Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Типы комического в литературе.






И сатиру, и юмор, и иронию как явления комизма роднит момент несовпадения ГИ с АИ. Источник сатиры – разложение героики. В основе сатиры лежит все тот же героический идеал, но сатирический герой не может ему соответствовать; он преувеличенно героичен для того, чтобы стать просто героем. За героическими проявлениями он скрывает свою неспособность быть им.

Сатира. Формула сатиры ГИ АИ. Сатира – карикатура на героя; она высмеивает не сам идеал, а неоправданные на него претензии (поэтому смех в сатире очень серьёзен, и его может не быть вообще, как в «Господах Головлевых», в «Смерти Ивана Ильича»). В сатирическом герое нет опоры для нравственного достоинства: ГИ – только зарождается, АИ – перестали быть святыней. Сатирический герой уже граничит с ироническим складом ума, но его идеал – идеал героический. Неприкосновенность АИ часто приводит героев сатиры к покаянию или саморазоблачению. Образцы сатиры – сатирические комедии Мольера, «Ревизор» Гоголя.

Приблизительно до 18 века личность, в основном, ориентировалась на АИ. К 18 веку сложилась такая культурная ситуация, когда АИ ослабли настолько, что цельность личности можно было восстановить только на принципиально иной основе. На первый план выходит частная жизнь человека, начинается эпоха культа личности (т.е. культа ГИ). Ценности человека коренным образом меняются: начинается художественное освоение не героических, трагических и сатирических сторон личности, а естественности, человеческой самоценности. На основе ГИ возникают принципиально новые пафосы: идиллический, драматический, юмористический. В названной триаде ГИ и АИ поменялись местами, образуя целостность личности на иной основе.

Идиллиязанимает центральное место среди вновь возникших пафосов. Идиллия – это гармония внутриличностного мира, при которой оказывается возможным совместить АИ и ГИ.

Герои Толстого в «Войне и мире» в высшей степени диалектично решают проблемы «идиллической гармонии»: чем более они личности, тем более осознают они необходимость служить АИ, которые при этом не подавляют их, но, напротив, делают предельно чуткими в частной жизни.

Драматизм. Формула АИ ГИ свидетельствует о том, что у человека пока не хватает сил идти к самому себе, его еще держит авторитарная совесть, общественное мнение. Но драматический герой не ставит под сомнение свою гуманистическую ориентацию и в конце концов может победить свои сомнения. Трагический герой убежден в обратном, в том что АИ делают человека человеком, но натура берет свое, и он совершает грех, поддавшись естественному влечению сердца. «Драматический грех» состоит в соблазне не отвечать за себя, переложить ответственность на авторитет. Перед драматическим героем, в отличие от трагического, стоит препятствие, которое он в принципе может преодолеть, но не находит в себе сил (или находит, побеждая свои сомнения). Драматичен пафос «Обломова», многих рассказов Чехова.



«Гуманистические» пафосы часто функционируют в тесном союзе с другими пафосами.

 

Драматический пафос (по Есину). Представляет собой глубокое и несомненное приятие мира в целом и себя в этом мире. В то же время это не бездумное приятие гармонического мира – бытие осознается в его конфликтности. Сама эта конфликтность воспринимается как необходимая и справедливая сторона мира, ибо конфликты возникают и разрешаются, они обеспечивают само существование и диалектическое развитие бытия. Этот тип пафоса редко представлен в лит-ре, еще реже его можно встретить в чистом виде. В качестве основанных в целом на эпико-драматическом пафосе можно назвать «Илиаду» и «Одиссею» Гомера, роман Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», пьесу Шекспира «Буря», роман-эпопею «Война и мир», поэму Твардовского «Василий Теркин».

 

Юмористический герой (АИ ГИ) обладает избыточным стремлением к естественной человеческой заданности, а это всегда отклонение от общепринятых поведенческих норм, вызывающее смех. Но насмешка не столько отрицает, сколько утверждает юмористического героя, отдавая должное его глубокой человеческой состоятельности.

Так же, как и в драматизме, в юморе ощутимо внутреннее тяготение к идиллическому идеалу. Оба этих пафоса – продукт распада идиллии. Юмористический герой – симпатичный чудак (Чудик, как сказано у Шукшина). Это яркая, колоритная личность, наивно меряющая все мерками человеческого достоинства и не признающая условностей.



Ирония. Этот пафос существует в четырех модификациях. Прежде всего заметим, что ирония авторитарная отличается от гуманистической. На основе АИ возникло два вида иронии: комическая ирония и трагическая ирония. Формула комической иронии – ГИ АИ – говорит о том, что герой отвергает любую продуктивную личностную идеологию и ориентацию. Концепция иронической личности – и прежде всего комической иронии – человек телесный. А он конечен, смертен, поэтому его веселый цинизм выражается в склонности к телесным удовольствиям. Такая концепция личности зародилась в народных празднествах, и фольклорно-карнавальный смех адекватно представляет комическо-ироническое мироощущение.

Глубинный смысл иронии – в отрицании. Иронический герой живет до тех пор, пока есть что отрицать.

Сатира, перешедшая в комическую иронию, доминирует в поэзии Вийона, новеллистике Боккаччо, творчестве Рабле, проза Ильфа и Петрова.

Трагическая ирония. «Отелло» Шекспира, в пьесе «Жизнь есть сон» Кальдерона. Ирония Сервантеса – от комического полюса (Санчо Панса) к трагическому (Дон Кихот). Трагически ироничен Печорин; присутствует в произведениях Гоголя: «Шинель», «Мертвые души». Яркое выражение этого миросозерцания – поэма Блока «Соловьиный сад».

Этот тип мироощущения стал популярен в ХХ веке. Трагико-ироническим пафосом отмечены произведения Хемингуэя, Ремарка, Кафки, Набокова.

Следующие два вида иронии, порожденные уже гуманистическими идеалами, точнее, разочарованием в них, – ирония романтическая и ирония саркастическая. Объектом отрицания здесь являются прежде всего ГИ личности. Романтический культ личностиоборачивается своей противоположностью. Вознесение «Я» с последующим самоотрицанием в романтической иронии связано прежде всего с темой любви. Любовь, наиболее сближающее людей чувство, в романтической иронии выступает всегда как разобщающее. Характерно для русской романтической традиции от Лермонтова до Цветаевой (Лотман).

 

Романтика (по Есину). Романтику роднит с героикой стремление к возвышенному идеалу. Но если героика – сфера активного действия, то романтика – область эмоционального переживания и стремления, не переходящего в действие. Объективной основой романтики становятся такие ситуации в личной и общественной жизни, когда реализация возвышенного идеала либо невозможна в принципе, либо неосуществима в данный исторический момент. Но на такой основе может возникать и трагизм, и ирония, и сатира. Поэтому решающим в романтике является момент переживания неустранимого разрыва между мечтой и действительностью.

Один из распространенных случаев романтики – мечта о героическом, ориентация на героический идеал при отсутствии возможности претворить его в действительность.

 

Герой саркастической иронии – это личность, доводящая юмористическое гуманистическое начало до обезличивания. Вместо яркой оригинальной личности – нарциссизм. Пустота – вот что обнаруживается в личности, которая неоправданно считает себя значительной и содержательной (Адуев-младший из «Обыкновенной истории» Гончарова, Эмма Бовари, «душечка» Чехова – персонажи саркастически-иронического плана).

Иронические стратегии художественной типизации в ХХ веке стали идеологическим фундаментом для модернизма и постмодернизма. Всеобщая ирония в постмодернизме закономерно привела к отрицанию Больших Идей, затем к отрицанию личности и, наконец, к тупику.

В чистом виде пафосы встречаются крайне редко. Трагизм мог приобретать не только героический, но и иронический, и даже драматический оттенок. К тому же реализм узаконил практику использования разных пафосов: в одном произведении могли встречаться персонажи различной эстетической природы. Более того, отдельный герой мог менять свой пафосный лик на протяжении произведения.

В «Войне и мире» присутствует и сатирический, и героический, и драматический, и юмористический пафосы. Однако не вызывает сомнения идиллическая доминанта этого романа. Ситуация произведения, его сюжет, архитектоника организованы таким образом, что торжествует идиллическая система ценностей, являющаяся авторским мировоззренческим идеалом.

Пафос является такой стратегией художественной типизации, которая пронизывает все последующие уровни произведения.

 

Сентиментализм. В своем развитом виде сентиментальность появляется в лит-ре в середине 18 века, дав название литературному направлению. Главенствующую роль пафос сентиментализма играл в произведениях Ричардсона, Руссо, Карамзина, Радищева. Далее, мы также встречаемся с пафосом сентиментализма в «Старосветских помещиках» и «Шинели» Гоголя, в некоторых рассказах из «Записок охотника» Тургенева («Певцы», «Бежин луг»), в произведениях Диккенса, Достоевского («Униженные и оскорбленные», «Бедные люди»), Некрасова.

 

Юмор и сатира. Сущность комического наиболее точно определил Н.Г.Чернышевский: «внутренняя пустота и ничтожность, прикрывающаяся внешностью, имеющей притязание на содержание и реальное значение». Объективную основу комического можно обозначить как противоречие идеала и действительности.



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.028 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал