Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. Сладкий, освежающий аромат коснулся моего носа; медленно открыв глаза, я увидела мир, окутанный белым сиянием






Сладкий, освежающий аромат коснулся моего носа; медленно открыв глаза, я увидела мир, окутанный белым сиянием. В утреннем свете, отразившемся несколько раз от ледяных стен, снег на дне каверны искрился и мерцал.

Скосив взгляд вбок, я обнаружила, что на плитке стоит чайник и из него идет пар. Похоже, это и был источник аромата. Перед плиткой сидел человек в черном, чье лицо я могла видеть только сбоку. Но как только мой взгляд упал на него, словно огонек зажегся в моем сердце.

Кирито повернул голову, едва заметно улыбнулся и произнес:

— Доброе утро.

— …Доброе утро, — ответила я. Собравшись встать, я вдруг заметила, что моя правая рука, которая оставалась снаружи, когда я заснула, сейчас уютно лежала внутри спальника. Я поднесла то тепло, которое все еще хранили мои пальцы, к губам, потом резко села.

Едва я выбралась на снег, Кирито протянул мне дымящуюся кружку. Сказав «спасибо», я взяла ее в руки и села рядом с ним. Это было что-то вроде цветочного чая с мятным ароматом; я такой раньше никогда не пробовала. Я принялась медленно, глоток за глотком смаковать чай, позволяя ему заполнить каждую клеточку моего тела. На душе стало тепло и приятно.

Я чуть подвинулась и приклонилась к Кирито. Повернула голову — и наши взгляды встретились на мгновение, прежде чем разойтись вновь. Некоторое время тишину нарушали лишь звуки двух людей, пьющих чай.

— Слушай… — наконец пробормотала я, не отрывая глаз от своей чашки.

— Хммм?

— …А если мы на самом деле так и не сможем отсюда выбраться, что тогда?

— Будем спать целыми днями.

— Быстро ты ответил, однако. Давай же, напряги немного голову!

Я улыбнулась и ткнула его локтем в руку.

— …Хотя это тоже был бы не худший вариант…

Сказав это, я попыталась положить голову ему на плечо —

— А?!.

Кирито внезапно вскрикнул и резко подался вперед. Я, потеряв точку опоры, плюхнулась на землю.

— Блин, это еще что за дела! — сердито пожаловалась я, снова садясь, но Кирито встал, даже не оглянувшись, и бегом бросился в середину круглого дна каверны.

Не понимая, что происходит, я тоже поднялась на ноги и пошла за ним.

— Ну и что там такое?

— Погоди-ка…

Кирито опустился на колени и принялся обеими руками разгребать слой снега. Ямка быстро углублялась, пока вдруг не раздался какой-то скребущий звук.

— Ай?!

Мне по глазам вдруг ударила серебряная вспышка. Что-то, что лежало глубоко в снегу, отразило свет утреннего солнца.

Откопав эту штуку, Кирито взял ее обеими руками и встал. Не в силах сдержать любопытство, я подошла вплотную и взглянула.

Это был почти прозрачный, серебристо-белый прямоугольный объект. Самую малость крупнее, чем две ладони Кирито. Знакомая форма, знакомый размер — металлический слиток. Но металла такого цвета я никогда еще не видела.

Я легонько тюкнула по поверхности металла пальцем правой руки. Тут же выскочило окошко. Объект назывался «Кристаллитовый слиток».

— Это — это же…

Я заглянула снизу вверх в лицо Кирито; он с озадаченным видом кивнул.

— Ага… это тот самый металл, за которым мы сюда пришли… Интересно, что он тут делает…

— Так, но почему он здесь закопан?

— Хмм…

Кирито продолжал таращиться на слиток в своей правой руке, размышляя, потом у него вырвалось короткое «А…»

— …Белый дракон ест кристаллы… они у него в животе перерабатываются и становятся… Хе-хе, вот оно, значит, как!

Похоже, он догадался; по лицу его расплылась улыбка, и он кинул слиток мне. Я поспешно поймала его обеими руками и прижала к груди.

— Эй, что за дела! Не молчи, раз уж понял!

— Эта каверна — не ловушка. Это драконье логово.

— Э… Эээ?

— Иными словами, этот слиток — его экскременты. Драконья какашка.

— Ка-…

Мои щеки конвульсивно дернулись; я кинула взгляд на слиток, который прижимала к груди.

— Беееее…

Не задумываясь, я швырнула его обратно Кирито.

— Ооп!

Кирито кончиками пальцев ловко отбил слиток обратно. Несколько секунд мы перекидывали его друг другу — как дети! — потом наконец Кирито проворно раскрыл свое меню и на лету убрал слиток к себе.

— Ну, словом, нашей цели мы достигли. Теперь осталось лишь…

— Всего лишь отсюда выбраться…

Мы переглянулись и разом вздохнули.

— Пока что у нас нет иного выхода, кроме как перепробовать все, что нам придет в голову.

— Видимо, да. Ээх, если б только у меня были крылья, как у дракона…

Едва я это произнесла, до меня вдруг кое-что дошло. Я так и осталась стоять, разинув рот, не в силах выговорить ни слова.

— …Что такое, Лиз?

Я поглядела на Кирито; он смотрел на меня, склонив голову чуть набок.

— Слушай. Ты только что сказал, что это — драконье логово, так?

— А. Ну если здесь его экскременты, то…

— Нафиг экскременты! Драконы ночные, сейчас утро, не пора ли ему домой…

— …

Наши взгляды встретились; Кирито закрыл рот, и мы оба задрали головы и уставились в небо. И ровно в это мгновение…

Там, высоко вверху, в круге белого света родилась неясная черная тень. Пока мы на нее смотрели, тень становилась все больше. Секунду спустя я уже могла различить пару крыльев, длинный хвост и четыре когтистые лапы.

— Он… он…

Мы разом попятились. Но, разумеется, бежать здесь было некуда.

— Он уже здесь!.. — выкрикнули мы в унисон, вытащив оружие.

Опускающийся в каверну белый дракон, осознав наше присутствие, издал высокий, пронзительный рев и замер в воздухе, почти касаясь земли. Красные глаза с вертикальными зрачками с нескрываемой враждебностью уставились на незваных гостей. Но яма была слишком узкая, без единого места, где можно укрыться. Я крепче сжала палицу, стараясь унять нервную дрожь.

Кирито тоже изготовил к бою свой одноручник и, встав передо мной, быстро произнес:

— Слушай, держись за моей спиной. И пей зелье сразу, как потеряешь хоть немного хит-пойнтов.

— Х-хорошо…

На этот раз я лишь послушно кивнула.

Дракон раскрыл свою гигантскую пасть и взревел снова. Ветер от его крыльев поднял в воздух облако снега.

Бабах! Бабах! Длинный хвост дракона молотил по земле; каждый удар оставлял в заледенелой поверхности глубокую, длинную борозду.

Правая рука Кирито с мечом непрерывно двигалась, словно он пытался завладеть инициативой; но тут, уже собравшись ринуться в атаку, он внезапно замер.

— …А… а может… — тихо произнес он.

— В чем… в чем дело?

— Нет…

Не отвечая на мой вопрос, Кирито убрал меч в ножны, потом резко развернулся и обхватил меня левой рукой.

— Ээээ?!

Я ничего не понимала и ударилась в панику; Кирито тем временем поднял меня и закинул себе на плечо.

— Эй… эй, что ты — уаааа!!

Удар, громкое «Дзыннь!» — и все вокруг стало как в тумане. Кирито со страшной скоростью рванулся к стене. Прямо перед тем, как удариться, он подпрыгнул и, совсем как при вчерашней попытке выбраться, побежал по изогнутой стене. Но на этот раз он бежал на одной высоте, словно и не собираясь подниматься. Драконья голова прилежно вертелась, продолжая следить за нами, но скорость, с которой мчался Кирито, явно превосходила возможности дракона.

Несколько секунд спустя, когда Кирито наконец опустился на дно ямы, у меня перед глазами все вертелось. Как следует проморгавшись, я открыла глаза и обнаружила прямо перед собой драконий зад. Зверюга явно выпустила нас из виду и теперь беспрестанно крутила головой влево-вправо.

Едва я успела подумать, что Кирито собирается напасть сзади, как он на удивление тихо подобрался к дракону — и, вытянув правую руку, с силой вцепился в кончик подергивающегося хвоста.

Дракон издал пронзительный вопль. Изумленный возглас — а может, это мне просто показалось. Все меньше и меньше понимая намерения Кирито, я тоже собралась было завизжать.

Внезапно белый дракон распахнул крылья и с безумной скоростью понесся вверх.

— Ооо!

Поток воздуха ударил мне в лицо. Прежде чем я хоть о чем-то успела подумать, мы взмыли в воздух, словно выстреленные из лука. Мы висели на драконьем хвосте; тот мотался влево-вправо, не переставая при этом подниматься все выше. Круглое дно ямы как-то разом оказалось очень далеко.

— Лиз! Держись!!

Услышав голос Кирито, я вцепилась в его голову, пребывая в полнейшем трансе. Солнечный свет, отражающийся от ледяных стен, становился все ярче; звук рассекаемого крыльями воздуха чуть изменился — и вдруг мир словно взорвался, обратившись в сплошной белый свет: мы вылетели из каверны.

Когда я открыла слезящиеся глаза, передо мной распахнулся весь 55 уровень, вид с высоты птичьего полета.

Прямо передо мной была прекрасная заснеженная гора конической формы. Чуть подальше — маленькая деревушка. Широкая заснеженная равнина, за ней густой лес — а там и море острых крыш главной жилой зоны уровня. И все это так блестело под утренним солнцем, что я, мигом забыв про страх, невольно восхитилась.

— Уааа…

— Урааа!!. — громко закричал Кирито одновременно со мной и выпустил драконий хвост. Держа меня, как ребенка, он вверил нас обоих инерции и объятиям воздуха.

Полет длился всего несколько секунд, но казалось, что в десять раз дольше. По-моему, я улыбалась до ушей. Яркий свет и ветер проникали в меня до самого сердца. Чувства просто били через край.

— Кирито — знаешь, я!! — выкрикнула я всем сердцем.

— Что?!

— Я, я люблю тебя!!

— Что, еще раз?! Не слышу!!

— Ничего!!

Вцепившись Кирито в голову, я расхохоталась. Совсем скоро наш краткий полет, казавшийся почти чудом, подошел к концу, мы стремительно опускались на землю. Крутанувшись в воздухе последний раз, Кирито расставил ноги и принял позу для приземления.

С громким «пуфф!» в воздух поднялось облако снега. Мы заскользили вниз. Проложив путь сквозь белые кристаллы, как бульдозер, мы наконец приземлились на вершину горы.

— …Фууу.

Кирито громко выдохнул и опустил меня на землю. Я неохотно повернула голову и расцепила руки.

Мы оба разом посмотрели в сторону той здоровенной ямы; дракон, явно потерявший нас из виду, описывал медленные круги в небе.

Кирито положил руку на рукоять меча за спиной, чуть привытянул клинок, но тут же снова убрал со щелчком. Глядя на дракона с легкой улыбкой на лице, он мягко произнес:

— …Тебя, наверно, здорово доставали все эти, которые хотели на тебя охотиться. Но когда все узнают, как раздобыть этот слиток, тебя перестанут убивать. Так что теперь живи спокойно.

…Смотреть на монстра, который ведет себя в соответствии с заложенной в него программой, и говорить такие вещи; до вчерашнего дня я считала, что это полный идиотизм. Но сейчас я почему-то чувствовала, что моя душа робко принимает слова Кирито. Я потянулась правой рукой и нежно взяла Кирито за левую.

Мы молча смотрели, как белый дракон вертит головой; потом, испустив чистый одиночный выкрик, он опустился к себе в логово. Повисла тишина.

Некоторое время мы просто стояли; потом Кирито повернулся ко мне.

— Ну что, возвращаемся?

— Наверно.

— Хочешь понести слиток сама?

— …Не, идем так.

Я улыбнулась и сделала шаг вперед, не выпуская руки Кирито. Затем вдруг я кое-что вспомнила и заглянула Кирито в лицо.

— Ой… плитка, спальники и все такое — мы же все там оставили.

— Да, я и забыл… Ну и ладно. Кому-нибудь, может, пригодится еще.

Переглянувшись, мы рассмеялись, на этот раз с облегчением, и медленно зашагали по горной тропе, ведущей домой. Я быстренько огляделась; небо было чистым-чистым, без единого облачка.

 

— Я вернулась!

С воодушевлением я распахнула дверь моего родимого дома.

— С возвращением.

Хотя женщина-NPC, стоящая у прилавка, всего лишь вежливо ответила на мою реплику, я помахала ей рукой и развернулась, оглядывая магазин. Я отсутствовала всего один день, но, как ни странно, картина казалась такой новой и свежей.

Кирито, навестивший тот же ларек, что и вчера, вошел в магазин следом за мной с хот-догом в зубах.

— Уже полдень скоро, надо было тебе слопать его прямо у ларька, — упрекнула его я. Кирито лишь ухмыльнулся и движением левой руки открыл окно снаряжения.

— Сперва давай сделаем его, этот меч.

Проворно пошаманив в своем снаряжении, он извлек серебристый слиток. Осторожно взяв его в руки — и решив пока что не думать о его происхождении, — я кивнула.

— Точно, давай займемся. Пошли в мастерскую.

Я открыла дверь позади прилавка; шум водяного колеса стал заметно громче. Как только я потянула за рычаг на стене, мехи задвигались, накачивая воздух в горн. Тот сразу же засветился красным.

Аккуратно положив слиток в горн, я повернулась к Кирито.

— Прямой одноручный меч, да?

— Угу. Рассчитываю на тебя.

Кирито кивнул и уселся на круглый табурет для посетителей.

— Слушаюсь. …Только должна предупредить: итоговый результат всегда немного случайный, так что особо многого не ожидай, понятно?

— Если не получится, просто пойдем туда опять. На этот раз с веревкой.

— …Угу, причем с длинной.

Вспомнив наше Великое Падение, я невольно улыбнулась. Потом кинула взгляд на горн — похоже, слиток нагрелся достаточно. Подхватила его щипцами и отправила на наковальню.

Взяв со стены свой любимый молот, я внесла соответствующие настройки в меню и снова кинула взгляд на Кирито. В ответ на его безмолвный кивок я улыбнулась и с силой занесла молот над головой.

Собравшись с духом, я ударила по ало светящемуся металлу; раздалось чистое «канн!», и во все стороны щедро посыпались яркие искры.

В разделе мануала, посвященном ковке, про изготовление оружия было написано следующее: «По слитку необходимо ударить определенное число раз в зависимости от типа создаваемого оружия и уровня используемого металла». Больше ничего написано не было.

Иными словами, просто стучание молотом по металлу; навыки игрока не решают ничего. Именно так следовало понимать те строчки; однако существовало множество самых разнообразных слухов и оккультных теорий насчет того, что точность ритма ударов и бойцовский дух кузнеца способны повлиять на результат. Во всяком случае, подобное мнение было весьма распространено.

Я считаю себя рационалисткой, но все то долгое время, что занимаюсь ковкой, я верила в эту теорию. Поэтому, создавая оружие, я выкидывала все лишние мысли, сосредоточиваясь исключительно на движениях правой руки с молотом, нанося удар за ударом безостановочно, с пустым сознанием — я верила в это.

Однако.

Пока я ударяла по этому слитку, извлекая чистый металлический звон, в голове у меня клубилась куча мыслей и уходить никак не желала.

Если меч будет выкован успешно и заказ будет выполнен — Кирито, естественно, снова отправится на передний край проходить игру, и у нас не будет особых шансов встретиться вновь. Даже если он будет приносить меч на сервисное обслуживание, это будет случаться раз в десять дней в лучшем случае.

«Такого — такого я не хочу!» — кричал во мне внутренний голос.

Я жаждала тепла другого человека — но именно это и было причиной, именно из-за этого я не решалась до сегодняшнего дня сблизиться ни с одним игроком-парнем. Я боялась, что зима одиночества во мне полностью исчезнет, уступив место любви. Это была бы ненастоящая любовь — просто иллюзия, созданная иллюзорным миром. Так я всегда думала.

Но прошлой ночью, ощущая тепло руки Кирито, я поняла: моя нерешительность сама была иллюзорными путами, связывавшими меня. Я — это я, кузнец Лизбет и одновременно Рика Синодзаки. И Кирито тоже. Не персонаж игры — а настоящий живой человек. А значит, моя любовь к нему… мои чувства к нему тоже реальны.

Если мне удастся сварганить хороший меч, я ему признаюсь. Я хочу, чтобы он был рядом со мной, я хочу, чтобы он каждый вечер возвращался из лабиринтов сюда, в этот дом; я скажу ему все это.

По мере того как слиток ковался, он сиял все ярче; и одновременно все ярче разгорались чувства во мне. Я ощущала, как они словно текут через правую руку в молот, а затем — в рождающееся под молотом оружие.

…И вот момент настал.

Не знаю, сколько уже раз такое происходило — должно быть, где-то между 200 и 250, — сразу вслед за очередным звонким ударом молота слиток засиял ослепительно-белым светом.

Его некогда прямоугольная форма начала меняться. Он начал медленно расти с обоих концов, а затем появилось выпячивание, напоминающее гарду.

— Ух ты…

Тихонько выражая восхищение, Кирито встал со своей табуретки и подошел ближе. Мы вместе наблюдали, как за несколько секунд генерация объекта была завершена, и слиток наконец принял окончательную форму длинного меча.

Красивый, действительно красивый получился меч. Для длинного меча — прямо-таки шикарный. Клинок светлый и узкий; хотя, конечно, не такой узкий, как у рапиры. И, словно унаследовав свойства слитка, он казался чуть-чуть прозрачным, самую малость. Ослепительно-белый клинок, серебристая рукоять с едва заметным синеватым отливом.

«Мир, где меч символизирует игрока»; словно оправдывая эту фразу, в SAO существовало неисчислимое множество разновидностей оружия. Говаривали, что если выписать в столбец все уникальные имена оружия в любой категории, получится список на несколько тысяч строк.

В отличие от обычных RPG, здесь разнообразие имен расширялось по мере того, как рос класс оружия. Низкоуровневое оружие носило примитивные имена; для длинных мечей, к примеру, это были «Бронзовый меч», «Стальной меч», типа того. Мечей с этими скучными именами здесь существовало бессчетное множество; но клинки высокого класса, такие как тот, что был сейчас передо мной, или, скажем, «Играющий свет» Асуны, существовали в единственном экземпляре — действительно уникальные предметы.

Разумеется, скорее всего, существует в мире несколько рапир одинаковой силы — будь то игроцкие или выпадающие. Но каждая из них имеет свое собственное имя и уникальный внешний вид. И это придает высокоуровневым клинкам определенный шарм, они становятся партнерами, единым целым с игроками.

Как именно система решает, какое имя будет носить оружие и как оно будет выглядеть, — не до конца понимаем даже мы, оружейники. Я подняла с наковальни сверкающий меч — вернее, попыталась поднять: вес его был просто невероятным, он совершенно не сочетался с изящным внешним видом. В плане требований по силе он не уступал черному мечу Кирито, «Вразумителю». Напрягши спину и чуть не вскрикнув, я все же поднесла меч к груди.

Коснулась лезвия пальцем правой руки, удерживающей клинок у основания, и глянула во всплывшее окошко.

— Так, похоже, его зовут «Разгоняющий тьму». Впервые вижу это имя, вряд ли оно сейчас хоть в каком-то магазине упоминается… Ну-ка попробуй его.

— Ага.

Кирито кивнул и, протянув правую руку, взял меч за рукоять. Поднял его с такой видимой легкостью, словно меч ничего не весил. Затем, шевельнув левой рукой, он вызвал меню и повозился с изображением своего персонажа и меча. Теперь Кирито вооружен этим мечом с точки зрения системы и может посмотреть его численные характеристики.

Но Кирито тут же закрыл меню и, сделав пару шагов назад, переложил меч в левую руку. Несколько раз со свистом рассек мечом воздух.

— …Ну как? — тут же спросила я. Секунду Кирито молча смотрел на меч, а затем — его лицо расплылось в улыбке.

— Он тяжелый, это точно. …Хороший меч.

— Правда?! …Уррааа!!

Я на автомате выбросила вверх правый кулак, затем ткнулась им в правый кулак Кирито.

Давненько я не испытывала такой радости.

Давным-давно — еще когда я торговала в киоске в жилой зоне 10 уровня — я так же себя чувствовала, когда покупатели хвалили мои безбашенно сделанные клинки. В такие мгновения я искренне, от всей души радовалась, что стала кузнецом. Потом, когда я прокачала свои навыки и стала работать лишь с самыми высокоуровневыми игроками, я позабыла это чувство, даже и сама не заметив.

— …Это все проблемы с моим характером, хм… все… — вырвалось у меня.

Кирито склонил голову набок и посмотрел с любопытством.

— Н-не, забей. …Слушай, пошли лучше выпьем чего-нибудь. Я страшно проголодалась.

Громко тараторя, чтобы скрыть смущение, я подтолкнула Кирито в спину. В такой вот позе я и собиралась выйти из мастерской, когда вдруг в голове у меня нарисовался вопрос.

— …Слушай.

— Хм?

Кирито обернулся через плечо. На спине у него висела эта штука — черный одноручный меч.

— Кстати говоря… В самом начале ты же сказал, меч, такой же по силе, как вот этот, так? Тот белый — хороший меч, факт, но не думаю, что он сильно отличается от твоего выпаданца. Зачем тебе два похожих меча?

— Аа…

Кирито развернулся и посмотрел на меня нерешительно, словно обдумывал что-то.

— Ну, в общем, все я объяснить не могу. Если не будешь дальше спрашивать, могу показать.

— Блин, опять выделываешься.

— Отойди чуток.

Когда я отошла назад вдоль стены мастерской, Кирито, продолжая держать белый меч в левой руке острием вниз, правой рукой достал из-за спины черный меч.

—?..

Я совершенно не понимала, чего он хочет. Еще когда он в прошлый раз манипулировал своим снаряжением, система должна была присвоить ему статус «вооружен мечом в левой руке»; держать при этом правой рукой какое-либо другое оружие совершенно бесполезно. Более чем просто бесполезно: когда у него такое вот «неправильное снаряжение», он не сможет применять навыки мечника.

Кинув быстрый взгляд на мое озадаченное лицо, Кирито спокойно встал в стойку с двумя мечами в руках. Правый меч он держал перед собой, левый сзади. Он чуть подсел, и в этот момент —

Ярко-алый световой эффект вспыхнул и осветил всю мастерскую.

Мечи в руках Кирито затанцевали, поочередно атакуя воздух перед ним со скоростью, за которой невозможно было уследить. Частый, дробный звук ударов рвал воздух, и, хотя удары ни на что конкретное не были нацелены, все предметы в комнате задрожали.

Вне всяких сомнений, это был навык мечника, предусмотренный системой. Но — я никогда не слышала о чем-то вроде навыка работы с двумя мечами!

Я стояла как в столбняке; Кирито передо мной молча выпрямился, закончив атакующее комбо, состоящее, кажется, из десяти ударов.

Он опустил оба меча. Потом убрал меч в правой руке обратно за спину и, посмотрев мне в лицо, произнес:

— Вот как-то так. …Да, мне для этого меча понадобятся ножны. Можешь подобрать?

— А… ага.

Сколько уже раз этот Кирито меня поражал. Пора бы уже привыкнуть вообще-то. Решив пока что придержать вопросы, я коснулась рукой стены и вызвала прайс-лист.

Пролистав меню, я остановила взгляд на подборке ножен, которые приобрела у знакомых ремесленников. Выбрала одни — похожие на те, что были у Кирито на спине, сделанные из черной кожи — и материализовала их. Поставив маленькое лого своего магазина, я протянула их Кирито. Тот, с коротким стуком убрав белый меч в новые ножны, открыл окно рюкзака и спрятал его там. Я думала, он и его отправит себе за спину, но нет.

— …Значит, это секрет? Вот это, что только что было.

— Мм, в общем, да. Никому не рассказывай, хорошо?

— Ясно.

Информация о навыках — самая большая ценность игрока, так что если он просит не спрашивать, я не буду развивать тему. Вообще говоря, я была страшно рада, что он вообще позволил мне увидеть свой секрет; поэтому я кивнула, чуть улыбнувшись.

— …Ну, значит, так.

Кирито положил руки на бедра, и его выражение лица изменилось.

— На этом мой заказ будем считать выполненным. Плачу за меч. Сколько с меня?

— Ааа, это…

Я закусила губу на секунду — и озвучила ответ, который давно уже горел во мне.

— Платить… не нужно.

— …Ээ?

— Взамен я хочу стать для Кирито эксклюзивным кузнецом.

Глаза Кирито засветились удивлением.

— …Что… ты имеешь в виду?..

— Когда будешь заканчивать охоту, приходи сюда, чтобы я могла заняться твоим снаряжением… с сегодняшнего дня, каждый день, всегда.

Мое сердце колотилось все сильнее и сильнее. Интересно, это только мое виртуальное тело ощущает, или мое настоящее сердце так же колотится сейчас — в самом закоулке моей головы мелькнула такая мысль. Мои щеки горели. Наверняка мое лицо сейчас все красное, до последнего кусочка кожи.

Даже Кирито, всегда бесстрастный, явно понял, какой смысл кроется за моими словами; он тоже залился краской и застенчиво уткнулся глазами в пол. Мне всегда казалось, что он старше меня, но сейчас, увидев его таким, я решила, что он моего возраста, а может, даже младше.

Собрав всю мою храбрость, я сделала шаг вперед и взяла его за руку.

— Кирито… Я…

Я так громко выкрикнула те слова, когда мы сбежали из драконьего логова, — а сейчас мой язык отказывается двигаться. Я стояла молча, не отводя взгляда от черных глаз Кирито, изо всех сил желая, чтобы те самые слова хоть как-то из меня выдавились… и вдруг.

Дверь мастерской с силой распахнулась. Я на автомате выпустила руку Кирито и отпрыгнула.

— Лиз, я так волновалась!!

Ворвавшаяся затем персона облапила меня с силой профессионального рестлера, не переставая вопить. Длинные каштановые волосы мягко затанцевали в воздухе.

— Ай, Асуна…

Асуна трещала без остановки, не отводя ошеломленного взгляда от моего лица.

— Сообщения до тебя не доходили; найти тебя на карте не удавалось; и даже твои постоянные клиенты ничего не знали — где тебя вчера ночью носило! Я, знаешь ли, даже до Железного дворца сбегала, чтобы убедиться!

— П-прости. Я просто немножко застряла в лабиринте…

— В донжоне?! Лиз, ты ходила одна?!

— Не, вот с ним…

Я взглядом показала вбок и за спину Асуне. Та крутанулась на месте и, заметив стоящего со скучающим видом мечника в черном, застыла с разинутым ртом и распахнутыми глазами. И затем, голосом на октаву выше —

— Ки… Кирито-кун?!

— Эээ?!

На этот раз была моя очередь обалдеть. Я глянула на Кирито; тот стоял столбом, совсем как Асуна.

Чуть кашлянув, он поднял правую руку и произнес:

— Привет, Асуна, давно не виделись… хотя на самом деле недавно. Пару дней назад.

— У-угу. …Я просто удивилась. Понятно, значит, ты сразу сюда пошел. Если б ты мне сказал, я бы, может, тоже с вами пошла.

Асуна спрятала руки за спину и застенчиво рассмеялась, постукивая по полу мыском ботинка. Гляжу — и щеки стали цвета лепестков сакуры.

И тут я поняла все.

Вовсе не случай привел Кирито в мой магазин. Асуна сдержала данное мне обещание и порекомендовала меня… тому, кто завоевал ее сердце.

…Что же мне делать… что же мне делать.

В мозгу у меня царила пустота, лишь эти слова крутились. Я ощущала, как все тепло моего тела вытекает наружу через подошвы. Не осталось сил. Не могу дышать. Чувства переполняют, а высвободить их — не могу…

Повернувшись к остолбеневшей мне, Асуна небрежным тоном поинтересовалась:

— Этот тип, он тебе грубил, Лиз? Наверняка ведь потребовал чего-нибудь дурацкого, угадала?

Затем она склонила голову чуть вбок.

— Ээ… Но это значит, вчера ночью ты была с Кирито-куном?

— Н… ну…

И тут я шагнула вперед, схватила Асуну за руку и затем распахнула дверь мастерской. Кинула на Кирито короткий взгляд и, стараясь не смотреть ему в лицо, быстро произнесла:

— Подожди здесь, пожалуйста. Мы скоро вернемся, так что…

И, таща Асуну за руку, я вылетела из мастерской к прилавку магазина. Захлопнула за собой дверь, и мы вышли на улицу.

— Постой, постой, Лиз, в чем дело?

Не обращая внимания на вопросы Асуны, я молчала и быстрым шагом шла в сторону главной улицы.

Я была просто не в силах больше находиться рядом с Кирито. Если бы я сейчас не сбежала, я, наверно, окончательно бы запуталась.

Словно поняв, что со мной что-то не так, Асуна больше не задавала вопросов и шла молча. Я осторожно выпустила ее руку.

Мы свернули в переулок, идущий на восток, прошли немного и обнаружили маленькую кафешку, словно прячущуюся за высокой каменной стеной. Ни одного посетителя в кафешке не было. Я выбрала столик с краю и уселась на белый стул.

Асуна села напротив и заглянула мне в лицо; понять, что она думает, было трудно.

— …Что случилось, Лиз?..

Собрав все оставшиеся у меня силы до капли, я нарисовала у себя на лице широкую улыбку. Такую же, как раньше, когда мы с Асуной весело болтали.

— …Ну… это ведь тот самый парень, да…

Я скрестила руки и придвинулась ближе к Асуне, чтобы заглянуть ей в глаза.

— Э… ээ?

— Ну, тот, который Асуне нравится!

— А…

Асуна опустила глаза и вся как-то съежилась. Потом она кивнула; щеки порозовели.

— …Ага.

Острая боль пронзила мою грудь; стараясь не обращать на нее внимания, я снова изобразила рот до ушей.

— Ну, он и правда странный тип; действительно странный.

— …Кирито-кун что, натворил что-то?..

Стараясь держаться из последних сил, я ответила встревоженной Асуне кивком.

— Он явился и сразу так вот взял и сломал лучший меч, какой у меня был.

— Ой… П-прости меня…

— Вряд ли за это Асуна должна извиняться.

Асуна сплела пальцы рук, словно это действительно была ее вина; в глубине моего сердца закололо сильнее.

Еще немножко… еще немножко, держись, Лизбет.

Беззвучно шепча самой себе, я каким-то чудом сохраняла улыбку.

— Вот, ну и, в общем, оказалось, что чтобы сделать меч, который он захотел, нужен редкий металл, и мы с ним пошли на верхние уровни, чтобы его раздобыть. И там, понимаешь, мы вляпались в одну мелкую ловушку; выбраться оттуда удалось не сразу, вот поэтому я и не вернулась в тот же день.

— Вот оно что… Ты могла бы просто меня позвать — а, сообщения же не проходили, да…

— Я должна была с самого начала Асуну пригласить, прости, что не пригласила.

— Нет, гильдия вчера занималась зачисткой, так что… Да, так ты сделала меч?

— А, ага. Блин, надеюсь, не приведется еще раз за такую геморройную работу браться.

— Ты просто обязана запросить с него по полной программе.

Мы хором рассмеялись.

Сохраняя на лице остаток улыбки, я произнесла последнюю фразу:

— Ну, в общем, он, конечно, странный, но в целом он неплохой парень. Я буду за тебя болеть, так что давай постарайся, Асуна.

Это был предел моих возможностей. На последних словах мой голос уже дрожал.

— А-ага, спасибо…

Асуна кивнула, затем склонила голову набок и посмотрела мне в лицо. Прежде чем она успела разглядеть, что творится у меня под веками, я резко вскочила и выпалила:

— Ой, нет! Я, я же договорилась с одним человеком встретиться, закупить у него кое-что! Я свалю ненадолго!

— Э, а магазин?.. Что насчет Кирито-куна?

— Побудь пока с ним, Асуна! Надеюсь на тебя!

Я развернулась и бросилась бежать. Оглянувшись на бегу, я поспешно помахала Асуне рукой. Обратно повернуть я была просто не в состоянии.

Я бежала в сторону главной площади — куда угодно, чтобы только не видеть эту кафешку; на первом же углу я свернула и побежала на юг. Я стремилась к окраине города, туда, где не было игроков, бежала безостановочно, ни о чем не думая.

Картина перед глазами стала расплываться; я вытерла глаза правой рукой. Потом вытирала снова и снова, продолжая бежать.

Вдруг я заметила, что добралась уже до самой городской стены. Перед чуть изгибающейся стеной на равном расстоянии друг от друга росли большие деревья. Я встала в тени одного из них и положила руки на ствол.

— Угуу… уу…

Рыдание вырвалось из моего горла, я даже не пыталась его приглушить. Слезы, которые я отчаянно старалась подавить, покатились одна за другой, исчезая, как только срывались с моих щек.

Я плакала всего второй раз с тех пор, как пришла в этот мир. После того раза в самый первый день, когда я ударилась в панику и разрыдалась, я сказала себе, что плакать больше не буду. Я считала, что мне не нужны эти слезы, которые заставляет течь система выражения эмоций. Но никогда еще мои слезы не были столь горячими, столь ранящими, чем те, что бежали по моим щекам сейчас, — даже слезы в реальном мире.

Когда я говорила с Асуной, одна фраза у меня так и не вырвалась. «Я тоже влюбилась в него» — много раз я почти произнесла эти слова. Но произнести их не могла, ни за что.

Еще в мастерской, едва увидев, как Кирито и Асуна разговаривают, стоя лицом к лицу, я поняла: для меня рядом с Кирито нет места. Потому что… на той заснеженной горе я подвергла жизнь Кирито опасности. Никто не может стоять рядом с этим человеком, кроме кого-то, у кого такое же отважное сердце. Да, именно так… например, кто-то вроде Асуны.

Этих двоих связывает мощная сила; они составляют идеальную пару, как тщательно сработанный меч и ножны к нему. Я чувствовала это. И кроме того — Асуна стремилась мыслями к Кирито на протяжении уже многих месяцев, кропотливыми усилиями день за днем она по чуть-чуть сокращала расстояние между ними; и я ни за что не смогу просто взять и влезть в их отношения.

Вот именно… Я знаю Кирито всего один день. Отправилась на поиски приключений — к чему я вообще непривычна — с незнакомым игроком; мое сердце просто среагировало на неожиданность. Это не настоящие мои чувства. Если уж я соберусь влюбиться, я спешить не стану, я обдумаю все медленно и неспешно — я всегда, всегда думала и должна думать именно так.

Ну и почему тогда эти слезы все не останавливаются.

Голос Кирито, движения Кирито, все его выражения лица, которые он показывал мне в эти двадцать четыре часа, одно за другим проплывали перед моими зажмуренными глазами. Ощущения, как он гладит меня по волосам, как он держит меня за руку, как его ладонь сжимает мою. Его тепло, тепло его бьющегося сердца — кипящие воспоминания одно за другим проходили сквозь меня, и резкая боль пронзала мою грудь в резонанс с ними.

Забудь. Это просто сон. Смой его этими вот слезами.

Крепко вцепившись руками в ствол дерева у дороги, я рыдала. Уткнувшись глазами в землю, пытаясь подавить голос — я рыдала. В реальном мире слезы рано или поздно пересохли бы, но здесь, похоже, эта обжигающая жидкость, льющаяся у меня из глаз, и не собиралась кончаться.

И — за спиной у меня раздался тот самый голос.

— Лизбет.

От звука моего имени во мне все задрожало. Этот мягкий, ласковый голос, с нотками прежнего мальчишеского задора.

Это сон. Он просто не может оказаться здесь. С этой мыслью я обернулась и подняла взгляд, даже не озаботившись стереть слезы.

Там стоял Кирито. В смотрящих на меня глазах под черной челкой виднелась боль, какое-то его собственное горе. Я кинула взгляд на эти его глаза и пробормотала с дрожью в голосе:

— …Не надо было тебе сюда приходить. Совсем скоро я снова стану прежней энергичной Лизбет.

— …

Кирито молча шагнул вперед и попытался протянуть ко мне правую руку. Я покачала головой, останавливая его.

— …Как ты меня нашел?

Кирито помешкал чуть-чуть и указал в сторону центра города.

— Вон оттуда…

Там, куда он показывал, на приличном расстоянии от нас над волнами домов возвышалась колокольня церкви, стоящей близ главной площади.

— Я осматривал город и увидел тебя.

— Хе, хе.

Слезы текли у меня из глаз, как и прежде, но после ответа Кирито мои губы сами сложились в улыбку.

— Ведешь себя по-дурацки, как всегда.

Даже эту его черту… я любила. Просто невообразимо как.

Я ощутила, как во мне поднимается новая волна рыданий. Я с трудом, но все же ее подавила.

— Прости, я… уже в порядке, все. Давай, возвращайся к Асуне быстрее.

Сумев произнеси эти слова, я собралась уже развернуться, когда Кирито ответил:

— Я… я хотел сказать Лиз спасибо.

— Э?..

Это его заявление меня полностью запутало; я озадаченно уставилась ему в лицо.

— …Я… когда-то было время, погибли все мои согильдийцы… И тогда я решил, что никогда больше не буду ни с кем сближаться.

Кирито чуть нахмурился и пожевал губы.

— Именно поэтому я обычно не образую партий, ни с кем. Но вчера, когда Лиз пригласила меня на этот квест, почему-то мне это показалось в порядке вещей. Я тогда весь день думал, что это странно. И почему я иду рядом с этим человеком…

На мгновение я забыла про боль в груди; я смотрела на Кирито не отрываясь.

Это значит — это значит, я…

— До вчерашнего дня, кто бы ни спрашивал, я всем отказывал. Когда те, кого я знаю… нет, даже если я не знаю их имен, просто когда я смотрел, как другие сражаются, я от страха становился как парализованный. Я всякий раз хотел просто сбежать, ничего не мог поделать. Из-за этого в основном я и уходил все время на самый передний из всех передних краев, куда редко кто из игроков заходит. …Когда мы падали в ту яму, я даже подумал, что лучше погибнуть вместе, чем мне остаться в живых одному; я не лгу.

Он слабо улыбнулся. В этой улыбке таилось такое бездонное самоосуждение, что у меня перехватило дыхание.

— Но ты осталась жива. Я не ожидал этого, но я был очень рад, что смог выжить вместе с Лиз. И той ночью… Когда ты дала мне руку, все стало таким четким. Рука Лиз была теплая… Эта девушка живая, подумал я. Я, да и все остальные тоже — мы существуем не ради того лишь, чтобы когда-то встретить смерть; я верю, что мы живем ради того, чтобы продолжать жить. Поэтому… спасибо, Лиз.

— …

На этот раз я улыбнулась настоящей улыбкой, всплывшей откуда-то из самой глубины моей души. На меня нахлынули какие-то таинственные, но мощные эмоции и заставили произнести:

— Я то же самое… я то же самое; я всегда это искала. Искала в этом мире что-то настоящее, что-то особенное. И тепло твоей руки — это было оно, то самое.

И тут ледяной шип, пронзавший мое сердце, словно медленно растаял и исчез. Слезы тоже прекратились. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга. То чувство, которое родилось во мне, когда мы летели, посетило меня вновь; легонько погладило мое сердце и исчезло.

Я получила свою награду. Вне всяких сомнений.

Слова Кирито обволокли осколки моей разбившейся любви, и я ощутила, как они погружаются куда-то вглубь меня.

Я поморгала, стряхивая последние капельки, и с улыбкой сказала:

— Эти слова — обязательно скажи их Асуне тоже. Она ведь тоже страдает. И ей нужно тепло Кирито.

— Лиз…

— Я нормально.

Держась обеими руками за грудь, я мягко кивнула.

— Моя лихорадка еще немного протянется. Поэтому… пожалуйста, Кирито, прикончи этот мир. Я обещаю, до тех пор я буду работать изо всех сил. Но когда мы вернемся в реальный мир… — я ухмыльнулась улыбкой бесенка, — мы с тобой обязательно устроим второй раунд.

— …

Кирито тоже улыбнулся и кивнул. Затем взмахом левой руки открыл окно. Не успела я подивиться про себя, что же он собирается делать, как «Вразумитель» исчез у него из-за спины и перекочевал в рюкзак. Затем Кирито поколдовал над фигурой своего персонажа, и на месте старого меча появился новый. «Разгоняющий тьму», белый меч, наполненный моими чувствами.

— С сегодняшнего дня этот меч будет моим партнером. А счет… я оплачу в другом мире.

— О, вот я тебя и поймала на слове. Выйдет дорого, учти.

Мы одновременно рассмеялись и стукнулись правыми кулаками.

— Ладно, пошли обратно в магазин. Асуна уже заждалась, наверно… И кстати, я уже проголодалась.

С этими словами я зашагала прочь, Кирито за мной. В последний раз я твердым движением вытерла глаза, и еще остававшиеся в уголках слезинки исчезли, превратившись в бусинки света.


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2024 год. (0.062 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал