Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. Вопросы, ответы . вопросы






Вопросы, ответы…. вопросы

 

Более суток прошло со дня убийства, когда первый из соседей Тистлдаунов приехал к их уединенной ферме. В воздухе витало зловоние смерти, и фермер‑гость узнал о резне еще до того, как заглянул в дом и сарай.

Час спустя он вернулся с мэром Дельмо и другими вооруженными фермерами.

Они осторожно осмотрели дом Тистлдаунов и поля, прикрывая лица тряпками, чтобы хоть как‑то ослабить ужасающий запах.

– Кто же это сделал? – спросил мэр. – Какое чудовище?

Словно в ответ на этот вопрос один из фермеров вышел из спальни в кухню, держа в руках сломанную кривую саблю.

– Оружие дрова? – спросил фермер. – Надо бы разыскать Макгристла.

Дельмо замялся. Он со дня на день ожидал прибытия отряда из Сандабара и знал, что знаменитый следопыт Дав Соколица способна разобраться в событиях намного лучше, чем неуравновешенный и не поддающийся контролю горец.

Однако они так и не начали обсуждать это, потому что собачье рычание оповестило всех в доме, что явился Макгристл. Коренастый, измазанный грязью человек медленно прошел в кухню. Лицо его с одной стороны было изуродовано ужасными шрамами и покрыто коричневой коркой запекшейся крови.

– Оружие дрова! – выпалил он, узнавая саблю. – То самое, которым он сражался со мной!

– Следопыт скоро будет здесь…. – начал Дельмо.

Но Макгристл не стал слушать его. Он обследовал кухню и сообщающуюся с ней спальню, грубо переворачивая тела ногой и наклоняясь над ними, чтобы разглядеть малейшие детали.

– Я видел следы около дома, – внезапно заявил Макгристл. – Думается мне, их было двое.

– У дрова есть союзник, – рассудительно произнес мэр. – Поэтому нам тем более следует дождаться прибытия отряда из Сандабара.

– Ба, да ты и сам не уверен, приедут ли они! – фыркнул Макгристл. – Айда в погоню за этим дровом, пока моя собака способна унюхать его след!

Несколько из собравшихся фермеров кивнули в знак согласия, но Дельмо осторожно напомнил им, с чем они могут столкнуться.

– Один дров побил тебя, Макгристл, – сказал мэр. – Теперь ты думаешь, что их двое, а то и больше, и хочешь уговорить нас поохотиться за ними?

– То, что он побил меня, было простым невезением, – огрызнулся Родди. Он огляделся, призывая в союзники фермеров, у которых явно поубавилось пылу. Этот дров был у меня в руках, ощипанный и разделанный!

Фермеры нервно переминались с ноги на ногу и перешептывались. Мэр подхватил Родди под руку и отвел его в другой конец комнаты.

– Подожди один день, – умоляюще сказал Дельмо. – Если приедет следопыт, наши шансы намного возрастут.

Но Родди не поддавался на уговоры.

– Это мой бой, и сражаться буду я сам, – прорычал он. – Дров убил моего пса и изуродовал меня.



– Ты его получишь, – пообещал мэр, – но речь здесь идет не только о твоей собаке или гордости.

Лицо Родди искривилось в зловещей гримасе, однако мэр оставался непреклонен. Если в округе действительно орудовал военный отряд дровов, опасность грозила всему Мальдобару. Самым главным средством обороны этой маленькой общины до прибытия помощи было единство, и этой защиты городок лишился бы, если бы Родди увел мужчин‑воинов, которых и так уже осталось мало, в погоню за врагом. Бенсон Дельмо был достаточно хитер, чтобы понимать, что с этими доводами к Родди обращаться не стоит. Хотя горец обосновался в Мальдобаре два года назад, в душе он оставался бродягой и не питал к селению ни малейшей привязанности.

Родди направился к выходу, решив, что собрание подошло к концу, но упрямый мэр схватил его за руку и повернул лицом к себе. Пес Родди оскалился и зарычал, однако эта угроза показалась толстяку просто цветочками по сравнению с злобным взглядом, которым пронзил его Родди.

– Ты получишь дрова, – торопливо проговорил мэр, – но, умоляю тебя, подожди подмоги из Сандабара. – И он перешел к аргументам, которые Родди хорошо понимал. – Я человек не из бедных, Макгристл, а ты до того, как попал сюда, занимался охотой с целью получить вознаграждение и, хотелось бы верить, готов заняться этим и сейчас.

Возмущение на лице Родди быстро сменилось любопытством.

– Подожди подмоги, а затем отправляйся за дровом. – Мэр помолчал, раздумывая над тем, сколько пообещать горцу. У него не было опыта в такого рода делах. Он боялся предложить слишком мало и тем самым погасить интерес, который только что пробудил, но в то же время ему не хотелось больше необходимого опустошать свой карман. – Тысячу золотых за голову дрова.



– Родди много раз доводилось торговаться. Он умело скрыл свою радость: предложение мэра в пять раз превышало размер обычной награды, а он в любом случае собирался поймать этого дрова, заплатят ему или нет.

– Две тысячи! – тут же прорычал горец, подумав, что такая цена вознаградит его за все несчастья.

Мэр аж присел от неожиданности, и ему пришлось напомнить себе, что на карту поставлено существование города.

– И ни монетой меньше! – прибавил Родди, складывая на груди сильные руки.

– Дождись госпожи Соколицы, – покорно сказал Дельмо, – и получишь свои две тысячи.

 

* * *

 

Всю ночь Лагерботтомс шел по следам раненого дрова. Неуклюжий горный великан и сам пока не знал, как относиться к смерти Улгулу и Кемпфаны, ведь его не очень‑то жаловали хозяева, завладевшие его логовом и его волей. Хотя Лагерботтомс и опасался врага, сумевшего победить обоих баргест‑велпов, ему было известно, что дров серьезно ранен.

Дзирт понимал, что его преследуют, но мало что мог сделать, чтобы замести свои следы. Нога, поврежденная во время падения в ущелье, ныла и плохо повиновалась ему, и он прилагал массу усилий, чтобы держаться на расстоянии от преследователя‑великана. Когда занялась заря, положение Дзирта еще более ухудшилось. Он не надеялся убежать от горного великана при разоблачительном свете дня.

Тропа привела его в маленькую рощицу, состоявшую из деревьев разной высоты, растущих там, где их корни смогли укрепиться в почве между бесчисленными валунами. Дзирт хотел миновать эту рощу, потому что не видел другого выхода, кроме как продолжать бегство, но когда он прислонился к стволу одного из самых высоких деревьев, чтобы отдышаться, ему в голову пришла идея.

Он заметил, что ветви дерева мягкие и гибкие, словно веревки.

Дзирт оглянулся на пройденный путь. Выше по склону неутомимый горный великан преодолевал голое каменистое пространство. Той рукой, которая еще могла действовать, Дзирт достал из ножен саблю и срубил самую длинную ветку, какую смог найти. Затем он осмотрелся в поисках подходящего камня.

Великан ворвался в рощу примерно полчаса спустя, размахивая огромной дубинкой. Когда дров появился из‑за дерева и преградил ему путь, Лагерботтомс резко остановился.

Дзирт вздохнул с облегчением: гигант замер именно там, где нужно. Он опасался, что верзила пойдет дальше и прихлопнет его, потому что с такими ранами Дзирт не смог бы оказать сопротивления. Воспользовавшись замешательством монстра, Дзирт крикнул на наречии гоблинов «Стой!» и произнес простое заклинание, окружив великана голубыми язычками безвредного пламени.

Лагерботтомс беспокойно передернулся, но не сделал ни шага по направлению к странному и опасному врагу. Дзирт с большим интересом уставился на переминающегося с ноги на ногу великана.

– Почему ты преследуешь меня? – спросил он. – Ты хочешь присоединиться к остальным и тоже уснуть вечным сном?

Лагерботтомс толстым языком облизал пересохшие губы. Пока все шло не так, как он ожидал. И. теперь великан уже не думал о тех первых инстинктивных порывах, которые привели его сюда, а пытался рассмотреть возможные варианты выбора. Улгулу и Кемпфана были мертвы, и Лагерботтомс снова стал хозяином пещеры. Но гноллы и гоблины тоже погибли, а этого противного маленького спрайта‑квиклинга уже довольно давно не видно поблизости. В голову великану пришла неожиданная мысль.

– Друзья? – с надеждой спросил Лагерботтомс.

Хотя Дзирт почувствовал облегчение, обнаружив, что боя можно избежать, он довольно скептически отнесся к подобному предложению. Банда гноллов уже предлагала ему подобные отношения, и это закончилось для них плачевно, а горный великан, несомненно, был связан с другими чудовищами, недавно убитыми Дзиртом, с теми, кто зарезал семью фермеров.

– Друзья с какой целью? – осторожно спросил Дзирт, вопреки всякой логике надеясь, что существо руководствуется теми же принципами, что и он сам, а не жаждой крови.

– Чтобы убивать! – ответил Лагерботтомс таким тоном, словно ответ был очевиден.

Дзирт зарычал и резко качнул головой в знак гневного отрицания, тряхнув белой гривой. Он выхватил из ножен саблю, не заботясь о том, попала ли нога великана в петлю приготовленной ловушки.

– Я убью тебя! – взревел Лагерботтомс, видя, что дело принимает неожиданный оборот. Он поднял дубину и сделал было гигантский шаг вперед, но ему помешала петля из гибкого стебля, обвившаяся вокруг лодыжки.

Дзирт поборол желание бежать, напомнив себе, что ловушка приведена в действие и к тому же в его нынешнем состоянии он едва ли выдержит бой с ужасным великаном.

Лагерботтомс взглянул на петлю и издал возмущенный рев. На самом деле ветвь была не очень похожа на веревку, и петля затянулась не слишком туго. Если бы Лагерботтомс просто протянул руку, ему с легкостью удалось бы снять петлю с лодыжки. Но горные великаны никогда не славились умом.

– Убью! – снова закричал великан и изо всех сил брыкнул ногой, чтобы оборвать ненавистную ветвь.

При этом он сдвинул с места большой камень позади себя, обвязанный другим концом ветки. Валун покатился по подлеску и врезался в спину Лагерботтомса.

Великан завопил в третий раз, но вместо угрожающего крика из его груди вырвалось сдавленное «у‑у‑у‑х!». Тяжелая дубина упала на землю, и Лагерботтомс, схватившись за спину в области почек, грузно опустился на одно колено.

Дзирт испытал минутное колебание, не зная, бежать ли ему или добить врага.

За себя он не боялся: великан в любом случае нескоро пустится за ним в погоню.

Однако он не мог забыть зловещего выражения на лице гиганта, когда тот сказал, что они могли бы убивать вместе.

– Сколько еще семей ты погубишь? – спросил Дзирт на языке дровов.

Лагерботтомс даже не пытался что‑либо понять. Он только мычал и рычал, корчась от жгучей боли.

– Сколько? – снова спросил Дзирт, сжав пальцами рукоять сабли и угрожающе сузив глаза.

Его удар был мгновенным и мощным.

 

* * *

 

К бесконечной радости Бенсона Дельмо, отряд из Сандабара, состоявший из Дав Соколицы, ее трех товарищей и Фрета, мудреца‑дворфа, прибыл вечером того же дня. Мэр предложил гостям ужин и отдых, но как только Дав услышала о резне на ферме Тистлдаунов, она и ее товарищи тотчас же отправились в путь, а следом за ними мэр, Родди Макгристл и несколько любопытствующих фермеров.

Когда они прибыли на ферму, Дав пришла в отчаяние. Важные улики оказались погребены под сотнями чужих следов, множество предметов в доме и даже сами тела были передвинуты. И все‑таки Дав и ее привыкшие ко всему спутники провели тщательный осмотр, пытаясь хоть что‑то отыскать в этом хаосе.

– Глупые люди! – упрекнул фермеров Фрет, когда Дав и остальные закончили расследование. – Вы сами помогли вашим врагам!

Некоторые из местных жителей, включая мэра, смущенно отвели глаза, однако Родди злобно заворчал и навис над чистеньким дворфом. Дав поспешила вмешаться.

– Приехав сюда в предыдущий раз, вы уничтожили некоторые улики, обезоруживающе спокойно объяснила она мэру, благоразумно вставая между Фретом и могучим горцем. Прежде Дав слышала множество рассказов о Макгристле и знала, что он пользуется репутацией непредсказуемого и необузданного человека.

– Но мы же не знали, – попытался объяснить мэр.

– Разумеется, – ответила Дав. – На вашем месте так повел бы себя любой человек.

– Любой профан, – вставил Фрет.

– А ну заткни пасть! – зарычал Макгристл, и его пес тоже зарычал.

– Успокойся, добрый человек, – велела Дав. – У нас слишком много врагов за пределами города, чтобы ссориться еще и в его стенах.

– Профан? – обрушился на нее Макгристл. – Да я выследил больше сотни людей, и мне известно об этом проклятом дрове вполне достаточно, чтобы найти его.

– А откуда мы знаем, что это был дров? – спросила Дав, искренне сомневаясь.

Родди кивнул головой, и фермер, стоявший поодаль, вытащил сломанную саблю.

 

* * *

 

– Оружие дровов, – хрипло сказал Родди, указывая на свое изуродованное лицо. – Я видел его совсем рядом!

Дав хватило одного взгляда, чтобы определить, что рваная рана на лице горца не могла быть нанесена остро отточенным клинком, но следопыт не стала возражать, не видя никакой пользы в дальнейших спорах.

– И следы дрова, – настойчиво продолжал Родди. – Отпечатки сапог совпадают со следами на черничной поляне, где мы видели дрова!

Взгляд Дав заставил остальных оглянуться на сарай.

– Кто‑то очень сильный разбил эту дверь, – сказала она. – И молодую женщину в сарае убил определенно не темный эльф.

Родди по‑прежнему рвался в бой:

– У дрова есть помощник, большая черная пантера. Проклятая здоровущая кошка!

Дав все еще одолевали сомнения. Она не видела ничего похожего на следы пантеры, а то, что часть тела женщины была съедена вместе с костями, никак не увязывалось с тем, что Дав знала о больших кошках. Однако она оставила свои мысли при себе, понимая, что грубый горец не желает слышать ни о каких догадках, опровергающих его скороспелые выводы.

– А теперь, если вы вдоволь насмотрелись, хватит тут торчать, – гремел Родди. – Мой пес взял след, а дров и так уже ушел достаточно далеко!

Дав бросила озабоченный взгляд на мэра, который смущенно отвернулся от ее проницательных глаз.

– Родди Макгристл отправится вместе с вами, – объяснил Дельмо, с трудом выговаривая слова. Он горько жалел о сделке с Родди, которую заключил под влиянием эмоций. Видя хладнокровие женщины‑следопыта и членов ее отряда, столь разительно отличавшееся от буйного нрава Родди, мэр осознал, что было бы лучше, если бы Дав и ее товарищи разобрались в ситуации сами. Но сделка есть сделка. Он будет единственным жителем Мальдобара, который присоединится к вашему отряду, – продолжал Дельмо. – Он бывалый охотник и как никто другой знает эти места.

К изумлению Фрета, Дав опять сдержалась.

– День уже на исходе, – сказала она и добавила, обращаясь к Макгристлу. Мы выступаем с первыми лучами солнца.

– Но дров слишком далеко ушел! – возразил Родди. – Мы должны выйти прямо сейчас!

– Ты предполагаешь, что дров спасается бегством, – ответила ему Дав все так же спокойно, но на этот раз с суровой непреклонностью в голосе. – Сколько людей думали то же самое о своих врагах и погибли? – На этот раз Родди не нашелся что возразить. – Дров или отряд дровов скорее всего отсиживаются где‑то поблизости. Тебе хотелось бы неожиданно нагрянуть туда, Макгристл? Тебя привлекает сражение с темными эльфами в ночном мраке?

Родди только развел руками, что‑то проворчал и неторопливо пошел прочь вместе со своим псом.

Мэр предложил Дав и ее отряду расположиться в его доме, но следопыт и ее спутники предпочли остаться возле фермы Тистлдаунов. Дав улыбнулась, увидев, что с отъездом фермеров Родди разбил лагерь неподалеку от их стоянки, по всей очевидности, для того, чтобы присматривать за ней. Ее интересовало, сколь высока ставка Макгристла в этом деле, и она подозревала, что причина здесь не только в желании отомстить за шрамы на лице и оторванное ухо.

Немного позже дворф, Дав и Габриэль уселись вокруг ярко пылающего костра, разведенного во дворе фермы. Лучник‑эльф и еще один член отряда стояли на посту.

– Ты действительно позволишь этой скотине идти с нами? – спросил Фрет.

– Это их город, дорогой мой Фрет, – объяснила Дав. – И я не могу отрицать, что Макгристл отлично знает эту местность.

– Но он такой грязный, – пробурчал дворф.

Дав и Габриэль обменялись улыбками, а Фрет, осознав, что этим аргументом он ничего не добьется, развернул походную постель и улегся спать, нарочито отвернувшись от остальных.

– Добрый старый Иглокол, – пробормотал Габриэль. Он заметил, что улыбка, появившаяся на губах Дав, не сумела стереть с ее лица искренней озабоченности, и спросил:

– Вас что‑то беспокоит, леди Соколица?

Дав пожала плечами.

– В этом деле много непонятного, – начала она.

– Женщину в сарае убила не пантера, – подхватил Габриэль, тоже заметивший некоторые несоответствия.

– А фермера, которого зовут Бартоломью, убил не дров, – сказала Дав.

– Балка, о которую ему сломали шею, сама едва не переломилась. Такой силой может обладать только великан.

– Возможно, это магия? – спросил Габриэль.

Дав снова пожала плечами.

– Согласно утверждению нашего мудреца, – сказала она, посмотрев на Фрета, который уже довольно громко похрапывал, – дровы пользуются более тонкой магией.

И более совершенной. Фрет не верит, что магия дровов убила Бартоломью и женщину или разбила дверь сарая. Что касается следов, тут тоже сплошные загадки.

– Две цепочки следов, – сказал Габриэль, – оставленные с разницей примерно в один день.

– К тому же разной глубины, – добавила Дав. – Один след, более свежий, несомненно принадлежит темному эльфу, но вот другой след убийцы, слишком глубок для легкого шага эльфа.

– Союзник дровов? – предположил Габриэль. – Вызванный при помощи заклинаний обитатель нижних уровней? Может быть, на следующий день после убийства темный эльф пришел на ферму, чтобы проверить работу своего монстра?

На этот раз оба собеседника недоуменно пожали плечами.

– Вот это нам и предстоит узнать, – сказала Дав.

Затем Габриэль закурил трубку, а Дав медленно погрузилась в дремоту.

 

* * *

 

– О‑хозяин, мой‑хозяин, – запричитал Тефанис при виде странного, наполовину измененного трупа баргест‑велпа.

На самом деле Тефанис не слишком сокрушался об Улгулу или его брате‑баргесте, однако их гибель сулила очень неприятные последствия для будущего самого спрайта. Тефанис присоединился к банде Улгулу, преследуя множество выгодных целей. До появления велпов маленький квиклинг проводил дни в одиночестве, воруя все, что попадется под руку, в близлежащих селениях. Он достаточно обеспечивал себя, но его жизнь была одинокой и безрадостной.

Появление Улгулу изменило все. Армия баргест‑велпа предложила спрайту защиту и общение, а Улгулу, который вечно замышлял новые, все более коварные убийства, постоянно давал Тефанису важные поручения.

Теперь квиклингу предстояло распрощаться с прежней жизнью, потому что Улгулу и Кемпфана были мертвы, и Тефанис был не в состоянии изменить эти простые факты.

– Лагерботтомс? – внезапно спросил себя квиклинг. Он подумал, что горный великан, единственный, кого он не обнаружил в разгромленном логове велпов, может оказаться для него отличным товарищем. Тефанис достаточно ясно видел следы великана, уходившие от пещеры в дикие горы. Он возбужденно захлопал маленькими ладонями, делая, наверное, не меньше сотни хлопков в секунду, а потом сорвался с места, спеша на поиски нового друга.

 

* * *

 

Высоко в горах Дзирт До'Урден в последний раз смотрел на огни Мальдобара.

С тех пор как он спустился с высоких гор после неприятной встречи со скунсом, дров понял, что этот жестокий мир почти ничем не отличается от темного царства, от которого он отрекся. Все надежды, которые Дзирт питал в те дни, когда наблюдал за жизнью фермерской семьи, покинули его, погребенные под тяжестью вины и ужасных воспоминаний о страшной резне. Он знал, что эти чувства всегда будут преследовать его.

Физическая боль постепенно отступала: он уже мог дышать полной грудью, хотя это усилие еще причиняло жгучую боль, а порезы на руках и ногах зажили.

Теперь он знал, что будет жить.

Глядя на огни Мальдобара, еще одного города, который он никогда не назовет домом, Дзирт думал о том, что, возможно, это и к лучшему.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал