Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






По академическому списку) с комментариями






 

1. Если муж убьет мужа, то мстит брат за убийство брата, сын за отца или племянник со стороны брата, или племянник со стороны сестры; если никто не будет мстить, то взыскивается 40 гривен за убитого. Если убитый – русин, гридин, купец, ябетник, мечник, или же изгой, или словенин, то уплатить за него 40 гривен.

 

Допущение кровной мести в Правде Ярослава говорит о влиянии на нее обычного права. Ко времени составления этого закона кровная месть во многом потеряла свой первоначальный характер. Теперь был ограничен круг возможных мстителей, что связано с превращением родовой общины в соседскую, распадом кровно-родственных связей. Правда Ярослава, по-видимому, зафиксировала эту практику.

В литературе различные мнения по вопросу, был ли названный в статье круг родственников исчерпывающим или нет. В.И. Сергеевич отстаивал точку зрения, что здесь дан примерный перечень мстителей, а П.Н. Мрочек-Дроздовский, напротив, доказывал исчерпывающий характер этого перечня.

Много споров в литературе вызывает вопрос о правовом основании кровной мести – досудебная эта расправа или послесудебная. Русская Правда прямого ответа на этот вопрос не дает. С.В. Юшков, например, считая кровную месть в Древнерусском государстве явлением невероятным, приходит к выводу о ее послесудебном характере. А И.Ф. Эверс, напротив, видел в кровной мести непосредственную реакцию варвара, т.е. досудебную месть.

Исторически кровная месть сложилась как непосредственная обязанность рода потерпевшего лица расправиться с преступником. Процесс феодализации Древнерусского государства, увеличение роли князя и княжеского суда внесли изменения и в применение обычая кровной мести. Появилась возможность выкупать себя при посредничестве князя. Выделяется категория лиц, которая нуждается в особой защите князя (купцы, изгои, а также служащие князя, дружинники – гридни, ябетники, мечники). Княжеский суд постепенно вытесняет общинный. Одновременно исчезает практика самовольной расправы с преступником: кровная месть, личная месть и некоторые разновидности самосуда. Можно предположить, что князь дает свою санкцию на кровную месть, и это положение впервые закрепляется первой статьей Правды Ярослава. Кровная месть по Русской Правде, таким образом, носит характер переходный от непосредственной расправы рода к наказанию, налагаемому и исполняемому государственным органом.

Упоминаемая в статье дважды 40-гривенная плата рассматривается исследователями двояко: как штраф в пользу князя (вира) или как платеж родственникам убитого в случае их отказа от мести (головничество). Иногда различают платеж, о котором говорится в первой части статьи, от такового во второй ее части. А.А. Зимин, например, в первом случае видит головничество, а во втором – виру.

 

 

2. Если придет на суд человек, избитый до крови или в синяках, то не надо искать свидетеля, но если не будет на нем никаких следов побоев, то он должен привести свидетеля. Если он не может привести его, то делу конец. Если потерпевший не может мстить за себя, то пусть возьмет с виновного 3 гривны и сверх того плату лекарю.

 

Статья содержит нормы уголовного, гражданского и процессуального права. Некоторые положения статьи являются, по-видимому, общими для нескольких последующих статей. Таковы доказательства совершения преступного деяния. Статья дает два вида доказательств: внешний вид потерпевшего и наличие свидетеля. Обращает на себя внимание техническое несовершенство статьи. Закон считает достаточным один вид доказательства. Однако наличие синяков и кровоподтеков еще ничего не говорит о том, кто нанес эти телесные повреждения. Поэтому альтернатива в выборе доказательств не оправдана. В статье говорится об одном свидетеле, в то время как в других статьях требуется не менее двух.

Допускается возможность мести; как и в первой статье, месть стоит на первом плане и лишь потом говорится о штрафе за обиду. Штраф назначается только в том случае, если по какой-то причине не мстят.

3-гривенное взыскание с ответчика по Правде Ярослава представляется здесь вознаграждением обиженному. Статья содержит также норму, согласно которой обидчик должен был уплатить лекарю за услуги, оказанные потерпевшему.

 

 

3. Если кто ударит кого-либо палкой, жердью, рукой, чашей, рогом или мечом плашмя, то он платит 12 гривен; если потерпевший не настигнет его и не отомстит, то виновный платит штраф, и этим дело кончается.

 

Если в ст. 2 основное внимание уделено характеру телесных повреждений, то ст. 3 рассматривает орудия, какими наносятся побои: батог, жердь, ладонь, чаша, рог, тупая сторона острого орудия. Этот перечень предметов говорит о том, что для закона не имеет значения степень опасности для здоровья потерпевшего орудия, которым наносятся побои. Важен не столько сам удар, сколько обида, им нанесенная. Поэтому и ответный удар (то есть месть) должен был следовать сразу за оскорблением. Чаще всего, по-видимому, местом совершения преступления являлись пиры: статья говорит о чаше и о роге (сосудах для напитков) как о возможных орудиях совершения преступления. В случае если обиженный по той или иной причине не мог сразу же отомстить, обидчик подвергался денежному взысканию в размере 12 гривен.

 

 

4. Если ударит мечом, не вынув его из ножен, или рукоятью меча, то платит 12 гривен штрафа.

 

Статья является логическим продолжением предшествующей статьи. Удар мечом в ножнах или рукоятью меча рассматривался так же, как оскорбление. Этим обусловлен и столь высокий штраф.

 

 

5. Но если кто кого ударит по руке, и рука отвалится или отсохнет, то платить 40 гривен.

6. Если же ударит мечом по руке или по ноге и отсечет руку или она станет сохнуть, или нога останется цела, но начнет хромать, тогда пусть мстят его дети или с виновного взыскивается 40 гривен.

7. Если кто отсечет какой-нибудь палец, то платит 3 гривны штрафа.

 

Членовредительству посвящено в Правде Ярослава три статьи. Выделяются три вида членовредительства: травма руки, ноги, пальца. Отнятие руки или лишение возможности ею пользоваться рассматривалось наравне с лишением жизни: за это преступление полагалась плата в 40 гривен, равная штрафу за убийство.

Хотя текст ст. 6 дефектен, М.Н. Тихомиров предполагает, что в ней содержались те же положения, что в предшествующей. Можно присоединиться к точке зрения Б.А. Романова и М.Н. Тихомирова о допущении в этой статье кровной мести. Такое разрешение логически вытекает из всего духа Правды Ярослава. Кровная месть разрешается в случае убийства, оскорбления и побоев. Было бы странным, если бы в случае увечья, которое приравнивалось к убийству, месть была был запрещена. Однако если в случае нанесения побоев и оскорбления мстить должен был лично сам оскорбленный, то в случае причинения увечья мстить могли близкие потерпевшего, поскольку сам он это сделать был не в состоянии.

 

 

8. А кто вырвет усы или бороду, платит 12 гривен.

 

Особо выделяет Правда Ярослава оскорбление, выражавшееся в повреждении бороды и усов. Статья содержит только указание на размер штрафа за это действие. Понятно, что здесь подразумеваются и условия, при которых можно осудить обидчика (они изложены в ст. 2).

 

 

9. Если кто обнажит меч, но не ударит, платит гривну.

 

Статья трактовалась по-разному. Одни исследователи видели в ее диспозиции покушение на совершение преступления; другие – оконченное преступление (угроза, оскорбление).

Оценивать статью нужно исходя из характера Правды Ярослава в целом. Это памятник раннего, неразвитого права. Допустить возможность, что законодательная техника тогда выделяла стадии совершения преступления, вряд ли будет обосновано: учение о стадиях совершения преступления появляется позже. Скорее всего правы М.Ф. Владимирский-Буданов, В.И. Сергеевич, А.Е. Пресняков и другие историки, рассматривавшие упомянутые деяния как оконченное преступление. И очевидно, имелась в виду именно угроза, а не оскорбление. Обнаженным мечом можно угрожать, нанести же оскорбление им, по понятиям того времени, было нельзя.

 

 

10. Если пихнет муж мужа от себя или к себе, то должен платить 3 гривны, если на суд приведет двух свидетелей. При этом варяг или колбяг не приводит свидетелей, но сам идет к присяге.

 

Обида, о которой идет речь в статье, может рассматриваться двояко: или оскорбление действием, или нанесение побоев. Если все же рассматривать эту статью в контексте Правды Ярослава, то здесь скорее всего физическое насилие.

Статья интересна как первая статья, определяющая статус иностранцев. Терминами варяг и колбяг здесь обозначались иностранцы вообще, независимо от их национальной принадлежности. Хотя они и жили в древнерусских городах, в частности в Новгороде, они не всегда находились в равных условиях с коренными жителями. Найти свидетеля им было труднее. Вину обидчика иностранцам разрешалось поэтому доказывать личной присягой.

 

 

11. Если челядин сбежит и скроется у варяга или у колбяга и тот не вернет его в течение трех дней, то господин, опознав его на третий день, может отобрать челядина, а с укрывателя взыскивается 3 гривны штрафа.

 

Статья говорит об укрывательстве иностранцами челядина. Челядин – термин, не получивший в современной литературе единого толкования. Челядь у Б.Д. Грекова не только рабы, но и все подвластные хозяину зависимые люди. Для С.В. Юшкова челядь – рабы. А.А. Зимин видит в челяди X – начала XI в. рабов, пленных, а в XI-XII вв. – совокупность феодально-зависимых людей.

Варяги и колбяги могли жить особыми общинами, а это затрудняло поиски беглых. Позднее норма была распространена на всех подданных. В статье наказывается именно укрывательство беглого.

Порядок истребования челядина предполагает применение заклича, то есть объявления на торгу о пропавшей вещи и обязанности незаконного владельца в трехдневный срок вернуть вещь (в том числе челядина). В случае невозвращения виновный платил 3 гривны за обиду.

12. Если кто поедет на чужом коне без спросу, пусть уплатит 3 гривны.

 

В какой-то степени статья является продолжением предыдущей. Если в ст. 11 речь идет о незаконном укрывательстве чужого челядина, то в ст. 12 говорится о незаконном пользовании имуществом. Для законодателя здесь важен лишь сам факт незаконного пользования имуществом.

 

 

13. Если кто украдет чужого коня, оружие или одежду и хозяин опознает пропавшее в своем миру, то он берет свое, а вор платит 3 гривны штрафа.

14. Если кто опознает у кого-либо свою пропавшую вещь, то нельзя отобрать ее, и не говори: «это мое», но скажи ему так: «пойди на свод, укажи где ты ее взял». Если тот не пойдет, пусть представит поручителя в том, что явится на свод не позднее 5 дней.

 

Статьи 13 и 14 определяют порядок изъятия собственником своей вещи у владельца. Можно рассматривать первую статью как статью, содержащую норму материального права, в то время как во второй налицо норма процессуального права. И на это указывает то, что штрафную санкцию содержит только первая статья.

Существует точка зрения, что обе статьи содержат нормы процессуального права. Считают, что в Правде Ярослава предусмотрено два варианта: 1) когда вещь найдена внутри общины и 2) когда владелец не является членом данной общины.

Однако возможна и иная трактовка ст. 13. В первом случае речь идет о недобросовестном владельце: вещь изымается без свода не потому, что дело происходит в одном миру, а потому, что свод не нужен – правонарушитель известен. В ст. 14 говорится о добросовестном владельце. Свод необходим, ибо нужно выявить истинного правонарушителя. Поскольку до его обнаружения вещь находится у добросовестного владельца, то для обеспечения интересов собственника должен быть выставлен поручник.

 

 

15. Если где будет иск к кому-либо об уплате займа, то идти ему на судебное разбирательство при 12 свидетелях. И если окажется, что должник злонамеренно не отдавал деньги, как следовало по условию, то с него взыскивается 3 гривны штрафа.

 

Статья вызывала множество толкований. Можно согласиться с точкой зрения Н.М. Карамзина, развитой А.А. Зиминым. Речь в статье идет о том случае, когда в результате свода похититель найден, но помимо обнаруженной вещи им были похищены и другие вещи, еще не найденные, которые также требует возвратить истец. Такой вывод соответствует и помещению статьи после статьи о своде.

12 мужей, о которых говорит статья, рассматриваются или как общинный суд, или как послухи. Если считать 12 мужей общинным судом, то следует признать, что этому суду подлежали все дела о кражах имущества, расследуемые при помощи свода. Территориально такой суд был ограничен землями общины. Общинный суд вряд ли в данном случае имеется в виду. Скорее всего, названные 12 мужей здесь свидетели доброй славы – послухи.

В случае невозвращения ответчиком вещи он должен был возместить ущерб и заплатить штраф.

 

 

16. Если господин узнает своего пропавшего челядина и захочет его взять, то вести его к тому, у кого он был куплен, а тот пусть ведет к предыдущему продавцу, и когда дойдут до третьего, то скажи ему: «отдай мне своего челядина, а ты ищи своих денег при свидетеле».

 

В статье описывается свод – процесс, при помощи которого отыскивается недобросовестный владелец вещи. Статья говорит о частном случае, когда предметом свода является челядин. Процесс свода, выработанный еще в древнейшие времена, был, видимо, хорошо урегулирован обычаем, поэтому мы не встречаем в Русской Правде подробного описания свода. В статье содержатся исключения из общего правила: свод ведется истцом до третьего покупателя. Далее его должен вести уже добросовестный покупатель, передав истцу своего челядина.

 

 

17. Если холоп ударит свободного мужа и убежит в хоромы своего господина и тот не выдаст его, то господин может удержать его у себя, но должен заплатить за него 12 гривен, а затем пусть потерпевший побьет холопа, где его застанет.

 

Статья интересна двояким отношением к холопу в древнерусском обществе. С одной стороны, холоп не субъект права – за свои действия он не отвечает и отвечать не может, поскольку имущественные санкции к нему применить невозможно, так как он не имеет собственности. За холопа отвечает его господин. С другой стороны, на холопа, возможно, распространяется обычай мести. С этой точки зрения следует признать его в какой-то мере субъектом права. Такое отношение могло быть обусловлено патриархальным характером рабства в Древней Руси.

12-гривеный штраф и является скоре штрафом за оскорбление, нанесенное холопом свободному: удар раба для свободного всегда оскорбителен. Трактовка А.А. Зиминым этого штрафа как суммы выкупа жизни холопа вызывает сомнение: в более поздних статьях Правды Ярославичей цена холопа определена в 5 гривен.

Статья дает также представление о статусе жилища в Киевской Руси. Холоп, укрывшийся в доме своего господина, не может быть изъят оттуда. Нет в Русской Правде и статей, говорящих о праве обыска. Даже в случае уличения в краже Правда считает достаточным ограничиться показаниями послухов.

 

 

18. А если кто сломает копье, щит или испортит одежду и захочет удержать у себя, то хозяин вещи получает доплату деньгами, если собственник отказывается от сломанной вещи, то пусть ему будет заплачено, сколько он дал при ее покупке.

 

Статья говорит о повреждении чужого имущества. Ее первая часть регулирует случаи, когда испортивший вещь желает оставить ее у себя. В таком случае собственнику вещи возвращается ее цена. Во второй части, по-видимому, говорится о случае, когда сломанную вещь хотят вернуть собственнику помимо его воли. В этом случае цена вещи все равно должна быть возмещена.

Вторая часть Краткой редакции Русской Правды (начиная со ст. 19) носит в литературе название Правды Ярославичей. Существует своеобразное мнение Б.Д. Грекова, что эта часть Русской Правды посвящена правовой регламентации жизни княжеской вотчины, ее охране от любых посягательств.

На съезде Ярославичей, помимо князей, присутствовали наиболее именитые княжеские дружинники – наместники Киева и Вышгорода. И по мнению И.Я. Фроянова они представляли интересы общин этих городов и были причастны к составлению Правды Ярославичей.

 

 

19. Если убьют огнищанина в обиду, умышленно, но без корыстных намерений, то с убийцы взыскивается 80 гривен, а люди не обязаны помогать убийце в их уплате: за убийство княжеского подъездного также платить 80 гривен.

 

В статье устанавливается наказание за убийство в обиду. Представляется неверной точка зрения А.А. Зимина, что это убийство с целью кровной мести. Под обидой на древнерусском языке не понималась месть. Местью нельзя было оскорбить, месть не могла рассматриваться как убийств в обиду. С чисто логической точки зрения невозможно ввести наказание за совершение мести, если не отменена сама месть. Скорее всего в статье имеется в виду не кровная месть, а убийство в отместку, в ответ на действия жертвы, убийство за обиду.

В законе устанавливаются штрафы за убийство наиболее знатных княжеских слуг – огнищанина и подъездного в размере 80 гривен. И чтобы сделать наказание более суровым, закон запрещал общине помогать преступнику в уплате штрафа.

 

 

20. А если убьют огнищанина по-разбойничьи умышленно и с целью грабежа, а убийцу люди не ищут, то виру платит та вервь, где найден убитый.

 

Второй разновидностью умышленного убийства является убийство в разбое. Оно рассматривалось в Древней Руси как наитягчайшее преступление. Именно из-за участившихся разбоев духовенство посоветовало князю Владимиру Святославичу ввести смертную казнь.

Правда Ярославичей говорит о случае, когда жертвой преступления становится огнищанин. Обязанность разыскивать преступника, совершившего преступление на территории верви, по обычаю лежала на верви. Во времена Правды Ярославичей вервь должна была выдавать преступника князю головой. В случае отказа верви от поиска или выдачи на нее возлагалась уплата штрафа.

Существуют различные точки зрения на сущность верви. С.В. Юшков видит в ней большую патриархальную семью, Б.Д. Греков – общину-марку. Последняя точка зрения представляется более обоснованной. Исходя из текста настоящей статьи видно, что вервь располагает определенной территорией. Вервь – это общественная единица; она платит штраф в случае убийства или выдает князю преступника. Следовательно, вервь – это общественно-территориальная единица. Она распадается на более мелкие единицы – семьи.

 

 

21. Если убьют огнищанина у клети, у коня, или у стада, или во время кражи коровы, то с убийцей можно расправиться немедленно. Тот же закон при убийстве тиуна.

 

Статья вызывала много споров в литературе: является ли огнищанин жертвой преступления или самим преступником, которого надлежит убить. Более обоснована первая точка зрения (Б.А. Романов, А.Е. Пресняков). Статья 21 является третьей статьей, говорящей об убийствах чиновников князя. Весь строй изложения ст.ст. 19-21 свидетельствует о различных случаях убийства высших княжеских слуг. Последняя статья разрешает убить убийцу огнищанина сразу, то есть без суда, и убить его в любое время суток. Таким образом, в ст. 21 подчеркивается опасный характер преступления.

 

 

22. А за убийство княжеского тиуна взыскивается с убийцы 80 гривен.

23. А за старшего конюха при стаде также 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха.

24. За княжеского сельского старосту или смотрителя за полевыми работами платить 12 гривен.

25. А за княжеского рядовича 5 гривен.

26. А за убитого смерда или холопа 5 гривен.

27. Если убита рабыня-кормилица или кормиличич, то платить 12 гривен.

 

В статьях перечислены штрафы, взимаемые за убийство княжеских слуг, а также людей, находящихся в зависимости от князя. Это, во-первых, высшие слуги князя: княжеский тиун (должностное лицо, игравшее значительную роль, управитель княжеским хозяйством – ст. 22); конюх старый – ст. 23. Во-вторых, это среднее звено в управленческом аппарате княжеского домена: сельский и пахотный старосты – ст. 24. Возможно, что это были также холопы князя. Наконец, в-третьих, перечисляются штрафы за убийство мелких княжеских слуг – рядовичей (ст. 25). Рядовичи – полузависимая категория. С.В. Юшков видит в рядовиче хозяйственного агента князя, Б.Д. Греков – феодально-зависимого человека.

Правда охраняет повышенным штрафом жизнь близких князю лиц – кормилицу и кормиличича (ст. 27). На низшей ступни лестницы штрафов стоят холоп и смерд (ст. 26). По всей видимости, здесь смерд – зависимый от феодала крестьянин (наказание за убийство свободных общинников определялось ст. 1). Точки зрения на смерда как на феодально-зависимого крестьянина придерживался С.В. Юшков. Ряд авторов видят в смерде собирательное название всех крестьян, включая как свободных общинников, так и феодально-зависимых (Б.Д. Греков). Существует также точка зрения на смердов как на свободных общинников.

 

 

28. А за княжеского коня с пятном взыскивается 3 гривны, а за коня смерда 2 гривны; за кобылу платить 60 резан, за вола гривну, за корову 10 резан, за трехлетку 15 кун, за годовалую скотину полгривны, за теленка 5 резан, за ягненка и барана по ногате.

 

Статья устанавливает штрафы за похищение или истребление княжеского скота. Здесь же упоминается и о коне смерда. Вряд ли разница штрафов за коней князя и смерда вызвана только различным их использованием: княжеский – военный, смердий – пахотный. Скорее всего закон ставит княжеское имущество под большую охрану по сравнению с имуществом смерда. Однако сама постановка вопроса о коне смерда в статье, где речь идет об имуществе князя, свидетельствует, во-первых, о наличии собственного хозяйства смерда, в хорошем состоянии которого заинтересован и князь, и, во-вторых, о роли коней смердов в ополчении.

 

 

29. А если уведут чужого раба или рабыню, то платить 12 гривен штрафа.

 

Статья устанавливает размер штрафа за увод, похищение чужого раба или рабыни. И размер этого штрафа значительно превышает размер штрафа за убийство холопа.

 

 

30. Если придет муж в крови или в синяках, то ему не надо искать свидетеля (послуха).

 

Правда Ярославичей говорит в первых своих статьях о наказании за убийство слуг князя, а затем за похищение имущества с княжеского двора. Статья о кровавом муже вклинивается как раз в статьи о похищении имущества. Замена видока на послуха в смысле очевидца говорит о позднейшем времени появления статьи.

 

 

31. А если украдут коня или вола или будет кража из клети, то вор платит 3 гривны и 30 резан, если он был один; если воров было 10, то каждый из них платит 3 гривны и 30 резан.

 

Статья говорит о наказании в случае совершения преступления несколькими лицами. Русская Правда, таким образом, знает уже институт соучастия.

 

 

32. Если сожгут княжескую борть или выкрадут пчел, то платить 3 гривны.

 

Имущество князя подлежит охране и в лесу: за уничтожение или повреждение борти платится штраф.

 

 

33. За самовольное истязание смерда, без княжеского повеления, платить 3 гривны штрафа. За истязание огнищанина, тиуна или мечника платить 12 гривен.

 

Статья косвенным образом указывает на существование наряду с княжеским судом суда общинного. Она содержит санкции за физическое насилие в отношении смерда, огнищанина, тиуна или мечника без разрешения князя. Перечисленные в статье лица подлежат суду князя: только он может судить своих дружинников и слуг.

Рассмотрение С.В. Юшковым данной статьи в связи с анализом статей о преступлениях против телесной неприкосновенности представляется необоснованным, так как в данном случае объектом посягательства является не столько телесная неприкосновенность людей князя, сколько княжеский суд.

 

 

34. А если распашут полевую межу или срубят межевой столб, то платить 12 гривен штрафа.

 

Статья устанавливает высокий штраф за порчу межевых знаков. Речь идет об охране землевладения.

 

 

35. А кто украдет ладью, платит хозяину 30 резан за ладью и 60 резан штрафа князю.

36. А за голубя и курицу 9 кун. А за утку, гуся, журавля или лебедя платить 30 резан хозяину и 60 резан штрафа князю.

37. А если украдут чужого пса, ястреба или сокола, то платить 3 гривны штрафа.

 

Статьи носят казуистический характер, перечисляют штрафы за кражу имущества. Интересно появление здесь термина продажа. В предыдущих статьях встречалось лишь взыскание за обиду. Оно толковалось исследователями Русской Правды или как штраф в пользу князя, или как вознаграждение потерпевшему. Появление продажи характеризует дальнейшее развитие правовой мысли: закон устанавливает штраф, взыскиваемый в пользу князя в качестве государственного органа, штраф, идущий в казну. Помимо продажи устанавливается взыскание (за обиду) в пользу потерпевшего.

 

 

38. Если убьют вора на своем дворе или у клети, или у хлева, то за это не отвечают как за убийство, если же вора держали до рассвета, то привести его на княжеский двор на суд. Но если вора убьют, а люди видели его связанным, то надо платить за него.

 

Здесь подтверждается правило, установленное обычаем – право убить вора на месте преступления. Закон, однако, ограничивает это право: убивать можно только ночью и нельзя убивать связанного вора. Статья имеет целью укрепить княжескую юрисдикцию, ограничивая самочинную расправу.

 

 

39. Если украдут сено, то платить 9 кун, за дрова также 9 кун.

 

Статья устанавливает штраф за кражу сена или дров. Преступление состояло именно в краже уже готового продукта, а не в недозволенном сенокошении или рубке леса, как считает А.А. Зимин. Сенокошение и рубка леса не представляли опасности во времена Древней Руси: леса и травы было достаточно.

 

 

40. Если украдут овцу, козу или свинью и при том было 10 воров, то хотя бы они одну овцу украли, пусть каждый уплатит по 60 резан штрафа. А тому, кто их поймал, уплатить 10 резан.

 

Статья аналогично ст. 31 рассматривает случай, когда кража совершена несколькими преступниками. Наказанию подвергается каждый из соучастников. Статья устанавливает также таксу вознаграждения за поимку воров.

 

 

41. А кто привел вора, получает 10 резан. При штрафе в 3 гривны сверх того мечнику платить 15 кун, за десятину – 15 кун, а князю – 3 гривны. При штрафе в 12 гривен, тот, кто привел виновного, получает с него 70 кун, а в десятину платить 2 гривны, а князю 10 гривен.

 

Статьей определяется размер вознаграждения за выполнение дружинниками князя судебных функций; кроме того, указан размер отчислений в пользу церкви. Хотя эти отчисления и носят название десятины, фактически они составляют 1/5 от суммы, положенной князю, и 1/6 от размера поступления в целом. В Русской Правде нет четкого деления слуг князя, выполнявших судебные функции: это и емец, и мечник, и отрок. Важно, что размер вознаграждения за выполнение этих функций оставался постоянным – 2 гривны 20 кун (или 70 кун) с 12 гривен и 1/6 часть от более мелких штрафов. Обращает на себя внимание казуистичность изложения статьи: размеры отчислений определяются не в долях, а применительно к конкретному случаю.

 

 

42. А вот устав для сбора вир: вирнику взять на неделю 7 ведер солоду, кроме того, барана или полтуши мяса, или деньгами 2 ногаты, а в среду резану и три сыра, в пятницу столько же; хлеба и пшена сколько смогут съесть, а в скоромные дни давать по 2 курицы на день. Пусть поставит 4 коней, и давать им корма сколько смогут съесть. А вирнику взять 16 гривен, 10 резан и 12 вевериц (мелких денежных единиц), и при въезде в округ гривну. Во время поста дать ему рыбу или 7 резан. Все это составит 15 кун в неделю, а хлеба давать сколько смогут съесть, пока вирники соберут виры. Таков Устав Ярослава.

 

Покон вирный представляет собой третью составную часть Краткой Правды. Покон определяет порядок кормления княжеского слуги – вирника. Время происхождения Покона датируют по-разному: временем княжения Ярослава или после его смерти.

 

 

43. А такова плата мостникам: когда построят мост, то пусть возьмут по окончании своей работы ногату и от каждого устоя моста по ногате, столько же при починке ветхого моста, хотя бы несколькими досками.

 

Урок мостников непосредственно продолжает и завершает статьи Краткой Правды о порядке оплаты княжеских слуг. Место возникновения Урока исследователи определяют по-разному.

 

 


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2024 год. (0.028 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал