Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПРОВЕРКА СВЯЗЕЙ






 

 

На следующее утро братья Ленноксы внимательно слушали Дэмин, излагающую им, что нужно будет сделать, чтобы помочь ей подготовиться к выполнению задания. После вчерашнего унижения Дэмин была уверена, что никогда больше не сможет работать в Нью‑Йорке, что коллеги – венаторы потребуют, чтобы ее отстранили от дела и выслали обратно в Китай. Но вместо этого братья отнеслись к ней с редкостным пониманием. Они заверили девушку, что такое происходит постоянно. Венаторы не могут быть непогрешимы. Они совершают ошибки. Главное – не отступать и не сдаваться.

План был следующий: они трое входят в глом вместе. Сэм следит, не появится ли какая опасность, и остается на верхнем уровне, а Тэд проследует за Дэмин по духовной тропе, насколько сумеет, и остановится сразу за подсознательным уровнем. Как только Дэмин умрет, она сумеет пройти сквозь маскировочное заклинание, определить точное местонахождение Стюарта и выдернуть его тело из вещного мира в глом, а там их уже будут ждать Ленноксы, готовые оказать помощь. Ну а потом они вчетвером все вместе выскочат из глома.

– Все‑таки это рискованно, – сказал Сэм, покачав головой. – Как только ты очутишься глубже уровня подсознательного, сможешь полагаться лишь на свои силы, и не факт, что тебе удастся вовремя вернуться в свое тело.

– Да, практически я буду мертва пять минут, и мое сердце перестанет биться. Но пять минут здесь подобны пяти часам в гломе. У меня будет куча времени.

– Ну, тебе виднее.

Дэмин кивнула.

– Начинаем завтра вечером. Мне нужен день на подготовку.

Чтобы приготовиться к прохождению по пути смерти, девушке нужно было ознакомиться со всеми аспектами нынешнего и прошлых воплощений жертвы. Учитывая бессмертную историю Голубой крови, невозможно было предсказать, что может обнаружиться на пути смерти, и лучше было подготовиться заранее. У Дэмин возникло предчувствие, что Стюар Родез – не случайная жертва, невзирая на то что видимой связи с Викторией Тейлор не наблюдалось. По опыту бесчисленных циклов, в течение которых она работала ищущим истину, Дэмин знала, что вещи редко бывают тем, чем кажутся, и если внешне могло представляться, что Виктория Тейлор и Стюарт Родез не связаны друг с другом, реальность обычно бывала куда более сложной.

Мать Стюарта Родеза находилась за пределами США, и Дэмин оставила ее секретарше сообщение с просьбой перезвонить как можно скорее. Тем временем мать Виктории Тейлор согласилась встретиться с Дэмин за чашкой кофе. Хотя она ничего больше не могла сделать для Виктории, Дэмин думала, что, быть может, ее родителям в этом цикле известно что‑нибудь такое, что может помочь в текущем деле установить, нет ли между двумя жертвами какой‑то связи.



Они встретились с Гертрудой Тейлор в кафе при Музее современного искусства во второй половине дня. Гертруда была одной из главных попечителей музея, активным членом Комитета. Тейлорам сообщили о кончине Виктории, но отказали в возможности горевать, поскольку регент потребовала засекретить дело до полного его разрешения. Согласно докладам венаторов, Тейлоры были плохими родителями и не слишком хорошо знали свою дочь, так что Дэмин могла ожидать чего угодно.

– Какая приятная встреча. – Гертруда улыбнулась и уселась за столик.

В кафе было полно народу.

– Спасибо, что согласились встретиться со мной, миссис Тейлор.

– О, зовите меня Гертрудой. Я знаю, что на самом деле вы вовсе не ученица Дачезне. Вы венатор, которого внедрили в школу, чтобы выяснить, кто убил Викторию.

Дэмин кивнула.

– Именно это я и намерена сделать.

– Хорошо.

Гертруда помешала свой зеленый чай. Теперь, вблизи, Дэмин рассмотрела глубокие морщины, залегшие вокруг ее глаз. Хотя женщина выказывала все внешние признаки спокойствия и довольства, на лице ее лежала тень горя, которую неспособны были замаскировать ни пластическая хирургия, ни вампирские гены. Доклады не соответствовали действительности. Эта женщина однозначно страдала.

– Виктория была нашим первенцем. Нас никогда прежде не просили вынашивать и воспитывать дух. В Доме архивов дошел черед до наших имен, и мы были глубоко взволнованы. У Виктории был очень хороший характер. У нее всегда было столько друзей! Я даже представить себе не могу, как кто‑то мог пожелать причинить ей вред – особенно тот, кто знал ее.



– А как насчет ее предыдущих циклов? Не имелось ли в ее прошлом чего‑то такого, что могло бы указывать на... недоброжелательство? Какой‑то недостаток? Хоть на что‑нибудь?

– Я ничего такого не припоминаю.

Дэмин достала блокнот.

– Когда она последний раз проходила инкарнацию? Она вам говорила?

– Дайте подумать... Кажется, когда началась трансформация и у Виктории стали появляться воспоминания крови, она упоминала, что в последний раз была в цикле во Флоренции, веке в пятнадцатом – она помнила свое пребывание в мастерской Микеланджело. Думаю, в Хранилище должно быть ее дело. В ее возрасте не всегда можно полагаться на воспоминания крови.

– Спасибо большое! Вы очень помогли мне.

– Нет, это вам спасибо. Совет держит нас в неведении относительно обстоятельств всего произошедшего, но мы очень рады, что они поручили дело специалисту вашего уровня.

Гертруда Тейлор встала из‑за стола и пожала Дэмин руку. Ее глаза блестели от непролитых слез. На мгновение она стала выглядеть не как надменная светская матрона или как падший ангел, а как мать, оплакивающая свою дочь.

 

Несколько часов спустя мать Стюарта Родеза наконец перезвонила Дэмин. Родезы были антропологами и в настоящий момент находились в Египте на раскопках. Изучая дело Стюарта, Дэмин пришла к выводу, что он буквально‑таки вырос сам по себе. Как только у него началась трансформация, он практически остался без присмотра.

Не похоже было, чтобы исчезновение сына лишило Амелию Родез душевного равновесия.

– Все это похоже на какую‑то проделку, вам не кажется? – донесся ее голос сквозь рев вертолетов. – Я говорила со Стюартом всего несколько дней назад. Он собирался на какую‑то вечеринку и был очень возбужден из‑за этого. Понимаете, его не слишком часто куда‑то приглашают.

– Боюсь, мэм, что это не проделка. Регент дала мне дозволение сообщить вам, что с другим учеником Дачезне, вампиром из нашего сообщества, произошло то же самое. – Дэмин посвятила ее в устрашающие подробности. – Стюарту грозит серьезная опасность.

– Ну а что вы хотите от нас? Нас ни о чем не просили.

– Вы подавали в Дом архивов прошение о родительстве на цикл? – спросила Дэмин.

– Давным‑давно. В своей прошлой жизни я подумала, что стоит попробовать, каково это – быть матерью. Но к тому времени, как до меня дошла очередь, мне наскучила эта идея.

– Если вы сообщите нам что‑нибудь о Стюарте, это может спасти ему жизнь. Вы не помните, не начали ли у него возникать какие‑либо указания на его прошлые инкарнации? Или о том, когда он последний раз был в цикле?

– Он что‑то такое говорил, но я не помню. Вроде бы где‑то в Европе... Извините. Вы же его найдете? Пока его не сожгли, как эту несчастную девушку. Я все‑таки привязалась к мальчику. При нашей работе мы с его отцом не так уж часто видели его, но мы по нему скучаем.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал