Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. – Знаешь, а я думаю, ты права, – пробормотала Кэт, шлепаясь рядом с Джаскелиной на ступени алтаря






 

– Знаешь, а я думаю, ты права, – пробормотала Кэт, шлепаясь рядом с Джаскелиной на ступени алтаря. – Ты ведь помнишь, мы только что говорили об «Илиаде» там, у Сьюзи. Ясно же, что после этого мы трагически погибли и провалились в нечто вроде литературного ада. Теперь осталось только очутиться в какой-нибудь проклятой книге Томаса Харди.

– Томас Харди? Бог мой! Этот зануда?

Джаки снова принялась бешено обмахиваться.

– Черт, мне так жаль, что я втянула тебя во все это!

– Ну, я всегда знала, что дружба с белой женщиной в итоге не доведет до хорошего, – Джаки с унылым видом вытянула вперед свою очень изящную, очень белую руку, – Только мне и в голову не приходило, что все будет настолько плохо.

– Но мне все-таки хотелось бы понять, почему это так ужасно – быть белой? – спросила Афина.

– Да ничего, если ты белая, – ответила Джаки, – Но я-то не белая! Или, по крайней мере, не была ею, пока не угодила в ад.

– Ox, борода Зевса... до чего же они упрямы! – сказала Афина, обращаясь к Венере. – Об этом ты нас не предупреждала.

– Я говорила, что они не похожи на смертных Древнего мира. Вот это и есть часть различий.

– Да уж... мы здесь... в аду, вместе с вами, красавицы, – сказала Кэт.

Потом она повернулась к Джаскелине.

– Интересно, а они что натворили, чтобы здесь очутиться?

– Они просто великолепны. А такие красивые женщины всегда заставляют кого-нибудь страдать и гневаться, – предположила Джаки.

– Ох, да, ты права. Ладно, забудем об этом.

– О чем это они говорят? Что мы огорчаем людей? Что люди на нас гневаются? Мы богини! Люди не гневаются на нас; это они вызывают наш гнев! – недовольно произнесла Афина и окинула богиню любви суровым взглядом. – Объясни им!

– Ну, мы и сами тебя слышим, – сказала Джаки.

– Джаскелина! Катрина! Вы не в аду! Прекратите немедленно болтать эту чушь! А покончить с Троянской войной будет не так уж и трудно. Мы уже составили для вас план действий, – сказала богиня любви.

– Эй, а это не те ли самые богини, из-за которых началась заварушка с Еленой и Парисом? – спросила Джаскелииа. – Ну, помнишь, приглашение на свадьбу, яблоко, передача замужней Елены Парису и что-то там еще?

– Ха! Думаю, ты права, – кивнула Кэт.

– Вот видишь, как долго живут глупые сплетни? – сказала Венера королеве богов.

Потом она снова посмотрела на смертных женщин.

– Вот как раз поэтому мы и сыты по горло этой войной. Мы не развязывали эту войну, нам она надоела до тошноты, и мы устали от того, что нас обвиняют в ее начале.

– Это так похоже на гнусного Агамемнона – во всем обвинять других! – пробормотала Гера.

– В общем, Венера, Гера и я решили, что эта война тянется слишком долго, – сказала Афина, – Мы хотим ее прекратить. Немедленно.



– Да почему вы решили, что мы с Кэт можем вам помочь в этом? – удивилась Джаки.

– Да, больше похоже на то, что вам надо было перенести сюда каких-нибудь ученых, чтобы они применили что-то вроде симпатичного оружия массового уничтожения...

– Если таких вообще можно найти, конечно, – вставила Джаки.

– Да, если, – согласилась Кэт, – Но если вы думаете, что мы можем сделать нечто в этом роде, вы явно с кем – то нас перепутали.

– А ведь если перенести современное оружие в Древний мир, это будет вмешательство в ход истории, – сказала Джаки.

– Боже, да ты просто ничего не соображаешь! – рассердилась Кэт, – Это ад, а не сериал «Звездный путь». Хотя мне они кажутся до странности похожими.

– Эй, это уже что-то вроде богохульства!

– Ахиллес! – рявкнула Венера.

Обе смертные вопросительно уставились на нее.

– Ахиллес – вот ключ к решению проблемы, именно из-за него война все тянется и тянется. Если он и его мирмидоняне оставят поле сражений, греки не смогут поддерживать осаду Трои. Они просто растеряются и вернутся по домам.

– И опять я не понимаю, при чем тут мы, – возразила Кэт.

– Вообще-то здесь «при чем» именно ты, Катрина, – сказала Гера. – Твоя подруга очутилась тут лишь потому что Венера решила: вы не захотите разлучаться.

__ Ну, а я что говорила?! – воскликнула Джаки.

– Вот дерьмо... – пробормотала Кэт, – Мне надо выпить.

– Блестящая идея, – кивнула богиня любви.

Она огляделась по сторонам и заметила Элейтию, сидевшую в темной нише, вытаращив глаза.



– Милая, ты не могла бы принести нам вина? Очень уж это длинная история.

Маленькая жрица опрометью бросилась из комнаты, а Венера глубоко-глубоко вздохнула.

– Ну а теперь позвольте мне объяснить вам все еще раз со всеми подробностями...

– Нет, невозможно, чтобы такой план сработал, – заявила Джаскелина.

– Разумеется, он сработает! – возразила Венера.

– Да ладно тебе, давай говорить серьезно, – сказала Джаки, – Кто вообще о таком слышал, чтобы психотерапевт спасал мир? Этого даже желтая пресса не смогла бы придумать!

– Что такое «желтая пресса»? – спросила Афина.

– Я начинаю думать, что это, может быть, и в самом деле не ад, – сказала Катрина. – Ты ведь знаешь, в аду всем прекрасно известно, что такое желтая пресса.

– Это точно, – кивнула Джаки, – Но между прочим, могу я просто мимоходом отметить, что все статьи в желтой прессе такие же глупые, как сериал «Звездный путь»?

– Ну, тебе же нравится и то и другое.

– Нравилось, пока Ли Спайк не начал в своих фильмах играть в грязный секс. Боже, да мне хочется дать ему под зад, чтобы он улетел, как пробка из шампанского!

– Что такое «желтая пресса»? – снова спросила Афина богиню любви.

Венера пожала плечами.

– Не думай, что я знаю абсолютно все о мире современных смертных.

Богиня сделала основательный глоток вина, чтобы набраться сил перед продолжением разговора.

– Кэт, так ты поможешь нам?

Катрина прикусила губу, размышляя.

– Ну... то есть, насколько я поняла, вы хотите, чтобы я провела с Ахиллесом парочку сеансов, чтобы помочь ему научиться справляться с гневом, и все это время удерживала его от боевых действий?

– Похоже на то, что им хочется и другого тоже – чтобы ты провела с ним парочку сеансов в постели, – пробормотала Джаскелина.

Венера сделала вид, что ничего не слышала.

– Как я уже объясняла, Фетида, мать Ахиллеса, старается удалить его из военного лагеря.

– Ага, потому что эту женщину... как ее... Брисеиду, забрали у него. И ты хочешь, чтобы я заняла ее место.

– Да, – кивнула Венера.

– А чье место займу я? – спросила Джаки.

– Ничье, дорогая, – ответила Венера. – Ты будешь просто служанкой Поликсены.

– Ох, черт побери все на свете! Я уже и забыла. Где та малышка с вином? Мне нужно еще выпить.

Элейтия поспешила наполнить доверху бокал Джаскелины.

– Объясни-ка мне вот что, богиня любви, – сказала Кэт, пока Джаки пила вино, – У Ахиллеса забрали его женщину. Если это уже вывело его из равновесия настолько, что ему захотелось прекратить воевать, то почему черт побери, ты решила, что он может заинтересоваться другой дамой? Я хочу сказать, похоже на то, что он был привязан к прежней.

– Между ними не было любовных отношений, – ответила Венера. – Когда Брисеиду забрали у Ахиллеса, ранена была его гордость, но не его сердце.

– Да почему ты так в этом уверена? – спросила Джаки.

– Агамемнон сказал мне, что красота Брисеиды не подействовала на Ахиллеса, – пояснила Гера.

– Отлично. Кэт, он голубой! – заявила Джаки.

– Голубой? – смущенно повторила Афина.

– Это значит, что он трахается только с мужчинами, – объяснила Джаки, – А трахаться значит...

– Я поняла, что это значит, – поспешно произнесла Афина, – Но я согласна с Венерой. Ахиллес не голубой. Но у него уже много лет не было возлюбленной, и Брисеида совершенно точно ею не стала.

– Откуда ты знаешь? – спросила богиня любви.

– Мне сказала его мать, – ответила Афина.

– А почему у него не было любовниц? – поинтересовалась Кэт.

– Ну, это как раз очень просто, – сказала Афина. – Девушки его боятся.

– Почему? – спросила Джаки, встревожившись не на шутку.

– Их пугает ярость берсеркера, – пояснила богиня войны, – А ярость завладевает им, когда в нем пробуждаются сильные чувства... будь то хоть страсть, хоть гнев.

– Да, а девицы Древнего мира не готовы к тому, чтобы управляться с таким мужчиной, но я знаю, что современные женщины совсем другие – они сильнее, умнее и намного более независимы. И еще я слышала, что ты консультируешь мужчин, это часть твоей работы. Потому-то я и выбрала именно тебя, – закончила Венера, широко улыбаясь Катрине.

– Ну, я не только мужчин консультирую. На самом-то деле ко мне чаще всего приходят супружеские пары, чей брак грозит развалиться.

Венера небрежно отмахнулась от уточнения.

– Это одно и то же. Я слышала, что тебя называют весьма оптимистичной особой. И еще ты говорила, что тебе нравятся мужчины. Так что сама видишь, ты идеально подходишь для такого дела.

– И она еще станет утверждать, что не шпионила за нами! – воскликнула Джаскелина.

Внезапно заговорила Афина:

– Фетида упоминала еще и о том, что женщин пугает внешность сплошь израненного Ахиллеса.

– Я не знала, что Ахиллес весь в шрамах, – удивилась Венера.

– Я тоже, – кивнула Гера.

Афина пожала плечами.

– Ну, ясно же, что это боевые шрамы. Фетида говорила, что ярость берсеркера не всегда сразу находит на него.

– Ну, это только к лучшему, – сказала Кэт, – Значит, ему нужен какой-то спусковой крючок, особый повод, чтобы впасть в такое состояние. Если я сумею помочь ему найти этот повод, то, возможно, он и сможет справиться со своим бешенством. Все это напоминает специальный фильм «Управление гневом».

– Интересно... Похоже, тебя ничуть не обеспокоил тот факт, что Ахиллес изуродован, – заметила Афина.

Джаки ответила до того, как Катрина успела произнести хоть слово.

– Как Венера уже много раз тебе повторяла, современные женщины совсем другие. И нам нужно нечто больше, чем несколько шрамов, чтобы отвернуться.

– Мне лично нравится думать, что я способна увидеть кое-что кроме физической оболочки, – добавила Катрина.

– Точно! – кивнула Джаки, – Присутствующие исключаются. Боже, неужели мне придется носить розовое? Ненавижу этот цвет!

– Но он тебе к лицу, – сказала Кэт, – Ты очень симпатичная в нем, Джаки.

– Симпатичная белая, – пробормотала Джаскелина.

– Нет, в самом деле! Здесь где-нибудь есть зеркало? – спросила Катрина Венеру.

– Элейтия, милая, ты не могла бы принести нам чудесное отражающее стекло?

Жрица быстро вышла за дверь и вскоре вернулась с круглым зеркалом в бронзовой раме. Кэт взяла его из рук жрицы и повернула так, чтобы Джаки могла посмотреть на себя.

– Видишь?

Глаза Джаскелины округлились. А руки мгновенно взлетели к волосам.

– Боже праведный, младенец Иисус! Да у меня же косы! Длинные светлые косы, а волосы волнистые!

– Они просто очаровательны, – сказала Кэт.

– Черт побери, это уж чересчур! Ты прекрасно знаешь, что я понятия не имею, как ухаживать за волосами белой девушки! Особенно за таким огромным количеством волос белой девушки!

– Ох, дорогая, на этот счет можешь совершенно не беспокоиться. Я тебе помогу. Я в этом деле специалист, – заявила Венера, откидывая назад голову, чтобы ее собственные изумительные косы сверкнули, извиваясь.

– Точно, я не в аду, – сказала Джаскелииа. – Я угодила в любовный роман.

Она наклонилась поближе к зеркалу.

– А глаза! У меня же абсолютно небесного цвета глаза!

– Да, похоже, ты права, – согласилась Катрина. – Но если мы угодили в дамский роман, то это значит, нам предстоит заняться еще и сексом. И возможно, в больших количествах.

– Думаешь? – с надеждой в голосе спросила Джаки. – Хорошо, если это окажется эротический роман.

– На это можно только надеяться.

Тут Кэт глубоко вздохнула и развернула зеркало, чтобы наконец-то увидеть и себя.

– Ох! – Она осторожно подняла руку и коснулась лица, – Ох, дерьмо, да сколько же мне лет? На вид я подросток!

– И у тебя тоже косы, – добавила Джаки, – Хотя черные и не такие длинные, как у меня.

– Мне казалось, черные волосы – это хорошо, – сказала Афина.

– Мне никогда их не понять, – прошептала Гера.

– Нет, серьезно, сколько лет было Поликсене? – спросила Катрина, продолжая изучать себя.

– Думаю, она приближалась к своей восемнадцатой весне, – ответила Гера. – Наилучший для замужества возраст, почему, собственно, она и явилась в мой храм, чтобы попросить меня о помощи. Она хотела обручиться с царем Сард.

– Боже мой, восемнадцать! – огорчилась Кэт. – Это уж слишком мало.

– Ты ведь не была замужем, Катрина? – вежливо спросила Гера.

– Никогда, – ответила Кэт.

– Я тоже, – кивнула Джаскелина.

– А сколько вам обеим лет?

– Мне тридцать шесть, – сообщила Кэт, – Ну, было тридцать шесть.

– Ты еще просто младенец, Кэт, – сказала Джаскелина. – Мне-то уже тридцать восемь.

Она нахмурилась и придвинулась к Катрине, чтобы снова увидеть свое отражение.

– Ха! Я тоже совсем молодо выгляжу. Мне даже двадцати не дать!

– Да они – старые девы?! – воскликнула Гера, ужаснувшись. – И ты выбрала для нашего дела старых дев?!

– Как я тебе уже объясняла куда больше раз, чем следовало бы, современные смертные женщины совершенно другие! – сердито произнесла Венера.

Джаки и Кэт через зеркало посмотрели друг другу в глаза.

– Непривлекательные старые девы, – сказала Катрина.

– Старые высохшие ведьмы, – сказала Джаскелина.

И обе женщины взорвались хохотом.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.033 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал