Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ОПАСНОСТЬ ПОТЕРИ НЕБА






 

Я знаю, откуда мы пришли. Мы пришли с Неба, из мира над Небом.

Я никогда не забуду этого. Я продолжу держаться обеими руками

за то место, откуда я пришел.

Приписывается Поддерживающему Небо

в ирокезской истории о сотворении мира

 

Листья канадских кленов стали разноцветными, и я еду через мир красного и золотого. Прошло две недели с тех пор, как Горный Лев помог мне дойти до места сердца, и я направляюсь туда, где проведу двухдневный семинар в уединенном доме постройки XVIII века, расположенном в лесах восточного Коннектикута. Б октябрьском свете границы очерчиваются с каллиграфической точностью. Вдохновленный прелестными поэтическими импровизациями Норманди Эллиса на тему египетских заклинаний перерождения, я разработал план нового семинара под названием «Путь Феникса». Во сне я получил некоторые ритуалы и маршруты путешествий, чтобы помочь нам возродить себя из пепла наших холодных жизней, подобно легендарному Фениксу — сказочной птице Египта.

Когда я приехал к дому, расположенному в утолке дикой природы, раскинувшемся на несколько сотен акров, я с восторгом узнал, что чуть раньше в этот день там видели большую голубую цаплю. Египетский Феникс во многом выглядит как цапля, а, принимая форму цапли или другой великой птицы, египтяне предпочитают путешествовать из этого мира в друтие вне зависимости от того, с какой стороны от смерти эти миры расположены.

В доме я обнаружил, что наши великодушные помощники Школы сновидений поставили на стол среди прочей еды огромное блюдо земляники. Я кладу ягоду в рот. Когда сладкий сок растекается у меня во рту; я вспоминаю, что для ирокезов земляника является священной пищей, и именно земляника растет по краям тропы, по которой удачливые души могут вернуться обратно в мир над небом.

В нашей гостиной в оіромном камине потрескивает огонь. Напротив огня мужчина, ростом и массой похожий на цаплю, лежит на одеяле в красную полоску, напоминающем одеяла ирокезов, которыми те торговали много лет назад. Он одет в свободную белую льняную рубашку; на нем массивное ожерелье из ракушек, серебряные браслеты и бусы из когтей и бусин вампума, а его длинные черные волосы собраны в хвост. Он выглядит так, будто пришел из друтого времени, из времени Уильяма Джонсона и Островной Женщины.

Он вежливо и тепло приветствует меня. Он рассказывает, что пришел ко мне с двумя посланиями от сообщества могавков в Лквесасие. Он хо

тел бы передать мне их с глазу на глаз после первой встречи участников вечером, если я готов выкурить с ним трубку.

Позднее мы сидели снаружи под кроной дѵба и звездным небом. Он закуривает старую трубку чсроки, которую набил настоящим табаком мо- гавкского Длинного Дома. Вкус очень крепок, вы не станете курить это без веской на то причины. Ирокезы говорят, что дух поднимается к небесам на облаке табачного дыма.



Эллис (который не имеет отношения к Норманди Эллис, хотя связь интересна в свете работы, которую мы проделали в тс выходные) напоминает мне, что мы уже однажды встречались на лекции в Нью-Йорке. Он объясняет, что по рождению он не могавк, но несколько месяцев в году проводит с могавками, и был принят в Длинный Дом. Эллис удивляет меня своим сообщением, что могавки отзываются обо мне как о старейшине. Он рассказывает, что они верят, что я смогу помочь вернуть их обратно на древние тропы сновидений, и что они благодарны мне за мою работу.

Затем он говорит, что его более срочное сообщение отправлено другими индейцами, с которыми он также проводит несколько месяцев в году. Шаманы-жрецы коги попросили его установить контакт со мной. Я удивлен и возбужден упоминанием о коги. Я помню, что смотрел британский документальный фильм много лет назад об этих людях, видящих сны. Коги отреагировали на оккупацию европейцами тем, что разорвали всякие связи с ними. Все дальше поднимаясь в далекие и непроходимые горы на побережье Колумбии, коги сохранили старые обычаи, сконцентрированные в сновидениях.

Я был поражен, узнав, что коги видят во сне пришествие своих шамаиов-жрецов прежде, чем те рождаются, и они продолжают изолировать избранных от собственного сообщества так же, как и от внешнего мира, чтобы те никогда не путали физический мир с Реальным миром. Первые четырнадцать лет своей жизни будущий шаман коги не видит мира под солнцем и не может взаимодействовать ни с кем, кроме своих учителей и в ограниченном числе, заботящихся о нем людей, в состав которых вовсе не обязательно должны входить его родители. На протяжении этих четырнадцати лет темноты и изоляции начинающий шаман живет и путешествует в мире сновидений, который коги называют Ллуна. Алуна понимается как энергетическая сфера, которая окружает физическую реальность и является местом взаимодействия людей и существ, отличных от людей.



До того как я услышал о коги, я не видел аналогии своим детским переживаниям одиночества в темноте больничных палат, в то время как моя настоящая жизнь проходила в мире сновидений. Старейшины этих удивительных людей намеренно заставляют своих самых одаренных сновидцев проходить через то, от чего я страдал — по стечению обстоятельств, в отсутствие какого-либо смыслового контекста, который мне могло бы предоставить мое общество.

Мы передаем друг другу трубку и смотрим, как дым поднимается вверх через ветви дерева. Эллис говорит о ритуалах коги, призванных открывать или закрывать порталы между мирами. Эллис говорит, что прочно связан с шаманом-жрецом по имени Габриэль, чья задача состоит в том, чтобы противостоять негативным влияниям в Алуна и быть Стражем врат. Эта задача стала крайне важной, так как коги верят, что Алуна отравляется силами, враждебными человечеству. Эти силы, которые частично были созданы ненавистью и злом, копившимися на протяжении тысячелетий, а частично пришли из внеземных источников, сами стали источниками жестокости и разрушений на земном уровне. 'Загрязнение достигло такого уровня, что Земля физически «закрылась», и людям становится все труднее получать ясные сообщения от высшего сознания. Коги верят, что в Алуна проникли силы, которые могут теперь разрушить Землю. Их шаманы-жрецы устанавливают телепатический контакт с сильными сновидцами и учителями других культур, которые могут помочь заново открыть и защитить тропы сновидений.

Эллис говорит мне, что жрецы коги хотят установить экстрасенсорную связь со мной и моим кругом, чтобы поделиться своими знаниями и создать союз сновидцев. Я без промедления соглашаюсь, обещая, что на следующей неделе приглашу одаренных сновидцев и целителей, чтобы отправиться на встречу во сне с шаманами коги на их горе над облаками. Я делаю последнюю затяжку, посылая дым могавкского табака на юг.

Коги не теряют времени после того, как я согласился открыть канал связи с нами. Просыпаясь на рассвете счедующего дня, я чувствую вес их намерения, мягкого, но срочного. Меня затягивает яркое реалистичное видение.

Я нахожусь в воздухе, летя с огромной скоростью на крыльях краснохвостого Ястреба. Вершины Аппалачских гор проносятся внизу, вот я уже лечу над ярко-синими волнами океана. Я вижу высокие горы, упирающиеся в облака. Огромная птица, ореч или кондор, появляется из облаков, встречая меня. Некоторое время мы летим вместе, соприкасаясь крыльями. Затем огромная птица становится орехово-коричневым человеком с пронзительными темными глазами. Я вижу раскачивающиеся мосты над глубокими горными пропастями, людей в конических головных уборах, совет старейшин вокруг огня. Однако их цель не в том, чтобы провести для меня экскурсию. Их потребность очень важна. Чтобы помочь мне ее понять, шаманы-жрецы сообщают, что собираются открыть портал. Я ожидаю, что он приведет меня в Другой мир.

Однако я вижу вполне обычную сцену. Пристойные и уважаемые, по виду, белые представители среднего класса проживают свои обычные жизни: отправляются на работу, провожают детей в школу, выполняют поручения, перемещаются по миру. Все, связанное в ними, кажется мне вполне обыденным, безвредным и немного скучным.

Я погружаюсь в сознание одного из них. Я с ужасом узнаю глубину его невежества и всю опасность такого невежества. Он — обычный чечовек, который старается выполнять свои обязанности так, как он их понимает. Но он понятия не имеет о том, что действительно важно. Он не знает о том, что происходит с Землей. Он не знает об игре психодуховных сил, распространяющих войну и разрушение. Он не знает, как происходит убийство деревьев и океанов и о там, как загрязняется Ллуна.

Он даже не знает о там, что существуют миры, кроме физического, от которых зависят жизнь и душа. Он потерян для души. Меня больше всего шокирует то, что эти невежество и отдаленность от души весьма опасны, так как лишают внутреннего компаса, пути, на котором, ведомые сердцем, мы .таем, что правильно для нас и для мира, который мы разделяем. Невежество и всеобщая потеря души оставляют нас беззащитными перед машинной ментальностью и психическим вторжением сил, которые настраивают нас друг против друга, отделяя от природы и лишая контакта с высшим разумом.

К сожалению, это состояние присуще многим людям в западной культуре. Как отмечает Томас Мур, «великая болезнь» нашего времени, <связанная со всеми нашими трудностями и воздействующая на нас как на индивидуальном, так и на общественном уровне — это „потеря души V. В великом романе-мифе о Тайавате именно такое состояние стало причиной наступления Темных времен. Это и хотели мне поведать шаманы-жрецы коги, потому что возвращение на древние тропы сновидений — противоядие от этого опасного невежества.

Я встречался со многими ужасными вещами в своей жизни, но это видение было одним из самых ужасающих переживаний. Оно заставило меня затрепетать. Я, как никогда, осознал жизненно важную необходимость возвращения сновидений для того, чтобы восстановить связь с истоками и целью нашей жизни.

Я шагал среди вечнозеленых растений рядом с домом, где остановился ранним утром, и смотрел на сверкающее серебром оперение Ястреба, летящего надо мной. Я вспомнил о великой мудрости ирокезских историй о Времени сновидений: мир падает во тьмѵ, когда люди забывают небо. Я чувствовал мощные колебания энергии рядом с собой, древние собрались вокрут, вновь говоря на одном языке. Истина приходит через дрожь.

Ближе к концу нашей программы мы собрались вокруг огня на холме, с которого открывается вид на водопад, и совершили обряд возрождения Феникса, возрождаясь из пепла наших прошлых жизней.

Чтобы познать огонь, я становлюсь огнем. Поколение за поколением я создаю себя. Я радуюсь моменту; когда я умираю в огне, потому что завеса иллюзий сгорает вместе со мной[82]. Воспоминания о других жизнях и других мирах ироходили через мое сознание, не встречая никакого сопротивления. Я видел себя в помещении со старыми зеркалами, в каждом из которых было иное лицо. Ветер подхватил наш пепел и развеял над ироиастыо.

Краснохвостый Ястреб кружил над нашими головами, издавая звуки более приятные, чем что-либо слышанное мной от Ястреба. В огне Эллис развязал мешочек из оленьей кожи и достал нечто, завернутое в мягкую красную ткань, — подарок, который он принес мне из страны могавков. Я увидел перья Ястреба и услышал голоса, поющие на древнем языке позади нашего круга.

Я ценил наше соглашение с коги. Во время следующих выходных на нашей горе в стране могавков, где энергия Оленя так сильна и где иногда можно увидеть Дракона и Белого Волка, я обсудил наш контракт с коги — с тридцатью целителями и теми сновидцами, которые уже на протяжении многих лет путешествуют со мной по тропам сновидений. Мы решили ответить па приглашение коги, расправив крылья своей души и отправившись вместе на встречу с шаманами коги на их горе. Мы совершили разведывательное путешествие, чтобы подтвердить маршрут, нас направляли духи горы, открывшие тоннель. Мы узнали, что существуют прямые пути между священными горами этого мира, хотя некоторые из этих дорог были перекрыты недоброжелательными силами, человеческим злом и сущностями, враждебными человечеству.

Мы призвали духовных проводников и животных стражей сопровождать и защищать нас в пути. Я с благодарностью смотрел на группу, выглядевшую как целый военный отряд могавков под предводительством старейшины с длинными белыми волосами, в сопровождении Белого Волка. Они встали по периметру. Когда я подал барабанный сигнал к выступлению, путешественники приняли форму своих союзников-птиц.

Вот часть опыта Сары:

Я принимаю облик вороны, и мои проводники здесь, рядам со мной. Я лечу через тоннель. Я приближаюсь к выходу на противоположном конце, мои проводники призывают меня снова изменить облик. Я делаю это, и приближаюсь к выходу, расставив в стороны руки и открыв ладони, чтобы дать знать человеку>, стоящему на страже, что я пришла с миром. Он ждет нас. Мы начинаем беседу. Наш разговор происходит телепатически, это смесь сіов и образов. Это была первая проверка, необходимая для того, чтобы удостовериться, что я могу «слышать» и общаться таким образам. Затем он спрашивает, есть ли у меня сны, которыми я могу поделиться с ним, чтобы показать, что понимаю цель возможного сотрудничества между нашими людьми. Я рассказываю ему сон, в котором вижу тропу душ умерших, и второй сон, в котором предки показывают мне паутину сновидений и то, как все сновидения взаимосвязаны.

Он считает сказанное мной весьма удовлетворительным, и ясно, что я прошла еще одну проверку. Страж врат почти пришел в состояние восторга. Он предлагает мне следовать за ним. Я вхожу в пещеру, подобную той, что наши горные люди разделили с ними. Горит огонь, и круг людей ждет, чтобы сопровождать каждого из нас. Они постоянно меняют свои обличья, и я замечаю это. Мне предлагают перешагнуть через огонь, и, когда я делаю это, старейшина называет меня Дочерью Огня. Мы говорим о цели этой встречи, сравниваем стили жизни, плюсы и минусы каждого из этих стилей и обсуждаем опасности, которые подстерегают каждого из нас в мире сновидения.

Меня приводят в темное место, хижину, где жил мальчик, который становится шаманом. Скоро он выйдет па свет. Мы обмениваемся мыслями, и я понимаю, почему для него так важно встретить нас. Я чувствую его, и его мудрость совершенна. Он — один из великих, которые приходят в то время, когда люди всего его мира так нуждаются в великих сновидцах для того, чтобы придать форму тому, что должно произойти.

Мой проводник, коги, проводит меня вокруг деревни, а затем говорит, что мы идем на вершину их горы. Так я понимаю, что прошла проверку в темноте хижины. Мы принимаем облик птиц. Мы быстро добираемся до вершины и возвращаемся в человеческие формы. Я могу чувствовать остальных членов группы, но мы защищены своими проводниками, поэтому нет визуального контакта, а телепатический контакт затруднен. Я спрашиваю об этом, и проводник отвечает, что так сделано только на время этого первого визита, чтобы мы могли полностью сконцентрироваться друг на друге, и чтобы нас ничто не отвлекало.

Вид с вершины горы восхитителен. Затем мое глубинное зрение открывается, и я могу видеть энергетическую сеть, созданную ими, чтобы защитить это пространство. За ней я вижу паутину сновидений, а еще дальше — пути души. Это удивительно, и я в восхищении.

Мой проводник говорит мне, что мы отправимся вверх, к паутине сновидений. Когда мы поднимаемся, и я могу видеть лучше, то замечаю в паутине дыры. Я вижу?, что коги и другие люди пытаются залатать самые большие из них. Предпринимаемых усилий может быть недостаточно, поэтому мы и были приглашены сюда, чтобы выяснить, чем можем помочь. Я также вижу пути души над ними, и они — тоже в опасности. Я знаю, что прошла еще одну проверку\ проверку видения, Мы отправляемся обратно в деревню и вниз, в пещеру. Я готовлюсь к возвращению, и вперед выступает старейшина. На нем конической формы шляпа. Я благодарю его и моего проводника, и даю им разрешение посетить меня в снах для дальнейшего общения. Я говорю им, что все мы посвятили себя сновидениям, и что я сделаю все, что необходимо для того, чтобы помочь восстановить паутину сновидений и путь души1.

' ММ Reports, November 2, 2002.

Каждый член нашего круга вернулся, получив важный опыт и очень точные сообщения от коги. Каждый человек был принят лично, однако все произошедшее не было взаимоисключающим, а, наоборот, подтверждало общий опыт. Все мы вернулись обратно, заряженные еще более глубоким чувством важности возвращения на древние тропы сновидений.

Я уже получил самое важное сообщение в переданном коги видении обычного человека, потерявшего Небо. Мы знаем от ирокезов и коги, что темные времена приходят тогда, когда люди забывают о Небе.

Чтобы помнить об истоке и смысле жизни, необходимо возродить сообщество сновидцев, сообщество, где снами делятся и где их ценят всегда и везде. Мы должны сделать это сейчас. Мы не должны позволять своему разуму упасть и забыть, что каждый из нас есть душа и дух и что наши путешествия и наш долг начинаются и заканчиваются в мирах за пределами поверхностного мира. Мы должны исцелить паутину сновидений и исцелить рану между землей и небом.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал