Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 16. Дейзи во все глаза уставилась на отца.






 

Дейзи во все глаза уставилась на отца.

— Это невозможно, я тебе не верю.

— Тем не менее это правда. Дед Алекса — единственный сын царя, Алексей Романов.

Дейзи хорошо знала историю младшего сына Николая Второго Алексея. В 1918 году вместе с родителями и четырьмя сестрами его расстреляли в подвале особняка в Екатеринбурге. Она решила напомнить об этом Максу.

— Все они были убиты — Царь Николай, его жена Александра и дети. Их останки были найдены в глубокой шахте на Урале, и недавно провели анализ ДНК этих останков.

Макс отхлебнул из чашки.

— По этому анализу были идентифицированы царь, императрица Александра и три из четырех дочерей. Четвертой дочери в шахте не оказалось, считают, что это Анастасия. Кроме того, не были найдены и останки царевича Алексея.

Дейзи напряженно думала над словами отца. В течение всего двадцатого столетия находились люди, претендовавшие на роль наследника царской династии. Как правило, это были женщины, выдававшие себя за великую княжну Анастасию. Отец считал их всех без исключения самозванками. Макс был осторожным человеком, и Дейзи всегда считала, что никакому проходимцу не удастся обмануть его. Но почему он всерьез полагает, что цесаревичу удалось спастись? Неужели одержимость русской историей затмила его разум?

Дейзи заговорила, осторожно подбирая слова:

— Я не могу себе представить, как цесаревич смог пережить ту страшную бойню.

— Он был спасен монахами и спрятан одной семьей в Южной России. В тысяча девятьсот двадцатом году группа верных императору офицеров сумела переправить Алексея через границу. Цесаревич воочию убедился в том, насколько жестоки могут быть большевики, и поэтому провел остаток жизни в тихом уединении. Со временем он женился, и от этого брака родился отец Алекса — Василий. Он познакомился с Катей Марковой, когда та гастролировала в Мюнхене, и влюбился в эту циркачку, как последний мальчишка. В то время Василий был еще подростком, отец его к этому времени умер — уж он никогда бы не допустил подобного мезальянса. Но сынок любил потрясать устои и не имел ни малейшего понятия о дисциплине. Короче, Василию не было и, двадцати лет, когда на свет появился Алекс. Через два года его родители погибли в катастрофе.

— Папа, прости, пожалуйста, я не вправе, конечно, сомневаться в правдивости твоих слов, но поверить тебе не могу.

— Верь мне, Теодоусия. Алекс — Романов, и не просто Романов. Человек, называющий себя Алексом Марковым, в действительности является прямым наследником короны Российской империи.

Дейзи со страхом посмотрела на отца:

— Алекс — всего лишь цирковой артист.

— Амелия предупреждала меня, что ты отреагируешь на мои слова именно так. — С несвойственной ему раскованностью отец потрепал Дейзи по коленке. — Тебе нужно время, чтобы осмыслить все услышанное, потом ты все поймешь и поверишь. Ты же понимаешь, я не тот человек, который сотню раз не проверил все сведения, прежде чем утверждать такое .



— Но…

— Я много раз рассказывал тебе историю нашей семьи, но ты, должно быть, плохо ее помнишь. С начала девятнадцатого века, с Александра Первого, Петровы верой и правдой служили русским царям. Мы были связаны с ними службой, но никогда — брачными узами. Во всяком случае, до нынешнего дня.

В наступившей тишине резко прозвучал рев реактивного самолета в небе. Где-то рядом затарахтел автомобильный мотор. До Дейзи начал доходить сокровенный смысл слов отца.

— Так ты все это спланировал заранее? Выдал меня замуж за Алекса из-за своей бредовой идеи о его происхождении?

— Это отнюдь не бредовая идея, Дейзи, можешь спросить у Алекса.

— Непременно спрошу. — Девушка встала. — Теперь-то я все поняла. Ты сделал из меня пешку в своих династических грезах — решил соединить две семьи, как это делалось в средние века. Эта варварская затея не укладывается у меня в голове.

— Я бы не стал называть брак с Романовым варварством.

Дейзи в отчаянии сжала пальцами виски.

— Наш брак продлится еще пять месяцев. Какое удовлетворение ты хочешь от этого получить? Скоротечный брак — не слишком надежный фундамент для основания династии.

Макс поставил чашку на стол и подошел к дочери.

— Вам с Алексом вовсе не обязательно разводиться. Во всяком случае, я от души надеюсь, что развода не будет.



— О, папа…

— Ты привлекательная женщина, Дейзи. Может быть, не так красива, как твоя мать, но очень мила. Если ты оставишь свой несколько фривольные привычки, то вполне сможешь удержать Алекса. Знаешь, есть определенные секреты, которыми следует владеть, чтобы стать хорошей женой. Во всем следуй желаниям мужа, будь уступчивой. — Нахмурившись, Макс посмотрел на потрепанную футболку Дейзи. — Стоит лучше заботиться о своей внешности. Ты никогда не была такой неряшливой. У тебя же солома в волосах! Возможно, Алекс не хотел бы так избавиться от тебя, если бы ты больше соответствовала образу женщины, к которой хочется все время возвращаться.

Дейзи посмотрела на отца почти с отвращением.

— Ты хочешь, чтобы я встречала Алекса на пороге этого трейлера с домашними тапочками в руках?

— Такими легкомысленными замечаниями ты и отвращаешь от себя Алекса. Он очень серьезный человек. Если ты перестанешь проявлять свой неумеренный юмор, у тебя есть неплохие шансы удержать его.

— А кто тебе сказал, что я хочу его удержать? — У нее вдруг болезненно сжалось сердце.

— Ты странно воспринимаешь наш разговор, так что я, пожалуй, пойду. — Макс направился к двери. — Не руби сук, на котором сидишь, Теодоусия. Помни, что ты не та женщина, которая способна жить одна. Если даже оставить в стороне происхождение Алекса, должен тебе сказать, что он сильный и надежный мужчина. Я не могу представить себе человека, который смог бы лучше о тебе заботиться.

— Я не нуждаюсь в заботе!

— Тогда почему ты согласилась на этот брак?

Не ожидая ответа, Макс открыл дверь и шагнул на солнцепек. Как могла Дейзи рассказать ему о тех переменах, которые произошли с ней за столь короткое время? Дейзи понимала, что она уже не та девочка, которая покинула дом отца всего месяц назад, но разве он ей поверит?

Неподалеку знакомая Дейзи воспитательница строила в шеренгу своих детишек, собираясь увести их в школу. За прошедший месяц Дейзи привыкла к сценкам и запахам цирка братьев Квест, но сейчас взглянула на окружающее свежим взглядом.

Алекс и Шеба спорили о чем-то, стоя у большого шатра. Клоуны оттачивали жонглирование, Хедер под присмотром хмурого Брэйди училась стоять на голове. У ног Джилл, работавшей с собаками, которых Дейзи боялась как огня, мирно играл Френки. Из палатки ассистенток доносился запах поджариваемых на гриле гамбургеров. Полотнища палаток хлопали на свежем океанском ветру.

Вдруг раздался пронзительный детский визг.

Ребенок кричал настолько громко, что переполошил всех — Хедер упала на землю, а клоуны как по команде выронили свои булавы. Отец застыл на месте, заслонив собой то, что происходило возле шатра. Услышав, как он вполголоса вскрикнул, Дейзи оттолкнула его, чтобы узнать, в чем дело. Сердце ее на мгновение остановилось, потом застучало, отдаваясь в ушах.

Синджун выскользнул из клетки.

Тигр остановился между зверинцем и служебным входом в шапито. Дверца клетки болталась на одной петле, вторая была сломана. Белые кисточки на ушах Синджуна стояли торчком, он внимательно рассматривал что-то на расстоянии десяти ярдов от себя.

Этим что-то оказалась маленькая девочка — ангелочек в розовом платьице. Она отстала от группы, и именно ее крик привлек внимание хищника. Малютка, рыдая от страха, застыла на месте, обхватив себя ручонками. По розовому платьицу расползлось мокрое пятно — девочка обмочилась от ужаса.

Синджун взревел, обнажив острые, кривые, как ятаганы, зубы, которыми он держит жертву на месте, пока его сильные лапы рвут добычу. Малышка в отчаянии закричала еще громче. Мощные мышцы Синджуна напряглись, и кровь отлила от головы Дейзи — она поняла, что тигр сейчас прыгнет, он видел свою главную добычу в маленькой девочке, одетой в розовое платьице.

Откуда-то появился Нико и со всех ног бросился к Синджуну. Дейзи заметила в его руке электрошоковую дубинку и невольно сделала шаг вперед. Надо крикнуть Нико, чтобы он не делал этого. Синджун не привык к электрошоку. Он не испугается, как слон, а наоборот, придет в еще большую ярость. Но Нико действовал инстинктивно, как действовал бы против взбешенного слона.

Синджун развернулся, чтобы встретить нового врага, в это время подбежавший с другой стороны Алекс подхватил девочку на руки и унес ее в безопасное место.

Все дальнейшее произошло в одно мгновение. Нико коснулся электрошоковой дубинкой плеча тигра. Обезумевшее животное издало яростный рев и всей своей массой обрушилось на дрессировщика слонов. Нико, не удержавшись на ногах, покатился по земле, дубинка отлетела в сторону.

Никогда в жизни Дейзи не испытывала такого ужаса. Сейчас Синджун растерзает Нико, и никто не в силах помешать тигру.

— Синджун! — в отчаянии крикнула она.

К ее безмерному удивлению, тигр поднял голову от своей жертвы. Девушка так и не поняла, отозвался ли он на свое имя или просто оглянулся, повинуясь некоему инстинкту. Ноги Дейзи стали ватными, но она упрямо двинулась к тигру. Она не знала, что будет делать, — знала только, что должна действовать.

Тигр опять склонился над распростертым телом Нико. На мгновение Дейзи показалось, что дрессировщик мертв, но потом она поняла, что он просто лежит неподвижно, надеясь на то, что Синджун потеряет к нему интерес.

— Дейзи, ни шагу дальше. — Она услышала спокойный, но властный голос мужа.

Затем раздался взволнованный голос отца:

— Что ты делаешь? Дейзи, назад.

Она не послушалась ни того, ни другого. Тигр медленно повернулся, и они с Дейзи уставились друг на друга. Синджун оскалил зубы и прижал уши, глаза его сверкали. Она почувствовала, что зверь испытывает неописуемый ужас.

— Синджун, — ласково сказала Дейзи.

Секунды превратились в нескончаемые часы. Между Синджуном и шапито мелькнуло яркое пятно. Шеба Квест бегом бросилась к Алексу, который только что отдал плачущую девочку воспитательнице. Шеба сунула в руку Алекса какой-то предмет, но Дейзи, как сомнамбула, продолжала идти навстречу тигру.

Синджун отвернулся от Нико и направил на Дейзи исполненный ярости взгляд. Мышцы зверя напряглись, тигр явно готовился к броску.

— У меня пистолет, — почти шепотом произнес Алекс. — Не двигайся.

Муж собирается убить Синджуна. Дейзи прекрасно понимала, что такой поступок логичен и обоснован — тигр взбешен и очень опасен, но в то же время она знала, что не имеет права допустить убийство. Царственный зверь не должен погибнуть только потому, что следует своим извечным инстинктам.

Синджун не сделал ничего плохого — он просто ведет себя, как положено тигру. Это люди переступили черту дозволенного, похитили зверя с его родины и посадили в крошечную клетку, принудив жить под унизительными взглядами врагов. А теперь его убьют только потому, что она не заметила, что дверца его клетки нуждается в ремонте.

Быстро переместившись вперед, Дейзи оказалась между мужем и тигром.

— Ты закрываешь мне прицел. — Спокойствие Алекса только подчеркивало властность его голоса.

— Я не дам тебе его убить, — прошептала Дейзи, обернувшись, и медленно направилась к тигру.

Золотистые глаза прожгли Дейзи пылающим взглядом. Его страх проник в каждую клеточку ее тела и стал ее страхом. Их души слились, и теперь Дейзи сердцем слышала, как тигр заговорил с ней.

— Я ненавижу их.

— Знаю.

— Остановись.

— Не могу.

Она продолжала сокращать дистанцию, теперь ее отделяли от Синджуна какие-нибудь шесть футов.

— Алекс убьет тебя, — прошептала она, глядя в золотистые глаза.

— Дейзи, прошу тебя. — В тоне Алекса появилось напряжение, это был уже не приказ, а отчаянная мольба. Дейзи не хотелось причинять мужу боль, но она не могла поступить иначе.

Она подошла вплотную к зверю и скорее почувствовала, чем увидела, как Алекс переместился в сторону, чтобы держать тигра под прицелом. Время остановилось.

Едва дыша, с замирающим от страха сердцем Дейзи опустилась на колени перед тигром. Вдыхая резкий звериный запах, она снова, в который уже раз заглянула в глаза Синджуна.

— Я не могу допустить твоей смерти, — шепнула она. — Пойдем со мной. — Дейзи медленно протянула руку к тигру.

Какая-то часть ее существа со страхом ждала, что сейчас его мощные челюсти раздробят ее руку, а другая — может быть, душа, потому что только ее зов противоречит любой логике, — не волновалась больше о том, останется у нее рука или нет, умрет она или будет жить. Дейзи робко коснулась макушки тигра между ушами.

Мех его оказался одновременно нежным и щетинистым. Дейзи ладонью ощутила могучее тепло его тела. Она гладила его по морде, чувствуя, как дыхание зверя обжигает ее сквозь тонкую ткань футболки. Тигр улегся рядом с девушкой, вытянув вперед лапы.

Страх в душе Дейзи уступил место безмерному покою. Она испытала доселе незнакомое благословенное чувство возвращения в родной дом, умиротворение. Тигр стал ею, а она — тигром. В одно мгновение Дейзи почувствовала всю глубину таинства творения, поняла, что все живые существа на земле — суть одно, часть всемогущего и вездесущего Бога, который послал эти существа на землю, чтобы воплотить любовь. На свете нет ничего, кроме любви, — ни страха, ни болезней, ни самой смерти.

В тот же миг Дейзи поняла, что любит Алекса — простой земной любовью, какой женщина любит мужчину.

Ничего больше не опасаясь, Дейзи обвила рукой шею тигра, потом прижалась к нему щекой и прикрыла глаза. Время не торопясь отсчитывало минуты. Дейзи услышала биение сердца Синджуна и мягкое нежное урчание.

— Я люблю тебя .

— Я люблю тебя.

— Я должна отвести тебя назад, в клетку, — прошептала Дейзи, и слезы потекли из-под ее полуприкрытых век. — Но я не покину тебя. Никогда.

Урчание и сердцебиение слились в один ни с чем не сравнимый звук. Дейзи еще немного посидела на земле рядом с Синджуном. Никогда не было в ее душе такого покоя, даже тогда, когда она сидела между ногами Картофелины. На свете много зла, но только не здесь — это святое место.

Постепенно Дейзи стала различать происходящее вокруг. Люди застыли на месте, словно статуи.

Алекс все еще держал Синджуна под прицелом. Глупый, неужели он думал, что она позволит убить тигра? Здоровый загар мужа словно посерел — Дейзи поняла, что он страшно боится за нее. Кажется, Дейзи своим поступком перевернула представления Алекса о мироздании. Простит ли он ее? Видимо, ее ждут большие неприятности.

Отец, сразу усохший, постаревший и поседевший, стоял позади Алекса рядом с Шебой. Хедер изо всех сил вцепилась в руку Брэйди. Детишки затихли.

Оказывался, мир еще существует, и надо вести Синджуна в клетку. Дейзи не спеша встала. Прижавшись головой к шее тигра, она погрузила пальцы в его мех.

— Синджун возвращается в клетку, — громко объявила она. — Пусть все посторонятся.

Она двинулась вперед и нисколько не удивилась, увидев, что тигр последовал за ней, — их души слились, и у зверя не было другого выбора Касаясь друг друга, женщина и зверь пошли к клетке. Дейзи чувствовала, как пистолет Алекса следует за Синджуном.

Чем ближе подходили они к клетке, тем большую грусть испытывал тигр. Как хотелось Дейзи объяснить зверю, что только в клетке сохранит он свою жизнь. Дойдя до клетки, зверь ощетинился и заупрямился.

Дейзи опустилась на колени и заглянула Синджуну в глаза:

— Я немного побуду с тобой.

Тигр посмотрел на нее немигающим взглядом и вдруг совершенно неожиданно потерся своей мордой о голову Дейзи. Она снова услышала его ласковое урчание.

Тигр выпрямился и, мощно оттолкнувшись от земли задними лапами, прыгнул в клетку.

Сзади раздался топот. Дейзи оглянулась — к клетке бежали Нико и Алекс, чтобы запереть дверцу.

— Стойте! — Она подняла руки. — Не подходите!

Оба застыли на месте.

— Дейзи, уйди с дороги. — Голос Алекса дрогнул от напряжения, на красивом лице, искажая его, обозначились глубокие морщины.

— Оставьте нас одних! — требовательно крикнула Дейзи. Она подошла к открытой дверце клетки и повернулась спиной к мужчинам.

Синджун внимательно смотрел на нее. Теперь, когда он снова оказался в тюрьме, к зверю вернулась царственность — всем своим видом тигр показывал людям, что потерял все, кроме собственного достоинства. Шестым чувством Дейзи понимала, чего хочет от нее зверь, и страшно противилась этому — Синджун желал, чтобы только она была его тюремщиком. Он избрал ее — одну из всех, чтобы она, и больше никто, закрыла дверцу, окончательно лишив его свободы.

Дейзи осознала, что плачет, только когда горячая слеза скатилась по ее щеке. Золотистые глаза Синджуна мерцали таинственным светом, словно излучая привычное презрение, — он ощущал себя высшим существом по сравнению с Дейзи.

— Сделай это, неженка ! — требовали золотистые глаза. — Сейчас же!

Пересиливая себя, Дейзи подняла руки и взялась за сломанную дверцу. Она повисла на одной петле, стала тяжелой и не двигалась. Однако Дейзи, рыдая, все же ухитрилась прикрыть дверцу.

К клетке подбежал Алекс и схватился за решетку, намереваясь закрепить ее. В ту же секунду Синджун обнажил клыки и издал леденящий душу рев.

— Давай я сделаю сама! — воскликнула Дейзи. — Ты только расстраиваешь его. Пожалуйста, я сама запру дверь.

— Черт возьми! — выругался Алекс. Он был зол и одновременно растерян.

Дейзи было тяжело и неудобно — клетка стояла на возвышении, и приходилось поднятыми руками удерживать дверцу на месте. Появился Нико, поставил рядом с Дейзи табуретку и протянул кусок веревки.

В первый момент Дейзи не поняла, зачем ей дали веревку.

— Пропусти ее сквозь решетку под петлей, — произнес Алекс. — Пока будешь работать, навались на дверцу всем телом, чтобы удержать ее на месте. И ради Бога, будь готова спрыгнуть, если он вздумает напасть.

Подойдя к ней сзади, Алекс обнял ее за бедра. Его поддержка очень помогла, и Дейзи, привалившись плечом к дверце, стала продевать веревку сквозь сломанную петлю. От напряжения мышцы предательски дрожали, Алекс обхватил ее крепче. Дейзи ощутила пистолет, который муж заткнул за пояс.

— Ты уже почти все сделала, солнышко, — проговорил Алекс.

Узел получился большим и неуклюжим, но вполне надежным. Дейзи выпустила решетку. Алекс бережно опустил жену на землю и прижал к груди.

Так они простояли несколько блаженных для Дейзи мгновений. Она посмотрела в глаза Алекса, так похожие на золотистые глаза Синджуна. Уверенность в том, что она любит этого человека, наполнила душу Дейзи благоговением Они такие разные, но женщина ясно различила зов души Алекса.

— Прости, что я так тебя напугала.

— Об этом мы поговорим позже.

Сейчас Алекс потащит ее в трейлер и устроит хорошую выволочку. Это происшествие, конечно, окончательно вывело его из себя, и он ее прогонит с глаз долой. Усилием воли Дейзи отогнала мрачные мысли и отступила к клетке.

— Я не могу уйти. Я обещала Синджуну побыть с ним немного.

Складки вокруг рта Алекса обозначились резче, но он не стал спорить.

— Хорошо, пусть будет по-твоему.

Зато отец дал полную волю своим чувствам.

— У тебя совсем нет мозгов? Это же чудо, что ты осталась жива! Какой бес в тебя вселился? Не вздумай впредь делать таких вещей! Если только…

— Заткнись, Макс. Я сам с этим разберусь, — прервал его Алекс.

— Но…

Алекс приподнял левую бровь, и Макс Петров мгновенно замолчал. Всего одно движение — приподнятая бровь, — и этого оказалось достаточно. Дейзи никогда не видела, чтобы ее властный отец уступал кому бы то ни было так легко, и такое его поведение напомнило ей их недавнюю беседу. Два столетия смысл жизни Петровых состоял в исполнении любых желаний Романовых.

Дейзи поняла, что отец не лгал, но сейчас ей было не до генеалогических тонкостей — надо было успокоить Синджуна, который метался по тесной клетке.

— Амелия очень удивится, узнав, где я побывал, — произнес отец. — Пожалуй, поеду домой. До свидания, Теодоусия.

Макс не был сентиментален, и Дейзи изумилась, когда он нежно погладил ее по плечу. Она не успела ответить — отец попрощался с Алексом и пошел к своей машине.

Цирк понемногу начал успокаиваться — все вернулись к прерванным занятиям. Джек, разговаривая с воспитательницей, помог ей вывести детей с цирковой площадки. Нико вернулся к слонам. К девушке подошла Шеба:

— Хорошо сработано, Дейзи.

Хотя в глазах хозяйки цирка мелькнуло нечто похожее на уважение, Дейзи почувствовала, что неприязнь к ней Шебы еще более возросла. Избегая смотреть в сторону Алекса, Шеба ушла, оставив супругов наедине с Синджуном.

Тигр стоял в клетке неподвижно, оглядывая обоих со своим обычным высокомерием. Дейзи взялась руками за прутья решетки. Синджун направился к ней. Она услышала, как шумно задышал Алекс, когда зверь начал тереться своей крупной головой о ее пальцы.

— Я не хочу, чтобы ты это делала, — произнес Алекс.

Дейзи просунула в клетку руку и погладила тигра между ушами:

— Синджун меня не тронет. Он меня, конечно, не уважает, но зато любит.

Марков скупо усмехнулся и, к удивлению Дейзи, обнял ее сзади, коснувшись подбородком волос.

— Никогда в жизни я так не пугался.

— Прости.

— Это я должен просить прощения. Ты же предупреждала меня насчет клеток, а я их не проверил. В том, что случилось, моя вина.

— Нет, моя. Я отвечаю за зверинец.

— Не смей себя обвинять. Я запрещаю тебе.

Тем временем Синджун принялся облизывать руку Дейзи, и она почувствовала, как напрягся Алекс.

— Пожалуйста, убери руки из клетки, — тихо сказал он. — Ты доведешь меня до сердечного приступа.

— Ну еще минутку.

— Я и так по твоей милости потерял десять лет жизни. Может быть, хватит?

— Мне так нравится его гладить. И потом, знаешь, он так сильно похож на тебя. Очень трудно завоевать его привязанность, и я не хочу оскорбить его бегством.

— Он — животное, Дейзи, и не испытывает человеческих чувств.

Она не стала спорить с мужем, настолько спокойно было у нее на душе.

— Солнышко, тебе надо прекратить эту странную дружбу с дикими животными. Сначала Картофелина, потом Синджун. Знаешь, что я тебе скажу, — тебе нужен какой-нибудь настоящий питомец. Завтра утром мы первым делом купим тебе собаку.

Дейзи с тревогой взглянула на мужа:

— Нет, нет, не надо.

— Почему?

— Я до смерти боюсь собак.

Сначала Алекс оторопел, потом начал смеяться. Невнятный рокот, раздавшийся в его груди, постепенно превратился в оглушительный хохот, эхом отдававшийся от полотняных стен шапито и разносившийся по всей площадке.

— Что я слышу, — проговорила Дейзи с улыбкой, — Алекс Марков смеется, и это моя заслуга.

Подняв голову к солнцу, Алекс крепче прижал к себе Дейзи и захохотал еще громче.

Синджун смотрел на обоих с легким раздражением, как на докучливых подростков, потом смирился и лизнул палец Дейзи.

 

Закончилось второе представление. Алекс плечом прокладывал путь в толпе репортеров и фотокорреспондентов, окруживших шапито и охотившихся за Дейзи.

— С моей жены на сегодня хватит. Ей надо отдохнуть.

Не обращая ни малейшего внимания на его слова, один из репортеров сунул под нос Дейзи портативный диктофон.

— Скажите, что вы почувствовали, когда поняли, что тигр вырвался на свободу?

Дейзи открыла рот для ответа, но Алекс поспешил вмешаться. Черт, до чего может довести человека элементарная вежливость — если ее не остановить, будет отвечать на их дурацкие вопросы до полного изнеможения.

— Прошу прощения, но на сегодня все, — твердо отрезал Алекс, обнял жену за плечи и повел ее домой.

Репортеры мгновенно пронюхали об этой истории и осаждали Дейзи с самого утра. Сначала Шеба от души радовалась такой рекламе, но, услышав, как Дейзи разглагольствует о жестокости и негуманности зверинцев, пришла в неописуемую ярость. Когда хозяйка попыталась вмешаться в интервью, Дейзи, без тени смущения глядя Шебе в лицо своими невинными глазами, заявила, что животные ненавидят зверинцы и чувствуют себя в них очень несчастными.

Идя вместе с Дейзи к трейлеру, Алекс испытывал такую радость оттого, что жена осталась жива, что не обращал внимания на ее слова. Она вдруг споткнулась, и Алекс понял, что идет слишком быстро. Почему он всегда куда-то ее тащит? Тащит, тянет, толкает, заставляет спотыкаться. А вдруг с ней сегодня случилось бы что-нибудь серьезное? Если бы Синджун растерзал ее?

От видений, промелькнувших в мозгу, Алексу стало по-настоящему страшно — он живо представил себе, как когти зверя рвут на части маленькое, красивое тело. Случись с Дейзи такое, он бы никогда себе этого не простил. Он не может без нее, она нужна ему.

От Дейзи исходил сладостный пряный аромат — духи и что-то еще, может быть, аромат доброты? Как она сумела за столь короткое время добраться до его души? Дейзи не принадлежала к его типу женщин, даже наоборот, но именно она заставляла его испытывать чувства, о которых он раньше не подозревал, даже если для этого ей приходилось выворачивать наизнанку законы логики, называть белое черным и творить из обычного порядка хаос. В Дейзи не было абсолютно ничего разумного и рационального. Она ласкает диких тигров и панически боится комнатных собачек. Она научила его смеяться. Она сделала что-то такое, чего не смог сделать ни один человек за многие годы, протекшие со времен его детства. Расшатала его железное самообладание, может быть, от этого он испытывает такую душевную боль?

В мозгу Алекса возник смутный образ-воспоминание. Постепенно он стал четче — Марков вспомнил, как однажды в детстве пришел домой с мороза. Руки страшно замерзли и потеряли чувствительность. В теплой комнате пальцы стали оттаивать и болеть. Может быть, его душа начала оттаивать и оттого так нестерпимо болит?

Дейзи оглянулась на репортеров.

— Они подумают, что я грубиянка, Алекс. Не стоило так быстро уходить.

— Меня совершенно не интересует, что они подумают.

— Это потому, что у тебя высокая самооценка, а у меня, наоборот, очень низкая…

— Не заводись.

Стреноженный у шестов Картофелина, заметив Дейзи, жалобно затрубил.

— Надо пойти пожелать ему спокойной ночи.

Дейзи выскользнула из-под руки Алекса и побежала к слоненку. Она прижалась к нему щекой, а Картофелина обнял ее хоботом. Алексу стоило большого труда не вырвать жену из этих объятий, пока слоненок не переломал ей кости от избытка чувств. Нужна кошка, вдруг осенило Маркова. Надо купить ей домашнюю кошку и остричь ей когти, чтобы не царапалась.

Правда, зная Дейзи, нельзя было поручиться за то, что она не боится и домашних кошек.

Оторвавшись наконец от слоненка, Дейзи последовала за Алексом в трейлер.

Расстегнув костюм, она присела на краешек кровати.

— Начинай ругаться. Я же знаю, ты с утра собираешься это сделать.

Никогда еще Алекс не видел свою жену такой несчастной и покинутой. Почему она всегда думает о нем плохо? Сердце подсказывало ему быть помягче, но ум говорил и диктовал другое — надо мучить ее и преподавать назидательные уроки, которые она никогда не забудет. Цирк полон опасностей, и его долг уберечь Дейзи от них.

Пока Алекс собирался с мыслями, она посмотрела на него своими фиалковыми глазами, в которых отразилась неподдельная мировая скорбь.

— Я не могла позволить тебе убить его. Просто не могла.

Его добрые намерения мгновенно испарились.

— Я знаю.

Он присел рядом с ней и, вытащив из ее волос солому, с трудом заговорил:

— Ты сегодня совершила самый мужественный поступок, какой я только видел.

— И самый глупый. Скажи, не стесняйся.

— И глупый тоже. — Он осторожно убрал с ее щеки прядку темных волос. Взглянув в ее вскинутое лицо, Алекс понял, что тронут до глубины души. — Когда я впервые с тобой познакомился, то видел перед собой лишь богатую, развращенную девчонку, слишком, к сожалению, красивую.

Как он и думал, Дейзи энергично покачала головой.

— Я некрасивая. Вот моя мать…

— Я знаю, твоя мать была сногсшибательной, а ты — уродина. — Он улыбнулся. — Должен тебя огорчить, но я смотрю на это по-другому.

— Это потому, что ты ее никогда не видел.

Дейзи говорила с такой серьезной убежденностью, что Алекс чуть не рассмеялся.

— А могла бы твоя мать увести тигра в клетку?

— Наверное, нет, но зато она знала, как обращаться с мужчинами. Они готовы были разбиться в лепешку ради нее.

— Этот мужчина разобьется в лепешку ради тебя, — вырвалось у Алекса.

Дейзи от удивления широко раскрыла глаза, и он пожалел о своих словах. Дорого бы он дал, чтоб взять их обратно. Но слово, как известно, не воробей… Он поклялся защищать Дейзи от ее романтических бредней, но сейчас невольно показал ей, как много она для него значит. Зная Дейзи и ее старомодные представления о браке, можно представить себе, как она начнет строить воздушные замки, принимая его заботу за любовь. Станет думать о будущем, которого он со своими извращенными и изуродованными чувствами не может ей дать. Единственный способ уберечь Дейзи от этого рокового заблуждения — дать ей почувствовать, с каким сукиным сыном она связалась.

Но как же тяжело это сделать! То была самая жестокая из всех шуток, которые сыграла с ним судьба, — подарила ему эту хрупкую достойную женщину с чудесными глазами и благородным сердцем. Ей мало одной заботы. Дейзи нуждается в истинной любви. Ей надо рожать детей от одного из тех парней, которые маршируют по улицам в День труда, ходят по воскресеньям в церковь и до самозабвения любят своих жен.

Алекс испытал боль от мысли, что Дейзи будет принадлежать другому, но усилием воли отогнал от себя эту мысль. Ее надо защитить любым способом — пусть даже жестоким.

— Ты не пошутил, Алекс? Ты действительно разобьешься ради меня в лепешку?

Где его добрые намерения? Алекс кивнул головой, как последний дурак.

— Тогда сиди смирно. Сейчас я буду тебя любить.

Внизу живота разлился нестерпимый жар, от желания помутился рассудок и перехватило дыхание. В последний момент, пока любовная мука не лишила его способности ясно видеть, он заметил се нежную сладостную улыбку — это был удар в самое сердце.

Она ничего от него не таила, ни одной мелочи, предлагала ему все свое существо без остатка: сердце, тело и душу. Как может она совершать такое безрассудное самоубийство? Он внутренне подобрался. Если она сама не желает защищаться, придется выполнить за нее эту грязную работу.

— Секс — это нечто большее, чем совокупление двух тел, — издевательским тоном произнес он. — Ты постоянно мне это талдычишь. Утверждаешь, что он одухотворен, но я так не думаю. Любви нет. Не забывай об этом. Это всего-навсего секс.

К его безмерному удивлению, Дейзи ответила на это нежнейшей улыбкой, в которой проскользнуло что-то похожее на жалость.

— Какой ты глупый. Конечно же, это любовь. Ведь я же тебя люблю.

Алекс почувствовал себя так, словно его с размаху ударили под дых.

Дейзи рассмеялась:

— Да, я люблю тебя, и нет необходимости в этой напускной суровости и притворстве. Я говорила, что не полюблю тебя ни за что, но ничего не могу с собой поделать. Я изо всех сил прятала от себя правду, но сегодня Синджун заставил меня признать ее.

Несмотря на все жестокости, уловки и несправедливости, которые он обрушил на нее, она все же вбила себе в голову, что любит его! Это его и только его вина. Надо было лучше соблюдать дистанцию. Зачем он ходил с ней гулять по пляжу? Зачем приоткрыл перед ней душу? И самое главное — зачем допустил ее в свою постель? Теперь придется убедить ее в том, что ее романтические представления о любви — блеф и что в жизни все бывает гораздо более мерзко и трудно.

Он не успел вымолвить и слова, как Дейзи приникла к его губам. В мозгу Алекса будто произошло короткое замыкание. Он желает ее, она нужна ему как воздух.

Дейзи осторожно провела кончиком языка по его губам, а он, взяв в руки ее голову, погрузил пальцы в мягкие волосы. Какая она податливая под его ласками, как беззаветно отдается ему!

Дейзи тихо застонала. Требовательно и одновременно жалобно. Этот звук проник в затуманенное сознание Алекса и вернул его к действительности. Надо напомнить ей, что происходит между ними на самом деле. Для ее же блага он должен быть жестоким. Пусть она лучше сейчас испытает маленькую боль, чем потом будет мучиться всю жизнь.

Он рывком отпрянул от Дейзи. Одной рукой повалил ее на кровать, а другой коснулся молнии на джинсах.

— Хороший секс гораздо лучше всякой там любви.

Он внутренне содрогнулся от выражения потрясения на вспыхнувшем лице жены. Алекс собрался с духом, чтобы продолжить свою жуткую игру. Надо действовать быстро, а то она вскочит с постели и начнет читать ему лекцию о грубости и вульгарности.

Но Дейзи и не помышляла ни о чем подобном. Она снова улыбнулась со знакомым ему выражением легкой жалости.

— Я знала, что тебе будет трудно. Ты такой предсказуемый.

Предсказуемый?! Так вот каким она его видит! Он изо всех сил пытается ее спасти, а она преспокойно над ним потешается! Ну сейчас он ей покажет!

Усилием воли Алекс изобразил на лице мерзкую ухмылку.

— Ну-ка снимай этот дурацкий костюм. Я хочу тебя отодрать, а рвать костюм у меня нет никакого желания.

— Отодрать?

— Ты слышала, что я сказал, детка? Раздевайся, живо!

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.034 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал