Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. – Мне нравится чудесный винный цвет этой одежды, он неплох, а?






 

– Мне нравится чудесный винный цвет этой одежды, он неплох, а? И хорошо подходит к ее темным волосам.

Венера поправила шелковые складки столы, окутавшей неподвижное тело Поликсены.

– Все, что доставляет тебе удовольствие, радует и меня, богиня, – ответил сатир.

– Да, милый, я знаю. Потому я тебя и не спрашиваю. А теперь беги и вытри последние следы крови там, на полу.

Венера похлопала сатира по щеке.

– Элейтия, я к тебе обращалась.

– Ох, да, богиня. Я думаю, цвет прекрасный.

– Тогда почему ты хмуришься?

– Ну, просто... это несколько необычно – что ты и служанку нарядила в такие изысканные ткани.

Венера разгладила шелковую тунику кремового цвета, чтобы ослепительная стола служанки не морщилась на ней. Потом строго посмотрела на маленькую жрицу.

Дитя, конечно, это тело служанки, но душа, которая вот-вот вселится в него, отнюдь не душа прислуги. Для бедняжки Джаскелины будет огромным потрясением уже то, что она очнется в незнакомом теле, да еще и обнаружит, что ей придется играть роль служанки при своей лучшей подруге...

– Конечно, ты богиня, и я склоняюсь перед твоими умом и мудростью, и...

Венера отмахнулась от комплиментов.

– Потом раскланяешься передо мной. А сейчас просто скажи: ткани безупречны?

– Да, безупречны.

– Ох, Венера, твои сатиры удивительно хорошо поработали, наводя порядок в моем храме!

Гера одарила сияющей улыбкой похотливых лесных жителей, и они задрожали и завизжали от радости.

– Я ведь говорила тебе, что они весьма в этом искусны, – ответила Венера, посылая воздушный поцелуй ближайшему сатиру.

– Я удивлена, как они справились с делом и уничтожили всю эту кровь и грязищу, – сказала Афина, материализуясь неподалеку от Геры.

– И с ними тоже отлично справились, – Венера величественным жестом показала на два отмытых и переодетых тела, – Вам не кажется, что они выглядят просто чудесно?

– Да, смертные выглядят прекрасно, как и мой храм. Спасибо, Венера, за отличную работу! – воскликнула Гера.

– Они, конечно, прекрасны, но это ведь всего лишь пустые оболочки, лишенные душ, – сказала Афина.

Венера не обратила внимания на слова богини войны.

– Разговор с Агамемноном прошел хорошо? – спросила она Геру.

Королева богов презрительно скривила губы.

– Мое мнение таково: этот невыносимый человек ничуть не изменился. Мне ужасно жаль бедняжку Брисеиду.

– А это значит, что он намерен забрать ее у Ахиллеса? – тут же спросила Афина.

– Да.

– Хорошо, – сказала Афина, – Фетида позаботится о том, чтобы отвлечь своего сына от сражений. Она считает это вопросом чести. Совершенно очевидно, что Ахиллес повзрослел и возмужал, и он уже давно не тот подросток, который выбрал славу и войну, и больше не восторгается судьбой, которую сам же и предпочел, но он все так же горд. Фетида заверила меня, что будет не слишком трудно вытащить его из сражений, ну, по крайней мере, ненадолго. Так что теперь твоей смертной осталось лишь применить свою магию и удерживать Ахиллеса от драки достаточно долго, чтобы троянцы смогли добиться победы и вся эта глупая ерунда могла бы наконец закончиться.



– Насчет моей смертной можешь не беспокоиться. Она отлично справится с делом.

– Правда? – спросила Афина. – А она говорит по-древнегречески?

Венера замялась, но лишь на мгновение, и ответила:

– Заговорит после того, как я немножко...

Богиня любви помахала пальцами, воздух вокруг нее наполнился светом.

Афина фыркнула.

– Венера, может быть, ты наконец вселишь души в эти тела и мы сможем продолжить дело? – предложила Гера.

– Ох, да, конечно! Сатиры! – Венера властно хлопнула в ладоши, – Возвращайтесь на Олимп. Я пришлю нимф, чтобы отблагодарить вас за помощь.

Рогатые существа радостно затопали копытами и исчезли.

– Хорошо. Отойдите подальше. Дайте мне место для действия. – Богиня любви пригладила длинные светлые волосы и подняла руки ладонями вверх, – Я призываю души смертных, которые недавно освободила... Катрина и Джаскелина, велю вам явиться ко мне!

Два маленьких шарика яркого света с негромким хлопком возникли из воздуха и поплыли к ладоням Венеры.

Сначала я дарую вам язык, который вы должны знать,

Чтобы вы были готовы к дальнейшему пути.

А поскольку теперь пора приниматься за дело,



Войдите в эти тела, чтобы выполнить задачу,

Которую вам поручает сама Любовь.

Венера метнула шарики к телам, как заправский подающий в бейсболе.

Кэт судорожно вздохнула и закашлялась. Она села, продолжая кашлять, и потерла ладонью лоб. Джаки застонала и прижала руку к груди, к тому самому месту, где еще недавно была огромная рана.

– Ох, боже, до чего же мне паршиво! – сказала Кэт. – Сколько же я выпила шампанского, а?

Она еще раз кашлянула и моргнула.

– Что это такое с моим голосом, и где, черт побери...

Она умолкла на полуслове, когда ее зрение прояснилось. Кэт во все глаза уставилась на трех потрясающих женщин, рассматривавших ее так, словно она была невиданным цветком, только что распустившимся.

– Кэт, я думаю, у меня сердечный приступ... – Джаки снова застонала. – С каких это пор похмелье вызывает такие ощущения?

Кэт с трудом отвела взгляд от трех привлекательных особ и посмотрела на женщину, лежавшую рядом с ней, – женщину, говорившую как Джаки, но каким-то другим голосом, и...

– Ох, срань господня! Джаскелина? Это ты ли?

Прекрасная блондинка моргнула, пытаясь сконцентрировать взгляд.

– А кто еще это может быть, черт тебя побери? И почему ты так странно говоришь? Боже, может, я еще и оглохла?

– Не бойтесь, Джаскелина и Катрина, – сказала самая красивая женщина, – Вам ничто не грозит, вы под нашей защитой.

Кэт зажмурилась и глубоко вздохнула.

– Это просто ненормальный пьяный сон. Никогда больше не буду так надираться шампанским. Клянусь! Пора просыпаться и начинать борьбу с похмельем.

Она открыла глаза.

– Ты не спишь, смертная, – сказала женщина царственного вида, в развевающихся белых одеждах, отделанных небесно-голубой каймой.

Потом вперед шагнула похожая на статуэтку женщина с необычными серыми глазами и заговорила:

– Мы изменили вашу судьбу. И вместо того чтобы позволить вам просто погибнуть в мире смертных, мы забрали ваши души из изувеченных тел и перенесли их сюда, в Древний мир. Можете поблагодарить нас.

Женщина, говорившая первой, строго нахмурилась, посмотрев на сероглазую.

– Не спеши, Афина. Да им и незачем нас благодарить. Они вроде как не просили ни о чем таком. И, кроме того, все эти штучки с унижением перед богами совершенно не приняты в мире современных смертных.

– Это не мир современных смертных! – огрызнулась сероглазая женщина.

– В самом деле? А я и не заметила. Я-то подумала...

– Стоп, что за ерунда? – спросила Джаскелииа, садясь.

– Джаки? – Кэт, забыв о бранящихся женщинах, повернулась к подруге.

– Кэт? Не поняла... это ты?

– Нуда.

– Но ты – не ты! Я хочу сказать, ты совершенно на себя не похожа! И что, черт побери, на тебе надето?

Джаки потянулась, чтобы коснуться одеяния цвета бургундского вина, и уставилась на собственную руку.

– Катрина-Мария Кэмпбелл, что тут происходит? Почему. Вот. Это. Стало. Моей. Рукой?!

– Мы вам все объясним, – сказала женщина царственного вида.

И кивнула той, что выглядела самой прекрасной:

– Давай, Венера, начинай объяснения.

– Ну, на самом-то деле все очень просто. Вы попали в ужасную автомобильную катастрофу сразу после вечеринки с подругами. Я наблюдала за вами через свой оракул.

Красавица немного помолчала и улыбнулась.

– Я – Венера, богиня чувственной любви, красоты и эротических искусств.

Она показала на сероглазую.

– Это Афина, богиня войны...

Потом она повела рукой в сторону царственной особы.

– А это Гера, королева Олимпа. Ну, как бы то ни было, я повторяю: я наблюдала за вами через свой оракул и стала свидетельницей аварии. Я не могла допустить, чтобы вы погибли таким образом, поэтому я перехватила ваши души. А вскоре после этого на храм Геры было совершено нападение, его осквернили, а заодно убили Поликсену, троянскую царевну, и... э-э... Мелию, ее доверенную служанку. Ну вот, мы тут немножко подумали, немножко занялись целительством и немножко – переселением душ. И в результате вы здесь – подлинные вы только в других телах. Ну, видите, я же говорила, что все это очень просто.

– Я... я... я... – выдавила из себя Кэт.

– Но я белая! – Джаскелина вскочила, таращась на свое новое тело, – Ох, боже праведный, пропади пропадом эта Америка! Боже! Боже! У меня голова кружится... Сердце! Кэт! Я умираю!

Джаскелина слепо размахивала руками, и Кэт поспешно бросилась к ней и схватила за локоть.

– Ты не умираешь. Мы просто спим. Вот и все.

– Но какого дьявола мне могло присниться, что я вдруг стала белой? – закричала Джаки, одной рукой хватаясь за Кэт, а другой обмахивая лицо, – Сердце, мое сердце, боже... как больно!

– Дорогие, я ведь уже сказала вам, что вы не спите, – напомнила Венера.

– И что плохого в том, чтобы быть белой? – удивилась Афина.

– Это просто пьяный кошмар, – заявила Кэт, пытаясь сохранять спокойствие и говорить деловым тоном. – Через секунду-другую мы проснемся и увидим, что находимся в твоей гостиной. Помнишь последний Новый год?

Венера подошла ближе к Кэт и Джаки. И тяжело вздохнула.

– Мне не хочется этого делать, но вы должны принять то, что произошло.

Она взмахнула изящными пальцами, и воздух вокруг нее и перепуганных женщин наполнился сверкающей пылью. Венера серьезным тоном произнесла:

– Вспоминайте...

Кэт вместе с Джаки вдохнула сияющую пыль, чихнула – и вдруг как будто снова очутилась в доме Сьюзи, когда закончилась вечеринка. И, словно жестокий фильм, она с замиранием сердца смотрела, как они с Джаки, спотыкаясь, смеясь и держась друг за друга, садятся в такси. Такси едет вниз с Резерв-хилл к перекрестку. А далее Кэт с ужасом увидела, как какой-то внедорожник промчался на красный сигнал светофора и врезался в их машину. Последовала беззвучная пауза – и такси с грохотом взорвалось и загорелось.

– Ох, боже... – пробормотала Кэт, – Так мы умерли!

– Мы умерли, а я стала белой! – возмутилась Джаки, – Но такого не должно быть. Я была уверена, что обязательно попаду в рай!

– Ну, я тоже... Я полагала, что отправлюсь прямиком на небеса.

– Ну, не знаю, Кэт. Помнишь тот день в женском клубе университета? И как ты тогда играла и подвела команду? Такое поведение вряд ли похвально. Вот все, что я могу сказать.

Кэт разинула рот.

– Эй, возьми свои слова назад! Я поверить не могу, что ты всерьез думаешь, будто я могу попасть в ад из-за какой-то ерунды, случившейся еще в студенческие годы!

– Ерунды? Ты так считаешь? И ты не только попала в ад, ты еще и меня прихватила с собой!

– Джаскелина, а тебе не пришло в голову, что это, возможно, не я, а ты затащила меня в ад? А помнишь, как ты возвращала в магазин обувь? Ты говорила, что вообще не надевала какие-нибудь туфли, но на самом-то деле ты их носила, а потом уже возвращала в магазин! А?

– Ох, умоляю! Ты прекрасно знаешь, что туфли не входят в список грехов. И кроме того, я этого не делала уже много лет.

– Лет?

– Ну ладно, месяцев.

Кэт фыркнула и уперла руки в бока.

– А то, что ты постоянно ругаешься? – с вызовом спросила она.

– Я не ругаюсь. Я использую слова-заменители или вставные слова.

– Ты используешь... что? И ты всерьез полагаешь...

– Леди! – Богиня любви встала между ними, – Вы не в аду. Вы умерли и в то же время живы.

Богиня нахмурилась и встряхнула головой, как будто стараясь выгнать лишние мысли.

– Нет, все не так страшно. Ваши тела погибли. Но ваши души продолжают жить. Они ведь вечные. И именно они и представляют собой вашу истинную суть. А я просто переселила их в другие тела, которые теперь и работают для вас.

– Теперь работают? – спросила Кэт, – А куда подевались те вечные души, которые жили в этих телах?

Венера смутилась, и в наступившем молчании вперед вышла Гера.

– Ты, Катрина, теперь находишься в теле, которое прежде принадлежало троянской царевне Поликсене. Ты, Джаскелина, пребываешь в теле Мелии, служанки Поликсены.

– Так я – чертова горничная? Белая горничная! Боже праведный, все хуже и хуже! – Она затуманенным взглядом уставилась на Кэт, – Да, я действительно угодила в ад вместе с тобой!

– Я не в аду! – заявила Кэт.

– Вы обе не в аду, – быстро сказала богиня любви.

– Так где же все-таки те души, которым принадлежали эти тела? – повторила свой вопрос Катрина.

Гера ответила ей за Венеру.

– Они теперь наслаждаются вечным счастьем в полях Элизиума, древнегреческого Подземного мира.

– Ох, боже... мне надо сесть. Значит, я теперь нахожусь в теле умершей белой прислуги!

Джаки тяжело опустилась на ступеньку алтаря и снова принялась обмахиваться рукой.

Кэт в ужасе уставилась на свое новое тело.

– Но я не вижу никаких ран! Отчего же она умерла?

– Ох, боже! – вскрикнула Джаскелииа, – Это какая-нибудь ужасная инфекция? Кэт, мы заразились!

– Нет-нет-нет! – поспешила успокоить их Венера, – Они умерли не от какой-то болезни. Их убили греческие воины.

– Но тогда где же раны? – Кэт заглянула под одежду, изворачиваясь и пытаясь увидеть все тело целиком, включая спину.

– Мы их исцелили, прежде чем вселить в тела ваши души, – пояснила богиня любви.

– Ну, это первая действительно хорошая новость, которую я здесь услышала, – сказала Джаки, уже настолько пришедшая в себя, что перестала нервно обмахиваться, – Значит, вам осталось только исцелить наши прежние тела и отправить нас обратно. И мы просто забудем обо всем, что случилось.

– Мне очень жаль. Я не могу этого сделать. Ваши тела полностью сгорели. А я перенесла сюда ваши души только потому, что уже решила попросить тебя, Кэт, оказать мне небольшую услугу.

– Так, ладно, давайте разберемся, верно ли я поняла, – сказала Кэт. – Значит, ты каким-то образом шпионила за мной...

– И за мной, – вставила Джаскелина.

– И за Джаки, – продолжила Кэт, – потому что тебе хотелось, чтобы я для тебя что-то там сделала, но потом мы погибли, и ты нас сцапала? Но в этом нет никакого смысла!

– Разумеется, смысл есть, дорогая, – возразила богиня любви, – Хотя я вообще-то не считаю свой оракул средством шпионажа. Гера, Афина и я решили, что нам необходима помощь современной смертной женщины. И на меня возложили задачу отыскать такую женщину. Ты показалась мне идеальным выбором. Но потом произошла та автомобильная авария, да, но все равно ты оставалась наилучшей кандидатурой. И как раз в это самое время греки напали на храм Геры, и у нас в распоряжении появились два подходящих тела. Ну а потом – небольшой перенос из мира в мир, немножко целительства, и вот вы здесь, определенно не мертвые и все так же безупречно подходящие для той задачи, которую я намерена перед вами поставить. И, дорогие мои, я вознагражу вас за помощь.

– Единственное вознаграждение, которое нас интересует, – это возвращение в наши прежние тела, – решительно заявила Джаскелина. – Но это вовсе не значит, что мы хотим вернуться в мертвые обгоревшие тела. Мы хотим вернуться в тела чистенькие, здоровые. Вроде этих, только наши собственные.

– Точно, – кивнула Кэт.

– Но это невозможно, – снова возразила богиня любви, – Ваши тела мы не можем исцелить. Мне очень жаль, но...

Но тут Гера перебила ее.

– Вы не можете получить обратно ваши прежние тела, но, между нами говоря, мы могли бы подобрать вам вполне сравнимые с ними сосуды в вашем прежнем мире, – сказала королева богов.

– «Сравнимые» – что это значит? – спросила Кэт. – Более молодые и красивые?

– Мы хотели бы сначала на них посмотреть, – добавила Джаки.

– Как пожелаете. Если вы справитесь с заданием, которое мы просим вас выполнить, и если ваше желание останется неизменным, мы вернем вас в современный мир в смертные тела по вашему выбору.

Джаки и Кэт переглянулись и отвернулись от богинь.

– Интересно, как сейчас себя чувствует наша рэперша Куин Латифа? Может, она страдает какой-нибудь ужасной скрытой болезнью, а богини могли бы ускорить ее ход? – с надеждой в голосе прошептала Джаки.

– А я как раз подумала то же самое о той британской актрисе, Кэтрин Зете-Джонс, – чуть слышно произнесла Кэт, – Так что, соглашаемся?

– Да! – ответила Джаки.

Они снова повернулись к богиням.

– Ладно, годится, – сказала Кэт, – Мы сделаем то, что вам нужно, а вы потом вернете нас в наш мир, в тела по нашему выбору. Договорились?

– Да, – одновременно кивнули богини.

– Ну, так что, собственно, вам от нас нужно? – спросила Джаки.

– Очень просто, – ответила богиня любви, – Мы хотим, чтобы вы остановили Троянскую войну.

– Боже праведный! Ты точно уволокла меня с собой в ад, Кэт!

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал