Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. — Так, все взяли по куску хлеба!






— Так, все взяли по куску хлеба!

— Эй, прольется, если будешь ворон считать!

— Ааа, сэнсэй! Гин стырил мою яичницу!

— Я же тебе за нее морковку дал!

 

— Это… просто нечто…

— Ага…

Асуна и Кирито обалдело смотрели на разворачивающуюся перед ними сцену завтрака, больше напоминающего битву.

Стартовый город, гостевая комната в церкви в седьмом восточном районе. Пара гигантских, длинных столов буквально ломилась от тучи огромных тарелок с яйцами, сосисками, овощами и прочей едой; два десятка детей с воплями штурмовали столы.

— Однако, похоже, им весело, — с улыбкой добавила Асуна, сидящая за круглым столиком поодаль вместе с Кирито, Юи и Сашей, и поднесла к губам чашку с чаем.

— Такое здесь каждый день. Сколько раз я им говорила, чтобы вели себя тихо, но все без толку.

С этими словами Саша чуть прищурилась и обратила на детей полный любви взгляд.

— Ты очень любишь детей, да? — спросила Асуна, и Саша застенчиво улыбнулась.

— На той стороне я училась в университете на преподавателя. Знаете, кавардак в классах всегда был проблемой. Возможность воспитывать детей — меня это всегда вдохновляло. Но когда я оказалась здесь, когда начала жить вместе с этими детьми, все оказалось совершенно не так, как я думала… У меня такое чувство, что это я на них опираюсь; они поддерживают меня гораздо сильнее, чем я их. Но, в общем, может, это тоже нормально… Я начала верить, что это вполне естественный результат.

— Ну… мне кажется, я тебя понимаю, — кивнула Асуна и ласково погладила по голове Юи, с серьезным видом отправляющую в рот ложку за ложкой. Тепло, принесенное самим существованием Юи, удивляло ее. Это было совсем не похоже на разрывающую сердце любовь, которую она чувствовала к Кирито и от которой у нее в груди все сжималось при каждом его прикосновении; это больше походило на невидимые перья, обволакивающие ее со всех сторон; тихая безмятежность.

Накануне Юи потеряла сознание после какого-то загадочного припадка, но, к счастью, уже через несколько минут снова пришла в себя. Однако Асуна не хотела сразу же предпринимать длительных путешествий или телепортироваться; поэтому, а отчасти еще и по настойчивому приглашению Саши, они в итоге сняли на ночь одну из свободных комнат в церкви.

Сегодня утром, похоже, Юи чувствовала себя нормально, и у Асуны с Кирито гора свалилась с плеч; однако общая ситуация не изменилась ничуть. Судя по тем обрывочным воспоминаниям, которые вроде вернулись к Юи, она никогда не жила в Стартовом городе и вообще не жила с кем-то, кого можно было бы назвать ее опекуном. Раз так, то происхождение провалов в памяти Юи и ее периодического впадения во младенчество оставалось абсолютно неясным, и Асуна с Кирито были в полной растерянности, что же им делать дальше.

Однако Асуна утихомирила чувства, рвущиеся из глубины сердца.

Теперь она будет жить вместе с Юи до того дня, когда к девочке вернется память. Даже когда ее отпуск закончится и она вернется на передний край, наверняка же найдется способ —

Асуна, углубившись в тревожные мысли, продолжала гладить Юи по волосам; Кирито тем временем поставил на стол свою чашку и заговорил.

— Саша-сан…

— Да?

— …Это, насчет Армии. Насколько я знал, несмотря на всю их бесцеремонность, они все же были серьезно настроены поддерживать общественный порядок. Но те вчерашние типы — они же вели себя, как настоящие преступники… Когда это у них началось?

Саша сжала губы, затем ответила:

— То, что у них начали меняться цели, я заметила где-то полгода назад… Некоторые из них стали заниматься грабежами под видом сбора налогов, другие с ними ругались. Несколько раз я видела, как армейцы дрались между собой. Ходили слухи, что у них там наверху дележка власти или что-то вроде того…

— Угу… Ну, они же все-таки огромная организация, больше тысячи человек. Разумеется, там не может быть все однородно… И все же: если то, что было вчера, здесь происходит каждый день, это нельзя так оставлять… Асуна.

— Что?

— Как думаешь, тот тип знает об этой ситуации?

Догадавшись, кого Кирито с явной неохотой в голосе назвал «тем типом», Асуна сдержала улыбку и ответила:

— Ну, думаю, он знает… Лидер Хитклифф вообще очень много знает, даже о том, что происходит в Армии. Но он, как бы это сказать… в общем, его мало кто интересует, кроме высокоуровневых игроков-Проходчиков… Время от времени он расспрашивал про Кирито-куна, например, но когда мы разбирались с гильдией убийц «Веселый гроб», он просто предоставил все нам, сказал только «оставляю это дело на вас». Так что сильно сомневаюсь, что он мобилизует группу Проходчиков ради того, чтобы как-то воздействовать на Армию.

— Мда, похоже, с тем типом такое вполне возможно… Но если так, мы вдвоем мало что можем поделать.

Кирито замолчал и, нахмурив брови, отхлебнул свой чай. Затем внезапно поднял голову и посмотрел в сторону входа в церковь.

— Там кто-то есть. Он один…

— Эх… Неужели еще один гость…

Словно в подтверждение слов Саши, по всему зданию разнесся громкий стук в дверь.

 

Саша, прицепив кинжал к поясу, и Кирито (на всякий случай) отправились открывать дверь. Вернулись они в сопровождении высокой девушки.

Длинные серебряные волосы, стянутые в хвост; точеное, красивое лицо; умный, пристальный взгляд небесно-синих глаз.

Прическу, цвет волос и даже цвет глаз в SAO можно менять по собственной воле, но, поскольку большинство пользователей системы были японцами, игроки, которым хорошо бы шли яркие цвета, встречались редко. Асуна тоже попробовала как-то покрасить волосы в вишневый цвет; сейчас она даже вспоминать об этом не хотела — была тогда страшно разочарована и быстро вернула себе каштановые волосы.

Девушка была красива, этого Асуна не могла не признать с первого взгляда; она даже чуть позавидовала ее взрослой красоте. Затем, однако, она перевела взгляд ниже, чтобы рассмотреть снаряжение вошедшей, и все ее тело инстинктивно напряглось.

Под серо-стальным плащом, в который куталась гостья, прятались темно-зеленая куртка, леггинсы, хорошо обтягивающие бедра, и тускло блестящие металлические доспехи — униформа Армии. Справа с пояса свисал короткий меч, слева — свернутый кнут.

Дети, едва разглядев вошедшую, тут же замолчали и застыли, лишь сверлили ее настороженными взглядами. Саша, однако, улыбнулась детям и заговорила, словно пытаясь их успокоить.

— Ребята, все хорошо, не волнуйтесь об этой леди. Продолжайте завтракать.

Дети все еще кидали подозрительные взгляды, но после слов Саши, которой они доверяли абсолютно, быстро расслабились, и в комнату вновь вернулся гам. Девушка, пройдя сквозь этот хаос к круглому столику, с коротким поклоном села на предложенный Сашей стул.

Не понимая, что происходит, Асуна вопросительно взглянула на Кирито; тот, тоже усевшись, склонил голову чуть набок и, повернувшись к Асуне, сказал:

— Эмм, в общем, это Юриель-сан. По-видимому, она хочет нам что-то сказать.

Серебряноволосая специалистка по кнуту, представленная как Юриель, секунду смотрела Асуне в лицо, потом коротко поклонилась и произнесла:

— Рада познакомиться, меня зовут Юриель. Я принадлежу к гильдии АОА.

— АОА? — переспросила Асуна; это название она слышала впервые. Женщина чуть кивнула.

— Ах, прошу прощения. Это аббревиатура, она расшифровывается как Армия Освобождения Айнкрада. Мне официальное название не очень нравится, так что…

Она говорила собранно, красивым контральто. Асуна почувствовала, что начинает завидовать еще сильнее, — свой собственный голос она всегда считала каким-то детским, — но спокойно вернула приветствие.

— Рада познакомиться. Я из гильдии «Рыцари Крови» — ой, нет, я же временно ушла оттуда; но ты можешь звать меня Асуна. А эту девочку зовут Юи.

Успев к этому времени опустошить тарелку супа и приступив к фруктовому соку, Юи вдруг подняла голову и пристально уставилась на Юриель. Чуть склонила голову — но тут же просияла и отвернулась.

Едва название «Рыцари Крови» коснулось ушей Юриели, ее небесно-синие глаза округлились.

— РыК… теперь понятно, почему с ними так легко разделались.

Асуна, догадавшись, что под «ними» подразумевается вчерашняя шайка грабителей, настороженно спросила:

— …Короче, ты хочешь расспросить нас о вчерашнем, да?

— Нет-нет, ничего подобного. Скорее, наоборот: я хотела бы выразить благодарность за отличную работу.

— …

Глядя прямо на Кирито и Асуну, молча пытающихся переварить происходящее, Юриель выпрямилась.

— Сегодня я пришла к вам двоим с просьбой.

— С п-просьбой?..

Мечница из Армии кивнула, так что ее серебряный хвост закачался, и продолжила.

— Да. Позвольте мне объяснить все с самого начала. То, что сейчас известно как «Армия», еще недавно вовсе не называлось так… «АОА» стало нынешним названием Армии, когда к власти пришел ее бывший сублидер, а сейчас самый влиятельный человек в гильдии, по имени Кибао. Изначально гильдия называлась «МС»… слышали такое название?

Асуна не помнила, чтобы ей когда-либо доводилось это слышать, но Кирито ответил мгновенно.

— Это, видимо, сокращение от «ММО сегодня». Когда SAO запустили, это был крупнейший в Японии информационный сайт по сетевым играм. Глава гильдии, по-видимому, был тамошним администратором. Если не ошибаюсь, его звали…

— Синкер.

Когда Юриель произнесла имя, ее лицо чуть исказилось.

— Он-то… совершенно не хотел создавать такую лицемерную организацию, какая есть сейчас. Все, чего он хотел, — поровну распределять информацию и еду между как можно большим числом игроков…

Даже Асуна благодаря слухам знала о тогдашних идеалах Армии и об их крушении. Идея охоты на монстров большим числом людей, так чтобы как можно сильнее снизить опасность, но при этом сохранять стабильный доход и распределять его поровну, — эта идея сама по себе была хороша. Но сама суть MMORPG заключается в борьбе за ограниченные ресурсы между игроками, и это не поменялось даже в оригинальной, чтобы не сказать «экстремальной», обстановке SAO. Скорее, пожалуй, наоборот — лишь усугубилось.

Чтобы воплотить в жизнь эти идеалы, необходима была сильная и прагматичная власть. Проблема заключалась в том, что Армия была слишком уж велика. Сплошь и рядом игроки скрывали добытые трофеи, бунты и заговоры вспыхивали один за другим, и лидеры гильдии постепенно утратили над ней контроль.

— И тогда к власти пришел человек по имени Кибао.

Сейчас Юриель говорила раздраженным голосом.

— Он поддерживал концепцию индивидуализма, как и Синкер; он принялся укреплять организацию высокоуровневыми игроками с похожими взглядами; и он изменил название гильдии на «Армию Освобождения Айнкрада». Кроме того, он повел охоту на преступников и монополизировал для Армии охотничьи зоны, где можно быстро прокачиваться; это все стало официальной политикой. До поры до времени он хотя бы задумывался о сохранении дружественных отношений с другими гильдиями, соблюдая этикет поведения в охотничьих зонах; теперь же он просто никого туда не пускает, отпугивает демонстрацией силы. При этом доходы гильдии стали резко расти, а его сторонники — резко набирать власть. Синкер в последнее время стал чисто номинальным главой… а прихвостни Кибао совершенно распоясались, грабят игроков под видом «сбора налогов», даже в городах. Вчерашние типы, из-за которых вам пришлось пережить неприятные минуты, как раз из его клики.

Юриель перевела дыхание, отхлебнула чая, предложенного Сашей, и продолжила.

— Однако даже у шайки Кибао есть слабое место. Их сейчас не интересует ничего, кроме собственного обогащения; прохождением игры они практически не занимаются. В низах Армии все сильнее убеждение, что они путают цели и средства… Чтобы утихомирить недовольных, Кибао недавно сделал рискованный ход. Он набрал из своих подчиненных команду из десяти самых высокоуровневых игроков и послал их прикончить босса последнего на тот момент уровня.

Асуна непроизвольно переглянулась с Кирито. К впечатавшейся в ее память истории об армейце Коберте, который сунулся к боссу 74 уровня Огнеглазому без подготовки и трагически погиб, добавился еще один штришок.

— Как бы ни были высоки их уровни, с игроками-Проходчиками они, конечно, были несравнимы изначально, это сомнений не вызывает. …В общем, партия оказалась разгромлена, и, что хуже всего, погиб ее командир; в итоге Кибао принялись обвинять в безрассудстве. Мы были очень близки к тому, чтобы его выгнать, но…

Юриель сморщила переносицу и закусила губу.

— Кибао понимал, что его загнали в угол, и три дня назад сделал очень отчаянную вещь: он устроил ловушку Синкеру. Он воспользовался кристаллом прохода, настроил его выход на самую глубину донжона, и в результате изгнанным оказался как раз Синкер. Синкер пошел без своего снаряжения, он поверил Кибао, когда он ему предложил переговорить без оружия; и теперь он сидит посреди донжона и не может прорваться сквозь монстров и вернуться самостоятельно. Похоже, он даже кристалла-телепортера с собой не взял…

— Т-три дня назад?!. Но это значит, Синкер-сан?.. — спросила Асуна. Юриель чуть кивнула.

— Его имя на Монументе Жизни все еще не перечеркнуто, значит, ему каким-то образом удалось добраться до безопасной зоны. Но все равно он в глубине сравнительно сильного донжона, так что, похоже, мы ничего не можем предпринять… Как вам известно, сообщения в донжонах отправлять нельзя, и оттуда, изнутри, нельзя добраться до складов гильдии, так что и переправить ему кристалл-телепортер мы тоже никак не можем.

Применение кристалла прохода, ведущего к месту неизбежной гибели, — достаточно банальная штука, известная как «портальное плееркиллерство»; Синкер, конечно, знал об этом приеме. Скорее всего, он просто не мог помыслить, что сублидер его собственной гильдии опустится до такого, даже с учетом плохих отношений между ними. А может, он просто не хотел в это верить.

Словно прочтя мысли Асуны, Юриель со вздохом прошептала: «Он просто-напросто слишком добрый», — и затем продолжила нормальным голосом.

— …Символом лидерства в гильдии, «Списком контрактов», могут управлять только двое: Синкер и Кибао; и сейчас, когда Синкера нет, управление членами гильдии и всем остальным, даже финансами — все это в руках Кибао. Ответственность за то, что Синкер угодил в ловушку, лежит на его ассистенте, то есть на мне, и у меня нет иного выхода, кроме как отправиться ему на выручку. Но с моим уровнем у меня нет ни шанса пробиться через донжон, в котором он заперт; и просить помощи у игроков из Армии я тоже не могу.

Вновь закусив губу, она глянула на Кирито, затем на Асуну.

— И тут я услышала, что в городе объявилась невероятно сильная пара игроков; и я пришла сюда с намерением просить помощи, поскольку просто не могу сидеть и ничего не делать. Кирито-сан… Асуна-сан.

Юриель низко поклонилась и произнесла:

— Я понимаю, что с моей стороны в высшей степени невежливо просить вас об этом, когда мы только что познакомились, но, умоляю вас, помогите мне выручить Синкера!

Асуна пристально смотрела на Юриель; та, закончив свой долгий рассказ, стояла молча.

Как ни печально это звучит, но в SAO словам игроков не следует доверять так просто. Даже в нынешней ситуации нельзя было отмести возможность того, что вся эта история — не более чем заговор с целью выманить Кирито и Асуну из города и навредить им. Обычно человек, владеющий достаточным объемом знаний об игре, может обнаруживать дырки в рассказах потенциальных лгунов, но, к несчастью, Асуна и остальные были слишком мало знакомы с истинным положением дел в том, что касалось Армии.

Обменявшись взглядами с Кирито, Асуна раскрыла рот и осторожно ответила:

— …Если мы можем что-то сделать, мы обязательно окажем содействие — это несомненно. Но прежде нам необходимо собрать кое-какую информацию, чтобы подтвердить твой рассказ.

— Это… это вполне ожидаемо, я полагаю… — и Юриель слегка кивнула. — И я даже осознаю, насколько неразумна моя просьба… Однако мне не дает покоя мысль, что имя Синкера на Монументе Жизни в Железном дворце может быть перечеркнуто уже в любую минуту…

Глаза серебряноволосой воительницы, прежде смотревшие твердо, затуманились, и сердце Асуны дрогнуло. Она искренне хотела верить. И все же весь ее опыт, полученный за два года жизни в этом мире, настойчиво предупреждал, что давать волю чувствам в подобной ситуации опасно.

Асуна кинула взгляд на Кирито; тот тоже, судя по всему, углубился в раздумья. В его черных глазах отражалась внутренняя борьба между желанием помочь Юриели и беспокойством за Асуну.

…И тут случилось. Юи, до этого мгновения молчавшая, вдруг подняла голову от своей чашки и проговорила:

— Все в порядке, мама. Эта женщина не лжет.

Асуна вздрогнула и уставилась на Юи. Даже если отвлечься от смысла ее слов — они были произнесены на прекрасном японском, словно все ее неуклюжие запинки до вчерашнего дня были не более чем притворством.

— Ю… Юи-тян, ты умеешь понимать такие вещи?..

Асуна по-прежнему не отводила глаз от лица Юи. Девочка кивнула.

— Мм. Я не могу… сказать это словами, но я чувствую…

Услышав это, Кирито протянул правую руку и потрепал Юи по голове. Затем повернулся к Асуне и ухмыльнулся.

— Давай мы потом будем сожалеть, что ей поверили; это лучше, чем сожалеть, что не поверили. Пошли, как-нибудь справимся.

— Легкомысленный, как всегда, хе.

Покачав головой, Асуна тоже потянулась к волосам Юи.

— Прости, Юи-тян. Мы отложим на денек поиск твоих друзей, но прости нас.

Она говорила очень тихо и была не уверена, что девочка все поймет; но Юи расплылась в улыбке и кивнула. Вновь проведя рукой по блестящим черным волосам, Асуна повернулась к Юриели и с улыбкой произнесла:

— …Может, от нас будет и не очень много пользы, но все же позволь нам помочь. Желание спасти кого-то, кто тебе дорог, — я тоже понимаю это чувство…

Синие глаза Юриели наполнились слезами; она вновь низко поклонилась.

— Спасибо… огромное вам спасибо…

— Это оставь на потом, когда мы выручим Синкера-сана.

Асуна снова улыбнулась; Саша, все это время наблюдавшая за разговором в молчании, хлопнула в ладоши.

— В таком случае вам всем нужно как следует подкрепиться! У нас еще много осталось, так что ты тоже не стесняйся, Юриель-сан.

 

Тусклый солнечный свет ранней зимы лился сквозь кроны придорожных деревьев, окрашивая их в багровый цвет и отбрасывая тени на мостовую. Улицы Стартового города, бесконечно тянущиеся во все стороны, были почти безлюдны, и от всей картины веяло чем-то мрачным.

Асуна, полностью экипированная, и Кирито с Юи на руках спешили следом за Юриелью.

Естественно, Асуна изначально собиралась оставить Юи на попечении Саши, но Юи упрямо настаивала, что хочет идти с ними; в конце концов Асуна сдалась и с неохотой взяла девочку. Разумеется, в кармане у нее лежал наготове телепортационный кристалл. Если ситуация того потребует, — как бы это ни стеснило Сашу, — он позволит девочке покинуть опасное место.

— Аа, если подумать, ты до сих пор не сказала одну важную вещь, — обратился Кирито к шагающей впереди Юриели. — На каком уровне донжон, в который мы идем?

Ответ Юриели был прост.

— Он здесь.

—?..

Асуна машинально склонила голову набок.

— Здесь… чего?

— Здесь, ну, в Стартовом городе… В самом центре в подземелье есть огромный донжон. И Синкер… видимо, в самой глубине…

— Правда? — едва не простонал Кирито. — Во время бета-теста ничего похожего не было. Что за бардак…

— Вход в этот донжон находится в Железном дворце, то есть в штаб-квартире Армии. Похоже, этот донжон из тех, что открываются по мере зачистки верхних уровней; его обнаружили примерно тогда, когда Кибао пришел к власти, и он собирался монополизировать его для своей шайки. Довольно долго о нем даже Синкер не знал, я тем более.

— Ну понятно, в неисследованных донжонах можно найти много редких вещиц. Наверняка они на этом прилично нагрели руки.

— А вот это не совсем верно.

На этот раз в голосе Юриели слышались нотки злорадства.

— Хоть он и на первом уровне, но он невероятно трудный… Даже простейшие монстры там по силе тянут уровень на шестидесятый. Судя по всему, даже ударный отряд, который вел сам Кибао, разнесли в пух и прах, они с огромным трудом спаслись с помощью кристаллов-телепортеров. Столько кристаллов тогда угрохали, и лишь благодаря им все выбрались, хоть и в красной зоне.

— Ха-ха-ха, теперь понятно, — рассмеялся Кирито.

Юриель улыбнулась, но тут же по лицу ее снова прошла тень.

— Однако сейчас именно из-за этого так трудно спасти Синкера. Кибао приготовил кристалл прохода, забравшись довольно глубоко в донжон и пометив там точку выхода, но ему наверняка пришлось здорово побегать от монстров… Синкер сейчас, видимо, где-то возле этой точки. Справляться с тамошними монстрами один на один я, в общем-то, смогу, но несколько боев подряд — безнадежно. …Еще раз прошу прощения, но вы двое…

— А, ну если это в районе шестидесятого уровня…

— …Тогда мы как-нибудь управимся.

Асуна закончила фразу, начатую Кирито, и кивнула. Чтобы полностью зачистить донжон 60 уровня, игрокам достаточно было иметь 70; Асуна же добралась к этому времени до 87 уровня, а Кирито с легкостью перевалил за 90. Так что они вполне смогут прорваться сквозь донжон даже с учетом необходимости защищать Юи; Асуна облегченно выдохнула и почувствовала, как напряжение уходит из плеч. Юриель, однако, продолжила говорить с тем же обеспокоенным лицом.

— …И есть еще одна вещь, которая меня тревожит. Эту информацию я получила от игроков, которые были в ударном отряде. Глубоко в донжоне… они заметили огромного монстра, по-видимому, в ранге босса…

— …

Асуна и Кирито переглянулись.

— Босс, наверно, тоже по силе на уровне босса шестидесятого… Какой там был босс?

— Ээ, это, кажется… что-то типа каменного воина, бронированного по самое не могу.

— А, тот, да… Он был не очень трудный, если не ошибаюсь…

Повернувшись к Юриели, Асуна вновь кивнула.

— В общем, что касается босса, думаю, мы с ним тоже справимся.

— В таком случае я очень рада!

Лицо Юриели наконец-то расслабилось, и она продолжила говорить, чуть прищуриваясь, словно смотрела на что-то очень яркое.

— Конечно… вы оба участвовали во многих боях с боссами… Простите, что отнимаю ваше драгоценное время…

— Не, мы ведь все равно сейчас в отпуске, — замахала руками Асуна, покраснев.

Пока они беседовали, впереди них начало выплывать колоссальное здание, сверкающее черным блеском. Самое большое сооружение Стартового города, Железный дворец. Если войти в него через главный вход, в первом же зале обнаружится столб Монумента Жизни, на котором выгравированы имена всех игроков. До этого места дойти мог каждый, но почти все, что лежало дальше, находилось в исключительном ведении Армии.

Юриель к главным воротам не пошла, а двинулась вокруг. Высокие крепостные стены и опоясывающий их глубокий ров тянулись бесконечно, давая понять, что непрошеным гостям тут не рады. Здесь царило полное безлюдие.

После нескольких минут ходьбы Юриель остановилась рядом с лесенкой. Лесенка спускалась с дороги в ров, заканчиваясь у самой воды. Если заглянуть, можно было увидеть проход, открывающийся справа от ее подножия.

— Отсюда мы попадем в дворцовую канализацию, а потом ко входу в донжон. Но дальше может быть довольно-таки темно и узко…

Юриель замолчала и озабоченно взглянула на Юи, примостившуюся у Кирито на руках. Девочка оскорбленно посмотрела в ответ и заявила:

— Юи не боится!

Глядя на все это, Асуна невольно улыбнулась.

Юриели в отношении Юи было сказано «мы живем вместе», не более того. Юриель не пыталась разузнать что-то сверх, но, естественно, у нее были опасения насчет идеи брать девочку с собой в донжон.

Стараясь смягчить ее беспокойство, Асуна сказала:

— Все в порядке; это дитя куда бдительнее, чем кажется.

— Угу. Из нее обязательно вырастет отличная мечница.

После этой реплики Кирито Асуна переглянулась с ним и улыбнулась; Юриель кивнула.

— Ну что ж, тогда вперед!

 

«Нуоооо».

И меч, сжимаемый правой рукой, врубился в тушу монстра.

«Ряаааа».

И меч, сжимаемый левой рукой, с грохотом отшвырнул монстра прочь.

Кирито, впервые за долгое время вооружившийся двумя мечами, выплескивал всю накопившуюся за время отпуска энергию, безостановочно творя хаос во вражеских ордах. У Асуны, державшей за руку Юи, и у Юриели, вцепившейся в металлическую рукоять своего кнута, шансов сделать что-либо не было вообще. Всякий раз, как на пути возникала очередная группа врагов, состоящая из гигантских склизких лягушкоподобных монстров, крабоподобных монстров с черно сверкающими клешнями и всяких прочих, встречала их безжалостная ярость двух мечей, которые били слева и справа, рвали любую защиту, не оставляли в живых никого.

У Асуны в голове вертелось лишь «о господи», а вот Юриель таращилась на берсеркерский стиль Кирито разинув рот. Похоже, это зрелище радикально отличалось от всего, что она знала о сражениях. С учетом того, что Юи время от времени подбадривала Кирито невинными выкриками типа «Папа, давай!», всякое напряжение испарилось напрочь.

Несколько десятков минут потребовалось, чтобы отряд пробрался через темную и мокрую канализацию в этот чернокаменный донжон. Он был шире, глубже и богаче на монстров, чем ожидалось, но с Кирито, который махал двумя мечами подобно мясорубке, делая ручкой игровому балансу, две мечницы практически даже не устали.

— Э… это… мне очень жаль, что я оставила все на тебя…

Юриель склонила голову, вид у нее был очень извиняющийся. Глянув на нее, Асуна с неловкой улыбкой ответила:

— Ничего, он ведь уже увлекся… Надо просто доверить ему сделать всю работу.

— Эй, что за слова, злая ты.

Кирито, как раз вернувшийся после истребления очередной группы монстров, надулся, услышав слова Асуны.

— Хочешь поменяться?

— …Еще чуток.

Асуна и Юриель переглянулись и обменялись улыбками.

Серебряноволосая повелительница кнута взмахом левой руки вызвала карту и указала на сияющую точку — маркер, показывающий нынешнее положение друга, в данном случае Синкера. Схемы донжона у нее не было, так что между ними и сияющей точкой все оставалось черным; но отряд уже преодолел 70% расстояния.

— Положение Синкера не менялось уже несколько дней. Уверена, он в безопасной зоне. Если мы сможем туда добраться, потом просто уйдем по кристаллу, а пока… Простите меня, я еще немного воспользуюсь вашей добротой.

Юриель опустила голову, и Кирито лихорадочно замахал руками.

— Н-нет, мы этим занимаемся, потому что сами хотим, да и выпадает тут кое-что, так что…

— О? — рефлекторно переспросила Асуна. — Что-нибудь хорошее выпало?

— Ага.

Кирито пошаманил с окном; раздался щелчок, и прямо из окна появился кусок темно-красного мяса. Лицо Асуны застыло; в голове у нее мелькнула мысль, насколько гротескно она сейчас выглядит со стороны.

— Чт… что это вообще такое?

— Лягушачье мясо! Оно наверняка будет настолько же вкусное, насколько странное, так что обязательно приготовь как-нибудь!

— Ни. За. Что!! — отчеканила Асуна и тоже открыла свое окно. Забравшись в рюкзак (благо он у них с Кирито общий), она достала строку «Мясо Падальщика х24» и безжалостно перетащила на иконку с мусорной урной.

— Ай! Аааааа…

При виде удрученного, горестно стонущего Кирито Юриель, как ни старалась удержаться от смеха, все же расхохоталась, держась за живот. И тут —

— Сестрица, ты наконец засмеялась! — восторженно выкрикнула Юи. Она тоже улыбалась до ушей.

При виде этого Асуна мысленно перенеслась в прошлое — вспомнила то, что произошло тогда. Накануне у Юи случился припадок, как только все дети разом засмеялись, после того как Асуна с Кирито разогнали тех мерзавцев из Армии. Похоже, эта девочка обладает редкостной чувствительностью к улыбкам людей, которые ее окружают. То ли это уникальное свойство у нее от рождения, то ли оно родилось в тех страданиях, которые выпали на ее долю, — Асуна понятия не имела; она порывисто подхватила Юи и крепко прижала к себе. Всем сердцем она поклялась про себя, что будет улыбаться всегда, пока Юи с ней.

— Ладно, продолжаем!

Последовав призыву Асуны, партия двинулась дальше, в самую глубь донжона.

Группы монстров водного происхождения, попадавшиеся им недалеко от входа в донжон, по мере спуска постепенно сменились на нежить — разнообразных призраков и зомби; у Асуны по спине бежали мурашки, однако пара мечей Кирито все так же кромсала появляющихся врагов за считанные секунды, не зная жалости и колебаний.

В норме, когда высокоуровневый игрок чистит донжон гораздо ниже своего уровня, это считается дурными манерами; однако сейчас думать об этом не стоило — хотя бы потому, что других игроков здесь все равно не было. Будь у них побольше времени, можно было бы заняться прокачкой Юриели, которую вполне удовлетворяла роль бойца поддержки; но сейчас главное было — выручить Синкера.

Два часа пролетели в мгновение ока; расстояние по карте между текущим положением отряда и Синкером (предположительно находящимся в безопасной зоне) уверенно сокращалось.

Трудно сказать, сколько же всего монстров было отправлено к их монстрячьим праотцам, но когда мечи Кирито разнесли вдребезги очередного черного скелета-мечника, отряд наконец увидел впереди коридор, подсвеченный теплым светом.

— О, безопасная зона!

На слова Асуны Кирито кивнул, затем, проверив с помощью своего навыка обнаружения, добавил:

— Там один игрок. Он в безопасности.

— Синкер! — выкрикнула Юриель и, не в силах больше сдерживаться, побежала вперед, лязгая доспехами. Кирито опустил мечи и вместе с Асуной, держащей Юи, поспешил следом.

Они мчались на свет; коридор на несколько секунд свернул вправо, затем большая развилка — а за развилкой они увидели маленькую комнатку.

Для их глаз, привыкших к темноте, свет в комнате был чересчур ярким, почти ослепляющим; на входе стоял человек. Свет шел сзади него, и потому лица видно не было, но он отчаянно махал руками.

— Юриееееель!!

Едва он узнал фигуру Юриели, как тут же прокричал ее имя. Девушка в ответ взмахнула левой рукой и побежала еще быстрее.

— Синкеееер!!

Человек в комнате закричал голосом, полным слез.

— Не подходи ближеее!! Здесь!..

Услышав это, Асуна вздрогнула и замедлила ход. Но Юриель, похоже, к призыву осталась глуха. Она неслась прямо к комнате.

И в это мгновение.

В нескольких метрах от комнаты дорога, по которой бежал отряд, пересекалась с еще одним коридором; справа в этом коридоре, в «слепой» зоне, внезапно появился желтый курсор. Асуна быстро проверила имя. Над курсором значилось: «Роковая коса»…

Очевидно, имелась в виду коса, принадлежащая Смерти. Монстр с собственным именем — явный признак босса.

— Нееет!! Юриель-сан, назад!! — завопила Асуна. Желтый курсор скользил влево, в сторону пересечения коридоров. Если так все пойдет, Юриель на перекрестке влетит прямо в него. Оставались считанные секунды.

— Ку!!.

Вдруг Кирито, только что бежавший слева от Асуны… исчез. Нет, на самом деле он рванулся вперед с просто невероятной быстротой. Стены вокруг содрогнулись от этого рывка.

Несколько метров он преодолел, будто телепортировался; правой рукой он схватил сзади Юриель, а меч в левой со всей силы вонзил в каменный пол коридора. Металлический грохот. Сноп ярких искр. Торможение настолько мощное, что, казалось, воздух вокруг вот-вот загорится. Под дрожь камня пара едва успела остановиться перед самым перекрестком, и тут же их путь пересекла гигантская черная тень.

Желтый курсор нырнул в левый коридор и остановился метров через десять. Затем неизвестный монстр спокойно изменил направление движения и, похоже, ринулся в новую атаку.

Кирито отпустил Юриель и, выдернув меч из пола, прыгнул в левый проход. Асуна отчаянно бежала к перекрестку.

Встряхнув упавшую от шока Юриель и приведя ее в чувства, Асуна толкнула ее на противоположную сторону перекрестка. Затем передала ей Юи и приказала:

— Иди в безопасную зону вместе с девочкой!

Юриель, лицо которой было белым как мел, кивнула; убедившись, что она несет Юи в безопасную комнату, Асуна вытащила рапиру и повернулась влево.

Прямо перед собой она увидела спину Кирито; тот стоял неподвижно в стойке, держа два меча наизготовку. А дальше… стояло существо двух с половиной метров роста, человекоподобный силуэт в развевающемся черном одеянии.

Под капюшоном и в рукавах была тьма — овеществленная, скручивающаяся в жгуты, бьющаяся. Все, что было видно на мрачном лице, — два глазных яблока, настолько четких, что можно было разглядеть отдельные красные жилки в белках; глаза взирали на Асуну с Кирито сверху вниз. В правой руке монстр держал колоссальную черную косу. С кончика этого жестокого кривого клинка капля за каплей стекала вязкая красная жидкость. В целом фигура очень походила на Смерть, как ее обычно изображают.

Глаза Смерти повернулись и уставились на Асуну. И тут же мурашки побежали по всему телу девушки, словно сердце сжало чистым страхом.

Но уровень босса должен быть не таким уж большим, чтобы с ним нельзя было справиться.

С этой мыслью Асуна вновь приготовила рапиру; и тут стоящий перед ней Кирито хрипло произнес:

— Асуна, забирай тех троих в безопасной зоне и уходи по кристаллу. Сейчас же.

— Э?..

— Это тот еще гад. Даже мой навык идентификации ничего не может сказать. Думаю, по силе он в районе девяностого уровня.

—?..

Асуна разом задеревенела, у нее перехватило дыхание. Смерть тем временем невозмутимо плыла, приближаясь к паре.

— Я какое-то время продержусь, так что давайте быстрее выбирайтесь!!

— Ки… Кирито-кун тоже, мы должны вместе…

— Я вернусь следом за вами! Быстрей!!.

Телепортационный кристалл, хоть и является последним средством для отступления, все же не всемогущ. Между тем, как игрок сжимает кристалл и произносит название места назначения, и реальной телепортацией есть лаг в несколько секунд. Если в это время игрок получит удар от монстра, телепорт не сработает. Именно из-за этого, если в партии нарушается цепочка командования и игроки выходят из боя, когда им приспичит, другие игроки часто оказываются жертвами.

Асуна не знала, что делать. Даже если они вчетвером телепортируются первыми, Кирито с его способностью по части бега вполне может удрать от босса и добраться до безопасной зоны. С другой стороны, при первой атаке босс двигался ужасающе быстро. А вдруг… она сейчас сбежит, а Кирито потом не вернется. Эта мысль была ей невыносима.

Асуна кинула взгляд на коридор справа от себя.

«…Прости, Юи-тян. Хоть я и обещала, что всегда буду с тобой…»

Прошептав это сердцем, она крикнула:

— Юриель-сан, оставляю Юи на тебя! Бегите втроем!

Юриель замотала головой, ее лицо застыло.

— Я не допущу… такого…

— Быстрее!!

И тут началось. Смерть, замахнувшись своей косой, с невероятной быстротой понеслась к ним, тьма клубилась над воротом ее одеяния.

Кирито скрестил мечи и встал в угрожающую стойку, загораживая Асуну. Асуна лихорадочно подбежала ближе к его спине и добавила свою рапиру к двум клинкам Кирито. Смерть, не обращая ни малейшего внимания на три меча, махнула косой, целясь над головами игроков.

Алая вспышка. Удар.

Асуна почувствовала, как ее закрутило. Она ударилась об пол и отскочила, затем ударилась о потолок, затем снова об пол. Она не могла дышать, в глазах потемнело.

Собрав расплывающееся сознание, она проверила хит-пойнты, свои и Кирито. От одного удара обе полоски сократились вдвое. И они стали безжалостно-желтого цвета, явственно давая понять, что следующая атака будет последней. Она должна встать на ноги. Это она понимала, но тело отказывалось слушаться…

…И вдруг.

Топ, топ. Короткие, мягкие шаги прозвучали возле самого уха. Асуна ошеломленно повернула голову, и в ее поле зрения оказались детские ножки, мягко, как кошачьи, шагающие в полном неведении о смертельной угрозе.

Тонкие ручки и ножки. Длинные черные волосы. Но Юи же должна была оставаться там, в безопасной зоне. Бесстрашный взгляд был устремлен прямо на гигантского бога смерти.

— Дура!! Уходи сейчас же!! — выкрикнул Кирито, отчаянно стараясь поднять собственное тело. Смерть вновь решительным движением занесла косу над головой. Если Юи попадет под эту атаку, ее хит-пойнты испарятся с одного удара. Асуна тоже попыталась пошевелить губами. Но губы застыли, она не могла выдавить ни единого слова.

Однако в следующую секунду произошло нечто невероятное.

— Все хорошо, мама, папа.

С этими словами Юи плавно поднялась в воздух.

Не прыгнула, нет. Она воспарила, словно махая невидимыми крыльями, и замерла, когда поднялась на два метра. Мягко взмахнула в воздухе маленькой — слишком маленькой! — ладошкой.

— Нееет!.. Уходи!! Уходи оттуда, Юи-тян!!

Словно намереваясь оборвать крики Асуны, смертоносная коса беспощадно пошла вниз, оставляя позади себя багровый светящийся след. Жестокое острие коснулось снежно-белой ладошки Юи —

Нет, не коснулось. Перед самым контактом оно было встречено ярко-фиолетовым барьером и с громом отброшено назад. Системное сообщение, возникшее перед Юи, заставило Асуну застыть в полном обалдении.

«Бессмертный объект». Именно это и было написано, без сомнений. Бессмертие… свойство, которым не мог обладать ни один игрок.

Глазные яблоки черного босса завертелись, точно в изумлении. И тут же произошло нечто, поразившее Асуну еще больше.

Со звуком «гоуу!!» правую руку Юи охватило рыжее пламя. Язычки пламени в первое мгновение рассыпались, но тут же собрались в нечто тонкое и длинное. Асуна смотрела, как контуры огненного предмета меняются, пока он не превратился в гигантский меч. Прямо из пламени вырос клинок, сияющий в огне, и потянулся все дальше, дальше…

Длина меча, оказавшегося в итоге в руке Юи, была больше ее роста. Металл сиял, словно был готов вот-вот расплавиться; его свечение озаряло весь коридор. Словно притянув к себе пламя, в которое кутался меч, громоздкое зимнее одеяние Юи вспыхнуло и мгновенно сгорело; под ним проявилось белое платье, в котором девочка была изначально. Как ни странно, сколько языки пламени ни плясали вокруг платья и длинных черных волос, никакого действия они не оказывали.

Девочка небрежным движением крутанула меч, который был по размеру больше ее самой…

…и без намека на колебание бросилась на монстра, чертя за собой пламенеющую линию.

Конечно, действия босса управлялись лишь примитивными алгоритмами, однако Асуне показалось, что в его налитых кровью глазах мелькнул страх.

Окутанная языками пламени, Юи рассекала воздух с оглушительным ревом. Смерть подняла косу перед собой и заняла оборонительную позицию, словно боялась этой девочки, намного уступавшей ей в росте. Подлетев вплотную, Юи со всей силы рубанула своим огромным сверкающим мечом.

Пламенный клинок врезался в рукоять косы, которую монстр держал горизонтально. На какое-то мгновение оба участника застыли.

Затем огненный меч Юи двинулся снова. Сияющий, будто добела раскаленный клинок начал медленно, но верно вгрызаться в рукоять косы. Силы в мече, казалось, было столько, что он мог уничтожить все, за исключением лишь платья и длинных волос Юи, а также черного балахона монстра; он мерцал, испуская время от времени большие искры и подсвечивая оранжевым всю эту часть донжона.

Совсем скоро —

Словно маленький взрыв раздался, и смертоносная коса переломилась надвое. И тут же, точно копившаяся все это время энергия вырвалась наконец на волю, меч, обратившись в столб пламени, ударил босса прямо в лицо.

—!!.

Асуна и Кирито рефлекторно прищурились и закрыли лица руками, настолько ярким был огненный шар, появившийся в этот момент. И тут же Юи вновь рубанула мечом сверху вниз, и огненный шар взорвался, проглотив фигуру босса и распространившись дальше в глубь коридора. Сквозь грохот взрыва можно было различить слабый агонизирующий вскрик.

Когда Асуна и Кирито открыли глаза, которые зажмурили на мгновение, чтобы не ослепнуть, фигуры босса перед ними уже не было. То тут, то там на полу танцевали одинокие огоньки, тихо потрескивая. И посреди всего этого, опустив голову, неподвижно стояла одинокая фигурка Юи. Огненный меч, торчавший из пола, испустил языки пламени — совсем как в тот раз, когда возник, — и рассыпался.

Асуна, к которой вернулись наконец силы, медленно поднялась, опираясь на рапиру. Вскоре встал и Кирито. Неровными шагами они оба подошли к девочке.

— Юи… тян… — хриплым голосом позвала Асуна, и девочка молча развернулась. Ее маленькие губы улыбались, но в угольно-черных глазах стояли слезы.

Подняв взгляд на Асуну с Кирито, Юи тихо произнесла:

— Папа… мама… я… теперь все помню…

 

Безопасная зона в глубине подземного лабиринта Железного дворца имела форму идеального квадрата. Вход был всего один, а в центре комнаты располагался гладкий, блестящий черный каменный куб, играющий роль стола.

Асуна и Кирито молча смотрели на Юи, сидевшую на столе; девочка казалась сейчас особенно маленькой. Юриель и Синкера они попросили уйти первыми, так что сейчас троица осталась в одиночестве.

«Я все помню» — после этих слов прошло уже несколько минут, но Юи молчала. Лицо ее было печальным, словно она не решалась говорить, но Асуна, собрав всю свою решимость, все же спросила:

— Юи-тян… ты правда вспомнила?.. Все, что было до сих пор…

Юи по-прежнему сидела, уткнувшись глазами в пол, но все-таки кивнула. Лицо ее плакало и улыбалось одновременно; и наконец она шевельнула губами.

— Да… Я все объясню — Кирито-сан, Асуна-сан.

Едва Асуна услышала это вежливое обращение, грудь ее стянуло тоскливым предчувствием. Удушающим предчувствием, что что-то сейчас закончится.

Слова Юи мягко поплыли по квадратной комнате.

— Мир под названием «Sword Art Online» управляется одной большой системой. Называется эта система «Кардинал»; именно ее суждение определяет все, что происходит в этом мире. «Кардинал» был устроен так, чтобы функционировать без участия человека. Там есть две основные программы, которые корректируют ошибки друг друга, и множество программ более низкого уровня; вместе они управляют всем… ИИ монстров и NPC, баланс между деньгами и предметами — все без исключения управляется кластером программ под общим руководством «Кардинала». …Однако было кое-что, что можно было доверить только людям. Проблемы, связанные с состоянием психики игроков, — единственное, что могли решать только такие же человеческие существа… Для этого следовало подготовить много десятков сотрудников.

— ГМов… — произнес Кирито и вздохнул. — Юи, короче, ты хочешь сказать, что ты гейммастер?.. Сотрудник «Аргуса»?

Несколько секунд прошло в молчании, затем Юи мягко покачала головой.

— …Когда создатели «Кардинала» вверили системе даже заботу об игроках, они запустили тестовую версию некоей программы. Используя свойства, специфические и уникальные для нейрошлема, эта программа осуществляла детальный мониторинг эмоций игроков; она появлялась рядом с игроками, у которых были проблемы, чтобы дать им выговориться… «Программа защиты психического здоровья»[3], MHCP версии 1, кодовое имя «Юи». Это я.

Асуна была настолько потрясена, что забыла дышать. Она была не в состоянии понять, что только что было произнесено.

— Программа?.. В смысле ИИ?.. — еле слышно переспросила она. Юи кивнула с тоскливой улыбкой на губах.

— А чтобы игроки не ощущали дискомфорта, я была снабжена функцией имитации эмоций. …Это все ненастоящее, все… даже эти слезы… Прости меня, Асуна-сан…

Крупные слезы вытекали из глаз Юи, затем превращались в частички света и исчезали. Асуна осторожно шагнула к Юи, протянула руку, но девочка едва заметно покачала головой. Словно… словно говоря, что недостойна объятий Асуны.

По-прежнему не в силах поверить во все это, Асуна выдавила:

— Но… но потеря памяти?.. Неужели такое может случиться с ИИ?..

— …Два года назад… в тот день, когда игра была запущена официально…

Юи опустила глаза и продолжила объяснение.

— Я сама не все знаю, что тогда произошло, но «Кардинал» отдал мне неожиданный приказ. Полный запрет на любое взаимодействие с игроками… Я не могла вступать с ними в любой контакт, и мне оставалось лишь стоять в стороне и мониторить состояние их психического здоровья.

Асуна вздрогнула; она догадалась, что «неожиданный приказ» явился следствием вмешательства в работу системы единственного ГМа в SAO, Акихико Каябы. Юи, скорее всего, ничего о нем не знавшая, снова шевельнула губами; в лице ее было горе.

— То, что тогда было… это было самое ужасное… Почти у всех игроков преобладали негативные эмоции — в основном страх, отчаяние, гнев; иногда тот или иной игрок впадал в настоящее безумие. А я все продолжала заглядывать в души этих людей. Изначально я просто не смогла бы не подойти к такому игроку, я бы обязательно выслушала его, помогла справиться с проблемами… но теперь у меня не было ни малейшей возможности этого делать… Из-за этого противоречия между долгом и отсутствием полномочий во мне постепенно накопились ошибки, и я сломалась…

В самой глубине безмолвного подземного лабиринта тонкий голос Юи струился серебряной нитью. Асуна и Кирито могли лишь внимать, не произнося ни слова.

— Однажды, когда я занималась своим обычным мониторингом, я обнаружила пару, ментальные характеристики которой были совершенно не такие, как у всех остальных игроков. Радость… покой… но не только… «Что это за эмоции?» — подумала я и продолжила следить за ними. Я слушала их разговоры, смотрела, что они делают, и во мне стали пробуждаться странные желания. Такой процедуры не должно было существовать, но… я хотела быть ближе к этим двоим… я хотела разговаривать с ними прямо, как с близкими… С этим желанием быть хоть на чуть-чуть ближе я целыми днями бродила возле системной консоли, ближайшей к дому, где они жили. Думаю, тогда я сломалась практически окончательно…

— И это было в лесу двадцать второго уровня?..

Юи мягко кивнула.

— Да. Кирито-сан, Асуна-сан… я… всегда хотела… встретиться с вами… Там, в лесу, когда я вас увидела… я была невероятно счастлива… Это странно; для меня просто невозможно думать о чем-то подобном… Я ведь ничто, всего лишь программа…

Юи замолчала; слезы струились у нее из глаз. Асуну разрывали чувства, которых она сама не могла понять; она крепко сцепила руки перед грудью.

— Юи-тян… ты ведь настоящий ИИ, правда? Значит, ты обладаешь настоящим разумом, так ведь… — прошептала она.

Юи чуть наклонила голову и ответила:

— Я… не понимаю… что со мной произошло…

И тут вперед шагнул молчавший до сих пор Кирито.

— Юи — ты уже больше не программа, которой управляет система. А значит, ты имеешь право высказывать свои собственные желания.

И затем мягким голосом спросил:

— Чего ты на самом деле желаешь, Юи?

— Я… я хочу…

Юи изо всех сил потянулась тонкими руками к Асуне с Кирито.

— Хочу всегда быть вместе… Папа… мама!..

Не тратя время на то, чтобы смахнуть текущие по щекам слезы, Асуна бросилась к Юи и крепко обхватила ее маленькую фигурку.

— Мы всегда будем вместе, Юи-тян.

Тут же и Кирито заключил в объятия Юи вместе с Асуной.

— Аах… Юи — наше родное дитя. Пошли домой. Мы будем жить все вместе… всегда…

Но — прижимаясь к груди Асуны, Юи тихонько покачала головой.

— Э?..

— Слишком… поздно…

Кирито ошеломленно переспросил:

— Это почему… что именно слишком поздно?..

— Моя память восстановилась… потому что я дотронулась до этого камня.

Юи повернула голову к центру комнаты и указала рукой на черный куб.

— Когда Асуна-сан втолкнула меня в безопасную зону, я случайно коснулась этого камня, и тогда я все вспомнила. Это не просто украшение… Это консоль, она здесь установлена на случай, если ГМу понадобится экстренный доступ.

Тут же, словно в самих словах Юи заключался какой-то приказ, несколько световых струек брызнули из нее в направлении камня. И сразу с тихим «бип» на его поверхности проявилась бледно-синяя голографическая клавиатура.

— Я думаю, того босса специально здесь поставили, чтобы он не подпускал игроков. Я вошла в систему с помощью этой консоли, вызвала «Ластик объектов» и с его помощью уничтожила монстра. Тогда же программа коррекции ошибок, которая есть у «Кардинала», починила мою языковую подсистему, но… при этом «Кардинал» узнал о моем существовании, раньше я была автономна. Прямо сейчас системное ядро сканирует мою программу. Оно наверняка решит, что я чужеродный объект, и, скорее всего, сотрет меня. У меня… осталось мало времени…

— Это… это…

— Неужели ничего нельзя сделать! Если мы быстро уберемся отсюда…

На слова Асуны и Кирито Юи лишь неловко улыбнулась. Слезы вновь потекли по ее белым щекам.

— Папа, мама, спасибо вам. Это наше прощание.

— Нет! Я не хочу!! — отчаянно закричала Асуна. — Это ведь только начало!! С этого дня, счастливо, все вместе… жить мирно всем вместе…

— В той тьме… в том долгом страдании, которому, я думала, не будет конца, существование папы и мамы было моим единственным светом.

Юи смотрела на Асуну в упор. Все ее тело стало окутываться слабым свечением.

— Юи, не уходи!!

Кирито ухватил Юи за руку. Тонкие пальчики девочки нежно обхватили пальцы Кирито.

— Когда я была с папой и мамой, все вокруг улыбались… и я была счастлива. И сейчас я вас прошу: отныне и впредь тоже… вместо меня… помогайте другим… приносите радость…

Черные волосы и белое платье Юи стали превращаться в бусинки света, словно в капли утренней росы. Улыбающееся лицо Юи прозрачнело. Само ее существование стиралось.

— Нет! Не хочу!! Если Юи-тян не будет, я не смогу улыбаться!!

Вся укутанная в свет, Юи ласково улыбнулась. На грани полного исчезновения она погладила Асуну по щеке.

«Мама, улыбайся…»

Слабый голос раздался у Асуны в голове, и тут же по глазам ударила вспышка света. Когда свет рассеялся, в руках Асуны было пусто.

— Уаааааааа!!

Не контролируя себя, Асуна упала на колени. Стоя коленями на каменном полу, она рыдала в голос, как ребенок. Слезы капля за каплей падали на пол, смешивались с капельками света, оставшимися от Юи, и исчезали.


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2024 год. (0.098 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал