившись ни чего, уехал со своей матерью на машине, которую брал у своего хорошего знакомого. Света ему сказала, что не будет с ним разговаривать, пока он не вернёт все украденные документы.

Трушкова Людмила Александровна

 

Трушков Валерий Валерьевич

 

 

На следующий день (Максим уже собрался ехать в ГИБДД, с отзывом доверенности на машину, которую Трушков В.В. куда-то угнал после ДТП) снова приехал Трушков В.В. Как позже рассказал Максим: «Я не думал, что он при мне, что-то может сделать со Светой. По этому, я впустил его».

Трушков прошёл в комнату, где лежала Света. Когда она спросила его, привёз он украденные документы или нет, и услышала в ответ, что не привёз – разговор был окончен и Трушков вышел в коридор. Максим стоял возле двери, что бы закрыть её за Трушковым. В это время Трушков вытащил нож… Нож он принёс с собой.

Внук Илья, на глазах которого всё произошло, рассказывал, что нож был завёрнут в тряпочку. Полицейские уже потом мне сказали, что рукоятку охотничьего ножа специально обворачивают тряпкой, что бы рука не скользила. Этим ножом он ударил Максима в шею. Потом ещё несколько раз в область сердца. В общей сложности врачи насчитают у него более десяти колото резаных ран. Не смотря на это Максим в борьбе сумел вырвать у Трушкова нож и, истекая кровью, выбежал в подъезд. Илья уже стучался к соседям, призывая помощь. Соседи вызвали полицию и скорую помощь.



В это время Трушков закрылся в квартире, взял кухонный нож… Что он делал с беспомощной, прикованной к постели женщиной, мы пока не знаем. Света до сих пор (прошло уже более трёх недель) находиться в реанимации и врачи борются за её жизнь. Когда приехала полиция, дверь в квартиру была закрыта изнутри. Что бы открыть дверь, пришлось вызывать специалистов МЧС. В это время Трушков, пытаясь скрыться от полиции, привязав к батарее верёвку, слазил по ней из окна. То ли верёвки не хватило, хотя квартира находится на втором этаже, то ли он торопился убежать от полиции, но ему пришлось прыгать. В это время он поцарапал себе живот ножом, который был у него за поясом. Полиции пришлось применить оружие, что бы остановить преступника. Пока сотрудники МЧС открывали дверь, Света истекала кровью.

 

Ранения Максима спустя несколько недель после случившегося.

 

Всё это мы узнали вечером того же дня.

На следующий день мы обращались ко всем, к кому могли, с просьбой сдать кровь для детей, которые, по словам врачей, потеряли очень много крови и находились в критическом состоянии. Хочется сказать слова благодарности всем людям, откликнувшимся на наше горе. Большое спасибо соседям, которые оказывали первую помощь Максиму, истекающему кровью, и которые на следующий день сдавали свою кровь для нашего сына и дочери. Спасибо всем соседям за поддержку высказанную в наш адрес.

Спасибо дружному коллективу Восточно-Сибирского центра метрологии РЖД, руководитель – Казаков Дмитрий Геннадьевич, где работает Максим, которые все, как один, приехали на станцию переливания крови. Спасибо коллективу восьмой клинической больницы, находящейся в Ново-Ленино, в лаборатории поликлиники которой Света проработала врачом более 15 лет. Много людей из поликлиники пошли сдавать кровь. Многие сотрудницы этого медицинского учреждения оказывают моральную и материальную поддержку нам до сих пор. Большое спасибо врачам Иркутского областного консультационно-диагностического центра, которые сдавали кровь и оказали всяческую моральную поддержку нам и нашей семье. Хочется высказать слова благодарности ещё многим людям, которых мы не знаем, оказавшим нам свою поддержку своим добрым словом, своим добрым поступком (сдачей крови), а иногда и своими деньгами. Большое всем родительское спасибо.

Отдельное спасибо врачам, которые сделали всё, что бы спасти наших детей. Хочется поблагодарить заведующего четвёртым реанимационным отделением Александрова А.В., его заместителя Бахира С.С., заведующего экстренной хирургией Панасюка А.И., а так же весь медицинский персонал, которые ухаживали и помогали Свете вырваться из рук смерти.

 

Теперь о работе нашей полиции, с жалобы на которую, я начал своё повествование. В первый же день, случившегося несчастья, когда мы были в растерянности и панике, и не знали к кому обратиться за помощью мы оказались в полиции Свердловского района г. Иркутска, куда мы неоднократно писали заявления на Трушкова В.В., в надежде, что нам помогут. ( Есть, по крайней мере, 4 (четыре) зарегистрированных заявления от меня, моей жены и нашей дочери.) Начальник отдела полиции ни разу с нами не встретился, хотя мы дважды пытались к нему попасть. Дежурный, после того как мы сообщаем ему цель нашего визита, звонит начальнику (по внутреннему) телефону и сообщает, кто и по какому поводу к нему пришёл. Начальник просит подождать полчаса, а когда полчаса проходят, дежурный нам сообщает, что начальник ещё не приехал. И вообще… он застрял в пробке и когда будет не известно.

На наши обращения в полицию к нам не поступило никакого ответа (ни письменного, ни устного), если не считать ответом слова участкового – Кикалишвили Гиви Михайловича: «Вас же не убили? Вот когда вас зарежут, тогда и приходите, мы вам поможем». Как видим, слова участкового оказались пророческими. Из четырёх заявлений нам ответили только на одно. В этом заявлении дочь, Света, писала, что Трушков В.В. украл из квартиры все документы, включая свидетельство о браке, её дипломы и сертификаты о прохождении профессиональной переподготовке, а так же свидетельства о рождении детей и их медицинские полюсы, документы на квартиру, дачу и автомобиль. Привожу полностью ответ участкового, который он написал уже после всего случившегося – 26 сентября. То есть, ещё раз! Участковый, когда писал эту отписку, уже знал с каким подонком он должен был работать. Подонок, который резал женщину, женщину – прикованную к постели, которая не могла ни дать отпор, ни убежать. Видимо этот ответ был написан с расчётом, что света умрёт и жаловаться на эту отписку будет некому. Тогда ещё надежда была очень зыбкой. Кикалишвили Г.М. в постановлении пишет: «Указанные документы какой-либо материальной ценности не представляют». Сегодня, когда моя жена круглосуточно ухаживает за дочерью в больнице, я работаю, что бы содержать семью, теперь ещё с внуками – необходимо оформлять опеку на внуков, а ещё младшую водить в детский сад, а за старшим следить, что бы он хорошо учился и ни кто не отменял все домашние хлопоты: уборка, стирка, готовка и пр. Вот хочется спросить Кикалишвили Г.М.: «Как, учитывая, наш бюрократический аппарат, восстановить все документы? Сколько бы он заплатил за то, что бы восстановить все документы, если бы пришлось это делать ему?»Я понимаю, что вопрос риторический.

А сегодня мы узнали, что нашей жалобой на бездействие полиции, начальник Свердловского отдела полиции, отписал разбираться – Кикалишвили Гиви Михайловичу! То есть ровно тому человеку, в обязанности которого входило защищать граждан (то есть нас; мою дочь и моего сына) от преследования бандита Трушкова В.В. и который… этим не занимался.

Когда я пишу это письмо – прошёл месяц, после трагического преступления. Прокуратура в лице – Афанасьева А.С., которому отписали заниматься нашей жалобой, молчит. Следственный комитет, ведущий это дело, за месяц не опросил ни потерпевших, ни свидетелей (соседей), ни нас. Начальник следственного отдела по Свердловскому району Хангаев Валентин Нилович, в личной беседе обещал, что следователи обязательно будут держать нас в курсе этого дела и перезвонят нам, для чего взял мой номер телефона… Прошёл месяц. ТИШИНА!

Становится страшно, что от бездействия таких «правоохранительных работников» могут пострадать ещё много людей, которые взывают к помощи. Не зная, где искать защиту мы идём в полицию, прокуратуру в надежде, что нас защитят…

ТАК ЧТО ЖЕ МЫ СТУЧИМСЯ НЕ В ТУ ДВЕРЬ?…

Локтев Геннадий Алексеевич, 1958 г. рождения, проживающий в г. Саянске.

Прошу всех, кто прочитал этот текст, распространить его, (хорошо если через СМИ)! Потому что статья в СМИ является обращением в органы, которые должны нас защищать!

Может это сподвигнет наши правоохранительные органы к действию!

С уважением: Локтев Г.А.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
февраля в 20.00 | Глава. Доказательства.

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2022 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал