Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Сандабар






 

– Ой, хватит, Фрет, – сказала высокая женщина седобородому дворфу в белом одеянии, шлепнула его по рукам и пробежалась пальцами по своим густым каштановым волосам, основательно взъерошив их.

– Так‑так, – отозвался дворф, тотчас же потянувшись к пятнышку грязи на плаще женщины‑следопыта. Он принялся энергично орудовать щеточкой, но женщина постоянно двигалась, мешая ему закончить работу. – Почему‑то мне кажется, госпожа Соколица, что вам не мешало бы просмотреть кое‑какие книги о правилах поведения.

– Я только что приехала из Серебристой Луны, – возмутилась Дав Соколица, подмигивая Габриэлю, еще одному воину, находившемуся в комнате, высокому мужчине с суровым лицом. – Иногда в дороге случается и запачкаться:

– Только что! Почти неделю назад! – протестующе заявил дворф. – И прошлой ночью на пиру вы были в этом же самом плаще!

Тут дворф заметил, что, занявшись чисткой плаща Дав, он перепачкал собственное шелковое платье, и это несчастье отвлекло его внимание от следопыта.

– Дорогой Фрет, – начала Дав, лизнув палец и небрежно растерев пятнышко на плаще, – ты самый замечательный из слуг.

Дворф побагровел, как свекла, и топнул сверкающей туфлей о пол, выложенный плиткой.

– Из слуг? – возмущенно фыркнул он. – Я сказал бы….

– Так скажи! – рассмеялась Дав.

– Я самый…. один из самых великих мудрецов на всем севере! Мой трактат о надлежащем этикете на межрасовых пирах ….

– Или об отсутствии надлежащего этикета…. – не преминул вмешаться Габриэль. Дворф с мрачным видом повернулся к нему. – Во всяком случае, что касается дворфов, – закончил высокий воин, с невинным видом пожимая плечами.

Дворф заметно задрожал, и его туфли выбили на твердом полу громкую дробь.

– Ах, дорогой Фрет, – сказала Дав, успокаивающе прикасаясь к плечу дворфа и гладя его безукоризненно подстриженную желтоватую бороду.

– Фред! – резко поправил дворф, отталкивая руку следопыта. – Фредегар!

Дав и Габриэль перекинулись понимающими взглядами, а затем со смехом выкрикнули фамилию дворфа:

– Сокрушитель Скал!

– Фредегар Иглокол будет точнее! – прибавил Габриэль.

Взглянув на рассерженного дворфа, он сразу понял, что пора уносить ноги, схватил свой мешок и бросился вон из комнаты, задержавшись лишь для того, чтобы на прощанье подмигнуть Дав.

– Я только хотел помочь. – Дворф сунул руки в невероятно глубокие карманы и опустил голову.

– Ты это и делаешь! – воскликнула Дав, желая утешить его.

– Я хочу сказать, тебе предстоит встретиться с Хельмом – Другом Дворфов, начал Фрет, несколько приободрившись. – Человек, которому назначил аудиенцию Повелитель Сандабара, должен выглядеть подобающе.



– Разумеется, – с готовностью согласилась Дав. – Однако единственный наряд, которым я располагаю, ты видишь перед собой, дорогой мой Фрет, и этот наряд испачкан дорожной грязью. Боюсь, что мне придется предстать перед Повелителем Сандабара не в самом лучшем виде. Они с моей сестрой стали такими друзьями. – Теперь настала очередь Дав изображать беспомощного птенца, и хотя ее меч превратил многих великанов в пищу для стервятников, леди Соколица умела играть в эту игру искуснее, чем кто‑либо другой. – Что же мне делать? – Она взглянула на дворфа и лукаво наклонила голову. – Может быть, – хитро продолжала она, – если только….

Поняв намек, Фрет просиял.

– Нет, – с тяжким вздохом сказала Дав. – Не могу обременять тебя такой просьбой.

Фрет подпрыгнул от радости и звонко хлопнул своими пухлыми ладонями.

– Можешь, госпожа Соколица! Конечно, можешь!

Дав прикусила губу, чтобы побороть неуместный смех, когда взволнованный дворф выскочил из комнаты. Хотя она частенько поддразнивала Фрета, но готова была признать, что искренне любит маленького дворфа. Много лет провел Фрет в Серебристой Луне, где правила сестра Дав, и сделал множество ценных подарков для тамошней прославленной библиотеки. Фрет действительно был знаменитым мудрецом, известным благодаря своим обширным исследованиям обычаев различных рас, доброжелательных и злобных, к тому же он был специалистом по проблемам получеловеческих рас. А еще он был отличным композитором. Сколько раз, спросила себя Дав с искренним умилением, скакала она по горным тропам, насвистывая веселую мелодию, сочиненную этим самым дворфом?



– Милый Фрет, – тихонько прошептала она, когда дворф вернулся.

Через одну его руку было перекинуто отделанное драгоценными камнями шелковое платье (заботливо сложенное, чтобы ткань не касалась пола!). В другой руке он держал пару изящных туфель. Дюжина булавок была зажата между поджатыми губами, а с уха свисала измерительная лента. Дав спрятала улыбку и решила, что эту битву дворф должен выиграть. Она войдет в зал для аудиенций Хельма‑Друга Дворфов в туфлях на каблуках, облаченная в шелковое платье, словно олицетворение женственности, а рядом, гордо пыхтя, будет семенить маленький мудрец.

В течение всего этого времени туфли будут давить и натирать ей ноги, а какая‑нибудь булавка в платье обязательно вопьется в тело в таком месте, до которого она не сможет дотянуться. увы, но положение обязывает, подумала Дав, глядя на платье. Она взглянула на сияющее лицо Фрета и поняла, что ради этого готова смириться со всеми неприятностями.

Ведь дружба тоже накладывает свои обязательства.

 

* * *

 

Фермер скакал без перерыва больше суток: встреча с темным эльфом часто действовала подобным образом на простых деревенских жителей. В Мальдобаре он взял двух лошадей и одну из них оставил миль через двадцать, проехав половину расстояния между двумя городами. Если ему повезет, на обратном пути он найдет животное целым и невредимым. Второй конь, самый ценный жеребец фермера, начал уставать. И все‑таки ездок продолжал пришпоривать коня, низко пригнувшись в седле. Он уже видел факелы ночной стражи Сандабара, горевшие на высоких и мощных каменных стенах города.

– Остановись и назови свое имя, – прозвучал обычный окрик капитана стражи ворот, когда полчаса спустя всадник подъехал к городу.

 

* * *

 

Дав опиралась на Фрета, следуя за одним из приближенных Хельма по длинному, богато украшенному коридору к залу аудиенций. Опытный следопыт, она могла пройти по канатному мосту без перил, могла с убийственной точностью стрелять из лука, сидя на спине скачущего коня, могла в полном военном облачении вскарабкаться на дерево, держа в руке меч и щит. Но при всем своем мастерстве и ловкости она не могла справиться с модными туфлями, в которые Фрет втиснул ее ноги.

– Да еще это платье, – прошептала Дав в отчаянии, понимая, что непрактичное одеяние треснет в шести или семи местах, если ей придется взмахнуть мечом, не говоря уже о попытке сделать слишком резкий вдох.

Уязвленный Фрет взглянул на нее.

– Без сомнения, это красивейшее платье…. – запинаясь, произнесла Дав, стараясь не вызвать раздражения у любезного дворфа. – Правда, дорогой Фрет, я не нахожу слов, чтобы выразить свою благодарность.

Серые глаза дворфа заблестели, хотя он и не поверил ни одному ее слову.

Так или иначе, Фрет понимал, что Дав достаточно дорожит его мнением, иначе не согласилась бы с его предложениями, а только это и имело для него значение.

– Тысячу извинений, госпожа, – донесся сзади голос.

Все обернулись и увидели капитана ночной стражи и фермера, которые бежали по темному коридору.

– Уважаемый капитан! – запротестовал Фрет против нарушения протокола. Если вы желаете получить аудиенцию у госпожи, вы должны быть представлены ей в зале. Тогда, и только тогда, и только если позволит наш повелитель, вы сможете….

Дав опустила руку на плечо дворфа, приказывая ему замолчать. Тревожное выражение, отпечатавшееся на липах мужчин, бесстрашной героине доводилось видеть много раз.

– Продолжайте, капитан, – велела она и, чтобы умиротворить Фрета, добавила:

– До часа, назначенного для аудиенции, у нас остается немного времени. Мы не заставим ждать повелителя Хельма.

Фермер смело шагнул вперед.

– Тысячу извинений, моя госпожа, – начал он, нервно комкая в руках шляпу.

– Я простой фермер из Мальдобара, маленького городка на севере….

– Я знаю о Мальдобаре, – заверила его Дав. – Множество раз я видела это место с гор. Красивое и отважное поселение. – При ее словах фермер просиял.

– Надеюсь, в Мальдобаре не случилось никакой беды?

– Пока нет, моя госпожа, – ответил фермер, – но у нас неприятности, это точно. – Он помолчал и взглянул на капитана, ища поддержки. – Дров.

При этой новости глаза Дав расширились. Даже Фрет, который нетерпеливо притопывал ногой в течение всего разговора, замер и прислушался.

– Сколько? – спросила Дав.

– Мы видели только одного. Мы боимся, что это разведчик или шпион, и это не к добру. Дав кивнула в знак согласия.

– Кто видел этого дрова?

– Сначала дети, – ответил фермер, что вызвало вздох у Фрета, который снова нетерпеливо топнул ногой.

– Дети? – фыркнул дворф.

Однако решимость фермера не поколебалась.

– А потом его видел Макгристл, – сказал он, глядя прямо на Дав, – а уж он‑то повидал немало!

– Кто такой этот Макгристл? – снова фыркнул Фрет.

– Родди Макгристл, – опередив фермера, ответила Дав и почему‑то помрачнела. – Известный охотник, который выиграл множество призов, и мастер ставить капканы на пушного зверя.

– Дров убил одну из собак Родди, – возбужденно вмешался фермер, – и почти победил самого Родди! Свалил дерево прямо на него! Это стоило Родди одного уха.

 

* * *

 

Дав не очень поняла, о чем толкует фермер, но это ей и не требовалось.

Люди видели темного эльфа в своей местности, и уже один этот факт побуждал следопыта к действию. Она скинула модные туфли и протянула их Фрету, а затем велела одному из придворных пойти и разыскать ее товарищей, а другого попросила от ее липа выразить сожаление Повелителю Сандабара.

– Но как же так, леди Соколица! – вскричал Фрет.

– Сейчас не время для увеселений, – ответила Дав.

По ее виду Фрету стало ясно, что она не слишком жалеет об отмене аудиенции с Хельмом. Она уже вся извернулась, пытаясь расстегнуть застежку на спине и избавиться от великолепного платья.

– Это не понравится вашей сестре, – громогласно объявил Фрет и в очередной раз топнул ногой.

– Моя сестра давным‑давно повесила на крючок свой заплечный мешок, – резко сказала Дав, – а вот мой еще покрыт свежей дорожной пылью!

– И в самом деле, – пробормотал дворф без особого восторга.

– Так, значит, вы поедете к. нам? – с надеждой спросил фермер.

– Конечно, – ответила Дав. – Ни один уважающий себя следопыт не оставит без внимания появление темного эльфа! Мои три товарища и я отправимся в Мальдобар этой же ночью, но тебя, мой добрый фермер, я прошу остаться здесь. Ты проделал трудный путь, это очевидно, и нуждаешься в отдыхе.

Дав быстро огляделась вокруг и в задумчивости приложила палец к губам.

– Что такое? – спросил надоедливый дворф.

Лицо Дав просияло, когда ее взгляд упал на Фрета.

– Я почти не имела дела с темными эльфами, – начала она, – да и моим товарищам, насколько мне известно, не доводилось встречаться с ними.

Ее широкая улыбка привела Фрета в трепет.

– Пойдем, дорогой Фрет, – промурлыкала Дав.

Шлепая босыми ногами по выложенному плиткой полу, она повела Фрета, капитана и фермера из Мальдобара по коридору, ведущему в зал аудиенций Хельма.

При столь внезапном изменении направления движения Фрет почувствовал растерянность и надежду. Но как только Дав начала говорить с Хельмом, хозяином Фрета, извиняясь за неожиданное беспокойство и обращаясь с просьбой отправить с ее отрядом кого‑нибудь, кто мог бы оказать помощь в решении мальдобарской проблемы, дворф все понял.

 

* * *

 

На следующее утро, когда взошло солнце, отряд Дав, состоявший из лучника‑эльфа и двух сильных воинов‑людей, находился уже за десять миль от крепких ворот Сандабара.

– Уф! – простонал Фрет, когда стало светло. Он ехал рядом с Дав на коренастом адбарском пони. – Ты только посмотри, как заляпаны грязью мои прекрасные одежды! Наверняка нам всем придет конец! Умереть в грязи на этой проклятой богом дороге!

– Сложи об этом песню, – предложила Дав, с широкой улыбкой оборачиваясь к трем товарищам. – «Баллада о пяти задохнувшихся бесстрашных воинах», вот как следует ее назвать.

Гневный взгляд Фрета смягчился, как только Дав напомнила ему, что именно Хельм‑Друг Дворфов, Повелитель Сандабара, поручил Фрету отправиться вместе с ними.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал