Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 9. Спустя два часа у меня было все, что мне нужно






Спустя два часа у меня было все, что мне нужно. Как только я, осторожно, чтобы не видеть головы, несколько раз обошла второй этаж, легко поняла, как именно Кинг все здесь систематизировал.

Большинство предметов было пронумеровано и классифицировано по функциям.

Яды, оружие и все остальное, что может стать причиной смерти, было отложено к отвратительным паукам в маленьких террариумах. Элементы, которые могли влиять на сознание людей: браслет с «любовным приворотом», чернила для татуировок (конечно, я расстроилась, когда увидела их), и другие странные вещи типа снежных шаров и старых газет, были отложены к омолаживающим и возвращающим к жизни сывороткам. К большинству предметов были прикреплены бирки, написанные на иностранных языках, и, судя по толщине пыли, скопившейся на них, их не трогали десятки лет. Однако на бирках стояли номера, которые я могла сопоставить с каталогом Кинга.

- Готово? – спросил Арно.

Я указала взглядом на коричневый крошечный флакончик с маслянистой жидкостью, который поставила на столешницу в кухне Кинга, рядом с ядом и флаконом с кровью Клеопатры. Мне было трудно поверить, что одна маленькая капля этой жидкости может реанимировать мертвую руку или что кровь может сохраняться так долго. Это были довольно странные штуки, и Кинг мог говорить что угодно, но не было в мире науки способной это объяснить. Что это, если не магия?

- Мисс Тернер? – нетерпеливо спросил Арно. – Могу я вам напомнить, что это происходит не только в вашей жизни.

Я посмотрела на Арно.

- Как тебя на самом деле зовут? – спросила я.

- Арсениус. Арсениус Спирос.

Я кивнула.

- Арсениус, – необычное, но подходящее этому человеку имя.

- Почему вы спрашиваете?

Я пожала плечами.

- Просто хотела знать, с кем я делю этот момент.

Он приподнял темную бровь.

- Знаешь, – объяснила я. – В этот момент я перестаю быть хорошим человеком.

Я потянулась к флакону с ядом, но Арно поймал мою руку.

- Позвольте мне, – сказал он.

- Это мило, но какая разница.

- Это имеет значение для вас.

- А тебе то что?

- Вы… - компаньон Кинга.

Компаньон. Я была совсем не им.

- И, - добавил он. – Думаю, Кинг хотел бы, чтобы я оградил вас от того, что могло бы создать такое тяжкое бремя.

Это было странно, приятно и неожиданно.

- Почему ты так предан ему, Арсениус?

- Я обязан Кингу своей жизнью.

- Что Кинг сделал для тебя?

Все еще держа меня за руку, Арно тихонько сжал ее, что побудило меня ее убрать. И я убрала.

- Это не ваша забота, – он взял маленький флакончик болиголова и перелил несколько капель в пузырек с кровью, тобишь в сыворотку, и закупорил пузырек. Затем Арно взял его и направился к стальной двери склада Кинга.



- Я позвоню тебе, как только его доставлю. Но если не вернусь, передай, пожалуйста, Кингу, что я надеюсь увидеть его в следующей жизни.

- Уххх, – странные слова Арно засели в моей голове.

Что он имел в виду? И что Кинг сделал для него? Потому что, как и Мак, Арно был готов броситься на меч ради Кинга, а, следовательно, и ради меня.

Пульсирующая боль снова воспламенилась в моей голове. Мой мозг не мог прекратить пытаться соединить вместе две противоречащие друг другу версии Кинга. Хорошую и «не совсем хорошую».

Я поморщилась и посмотрела на время. Срок, когда Миранда должна доставить руку, истекал через час. Если она не появится, мы все будем трупами.

~ ~ ~

«Прошлой ночью Драко пришел ко мне, ища утешения в моих объятиях. Он не мог поверить, что его собственный брат, его близнец, предаст его, публично бросив вызов. Глупец! Он считает, что имеет для меня хоть какое-то значение, хотя я отказывала ему в своей постели дюжину раз. Разве он может не замечать, что я о нем думаю? Или что я ничего не желаю больше, чем сказать ему, что он слаб и жалок и что ему больше нечего ждать от судьбы. Ведь даже судьба знает, что она совершила ошибку, позволив ему первым выйти из утробы матери. Он не должен был стать королем.

О Боже, как прошлой ночью мне хотелось кричать. Ох, как я мечтала раздавить его слабое сердце. Но не могла. Драко никогда не должен узнать о том, что это я побудила Каллиаса на предательство, и что сейчас у меня в животе - ребенок Каллиаса.

Именно поэтому я позволила Драко возлечь со мной на ложе в последний раз. И поэтому ждала, пока он не будет полон порывами страсти шептать мне на ухо слова любви, чтобы царапать его спину, оставляя на ней глубокие раны. Снова и снова я впивалась ногтями в его окровавленную плоть, чтобы он знал, что творится в моем сердце. Но боль не помешала столь отчаянно нуждающемуся в моем прикосновении Драко заполнить меня.



Когда Драко закончил, он просто встал и молча ушел.

Я молюсь, что это будет последним разом, когда я вижу его перед его смертью».

 

Я закрыла книгу, думая, что не могу продолжать читать. Ненависть в этой ужасной женщине была просто невыносима. И брат, по моему мнению, был слабым. Он позволил, чтобы им и его эго манипулировала эта психопатка Хейн. Или, может, оба брата были идиотами влюбленными в нее. Кто знает?

И к тому же то, как она радовалась, причиняя ему боль… Мурашки покрыли каждый сантиметр моей кожи, когда я представила, как Хейн улыбаясь впивается ногтями в спину Драко. Бедный. Мне казалось, что любовь к ней была единственной его ошибкой, и часть меня надеялась, что она будет той, кто умрет. Так было пока она не сказала, что ждет ребенка. Сложно желать смерти беременной женщине.

Так я снова задалась вопросом, какое отношение эта история имеет к Кингу? Это история его семьи?

- Тебе еще не поздно бежать, Миа, – сказал Кинг, сидящий на черном диване.

- Божечки! Тебе обязательно всегда меня так пугать? – спросила я.

На этот раз он был одет в простой темно-серый свитер и джинсы на пуговицах, а его черная бородка была аккуратно подстрижена. Он выглядел таким расслабленным, с накаченными руками, вытянутыми на спинке дивана.

Кинг улыбнулся, и на его щеках появились те самые ямочки.

- Когда я так делаю, все становится намного интересней. Обожаю подобное выражение на твоем лице.

- Что за выражение?

- Радость видеть меня. Но оно длится всего мгновение.

- Я воображаю какие-то странные разговоры, - я помолчала. - Ты уверен, что это и правда не ты?

- А ты как думаешь?

- Мак думает, что это возможно. Так что… я тоже так думаю.

Однако вымышленный Кинг мог знать вещи, которые знала только я. Так я думала, когда уезжала из дома Миранды.

- Если я не плод твоего воображения, Провидец, что-то изменится?

Мгновение я размышляла над этим.

- Нет, не изменится. Но я бы спросила, где тебя черти носят.

- Если я скажу, то это только подстегнет тебя, Мака и Арно идти меня искать. Так что я промолчу.

Постойте! Он… он…

Я встала, чувствуя, как краснеет мое лицо.

- О, Божечки! Я не выдумала тебя, да? Твою мать! Ты настоящий! И все время был настоящим!

Кинг сверкнул очаровательной улыбкой и пожал плечами.

- Возможно, я зашел слишком далеко, но у меня для этого были все основания…

- Ублюдок! - я рванулась к нему.

Обеими руками я ухватилась за его шею, и приземлилась ему на колени, оседлав. Кинг взял обе мои руки своими и сжал своей железной хваткой. Смех искрился в его светло-серых глазах.

- Ты думаешь это смешно? - прорычала я.

Тем временем на задворках моего разума, я все еще сомневалась — придумала ли я его или просто была слишком наивна и доверчива, чтобы увидеть правду. Неужели он просто играл со мной все это время?

- Уверяю тебя, — сказал он с все еще небольшой лукавой улыбкой. - Я воспринимаю все это совершенно серьезно.

Я смотрела в его глаза, ища хоть какое-то доказательство того, что Кинг был настоящим. Но в тот момент, когда увидела красивые линии его скул, прямые черные брови, мужественную челюсть и соблазнительные губы, я была загипнотизирована. Был ли это еще один сон? Потому что тепло, исходящее от его коленей и передающееся моему телу, чувствовалось таким реальным.

Кинг ослабил хватку на моих запястьях и изучал мои губы с жадным взглядом. Мне нравилось, когда он так на меня смотрел. Знать, что он борется со своими собственными желаниями - заставляло меня чувствовать себя сильной.

Мои руки скользили по его накаченной груди, и я чувствовала, что вновь пересекаю эту грань, за которой мой разум становится опьяненным, пропитывается похотью. Я жаждала его, пусть это было ужасно и неправильно.

Я наклонилась вперед, прижалась губами к его губам и закрыла глаза, чтобы насладиться лихорадочным танцем с огнем.

Кинг приоткрыл рот и подчинился мне, позволив исследовать, лизать и соблазнять его своим языком.

Божечки! Почему он заставляет меня чувствовать себя такой сумасшедшей?

Я запустила пальцы в его мягкие шелковистые волосы и прижалась своей грудью к его, мечтая, чтобы одежда между нами исчезла. Особенно одежда, покрывающая его полную желания эрекцию, которую я ощущала между своими ногами.

Я издала тихий стон, чем заставила Кинга отпрянуть. В его серых глазах отражался дикий голод.

Не говоря ни слова, он положил свои большие руки на мои бедра. Стал тереться об меня, зажав свою эрекцию у местечка между моих бедер. Я положила руки ему на плечи и стала двигаться вместе с ним. Его тепло было таким приятным, таким идеальным.

Я снова прижалась к его губам своими, желая, чтобы этот экстаз никогда не кончался. Если это и был не он, все равно это ощущалось таким реальным, и было именно тем, что мне нужно.

Когда руки Кинга скользнули от моих бедер и обхватили через свитер мою грудь — это только усилило потребность. Я продолжала тереться об твердую выпуклость на его джинсах, но этого было не достаточно. Мне нужно было почувствовать его внутри себя, чтобы его большой член, который я держала в руках, когда мы были так близки к сексу у него в кабинете, заполнил меня, двигался во мне. Он был большим и длинным, и идеальным, как все остальное в Кинге.

Я потянулась к пуговицам на джинсах Кинга и расстегнула первую.

Кинг быстро схватил меня за руку.

- Нет.

Я успокоилась, а потом посмотрела в его пронзительные, обольстительные глаза.

- Я имел в виду именно то, что сказал. Ты — моя. И это нельзя изменить.

- Я не поним… - я моргнула и была поражена резкой волной боли в голове.

Я закрыла глаза и застонала.

Кинг прижал ладони к моим вискам и сильно на них надавил.

- Посмотрите на меня, мисс Тернер. Посмотрите, кому вы позволяете к себе прикасаться. Взгляните на реальность.

Я попыталась посмотреть на то, что он хотел, чтобы я увидела, но я не видела ничего кроме цветов. Красные и синие, боль и скорбь, кружили вместе, формируя сияющий оттенок фиолетового.

- Фиолетовый, - застонала я. - Я вижу только фиолетовый.

- Нет! - Кинг отбросил меня, и я с глухим ударом шлепнулась задницей на деревянный пол.

- Ты не прочитала книгу, да? – закипая, он встал с дивана. - Да?

Мои руки позади меня напряглись, и я отрицательно покачала головой.

- Я еще не дочитала.

Красивое лицо Кинга приобрело злой красный оттенок.

- Я просил перевести ее для тебя. Слово, бл**ь, в слово! И вы ее, бл**ь, закончите, мисс Тернер! - орал он.

- Почему? Почему эта история так для тебя важна? Просто скажи мне, что ты хочешь, чтобы я узнала.

Почему моя голова так ужасно болит? Почему рядом с ним я чувствую себя такой опьяненной?

- Она покажет тебе, чего от меня ожидать.

Мой разум пытался собрать воедино все детали, но возникало слишком много вариантов.

- Я не понимаю.

Кинг нагнулся и потянул меня вверх за переднюю часть моего свитера. Насыщенный фиолетовый цвет плясал в его зрачках.

- Поймите, мисс Тернер. Теперь вы предупреждены.

 

~ ~ ~

 

Кинг исчез в мгновении ока и, конечно, я судорожно ринулась к книге. Мои глаза искали ответы, которые он хотел, чтобы я нашла.

- Святый Боже! - я замолкла.

Это было реально? Кинг только что был здесь? Или я схожу с ума?

Потому что, если он был здесь, почему он не пытается помочь нам с проблемами, с Десятым клубом? Я не могла поверить, что он не стал бы вмешиваться, рискуя лишиться своего имущества.

Как бы то ни было, мои дрожащие руки уже начали искать место, где я остановилась.

- Здесь.

Я быстро просмотрела, как Хейн описывала события дня, в котором родственники сражаются друг против друга и кровопролитие, которое вспыхнуло, потому что мужчины острова приняли сторону того, кто, по их мнению, должен был быть их правителем. Хейн ,казалось, наслаждалась каждым кусочком хаоса и смерти до главного поединка.

«Поскольку битва на мечах началась, я и пять сотен людей на стадионе затаили дыхание, наблюдая за демонстрацией абсолютной силы и безграничной ярости. Оба противника, равные по росту и скорости, сражались с силой гигантов и изящностью хорошо обученных воинов.

Я чувствовала трепет, но он быстро перерос в отчаяние, когда я посмотрела на большие руки Драко и мышцы на его широкой груди. Он был наделен быстрым изяществом, которого не доставало Каллиасу и мое сердце задумалось, а если Каллиас ошибся? Почему он вызвал своего брата на поединок, когда яд наиболее верно привел бы его к победе? Но Каллиас считал, что яд был орудием трусов. Он отказался обесчестить своего брата или свою семью таким поступком. Глупец!

Или возможно, дурой была я, потому что верила, что свирепость и решительность Каллиаса сделают его непобедимым. Я не ожидала, что оба брата, равные по возрасту вплоть до минут, не получали одинаковую подготовку. Очевидно, не получали. Драко было комфортнее с мечом, его уверенность и контроль были видны в каждом шаге и атаке. Его светло-серые глаза очень терпеливо ждали и следили за каждым шагом Каллиаса.

Он победит,- думала я. Нет, я молю богов, чтобы они даровали победу Каллиасу.

Когда Драко размахнулся и свалил Каллиаса на спину - я вскочила и закричала. Именно тогда Драко посмотрел на меня и увидел мои чувства, но не к нему, а к человеку в грязи, к его брату-близнецу. Каллиас откатился в сторону и вскочил на ноги, держа меч наготове. Драко уставился на Каллиаса, умоляя того сказать, что это неправда.

Каллиас, как дурак, сказал ему, что я — его, как и ребенок в моем животе.

- Так же моим будет твой трон и твоя голова.

Эти слова только подлили горечи в гнев Драко. Он размахнулся снова, и на этот раз, клинок пришелся Каллиасу в шею. Я закричала и бросилась к Каллиасу.

Но что я могла сделать? Там было столько крови. Кровь была везде. Его обезглавленное тело лежало на земле и все еще дергалось, пока Драко обзывал меня шлюхой и приговаривал к смертной казне на глазах у его семьи, моей семьи, нашего народа.

Именно тогда я сказала ему, что предпочту тысячу смертей одному дню с таким жалким, отвратительным и слабым человеком, не достойным править даже кучкой дерьма.

Драко зачерпнул грязь, смешанную с кровью с шеи его брата и у всех на виду затолкал ее мне в рот. Он не казнил меня на месте, только из-за того, что я ждала ребенка, но пообещал, что как только ребенок родится, Драко его заберет и...»

 

- Мисс Тернер, вот вы где, - произнес женский голос.

Я повернула голову в сторону дверей комнаты Кинга. Там стояла Миранда, одетая в леопардовое боди, ее обесцвеченные волосы были стянуты в тугой пучок на голове. Рядом с ней стоял ее любовничек Эдвард, одетый в отвратительный, ярко-зеленый спортивный костюм, очевидно выбранный его «хозяйкой».

Я взглянула на часы на стене.

Они должны были появиться в офисе Кинга только через сорок минут. И как, черт возьми, она узнала об этом месте?

Черт! Постарайся не выглядеть удивленной. Оставайся спокойной.

- Ты рано, - небрежно сказала я, закрывая книгу. - И ты пришла не в то место.

- Ну, - глаза Миранды осматривали комнату Кинга. - Если ты можешь врываться в мой дом, то и я могу ворваться в твой.

Она неторопливо прошлась мимо полок, как будто бы имела в запасе все время мира; медленно как улитка.

- Это дом Кинга, а не мой, - подчеркнула я.

- Ненадолго, насколько я слышала.

О нет. Она знала о сроке, предоставленном Клубом.

Без паники.

- Ты основываешься на письме, которое было доставлено Талией вчера? - я попыталась казаться удивленной.

Миранда рассмеялась.

- Что еще?

- Полагаю, ты виделась с ней, и она рассказала тебе об этом. Возможно, она так же рассказала тебе, как найти это место.

Миранда игриво пожала плечами и пробежалась своими пальцами по книгам на полке.

- Хммм… тут так много интересных вещиц. Будет обидно, если они попадут не в те руки.

- Кинг не собирается терять свое имущество. И ты из тех людей, которые должны знать, что Талии доверять нельзя.

Миранда сощурила глаза, обрамленные густо накрашенными ресницами.

- Ты дура, если думаешь, что кто-то вообще кому-то доверяет. И ты еще большая дура, если доверяешь мне.

Черт. Кинг был прав. Она собирается надуть меня.

- Ты думаешь, я не знаю, что тебе не стоит доверять? Что ты не выполнишь свою часть сделки?

Ладно, я надеялась, что она выполнит свои обещания, но сейчас мне нужно было выиграть время и подумать, что делать дальше.

- Ха. Я никогда не уклоняюсь от выполнения своих обязательств. Никогда.

Я встала с кресла и положила книгу, пытаясь угадать какую же все-таки подлость она мне приготовила.

Миранда щелкнула пальцами, и в ту же секунду в комнату вошел Ваун.

Твою мать.

У него действительно была одна рука, но вторая рука была перевязана и виднелась под его рвотно-зеленым твидовым пиджаком, в тон к его таким же рвотно-зеленым синтетическим брюкам. Его всклокоченные седоватые волосы свисали грязными сосульками, обрамляя багровое лицо, спускаясь до тонких губ, расплывшихся в ехидной усмешке.

Что касается меня, мне больше не было смысла скрывать свои эмоции. Я была до чертиков шокирована этим трюком и просто напряглась в ожидании того, что произойдет дальше.

- Как видите, мисс Тернер, - произнесла Миранда. - Доставка произведена. Вот Эдвард, готовый вам служить, а кроме того, я, как и обещала, доставила ту самую руку, - она указала на перевязанную руку Вауна. – Фактически, я доставила обе руки.

Она усмехнулась и сверкнула своими искусственно отбеленными зубами.

- Теперь ваша очередь.

Я до сих пор не могла переварить то, что Ваун стоял прямо передо мной. Имея две руки, ни больше ни меньше.

- Действительно, мисс Тернер, очередь за вами, - глаза Вауна сверкнули злым восторгом. - Моя голова к вашим услугам. Прошу вас.

Я судорожно выдохнула. Это было хреново. Очень-очень хреново. Но что я могу сделать? Броситься к его ногам и молить о пощаде? Или сказать, что дико раскаиваюсь? Ох-хо-хо…

Единственной моей задачей на тот момент было спасти себя. И, казалось, я вспомнила, что видела несколько острых предметов в кухонной зоне.

- Ладно. Позвольте мне принести вам что-нибудь, что бы по крайней мере заглушить боль, - сказала я и направилась в сторону кухни.

- Куда, бл**ь, вы собрались, мисс Тернер? - спросил Ваун.

Я успокоилась и снова медленно повернулась к нему лицом. Все трое улыбались, явно наслаждаясь, наблюдая за моими мучениями. Я не собиралась доставлять им такое удовольствие.

- Итак, - я приподняла подбородок. - Как вам удалось вернуть руку на место? Все эти швы, должно быть, действительно причиняют боль.

Ваун удивленно рассмеялся.

- О, нет. Мне нравится боль. Она понравится и вам… ну, вы в любом случае научитесь жить с ней. По крайней мере, те несколько дней, которые я буду держать вас в живых, пока буду сдирать вашу шкуру.

Меня чуть не стошнило, и желчь подкатила к горлу.

Где Кинг? Потому что если он реальный, то сейчас самое…самое подходящее время для того, чтобы он появился.

Не уверенная в том, что еще мне сказать, я прокашлялась.

- Вы же не думаете, что Кинг позволит, чтобы вам сошло с рук то, что вы заберете его имущество, заберете меня?

Он посмотрел на Миранду, и они оба пожали плечами.

- Мы не собираемся ничего брать. Клуб заберет.

- Кингу это будет не важно. Он все равно придет за вами.

- Оттуда, где он находится… - сказал Ваун, - это будет сделать нелегко. Мертвые не разговаривают.

Что? О, нет! Нет!

- Ты убил его?

- Нет, нет, нет. - Ваун казался удивленным больше, чем когда-либо. - Мы никогда не причинили бы вреда великолепным, шелковистым волосам на его красивой голове.

Мое сердце провалилось в глубокую темную дыру. Кинг был еще жив, но собирались ли они убить его в ближайшее время? Или попросить его убить кого-то еще? Или они врут, и он уже мертв? Я не знаю.

Нет, он не может быть мертв. Он просто приходил увидеть тебя.

Или я просто выдумала его визиты.

Миранда посмотрела на свои часы.

- Упс. Нам пора бежать. Позавтракаем с Талией мартини, чтобы ее успокоить. Она здорово разозлилась из-за того, что ты испортила ту сыворотку, но мы заверили ее, что ты заплатишь. Ох, и в следующий раз, когда ты попытаешься кого-то отравить, используй яд без запаха.

Все трое направились к двери.

- Увидимся в семь часов.

Подождите. Они уходят?

Не то чтобы я жаловалась, просто не могла понять.

- Кстати, - сказал Ваун. - Мак и Арно находятся у нас. Если вы сбежите — их убьют, как только Клуб конфискует имущество Кинга.

Как раз когда я думала, что ситуация не может стать еще хуже, она стала. Я чувствовала, что погружаюсь все глубже и глубже в бездну отчаяния.

Это было моей виной. Я должна была настоять на том, чтобы они бежали. Почему я думала, что смогу противостоять этим монстрам? Я не шла с ними ни в какое сравнение. Не с такими ужасными и злыми людьми как они.

- А если я останусь? - спросила я, дрожащим голосом. - Вы позволите Маку и Арно уйти? Целыми и невредимыми?

- Вы пытаетесь заключить еще одну сделку, мисс Тернер? - Ваун выкашлял склизкий комок мокроты. - Ваше слово ничего для меня не значит. Вы не член клуба, - он направился к дверям.

Быстро. Скажи что-нибудь!

- Это не значит, что ты не можешь заключить со мной сделку. Скажи мне, чего ты хочешь?

Туманные карие глаза Вауна сузились.

- Я уже получил, что хотел. Или получу. Под этим я подразумеваю радость от сдирания кожи с вашего тела, мисс Тернер. И радость от того, что буду слышать ваши крики. Ничего другого я от вас не хочу.

- Прекрасно. Но когда они придут за мной - меня здесь не будет, если ты не гарантируешь, что никто не навредит Маку или Арно.

Ваун подошел и встал в нескольких сантиметрах от меня. Находясь рядом с ним, я чувствовала, что мое тело будто бы переполнено токсичными парами.

- Вы не сбежите, мисс Тернер. Мы оба знаем, что ваше сердце слишком доброе, чтобы позволить Маку и Арно занять ваше место.

- Они не будут для тебя кричать, - сказала я. Это было то, что хотел Ваун: криков. Моих криков в частности. - Они для тебя даже не вспотеют.

Ваун хихикнул.

- Очень хорошо, - он протянул мне свою руку. - Сегодня у меня такое хорошее настроение, что, пожалуй, я соглашусь. Это будет моим подарком тебе.

Он взял мою руку и поцеловал ее. Плотное покрывало красного цвета обволокло мое зрение.

Я выдернула свою руку.

- Как я узнаю, что ты сдержишь свое слово?

Он размышлял над этим с минуту.

- Я позвоню вам и подтвержу, что они свободны.

- Хорошо, - это было лучшее, чего можно было добиться от такого человека как Ваун, и честно говоря, я собиралась сломаться и кричать, кричать так, как не кричала никогда прежде.

Мы провалились. Я провалилась. Игра окончена. Все сделки Кинга все еще были не исполнены и теперь, наверное, каждый знал, что Мак, Арно и я притворялись Кингом. А если они и не знали, то, конечно же, Анна (которая спала с Маком, столетняя заклятая подруга Талии) в данный момент рассказывает каждому на этом полушарии, что узнала, что Талия все еще жива.

Мы были в жопе, по-другому об этом и не скажешь.

Как только злая пара и их человеческая игрушка ушли, я закрыла стальную дверь на замок и свернулась калачиком в кресле Кинга. Когда, наконец, пришли слезы - они текли без остановки. Я не хотела признавать, что все это так закончится. Кинг и я — мертвы. Арно и Мак… ну, кто знает? Моя семья — разрушена.

Я пошла на кухню, ополоснула лицо холодной водой и набрала номер Джастина. Как обычно, этот идиот не отвечал.

- Джастин. - Я закашлялась. - Я… я… - я собиралась сказать ему правду, но потом поняла, что он бы только попытался меня спасти и заключил бы очередную сделку с Вауном.

Держа телефон в дрожащей руке, я смахнула слезы со своих глаз.

Джастин. Боже, как я тебя люблю. Я надеюсь, что ты будешь двигаться дальше и будешь счастлив. Надеюсь, что ты будешь рядом с мамой и папой, чтобы помогать им. И… я хочу, чтобы ты знал, насколько я рада быть твоей сестрой и благодарна тебе за все то время, что ты был рядом.

Это были слова, которые я хотела произнести, но не могла. И это разбивало мне сердце, потому что я была не в состоянии сказать моему младшему брату, как много он для меня значит.

Вместо этого я сказала:

- Я… эмм… все будет хорошо. Просто я немного взволнована. Хотела сказать, что люблю тебя и… перезвони мне, ладно?

Я завершила звонок и закричала.

Я не могла поверить, что все вот так закончится. Должен же быть выход. Должен же быть. Но на всякий случай, мне нужно увидеться с родителями в последний раз.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.033 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал