Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






О Богах и Целях






 

Уроки продолжались довольно успешно. Старый рейнджер сумел значительно облегчить эмоциональное состояние дроу, и теперь Дриззт ориентировался в окружающем его мире природы лучше, чем кто-либо, кого знал Монтолио. Но старик чувствовал, что дроу по-прежнему что-то тяготит, хотя и не имел представления, что это может быть.

- Скажи, Монтолио, все люди обладают таким отличным слухом? - как-то раз спросил Дриззт, когда они тащили из рощи огромную сломанную ветку. - Или это благословение, дарованное тебе взамен зрения?

В первый момент прямота вопроса удивила Монтолио, но он догадался, что дроу расстроен и обеспокоен тем, что не понимает возможности этого человека.

- Или твоя слепота - это уловка, обман, которым ты пользуешься, чтобы получить преимущество? - продолжал нажимать Дриззт.

- А если и так? - небрежно бросил Монтолио.

- Тогда это обман во благо, Монтолио Де Бруши, - ответил Дриззт. - Ведь он помогает тебе справиться с врагами... и с друзьями тоже.

Слова Дриззта отдавали горечью, ему казалось, что уязвленная гордость убивает в нем все лучшее.

- Ты не так уж часто проигрывал битвы, - возразил Монтолио, сообразив, что причиной расстройства Дриззта стал их учебный бой. Если бы он мог видеть лицо дроу, его выражение открыло бы старому рейнджеру еще больше. - Ты принимаешь это слишком близко к сердцу, - продолжал Монтолио после напряженной паузы. - Ведь на самом деле я не победил тебя.

- Я лежал перед тобой, поверженный и беззащитный.

- Ты сам себя подвел, - объяснил Монтолио. - Я, конечно, слеп, но не настолько беспомощен, как тебе кажется. Ты недооценил меня. Я знал, что ты это сделаешь, но никак не думал, что ты окажешься таким слепцом.

Дриззт внезапно замер, Монтолио тоже остановился, потому что ветка вдруг стала намного тяжелее. Старый рейнджер покачал головой и хохотнул. Затем он вытащил кинжал, подбросил его высоко в воздух, поймал и с криком "Береза!" метнул прямо в одну из немногочисленных берез, росших в хвойной роще.

- Может ли слепой человек это сделать? - спросил Монтолио, не требуя ответа.

- Значит, ты можешь видеть, - заявил Дриззт.

- Конечно, нет, - резко ответил Монтолио. - Вот уже пять лет мои глаза не действуют. Но при этом я не слепой, особенно в этом месте, которое я зову своим домом! Однако ты считал меня слепым, - продолжил рейнджер, и его голос снова зазвучал спокойно. - Во время нашего учебного боя, когда твое заклинание темноты развеялось, ты решил, что выиграл. Неужели ты думаешь, что все мои действия - и смею сказать, результативные действия - в бою с орками и в нашем с тобой сражении были попросту подготовлены и отработаны заранее? Если бы я был таким калекой, каким меня представляет Дриззт До'Урден, то как бы я смог выжить хотя бы день в этих горах?



- Я не... - начал Дриззт, но смутился и замолчал.

Монтолио сказал правду, и Дриззт вынужден был это признать. Со дня их первой встречи он, по крайней мере, подсознательно, считал рейнджера увечным. Он никогда не выказывал своему Другу неуважения (на самом деле он высоко ценил этого человека), но считал само собой разумеющимся, что возможности рейнджера ограничены по сравнению с его собственными.

- Ты именно так и считал, - словно бы в ответ на его мысли сказал Монтолио, - и я прощаю тебя. К твоей чести должен - сказать, что ты относился ко мне гораздо лучше, чем те, кто знал меня прежде, и даже те, кто странствовал со мной и участвовал в бесчисленных военных походах. А теперь сядь, - велел он Дриззту. - Настала моя очередь рассказать тебе свою историю, как ты рассказал мне свою. С чего же начать? - пробормотал Монтолио, потирая подбородок.

Прошлое казалось ему теперь таким далеким, какой-то другой жизнью, которую он оставил позади. Однако одна вещь, связывающая его с прошлым, сохранилась: его воспитание-воспитание рейнджера, преданного богине Миликки. Дриззт, которого Монтолио обучал подобным же образом, должен был понять его.

- Я отдал жизнь лесу и его природному порядку в очень молодом возрасте, - начал Монтолио. - Я учился, так же как ты начал учиться у меня, обычаям дикой природы и довольно скоро решил, что буду защищать это великолепие, эту гармонию циклов, такую чудесную и величественную, что ее - невозможно постичь. Вот почему я с такой радостью сражаюсь с орками и им подобными. Я уже говорил тебе раньше, у природного порядка есть враги, враги деревьев и животных, а также людей и добрых рас. Жалкие создания! Я не испытываю ни малейших угрызений совести, уничтожая их.



Прошло немало часов, а Монтолио все рассказывал о своих походах и вылазках, в которых он действовал в одиночку или как разведчик огромных армий. Он поведал Дриззту о своей наставнице - рейнджере Диламон, столь искусной в стрельбе из лука, что он ни разу не видел, чтобы она промахнулась, ни разу за десять тысяч выстрелов.

- Она погибла в бою, защищая фермерскую усадьбу от нападения банды великанов. Но не плачь о госпоже Диламон, потому что никто из фермеров не погиб, и ни один из немногих великанов, которым удалось уползти прочь, больше никогда не показывал своего отвратительного лица в этой местности!

Голос Монтолио зазвучал заметно глуше, когда он перешел к рассказу о не столь давних событиях.

Он поведал о Рейнджерах, своем последнем военном отряде, и о том, как им пришлось сражаться с красным драконом, грабившим деревни. Дракон был убит, но были убиты и трое из рейнджеров, и лицо Монтолио обгорело.

- Жрецам удалось выходить меня, - мрачно сказал Монтолио. - Ни одного шрама не осталось. - Он помолчал, и Дриззт в первый раз увидел, как лицо старого рейнджера омрачилось печалью. - Однако они ничего не смогли сделать с моими глазами. Излечение таких ран было за пределами их возможностей.

- Ты пришел сюда умирать, - сказал Дриззт более укоризненно, чем он того хотел. Монтолио не стал отпираться.

- Я устоял перед дыханием драконов, перед копьями орков, перед гневом злых людей и алчностью тех, кто хотел бы надругаться над землей ради собственной выгоды, - сказал рейнджер. - Но ничто не ранило меня больнее, чем жалость. Даже мои товарищи-рейнджеры, которые столько раз сражались бок о бок со мной, жалели меня. Даже ты.

- Я не... - попытался вставить Дриззт.

- И ты тоже, - прервал его Монтолио. - Во время нашей потасовки ты решил, что превосходишь меня. Вот почему ты проиграл! Силой любого следопыта является мудрость, Дриззт. Рейнджер понимает себя, своих врагов и друзей. Ты считал меня ущербным, иначе никогда не решился бы на такой нахальный маневр с прыжком через меня. Но я понял тебя и предугадал твое движение. - На лице старика сверкнула озорная улыбка. - Твоя голова все еще болит?

- Болит, - признался Дриззт, потирая шишку, - хотя мысли, кажется, прояснились.

- А что касается твоего первого вопроса, - сказал Монтолио, удовлетворенный тем, что все расставил по своим местам, - в моем слухе нет ничего исключительного, как и в моих остальных чувствах. Я просто уделяю больше внимания тому, что мне подсказывают мои ощущения, а не кто-то другой, и они отлично направляют меня, как ты теперь понимаешь. Честно говоря, я и сам не знал о своих возможностях, когда впервые пришел сюда, и ты прав в своем предположении, почему я оказался здесь. Лишившись глаз, я решил, что теперь я мертвец, и мне хотелось умереть здесь, в этой роще, которую я узнал и полюбил во время прежних странствий. Возможно, благодаря Миликки, Хозяйке Леса, а скорее всего, из-за Граула, неприятеля, оказавшегося так близко, я вскоре изменил свои намерения. Я был одинок и искалечен, но здесь моя жизнь обрела смысл, и с этим смыслом пришло обновление целей моего существования, а это, в свою очередь, помогло мне снова осознать границы своих возможностей. Теперь я старик, слепой и усталый. Если бы я умер пять лет назад, как и намеревался, моя жизнь была бы неполной. Я так и не узнал бы, чего могу добиться. Только в столь неблагоприятных условиях, которых и не мог себе представить Монтолио Де Бруши, мне удалось так хорошо познать самого себя и мою богиню.

Монтолио замолчал. При упоминании о богине он услышал с той стороны, где находился Дриззт, шорох и принял его за выражение неудовольствия. Желая удостовериться в своем подозрении, Монтолио запустил руку под кольчугу и тунику и вытащил подвеску в виде головы единорога.

- Разве он не прекрасен? - настойчиво спросил он.

Дриззт замешкался с ответом. Единорог был превосходно изготовлен и на диво красив, но дроу было нелегко воспринять то дополнительное значение, которым была наделена подвеска. В Мензоберранзане он был свидетелем безумия, сопровождавшего приказания богинь, и то, что он видел, ему вовсе не нравилось.

- А кто твой бог, дроу? - спросил Монтолио. За те несколько недель, которые они провели вместе, им еще ни разу не довелось поговорить о религии.

- У меня нет бога, - твердо сказал Дриззт, - и мне он не нужен.

Теперь настала очередь Монтолио молчать. Дриззт встал и сделал несколько шагов.

- Мой народ поклоняется Ллот, - начал он. - Если она и не причина, то, безусловно, продолжение их злобы и коварства, как Грумш у орков и другие боги у других народов. Поклоняться богу - безумие. Вместо этого я предпочитаю следовать зову сердца.

Негромкий сдавленный смех Монтолио лишил заявление Дриззта всякой убедительности.

- У тебя есть бог, Дриззт До'Урден, - сказал он.

- Мой бог-это мое сердце, - объявил Дриззт, возвращаясь.

- То же самое я могу сказать и о себе.

- Ты назвал своего бога Миликки, - возразил Дриззт.

- А ты просто еще не нашел имени для своего бога, - ответил Монтолио. - Но это вовсе не значит, что у тебя нет бога. Твой бог-это твое сердце, и что же оно говорит тебе?

- Не знаю, - признался Дриззт, поразмыслив над этим волнующим вопросом.

- Тогда подумай! - вскричал Монтолио. - Что твои инстинкты подсказали тебе о банде гноллов или о фермерах из Мальдобара? Ллот - не твоя богиня, это уж точно. Тогда какой бог или богиня таится в сердце Дриззта До'Урдена?

Монтолио почти услышал, как Дриззт несколько раз пожал плечами.

- Так ты не знаешь? - спросил старый следопыт. - Зато знаю я.

- Ты слишком много на себя берешь, - ответил Дриззт, по-прежнему ни в чем не убежденный.

- Я много чего замечаю, - сказал Монтолио со смешком. - Ведь вы с Гвенвивар единодушны?

- Никогда в этом не сомневался, - ответил Дриззт.

- Гвенвивар служит Миликки.

- Откуда тебе знать? - возразил Дриззт, начиная немного волноваться.

Он не воспринимал всерьез утверждения Мон-толио о себе, но не мог допустить такого навешивания ярлыков на пантеру. Почему-то ему казалось, что Гвенвивар выше богов и выше поклонения кому-либо из богов.

- Откуда мне знать? - переспросил Монтолио. - Разумеется, она сама сказала мне об этом! Гвенвивар - это воплощение пантеры, существа, принадлежащего к подданным Миликки.

- Гвенвивар не нуждается в твоих определениях, - сердито возразил Дриззт, проворно усаживаясь рядом со рейнджером.

- Не спорю, - согласился Монтолио, - Но это ничего не меняет. Ты не понимаешь, Дриззт До'Урден. Ты вырос там, где образ богини извращен.

- А образ твоей богини, значит, истинный? - усмехнулся Дриззт.

- Боюсь, что все образы богов истинны, и все они сливаются воедино, - ответил Монтолио.

Дриззту только и оставалось, что согласиться с предыдущим утверждением Монтолио: он действительно ничего не понимал.

- Ты считаешь, что боги существуют сами по себе, - попробовал объяснить Монтолио. - Ты воспринимаешь их как реальных существ, пытающихся управлять нашими действиями в собственных целях, и поэтому отрицаешь их из-за своего упрямого стремления к независимости. Бог внутри нас, говорю тебе, и неважно, называешь ты его своим или нет. .Ты всю свою жизнь был последователем Миликки, Дриззт. Просто ты не знал, каким именем назвать то, что скрывается в твоем сердце.

Дриззт внезапно почувствовал интерес.

- Что ты ощутил, когда впервые выбрался из Подземья? - спросил Монтолио. - Что сказало тебе твое сердце, когда ты взглянул на солнце, звезды, зелень леса?

Дриззт мысленно обратился к тому далекому дню, когда он и отряд его сородичей-дроу вышли из Подземья, чтобы напасть на эльфов. Воспоминания были мучительны, однако вместе с ними вернулось чувство успокоения, тот чудесный душевный подъем, который он испытал, ощутив дуновение ветра и вдохнув запах только что распустившихся цветов.

- А как тебе удалось договориться с Ревуном? - продолжал Монтолио. - Жить в одной пещере с этим медведем - настоящий подвиг! У тебя сердце рейнджера, хочешь ты это признать или нет. А сердце рейнджера - это сердце Миликки.

Такое заявление вновь пробудило сомнения в душе Дриззта.

- И чего требует твоя богиня? - спросил он, снова начиная сердиться, и попытался встать, но Монтолио похлопал рукой его по колену и удержал рядом с собой.

- Требует? - засмеялся рейнджер. - Я ведь не какой-нибудь миссионер, который блещет красноречием и навязывает правила поведения! Разве я только что не сказал тебе, что боги внутри нас? Ты знаешь правила Миликки не хуже меня. Ты следовал им всю жизнь. Я просто предлагаю тебе название для этого, вот и все, а также идеал личного поведения, пример, которому ты можешь следовать, если запутаешься в том, что правдиво, а что ложно.

Сказав это, Монтолио снова поднял свой конец ветки, и Дриззт сделал то же самое.

Дриззт долго раздумывал над этими словами. В тот день он не спал, но оставался в своей норе и размышлял.

- Я хотел бы больше знать о твоей... о нашей богине, - признался он тем же вечером Монтолио, который готовил ужин.

- А я хочу рассказать тебе о ней, - ответил Монтолио.

 

* * * * *

 

Сотня пар желтых, налитых кровью глаз следила за могучим человеком, который шел через лагерь, держа на коротком поводке желтую собаку. Родди не любил приходить сюда, в место расположения короля орков Граула, но он не мог позволить себе упустить дроу. За последние годы Родди несколько раз доводилось иметь дело с Граулом: король орков, имевший много шпионов в диких горах, оказался бесценным, хотя и чрезвычайно дорогим союзником в охоте ради награды.

Несколько больших орков уверенно преградили дорогу Родди, толкая его и дразня собаку. Родди благоразумно сдерживал пса, хотя ему очень хотелось проучить вонючих орков. В эту игру они играли каждый раз, когда он приходил сюда: они толкали его, плевались и делали все, чтобы вызвать потасовку. Орки всегда храбрились, когда их было сто против одного.

Целая банда орков сбежалась навстречу Макгристлу и шла за ним по пятам, пока он преодолевал последние пятьдесят ярдов по каменистому склону, где находился вход в пещеру Граула. Оттуда выскочили, размахивая копьями, два огромных орка и остановили незваного гостя.

- Зачем ты пришел? - спросил один из них на своем родном языке.

Другой вытянул руку, словно ожидая платы.

- На этот раз никаких денег, - ответил Родди, отлично подражая их произношению. - На этот раз платит Граул!

Орки озадаченно переглянулись, повернулись к Родди и издали рычание, которое внезапно оборвалось, когда еще более крупный орк возник на пороге пещеры.

Граул отпихнул стражников и выскочил наружу так стремительно, что его гнусная морда застыла всего в дюйме от носа Родди.

- Граул платит? - пропыхтел он, обдав горца зловонным дыханием.

Родди засмеялся, главным образом чтобы произвести впечатление на возбужденных орков. Здесь нельзя было показывать слабость: подобно злобным псам, орки мгновенно нападали на того, кто проявлял перед ними неуверенность.

- У меня есть кое-какие сведения, король Граул! - твердо сказал охотник. - Сведения, которые королю Граулу было бы интересно получить,

- Говори, - приказал Граул.

- А деньги? - спросил Родди, испытывая судьбу.

- Говори! - взревел Граул. - Если твои слова окажутся ценными, Граул оставит тебя в живых.

Родди в очередной раз посетовал, что от Граула трудно чего-либо добиться. Почти невозможно заключить выгодную сделку с этим вонючим вождем, когда его окружает сотня вооруженных воинов. Однако отвага не покинула Родди. Сюда он пришел не ради денег, хотя и надеялся что-нибудь получить, а из мести. Родди не хотел открыто нападать на Дриззта, пока дроу находится с Монши. В этих горах, в окружении друзей-животных, Монши обладал внушительной силой, и даже если бы Родди удалось добраться до дроу, одолев слепого старика, многочисленные союзники Монши, такие бывалые воины, как Дав Фальконхенд, наверняка отомстили бы за это.

- В твоих владениях появился темный эльф, о могущественный король орков! - объявил Родди, однако не дождался предполагаемой реакции.

- Бродяга, - уточнил Граул.

Расширившиеся глаза Родди выдали его досаду:

- Так ты знаешь?

- Дроу убил бойцов Граула, - угрюмо сказал вождь орков.

Собравшиеся орки принялись топать ногами и плеваться, проклиная темного эльфа.

- Тогда почему же он жив? - с грубой прямотой спросил Родди.

Глаза охотника сузились: он начал подозревать, что Граулу неизвестно местонахождение дроу. Может быть, еще удастся что-нибудь выторговать?

- Мои разведчики не могут найти его! - взревел Граул.

Отчасти это было правдой. Однако расстройство короля орков было тонко разыгранным спектаклем. Граул знал, где находится Дриззт, даже если его разведчикам это было неизвестно.

- Я нашел его! - прорычал Родди, и все орки принялись прыгать и злобно орать.

Граул поднял руки, чтобы утихомирить их. Это был ответственный момент. Король оглядел сборище, выискивая шамана племени, духовного вождя орков, и наконец увидел орка в красном одеянии, который сосредоточенно наблюдал и слушал.

По совету шамана, Граул все эти годы избегал выступать против Монтолио. Шаман считал, что калека, который был не так уж убог, служит черной магии, и, следуя предупреждениям религиозного руководителя, все племя орков пряталось, когда Мон-толио оказывался поблизости. Но, вступив в союз с дроу и, как сильно подозревал Граул, оказав помощь дроу в битве на высоком гребне, Монтолио нанес запрещенный удар: он вторгся во владения Граула, как и предатель-дроу. Теперь, убедившись в том, что дроу действительно бродяга, потому что другие темные эльфы в этом районе не появлялись, король орков ждал только повода, который побудил бы его подданных напасть на рощу. А Родди, насколько знал Граул, мог теперь предоставить этот повод.

- Говори! - выкрикнул Граул в лицо Родди, чтобы пресечь его дальнейшие попытки получить вознаграждение.

- Дроу живет вместе с рейнджером, - ответил Родди. - Он устроился в роще слепого рейнджера!

Если Родди надеялся, что его откровение вызовет еще один взрыв проклятий, прыжков и плевков, он, безусловно, испытал разочарование. При упоминании о незрячем рейнджере воцарилась тягостная тишина, и все орки уставились на Граула и шамана в надежде получить какие-нибудь указания.

Как и рассчитывал Граул, Родди пришлось начать сочинять историю о несуществующем заговоре.

- Вы должны пойти и схватить их! - вскричал Родди. - Они недале...

Граул поднял руки, чтобы заставить всех замолчать.

- Значит, это слепой рейнджер убил великана и помог дроу убить моих воинов? - хитро спросил у Родди король орков.

Родди, конечно, не имел ни малейшего представления, о чем говорит Граул, но сразу разгадал намерения орка.

- Так и есть! - громко заявил он. - А теперь дроу и рейнджер строят козни против всех вас! Вы должны ударить по ним и разгромить их до того, как они придут и нанесут удар по вам. Рейнджер приведет своих животных и эльфов - полчища и полчища эльфов - да еще дварфов, и все они выступят против Граула!

Упоминание о друзьях Монтолио, и в особенности об эльфах и дварфах, которых народ Граула ненавидел больше всех в мире, вызвало угрюмое выражение на каждом лице, и не один орк боязливо оглянулся через плечо, словно ожидая, что вражеская армия уже окружила лагерь.

Граул уставился прямо на шамана.

- Тот, Кто Видит, благословляет атаку, - ответил шаман на молчаливый вопрос. - В новолуние!

Граул кивнул, и орк в красном одеянии повернулся, подозвал к себе группу приспешников и отправился начинать приготовления к ритуалу.

Граул порылся в кошельке и выудил оттуда пригоршню серебряных монет. Хотя Родди не сообщил королю ничего нового, его заявление о заговоре против племени орков оказалось для Граула значительным подспорьем в попытке восстановить суеверного шамана против слепого рейнджера.

Родди принял жалкую плату без возражений, радуясь уже тому, что удалось добиться своей цели, и собрался уходить.

- А ты остаешься здесь, - внезапно сказал Граул ему в спину.

По приказу короля несколько стражников шагнули к охотнику. Родди с подозрением взглянул на Граула.

- Ты гость, - спокойно объяснил король орков. - Присоединишься к битве.

Родди не оставалось никакого выбора. Граул махнул рукой, приказывая стражникам посторониться, и отправился в свою пещеру. Стражники только пожали плечами и улыбнулись друг другу, не испытывая никакого желания входить внутрь и встречаться с гостями короля, в особенности с огромным волком с серебристой шерстью. Вернувшись в логово, Граул обратился к одному из гостей.

- Ты был прав, - сказал он маленькому спрайту.

- Я-весьма-хорош-если-надо-что-нибудь-разню-хать, - просиял Тефанис, а про себя добавил: "И-создать-благоприятную-ситуацию!".

В этот миг Тефанис считал себя очень умным: он не только сообщил Родди, что дроу находится в роще Монтолио, но и сумел убедить короля Граула в том, что Родди поможет им обоим. Тефанис знал о неприязни Граула к слепому рейнджеру и заверил, что, пользуясь появлением дроу как веским доводом, Граул в конце концов сможет добиться от шамана благословения атаки.

- Карок поможет нам в битве? - спросил Граул, с опаской взглянув на огромного и непредсказуемого серебристого волка.

- Конечно, - тут же отозвался Тефанис. - Мы-тоже-хотим-чтобы-наши-враги-были-мертвы!

Карок, который понимал каждое слово в этом разговоре, поднялся и неторопливо вышел из пещеры. Стражники, стоявшие около входа, не пытались преградить ему дорогу.

- Карок поднимет воргов, - объяснил Тефанис. - Против слепого рейнджера соберется могучая сила. Уже давным-давно он стал врагом Карока.

Граул кивнул и задумался о предстоящих делах. Если бы удалось избавиться и от рейнджера, и от дроу, его долина оказалась бы в большей безопасности, чем много лет назад, еще до появления Монтолио. Рейнджер редко сам выступал против орков, однако Граул знал, что его шпионы-животные всегда предупреждают проходящие караваны. Граул даже не помнил, когда в последний раз его воины смогли застать караван врасплох, что было излюбленной тактикой орков. Однако, если рейнджер исчезнет...

Летом, в разгар торгового сезона, орки смогут отлично поживиться и запастись добычей на целый год,

Теперь Граулу требовалось только получить подтверждение шамана. Того, Кто Видит, что бог орков Грумш Одноглазый благословил атаку.

Новолуние - священная пора для орков и время, когда, по утверждению шамана, он сможет узнать о желаниях бога, - должно было начаться более чем через две недели. Сгоравший от нетерпения Граул ворчал из-за задержки, но вынужден был ждать. Намного менее религиозный, чем казалось остальным, Граул намеревался напасть независимо от решения шамана, но этот хитрец не хотел без крайней необходимости открыто бросать вызов духовному вождю племени.

В конце концов, новолуния ждать недолго, сказал себе Граул. И тогда он избавится и от слепого рейнджера, и от таинственного дроу.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал