Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Узнай врага своего






 

Зима ушла так же быстро, как и наступила. Снежный покров становился тоньше с каждым днем, а южный ветер приносил теплый воздух. Вскоре Дзирт разобрался с каждодневными заботами; самой большой трудностью, с которой он столкнулся, был свет дневного солнца, отражавшийся от все еще покрытой снегом земли. В первые несколько месяцев пребывания на поверхности дрову удалось приспособиться к солнцу, при свете которого он двигался и даже сражался. Однако теперь, когда белый снег отбрасывал слепящие отблески на его лицо, Дзирту приходилось трудно.

 

* * *

 

Он выходил только ночью, предоставляя дневное время медведю и другим подобным созданиям. Это не слишком волновало Дзирта: он верил, что скоро снег растает и он сможет вернуться к той же спокойной жизни, какую вел до наступления зимы.

Однажды ночью, хорошо поев и отдохнув при мягком свете очаровательной луны, Дзирт посмотрел через реку, на противоположную стену ущелья.

– Что там наверху? – прошептал он сам себе.

Хотя река стала шире из‑за весеннего паводка, накануне Дзирт нашел переправу – несколько крупных, близко расположенных друг к другу камней, которые выступали из‑под стремительных водных струй.

Ночь только‑только наступила; луна не прошла и полпути по небосклону.

Охваченный страстью к перемене мест и испытывая душевный подъем, свойственный этому времени года, Дзирт решил отправиться на разведку. Он соскочил на берег и легко и ловко запрыгал по камням. Ни человек, ни орк, ни большинство представителей других рас Королевств не отважились бы на попытку перейти реку по мокрым, обкатанным водой камням разной высоты, сочтя это слишком сложным и опасным, но проворный дров справился с этим запросто.

Он достиг другого берега, беззаботно прыгая с камня на камень и совсем не думая об осторожности. Как бы изменилось его проведение, если бы он знал, что оказался на той стороне долины, которая принадлежит Граулу, великому вождю орков!

 

* * *

 

Дозор орков обнаружил карабкающегося дрова прежде, чем он достиг середины стены ущелья. Орки и раньше изредка видели дрова, когда тот рыбачил на реке.

Опасаясь темных эльфов, Граул приказал своим подданным держаться на расстоянии, полагая, что снегопады заставят пришельца убраться из долины. Но зима прошла, а этот одиночка‑дров остался, и вот теперь он перебрался через реку.

Узнав эту новость, Граул нервно сжал жирные руки. Могучий орк немного утешился тем, что дров действует в одиночку и не принадлежит к большому отряду.

Возможно, он разведчик или изгой, и оба этих предположения не нравились вожаку орков. Если дров‑разведчик, за ним придут другие темные эльфы, а если он отступник, то может рассматривать орков как своих возможных союзников.



Граул был вождем уже много лет, необычно долго для такого неорганизованного племени, как орки. Могучий орк выжил, потому что никогда не рисковал. Не намеревался он рисковать и сейчас. Темный эльф мог отобрать у него главенствующее положение в племени, а это положение Граул очень ценил и оберегал. Ничего подобного он не мог допустить. Поэтому из темных нор выскользнули два отряда орков, получившие точный приказ убить дрова.

 

* * *

 

Ледяной ветер задувал в ущелье, и снег здесь был глубже, но Дзирта это мало волновало. Перед ним простирался склон горы с разбросанными по нему темнеющими участками хвойных деревьев. Они манили и звали дрова, который всю зиму просидел в пещере.

Дзирт прошел почти целую милю, прежде чем понял, что его преследуют. Он не увидел ничего особенного, кроме, разве что, мелькающих теней, замеченных краем глаза, но непостижимая интуиция воина подсказала Дзирту несомненную истину. Он поднялся вверх по крутому склону, вскарабкался на скалы над участком, поросшим могучими деревьями, и рванулся к высокому горному гребню. Добравшись до него, он скользнул за камень и стал наблюдать.

Семь темных фигур, шесть из них – человеко‑подобные, а седьмая – похожая на крупную собаку, показались из‑за деревьев, осторожно и неторопливо пробираясь по следам Дзирта. Издалека он не мог определить, к какой расе относятся его преследователи, но подозревал, что это люди. Он огляделся в поисках наилучшего пути к отступлению или наиболее выгодного места для защиты.

Дзирт даже не заметил, как в одной его руке оказалась сабля, а в другой кинжал. Когда он в полной мере осознал, что приготовил оружие к бою и что отряд преследователей находится в опасной близости от него, он остановился, чтобы все обдумать.

Можно было бы встретиться с преследователями прямо здесь и атаковать их, пока они преодолевают последние несколько опасных футов по крутому склону.

– Нет, – пробормотал Дзирт, отгоняя эту мысль, едва она пришла ему в голову. Он мог бы напасть на них и, вероятно, победить, но какое же бремя ляжет на его плечи после этого побоища? Дзирт не хотел драться и вообще не хотел вступать ни в какие отношения. Он и так уже с трудом выносил чувство вины.



Раздались голоса его преследователей, гортанная речь, напоминавшая говор гоблинов. «Орки», – подумал дров, соединяя в едином образе речь и человеческие размеры преследовавших его существ.

Однако это открытие не изменило намерений дрова. Дзирт не питал любви к оркам (он достаточно насмотрелся на этих вонючих тварей в Мензоберранзане), но не видел ни причин, ни необходимости драться с этой бандой. Он повернулся, отыскал тропинку и бросился в ночную тьму.

Погоня была упорной; орки уже дышали Дзирту в спину. Он понял, что положение осложняется, потому что если орки были враждебно настроены, а судя по их выкрикам и рычанию, это было именно так, то он упустил возможность сражаться с ними в более подходящем для него месте. Луна давным‑давно закатилась, и небо поголубело перед рассветом. Орки тоже не слишком жаловали солнечный свет, но Дзирт окажется почти беспомощным посреди снежного блеска.

Дров упрямо уклонялся от боя. Он попытался оторваться от преследователей, повернув назад к долине. Это была вторая ошибка Дзирта, потому что второй отряд орков, к которому присоединились волк и еще более крупное существо, каменный великан, ждали его в засаде.

Тропинка была довольно ровной; с одной ее стороны, слева от дрова, каменистый склон круто обрывался вниз, а с другой стороны, справа, вздымалась отвесная каменная стена. Дзирт понимал, что оркам будет нетрудно следовать за ним в заданном направлении, и теперь он надеялся только на быстроту своих ног, стараясь вернуться в удобную для защиты пещеру до того, как взойдет ослепительное солнце.

Рычание насторожило его за миг до того, как огромный ощетинившийся волк, называемый воргом, выпрыгнул из‑за валунов прямо перед ним и преградил ему дорогу. Ворг кинулся на Дзирта и щелкнул челюстями возле его головы. Дров низко пригнулся, уворачиваясь от нападения, и его кривая сабля, сверкнув молнией, располосовала огромную разинутую пасть зверя. Ворг грузно упал на землю за спиной дрова, захлебываясь собственной кровью.

Дзирг прикончил врага вторым ударом. К нему уже неслись шестеро орков, размахивая копьями и дубинами. Он бросился было бежать, но снова пригнулся, и как раз вовремя, потому что над его головой пролетел брошенный кем‑то с огромной силой валун.

Не раздумывая, Дзирт заключил себя в шар темноты.

Четверо бежавших впереди орков оказались внутри шара, не успев ничего понять. Два их оставшихся снаружи товарища отскочили, сжимая копья и дико озираясь по сторонам. Они ничего не видели внутри магической темноты, зато слышали приглушенный звон металла, стук дубинок и дикие вопли, и им казалось, что в сражении участвует целая армия. Затем из мрака раздался еще один звук протяжный рык огромной кошки.

Эти двое подались назад, оглядываясь через плечо и страстно желая, чтобы каменный великан поторопился им на помощь. Один из орков, попавших в шар, а за ним и второй вырвались из темноты, визжа от ужаса. Первый пролетел мимо своих ошарашенных сородичей, второму этого сделать не удалось.

Гвенвивар отрезала невезучему орку путь к отступлению, повалила его на землю и прикончила. Почти без промедления она снова прыгнула и сбила с ног одного из остававшихся снаружи орков, когда тот сделал отчаянную попытку улизнуть. Двое последних живых орков начали карабкаться вверх по скалам, и Гвенвивар, покончив со второй жертвой, устремилась за ними в погоню.

Дзирт вышел с противоположной стороны шара целым и невредимым. С его кинжала и сабли капала кровь орков. Огромный великан с квадратными плечами и ногами, подобными стволам деревьев, шагнул ему навстречу, но Дзирт не растерялся. Он вскочил на большой камень и прыгнул вверх, сжимая саблю в вытянутой руке.

Его ловкость и скорость ошеломили каменного великана, который даже не успел поднять дубинку или свободной рукой закрыться от удара. Однако на этот раз удача изменила дрову. Сабля, наделенная волшебной силой Подземья, слишком долго находилась под лучами солнца. Ударившись о твердую, как камень, кожу пятнадцатифутового великана, она согнулась почти вдвое и треснула возле рукоятки.

Дзирт отскочил назад, впервые преданный своим верным оружием.

Гигант заревел и, злобно ощерившись, поднял дубинку. Внезапно над его жертвой взмыло что‑то черное и обрушилось прямо ему на грудь, впиваясь в кожу всеми двадцатью безжалостными когтями.

Гвенвивар снова спасла жизнь Дзирту, но покончить с великаном было не так‑то просто. Он отбивался и молотил дубинкой до тех пор, пока не отбросил от себя пантеру. Гвенвивар попыталась развернуться для очередного броска, но, к несчастью, она приземлилась на покатый склон, и от ее падения снежный покров сорвался вниз. Кошка заскользила и кубарем скатилась под гору, и когда наконец ей удалось целой и невредимой выбраться из снежного обвала, она оказалась слишком далеко от Дзирта и от поля битвы.

На этот раз великан не улыбался. Кровь сочилась из дюжины глубоких царапин на его груди и лице. Позади него на тропе показалась другая группа орков, впереди которой бежал еще один рычащий ворг. Они быстро приближались.

Как любой умудренный в боях воин, окруженный явно превосходящими силами врага, Дзирт повернулся и побежал.

Если бы два орка, которым удалось ускользнуть от Гвенвивар, кинулись назад по склону, они отрезали бы дрову путь к отступлению. Однако орки никогда не славились храбростью, и те двое, которые уже достигли гребня горы, продолжали бежать без оглядки.

Дзирт помчался по тропе, стараясь найти какой‑нибудь способ спуститься вниз и воссоединиться с пантерой. Но склон был крутым и опасным, и Дзирту нечего было даже надеяться преодолеть подобный спуск под градом камней, который обрушил бы на него великан. Подниматься вверх, имея прямо за спиной такое чудовище, казалось ему столь же бессмысленным, поэтому дров просто побежал по тропе, надеясь, что она не закончится тупиком.

И тут на востоке показалось солнце, ставшее еще одной из многих неожиданных трудностей для вконец отчаявшегося дрова.

Понимание того, что удача на сей раз изменила ему, пришло к Дзирту задолго до того, как он миновал последний крутой поворот и обнаружил, что оказался в тупике. Когда‑то давным‑давно каменный оползень завалил тропу. Дзирт резко затормозил и скинул свой мешок, зная, что у него очень мало времени.

Предводительствуемая воргом группа орков догнала великана. Это придало уверенности и монстру, и оркам. Они устремились вперед во главе с злобным воргом.

За крутым поворотом эта тварь пронеслась дальше, спотыкаясь и пытаясь остановиться, и тут ее ноги внезапно захлестнула веревочная петля. Ворги не относились к глупым созданиям, но этот даже не успел осознать ужасного замысла дрова, который столкнул вниз с обрыва обвязанный, веревкой камень. Ворг так ничего и не понял, пока веревка резко не натянулась и падающий камень не увлек бестию за собой в пропасть.

Простейшая ловушка сработала превосходно, но это было единственным преимуществом, на которое мог надеяться Дзирт. Тропа за его спиной была перекрыта, а по ее сторонам находились слишком крутые стены и обрыв, не дававшие возможности убежать. Когда орки и великан осторожно показались из‑за поворота, встревоженные зрелищем довольно неприятной прогулки, на которую отправился ворг, Дзирт выступил им навстречу, сжимая в руке кинжал.

Он попытался объясниться с ними на языке гоблинов, но орки ничего не желали слушать. Прежде чем первое слово сорвалось с губ Дзирта, один из них метнул копье.

Ослепленному солнцем дрову летящее оружие показалось размытым пятном, однако это было всего лишь кривое древко с наконечником, брошенное неуклюжей рукой. Дзирт легко увернулся от него, а затем вернул бросок, метнув свой кинжал. Орк видел намного лучше дрова, зато уступал Дзирту в быстроте. Кинжал угодил ему прямо в горло. Захлебываясь кровью, орк повалился на землю, и его сородич, оказавшийся ближе других, вырвал кинжал из раны, но не для того, чтобы спасти товарища, а, скорее, чтобы прибрать к рукам такое прекрасное оружие.

Дзирт подобрал грубое копье и крепко уперся ногами в каменистую почву, потому что каменный великан двинулся вперед.

Неожиданно откуда‑то сверху на гиганта устремился филин и издал у него над ухом свое «ух‑ух», вряд ли смутив этим возбужденного монстра. Однако мгновение спустя великан судорожно дернулся вперед от толчка стрелы, вонзившейся в его спину.

Великан повернулся, и Дзирт увидел подрагивающее древко стрелы с черным оперением. Он не стал раздумывать над тем, откуда пришла неожиданная помощь, а метнул копье прямо в спину монстра, вложив в бросок всю свою силу.

Великан начал было поворачиваться для ответного удара, но филин снова с уханьем ринулся на него, а вслед за ним прилетела вторая стрела, которая угодила в грудь великана. Еще одно «ух‑ух» – и еще одна стрела достигла цели.

Очумевшие орки оглядывались по сторонам в поисках невидимого противника, но слепящий свет утреннего солнца, отражавшийся от снега, мешал тварям, привыкшим к ночной темноте. Пронзенный стрелой в самое сердце, великан стоял и таращил глаза, еще не понимая, что его жизнь подошла к концу. Дров снова ударил его копьем, но только для того, чтобы оттолкнуть чудовище от себя.

Орки глядели друг на друга и по сторонам, пытаясь найти путь к отступлению.

Странный филин спикировал снова, теперь уже на орка, и ухнул в четвертый раз. Осознав, чем это ему грозит, орк замахал руками и пронзительно закричал, а потом вдруг замолк и упал со стрелой, угодившей ему прямо в лицо.

Четверо оставшихся в живых орков бросились врассыпную: один побежал вверх по склону, другой пустился наутек туда, откуда пришел, а двое устремились на Дзирта.

Ловко повернув копье тупым концом вперед, Дзирт расквасил лицо одному из противников и, завершая вращательное движение, пригнул конец копья другого орка к земле. Орк выронил оружие, сообразив, что не успеет вырвать его и остановить дрова.

 

* * *

 

Орк, карабкавшийся по склону, осознал, что пропал, когда к нему подлетел филин. Услышав уханье, охваченный ужасом орк спрятался за камень, но будь он посмышленее, то понял бы, что это бесполезно. Судя по тому, под каким углом летели стрелы в каменного великана, лучник должен был находиться где‑то наверху.

Стрела ударила орку в бедро, когда он припал к земле, и обреченное чудище, извиваясь, перевернулось на спину. Благодаря его воплям невидимому и незрячему лучнику едва ли требовалось прислушиваться к уханью филина, и вторая стрела попала прямо в грудь орку, заставив его замолкнуть навеки.

Дзирт немедленно изменил направление удара и придавил второго орка тупым концом копья. В мгновение ока перевернув копье в третий раз, дров вонзил его в горло этого существа и протолкнул острие до самого мозга.

Первый орк, которого Дзирт ударил в лицо, шатался и яростно тряс головой, пытаясь сообразить, что происходит. Он почувствовал, как руки дрова ухватили его за грязное одеяние из медвежьей шкуры, а его следующим ощущением было стремительное движение воздуха, когда он полетел с обрыва, отправившись в пропасть вслед за воргом.

Слыша вопли гибнущих сородичей, орк, бежавший по тропе, пригнул голову и ускорил бег, считая, что поступил весьма разумно.) избрав именно эту дорогу.

Однако вскоре его мнение резко изменилось, когда за поворотом он попал прямо в лапы поджидавшей его огромной пантеры.

Обессиленный Дзирт прислонился спиной к камню, держа копье наготове, когда странный филин снова слетел с вершины горы. Но птица держалась на расстоянии и примостилась шагах в двенадцати от него на каменном выступе, где тропка делала крутой поворот.

Какое‑то движение наверху привлекло внимание дрова. При ярком свете он видел очень плохо, однако смутно различил фигуру, похожую на человеческую, которая осторожно пробиралась к нему.

Филин снова взлетел и принялся описывать круги над головой дрова, призывно ухая. Дзирт настороженно припал к земле, заметив, что человек проскользнул за каменный зубец. Однако в ответ на уханье филина не раздалось свиста стрелы.

Вместо нее появился сам лучник.

Он оказался высоким и очень старым человеком с прямой спиной, большими седыми усами и буйной седой шевелюрой. Необычнее всего были его молочно‑белые, лишенные зрачков глаза. Если бы Дзирт не видел, как мастерски этот человек владеет луком, он решил бы, что тот слеп. Конечности старика казались хрупкими, но внешность не могла обмануть дрова. Опытный лучник держал свое тяжелое оружие наготове, с закрепленной стрелой, не прикладывая видимых усилий. Дрову не требовалось проявлять чудеса проницательности, чтобы понять, с какой убийственной эффективностью этот человек может использовать свой лук.

Старик что‑то сказал на непонятном наречии, а затем повторил на языке гоблинов, который Дзирт понимал:

– Ты кто?

– Дзирт До'Урден, – спокойно ответил дров, в душе которого затеплилась слабая надежда, когда он понял, что сможет, по крайней мере, общаться со своим противником.

– Это твое имя? – спросил старик. Он весело хихикнул и пожал плечами. Что бы это ни было, кем бы ты ни был и зачем бы ты здесь ни появился, это не имеет ни малейшего значения.

Заметив движение, филин неистово заухал и кинулся вниз, однако было уже поздно. Гвенвивар крадучись вышла из‑за поворота за спиной старика и одним легким прыжком приблизилась к нему, прижимая уши и скаля зубы.

Всем своим видом показывая, что пренебрегает опасностью, старик закончил мысль:

– Теперь ты мой пленник.

Гвенвивар издала низкий гортанный рык, и Дзирт широко улыбнулся.

– Думаю, ты ошибаешься, – ответил он.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2022 год. (0.046 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал