Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Битва в роще Монши






 

Дзирт заметил, что после очередного доклада Ух‑Уха озабоченность Монтолио возросла.

– Еще один отряд откололся от армии Граула? – поинтересовался он.

Монтолио мрачно кивнул.

– Несколько орков верхом на воргах окружают нас с запада.

Дзирт выглянул за каменную стену на тропу, где находилась колода с бренди.

– Мы остановим их, – сказал он. Однако мрачное выражение не исчезло с лица следопыта.

– Еще примерно двадцать воргов идут с юга. – В его голосе явственно слышался страх, когда он добавил:

– Их ведет Карок. Никогда не думал, что он может объединиться с Граулом.

– Это великан? – спросил Дзирт.

– Нет, зимний волк, – ответил Монтолио. При этих словах Гвенвивар навострила уши и злобно зарычала.

– Пантера знает, – сказал Монтолио, когда Дзирт с изумлением взглянул на него. – Зимний волк – это извращение, издевательство над естественным порядком вещей, а значит, это враг Гвенвивар.

Черная пантера опять зарычала.

– Это крупная тварь, – продолжал Монтолио, – и слишком умная для простого волка. Мне уже приходилось сражаться с Кароком. На него одного мы потратим немало времени! И если с ним придут ворги, а мы будем заняты орками, он сможет пробиться.

Гвенвивар в третий раз издала рык и царапнула огромными когтями по земле.

– Кароком займется Гвенвивар, – решил Дзирт.

Монтолио подошел и схватил пантеру за уши, уставившись в ее глаза невидящим взглядом.

– Берегись дыхания волка, – сказал он. – Это поток холода, который проморозит твои мышцы до самых костей. Я видел, как он свалил великана! Монтолио обернулся к Дзирту и понял, что дров обеспокоен. – Гвенвивар будет сдерживать их, пока мы не прогоним Граула и его отряд, – сказал следопыт, – а потом мы разберемся с Кароком.

Он отпустил уши пантеры и ободряюще похлопал ее по загривку.

Гвенвивар зарычала в четвертый раз, промчалась по роще и, словно черная стрела, метнулась в самое сердце мрака, таящего гибель.

 

* * *

 

Главная боевая сила Граула появилась, как и следовало ожидать, с запада.

Орки бежали с гиканьем и воплями, топча кустарник на своем пути. Отряд разделился на две группы, и обе укрылись в густых зарослях.

– Займемся теми, кто идет с юга, – крикнул Монтолио, занимая позицию на веревочном мосту, снабженном арбалетами. – С другой стороны нам помогут друзья!

Словно в подтверждение слов следопыта, с северной стороны раздались крики орков, похожие скорее на вопли ужаса, нежели на боевой клич. В невнятицу гортанных звуков врывались пронзительные взвизги. Дзирт понял, что на зов Монтолио поспешил медведь Ревун и, судя по доносящимся из кустарника звукам, привел своих сородичей.



Дзирт не собирался испытывать судьбу. Он занял позицию за ближайшим арбалетом и выпустил стрелу, как только первый орк выскочил из кустов. После этого дров побежал вдоль линии арбалетов, непрерывно стреляя. Поодаль от него Монтолио выпустил несколько стрел поверх стены.

Но орков оказалось очень много, и Дзирт не мог сказать, сколько раз он попал в цель, однако жужжащие стрелы приостановили атаку и смяли ряды врага.

Несколько орков повалились наземь, другие развернулись и побежали назад к деревьям. Однако основная часть отряда и несколько орков из группы, укрывавшейся в другом кустарнике, продолжали наступать.

Монтолио выпустил последнюю стрелу и перебежал в укромное место за деревьями‑ловушками, где он был защищен с трех сторон деревянными стенами и деревьями. Держа лук в одной руке, он коснулся другой рукой своего меча, а затем протянул ее в поисках веревки сбоку от себя.

Дзирт заметил, что следопыт занимает позицию в двадцати футах ниже его и немного в стороне, и подумал, что это может быть его последней возможностью. Он обнаружил некий предмет, висящий над головой Монтолио, и произнес заклинание, окутавшее этот предмет шаром темноты.

Стрелы вызвали некоторое замешательство в рядах нападавших орков, но капканы оказались более эффективными. Сначала один, а за ним и второй орк попали в железные челюсти, и их крики громко разнеслись над полем брани.

Наблюдая ужас и боль сородичей, другие орки замедляли бег или вообще останавливались.

Замешательство врага возрастало, и Дзирт осторожно выглянул, чтобы проверить результат своего последнего выстрела. Он заметил крупного, богато снаряженного орка, наблюдавшего за сражением сквозь нижние сучья северной рощицы, и понял, что это Граул. Однако его внимание тут же привлекла фигура, стоящая рядом с королем орков. «Проклятье», – подумал дров, узнав Макгристла.



Его раздирали противоречивые чувства, и он переводил арбалет с одного врага на другого. Дзирту хотелось выстрелить в Родди, хотелось покончить со своим мучителем. Но Родди не был орком, а мысль об убийстве человека вызывала в дрове протест.

«Граул – более важная цель», – сказал себе дров, скорее чтобы отвлечься от переживаний, нежели по какой‑нибудь другой причине. Он торопливо прицелился и выстрелил, прежде чем ему в голову пришли другие доводы. Стрела со свистом полетела вдаль и угодила в ствол дерева всего на несколько дюймов выше головы Граула. Родди схватил короля орков в охапку и потащил туда, где тени были гуще, а укрытие надежнее.

Внезапно по дереву рядом с Дзиртом ударил валун, ветви и веревочный мост затряслись. За первым ударом последовал второй, камень попал прямо в подпорку и обрушил переднюю часть моста.

Дзирт видел, как летит камень, и его изумила и ужаснула сверхъестественная точность такого далекого броска. Как только под ним рухнула часть моста, он подпрыгнул и ухватился за переплетенные над головой ветви. Когда наконец ему удалось подтянуться и устроиться на дереве, он огляделся и увидел, что ситуация еще более усложняется: с востока приближались орки верхом на вограх, в их руках пылали факелы.

Дзирт взглянул на колоду с бренди, затем на арбалет. И оружие, и подпорка выстояли после удара, но у дрова не было никакой надежды добраться туда по разрушенному мосту.

Авангард основного отряда, который теперь располагался позади Дзирта, уже достиг каменной стены. К счастью, первый орк, перебравшийся через стену, угодил прямо в ужасные челюсти еще одного капкана, и его собратья не слишком торопились следовать за ним.

 

* * *

 

Гвенвивар прыжками передвигалась среди обломков скал, которыми изобиловал северный склон. До пантеры донеслась первые крики битвы, начавшейся в роще, но еще отчетливее она слышала завывание приближающейся стаи волков. Пантера вспрыгнула на низкий каменный выступ и принялась ждать.

Карок, огромный собакоподобный зверь с серебристой шерстью, вел стаю.

Полностью сосредоточившись на отдаленной роще, зимний волк не ждал нападения и был поражен, когда Гвенвивар прыгнула на него сверху, яростно царапая и терзая его шкуру.

Полетели клочья серебристой шерсти. Карок взвизгнул и покатился в сторону.

Гвенвивар последовала за волком, на каждом шагу нанося удары когтями и лапами, словно лесоруб, толкающий ногой бревно к пруду. Но Карок был умудренным старым волком, участником многих битв. Перекатившись на спину, монстр разинул пасть и выпустил в сторону пантеры поток леденящего холода.

Гвенвивар отскочила вбок как от морозного потока, так и от нападавших на нее нескольких воргов. Однако холод все же коснулся морды пантеры, и ее челюсти онемели. Началась погоня: Гвенвивар неслась со всех ног, пытаясь обогнать волчью свору, а ворги и взбешенный Карок мчались за ней по пятам.

 

* * *

 

У Дзирта и Монтолио иссякал запас времени. Кроме всего прочего, дров знал, что должен защищать тыл. Он ловкими движениями сбросил с себя сапоги, взял в одну руку кремень, в зубах зажал кусочек стали и прыгнул на ветку, по которой мог добраться до арбалета.

Мгновение спустя Дзирт уже был над арбалетом. Держась за ветку одной рукой, он сильно ударил кремнем о сталь. Сыпавшиеся искры падали рядом с целью.

Он ударял снова и снова, пока наконец искра не попала на пропитанные маслом тряпки, которыми была обмотана стрела, и не подожгла их.

Но удача снова изменила Дзирту. Как он ни раскачивался и ни тянулся, ему не удалось достать ногами до курка.

Монтолио, конечно, ничего не видел, но достаточно хорошо представлял себе положение вещей. Он слышал приближение воргов с тыла и знал, что переднему отряду орков удалось пробить брешь в стене. Без особой необходимости выстрелив еще раз сквозь густую листву наклоненных деревьев, он громко ухнул три раза.

В ответ с ближних сосен слетела стая филинов и устремилась на орков, карабкавшихся на каменную стену. Как и капканы, птицы могли принести лишь самый незначительный ущерб, но в рядах наступавших возникло смятение, и это позволяло защитникам выиграть еще немного времени.

На этот момент единственное неоспоримое преимущество защитники рощи имели с северного края, где Ревун и трое его самых крупных приятелей‑медведей уже повалили дюжину орков, а еще около двадцати обратили в позорное бегство.

Один из орков, улепетывая от зверя, завернул за дерево и чуть не врезался в Ревуна. У орка хватило ума выставить вперед копье, однако не хватило сил проткнуть толстую шкуру медведя.

Ревун ответил тяжелым подзатыльником, от которого голова орка улетела далеко между деревьев.

Еще один большой медведь подбежал к Ревуну на задних лапах, прижимая передние к себе. Единственным намеком на то, что в своих могучих лапах медведь держит орка, была нога, которой орк отчаянно дрыгал и колотил по мохнатой шкуре зверя.

Ревун заметил еще одного врага, маленького и очень быстрого, явно не орка.

Медведь взревел и ринулся на него, но крошечная тварь исчезла из виду прежде, чем Ревун успел подойти.

Тефанис не собирался принимать участия в битве. Он пошел с северным отрядом главным образом для того, чтобы держаться подальше от Граула, и хотел дождаться конца сражения, отсидевшись среди ветвей. К его сожалению, деревья оказались недостаточно надежным убежищем, поэтому квиклинг убрался оттуда, намереваясь спрятаться в южной рощице.

Но когда он был уже на полпути к цели, его планы внезапно рухнули. Большая скорость позволила ему пронестись мимо капкана прежде, чем железные челюсти сомкнулись, однако ужасные зубы зацепили его за кончик ноги. От внезапного рывка у него перехватило дыхание, голова закружилась, и он упал ничком на траву.

 

* * *

 

Дзирт понимал, что маленький огонек на стреле выдает его, и ничуть не удивился, когда еще один камень, брошенный великаном, с грохотом обрушился рядом. Раздался треск, и ветка, на которой он висел, надломилась.

Падая, Дзирт зацепил ногой арбалет и проворно ударил по спусковому крючку, прежде чем оружие оказалось недосягаемо. Затем он, упрямо хватаясь за ветку, принялся наблюдать.

Пылающая стрела исчезла в темноте за восточной стороной стены. Она скользнула низко над землей, роняя искры в высокую траву, и вонзилась во внешнюю стенку колоды, наполненной бренди.

Половине орков верхом на воргах удалось проскочить ловушку, однако оставшимся трем не так повезло, потому что они достигли колоды именно в тот момент, когда языки пламени лизнули внутреннюю сторону емкости. Бренди и подготовленная растопка вспыхнули в то самое время, когда нападающие перебирались через бревно. Ворги и орки заметались в высокой траве, распространяя огонь все дальше и дальше.

Те, кто уже миновал ловушку, резко повернулись к внезапно вспыхнувшему огню. Один наездник‑орк был сброшен со своего «скакуна» и приземлился прямо на факел; остальные два орка еле‑еле удержались верхом. Больше всего на свете ворги ненавидели огонь, и вид троих сородичей, огненными шарами катавшихся по траве, мало способствовал укреплению их желания участвовать в битве.

 

* * *

 

Гвенвивар добралась до небольшой ровной поляны, в центре которой возвышался одинокий клен. Сторонний наблюдатель поразился бы, с какой ловкостью Гвенвивар взлетела на верхушку дерева, будто это был не вертикальный ствол, а лежащее на земле бревно.

Вскоре к дереву подбежали ворги. Они принялись обнюхивать землю и кружить вокруг клена, уверенные в том, что кошка находится наверху, но неспособные различить черную Гвенвивар среди темных веток.

Однако вскоре пантера показалась сама и снова обрушилась на спину зимнего волка, на этот раз тщательно прицелившись, чтобы сомкнуть клыки на шее Карока, возле его уха.

Почувствовав удары когтей пантеры, зимний волк забился и взвизгнул. Ему удалось повернуть голову, и Гвенвивар услышала хриплое дыхание, подобное тому, с которым прилетел первый морозный удар.

Мускулы на мощной шее Гвенвивар напряглись, отводя в сторону раскрытые челюсти Карока. Но отвратительное дыхание все‑таки вырвалось из пасти, обдав троих нападавших воргов.

Мускулы Гвенвивар расслабились и тут же вновь напряглись. Пантера услышала хруст позвонков на шее Карока, и зимний волк рухнул наземь вместе с Гвенвивар, которая по‑прежнему цеплялась за его спину.

Три ворга, оказавшиеся ближе других к Гвенвивар и задетые ледяным дыханием Карока, больше не представляли угрозы. Один лежал на боку и задыхался, потому что воздух не мог выйти из его замороженных легких, другой бегал кругами, совершенно ослепленный, а третий стоял неподвижно и таращился на свои передние лапы, которые по какой‑то непонятной причине отказывались ему подчиняться.

Однако уцелевшие ворги, а их было около двадцати, надвигались на пантеру, окружая ее смертельным кольцом. Гвенвивар оглянулась в поисках выхода, но ворги не имели обыкновения предоставлять врагу возможность бежать.

Они двигались согласованно, плечом к плечу, сжимая кольцо.

 

* * *

 

Первые орки уже кружили в путанице согнутых деревьев, пытаясь найти какой‑нибудь проход. Некоторые начали продвижение вперед, но все в этой западне было взаимосвязано, и любая из веревок могла заставить распрямиться все сосны.

В этом на собственном опыте убедился один из орков, обнаруживший сеть Монтолио. Он споткнулся о корень, упал лицом вниз на сеть и взмыл высоко в воздух вместе с одним из своих собратьев. Они и не представляли себе, насколько им повезло по сравнению с теми, кто остался сзади, и в особенности с тем орком, который неожиданно наступил на веревку с ножами. Когда деревья распрямились, дьявольская ловушка сработала, вспарывая брюхо твари и поднимая его вверх тормашками в воздух.

Но даже тем оркам, которым удалось миновать второй ряд ловушек, пришлось несладко. Сплетенные ветки, ощетинившиеся острыми сосновыми иглами, хлестали их, заставляя удирать одних, царапая и сбивая с курса других.

На горе оркам, звук, который издавали распрямляющиеся деревья, послужил для Монтолио сигналом открыть огонь. Стрелы одна за другой со свистом вылетали из укрытия, почти без промаха попадая в цель. Один из орков поднял было копье, чтобы метнуть его, но тут же одна стрела вонзилась ему в лицо, а другая – в грудь. Еще одна тварь повернула прочь и побежала, неистово крича: «Злое колдовство!» Тем, кто перебирался через каменную стену, этот крикун показался летящим по воздуху: его ноги словно не касались земли. Испуганные орки поняли все только тогда, когда он повалился наземь и они увидели в его спине подрагивающую стрелу.

У Дзирта, все еще сидевшего на ненадежной ветке, не было времени восхищаться замечательным воплощением планов Монтолио. С запада надвигался великан, а с другой стороны двое оставшихся всадников на воргах пришли в себя и возобновили атаку, высоко подняв факелы.

 

* * *

 

Круг рычащих воргов смыкался все плотнее. Гвенвивар уже ощущала их зловонное дыхание. Пантера не смогла бы пробиться сквозь плотный ряд врагов, не смогла бы и перепрыгнуть через них достаточно быстро, чтобы убежать.

Гвенвивар нашла другой выход. Она сильно оттолкнулась задними лапами от дергавшегося тела Карока и взлетела в воздух футов на двадцать. Ей удалось уцепиться когтями передних лап за нижнюю ветку клена и подтянуться. Затем пантера исчезла среди ветвей, предоставив разочарованной стае выть и рычать от досады.

Вскоре Гвенвивар появилась с другой стороны ствола и спустилась на землю.

Свора бросилась за ней в погоню. Пантера достаточно хорошо успела изучить эту местность за последние несколько недель, и теперь она точно знала, куда вести волков.

Они бежали вдоль гребня, который с левого края круто обрывался в темную пустоту. Гвенвивар хорошо помнила, где лежат валуны и несколько поваленных деревьев. Пантера не видела противоположного края пропасти, и ей приходилось полагаться только на свою память. Она с невероятной быстротой развернулась и прыгнула в темноту ночи, с легкостью приземлилась на другом краю и понеслась к роще. Воргам оставалось только последовать за ней и совершить прыжок, слишком длинный для большинства из них, или же проделать долгий кружной путь, если они по‑прежнему хотели преследовать кошку.

Они опасливо переминались на краю обрыва, рыча и царапая землю когтями.

Один уже решился было попытаться перепрыгнуть через пропасть, но стрела, вонзившаяся в его бок, положила конец его намерению.

Ворги не были глупыми тварями и, увидев стрелу, приготовились к защите.

Однако Келлиндил и его сородичи неожиданно обдали их целым дождем стрел, дюжины которых со свистом рассекали воздух, и ворги замертво падали там, где стояли.

Только несколько из них сумели убежать от побоища и попрятались по темным уголкам.

 

* * *

 

Чтобы остановить факелоносцев, Дзирт решил воспользоваться еще одним магическим приемом. Безвредные пляшущие язычки волшебного огня внезапно появились под горящими факелами, спускаясь по деревянной рукоятке на руки орков. Это пламя не обжигало, оно не было даже теплым, но когда орки увидели, как огонь пожирает их руки, они растеряли все благоразумие.

Один из них широко взмахнул факелом и по инерции слетел со спины ворга. Он шмякнулся на траву, а ворг развернулся и раздосадованно зарычал.

Другой орк уронил свой факел, который упал прямо на макушку ворга. Искры рассыпались, и пламя охватило густую шкуру зверя, обжигая глаза и уши. Ворг обезумел и кубарем покатился по траве, подминая под себя испуганного орка.

Оглушенный и избитый орк, пошатываясь, встал на ноги и развел руками, словно извиняясь. Однако подпаленный ворг не собирался выслушивать извинения.

Он прыгнул на орка и вцепился мощными челюстями в его лицо.

Дзирт ничего этого не видел. Он мог только надеяться, что его хитрость сработала, потому что, едва произнеся заклинание, он перестал сжимать ногами арбалет и упал на землю вместе с надломленной веткой.

Два орка, которые наконец увидели перед собой цель, бросились на приземлившегося дрова, но как только его руки выпустили ветку, в них оказались сабли. Не обратив на это внимания, орки продолжали наступать, и тогда Дзирт взмахнул саблями в стороны и свалил сразу обоих. На пути к своей цели ему пришлось еще немного поработать клинками. Зловещая улыбка показалась на лице дрова, когда он наконец почувствовал под своими босыми ногами металлическое древко рансера. Он вспомнил великана из Мальдобара, который зарезал невинную семью, и испытал удовлетворение от того, что теперь ему предстояло убить еще одного представителя этого злобного рода.

– Мангура бок воклок! – закричал Дзирт, одной ногой опираясь на корень, а другую поставив на конец рукояти замаскированного оружия.

 

* * *

 

Когда Монтолио услышал призыв дрова, он улыбнулся, почувствовав близость могущественного союзника. Его лук пропел еще несколько раз, но следопыт чувствовал, что орки продвигаются к нему окольным путем, используя густые заросли деревьев как укрытие. Он ждал, подманивая их. И когда они почти достигли цели, Монтолио бросил свой лук, выхватил меч и перерезал веревку сбоку себя, ниже огромного узла. Веревка взвилась в воздух, узел попал в развилку среди нижних ветвей, и щит Монтолио, зачарованный одним из заклинаний темноты Дзирта, упал вниз и повис точно на уровне протянутой руки следопыта.

Темнота никак не мешала слепому следопыту, но несколько орков, нападавших на Монтолио, оказались в опасном положении. Они толкались и дико вертелись, нанося удары друг другу, а тем временем Монтолио спокойно выбрался из свалки и начал методичную работу. Не прошло и минуты, как четверо из пяти орков были мертвы или умирали, а пятый бросился наутек.

Не удовлетворившись этим, следопыт и его передвижной шар темноты двинулись дальше. Монтолио внимательно прислушивался к голосам или шумам, которые могли бы привести его к другим оркам. И тут до него опять донесся клич, вызвавший улыбку на губах старого следопыта.

 

* * *

 

– Мангура бок воклок! – еще раз громко крикнул Дзирт.

Орк метнул в дрова копье, которое Дзирт проворно отбил в сторону. Теперь орк был безоружен, но Дзирт не стал его преследовать и упорно оставался на прежнем месте.

– Мангура бок воклок! – снова закричал он. – Иди сюда, тупоголовый болван!

На этот раз великан, двигавшийся по направлению к Монтолио, услышал слова дрова. Огромное чудовище остановилось в нерешительности, с любопытством глядя на темного эльфа.

Дзирт не упустил удобного случая:

– Мангура бок воклок!

Взревев и топнув ногой так, что затряслась земля, великан пинком пробил дыру в каменной стене и понесся на дрова.

– Мангура бок воклок! – сказал последний раз Дзирт, слегка пружиня на полусогнутых ногах, Великан бежал навстречу гибели, распугивая орков и злобно нанося удары камнем и дубинкой. За эти несколько секунд он обрушил на Дзирта тысячу проклятий, смысл которых дров не понимал. В три раза выше дрова и во много раз тяжелее его, великан мчался к Дзирту и, судя по всему, собирался похоронить темного эльфа прямо там, где тот стоял.

Когда великану осталось сделать всего два прыжка, Дзирт перенес всю тяжесть своего тела на заднюю ногу. При этом конец древка опустился в яму, а острие приподнялось под углом.

Дзирт отпрыгнул в сторону в тот самый момент, когда великан наткнулся на рансер. Острие и крючковатые бородки исчезли в брюхе великана, прошли сквозь диафрагму и пронзили сердце и легкие. Металлическое древко согнулось; казалось, оно вот‑вот сломается, потому что его конец на целый фут, а то и больше, ушел в землю.

Однако рансер выдержал, и великан застыл на месте. Он выронил дубинку и камень и беспомощно потянулся к металлическому древку, но в его руках не оставалось силы даже на то, чтобы обхватить это древко. Он в изумлении и ужасе выпучил огромные глаза. Его пасть была широко разинута и перекошена, но он уже не мог вздохнуть, чтобы закричать.

С губ Дзирта тоже чуть не сорвался крик, но он удержал его в себе.

– Поразительно, – сказал он, оглядываясь туда, где сражался Монтолио, потому что возглас, который чуть было не вырвался у него, был восхвалением богини Миликки. Дзирт удивленно покачал головой и улыбнулся, обескураженный прозорливостью своего не такого уж слепого товарища.

С этими мыслями и чувством справедливости в сердце Дзирт вскарабкался по древку и обеими саблями полоснул по горлу великана. Он продолжал наносить удары, ступив прямо на плечо врага, а затем на его голову. С криком он спрыгнул навстречу группе наблюдавших за ним орков.

При виде великана, их главной надежды, который бился в предсмертных судорогах, орки пришли в ужас, и когда темнокожий монстр‑дров с дикими глазами прыгнул на них, они бросились врассыпную. Дзирт догнал двух орков, что оказались ближе, сразил их и ринулся дальше.

В двадцати футах слева от дрова катился среди деревьев шар темноты, перед которым в панике бежало около дюжины орков. Они уже знали, что попасть в эту непроницаемую темноту означало оказаться во власти слепого отшельника и погибнуть.

 

* * *

 

Два орка и три ворга, оставшиеся в живых из отряда всадников с факелами, перегруппировались и крадучись пробирались к восточному краю рощи. Они думали, что если им удастся напасть на врага с тыла, то они сумеют выиграть сражение.

Орк, который был ближе всех к северу, даже не успел заметить несущуюся на него темную фигуру. Гвенвивар пришлепнула его и понеслась дальше, зная, что он уже никогда не поднимется.

Следующим был ворг. Обладавший более быстрой реакцией, чем орк, ворг развернулся к пантере, оскалив клыки и яростно щелкая челюстями.

Гвенвивар зарычала и подалась немного вправо. Выпустив огромные когти, она нанесла врагу целый ряд ударов. Ворг не мог сравниться с пантерой в скорости.

Он мотал головой из стороны в сторону, щелкал зубами, но пантера каждый раз на долю секунды опережала его, награждая новым ударом когтей. Пять шлепков – и ворг был побежден. Один его глаз навеки закрылся, наполовину разорванный язык безжизненно свисал из уголка пасти, а нижняя челюсть не смыкалась с верхней.

Только наличие других мишеней спасло ворга от смерти: Гвенвивар, заметив новую добычу, не стала догонять пустившегося наутек потрепанного противника.

 

* * *

 

Дзирт и Монтолио отбросили большую часть вражеских сил за стену. «Черная магия!» – отчаянно вопили орки. Ух‑Ух со своими филинами способствовали нарастанию паники, неожиданно пикируя на лица орков, нанося удары когтями или клювами и снова взмывая в небо. Еще один орк, который пытался спастись бегством, попал в капкан. Он упал, пронзительно крича и завывая. Его вопли только усиливали ужас остальных.

– Не могу поверить! – вскричал Родди Макгристл. – Ты позволил этой парочке разгромить всю твою армию!

Граул сверкнул взглядом на горца.

– Мы еще можем повернуть их назад, – сказал Родди. – Если они увидят тебя, то снова пойдут в бой.

Его слова не были лишены здравого смысла. Если бы Граул и Родди тоже вступили в битву, орки, которых все еще оставалось около пятидесяти, могли бы перестроиться. Поскольку большинство ловушек и капканов уже сработало, Дзирт и Монтолио оказались бы в весьма плачевном положении! Но король орков видел, что на севере назревает еще одна проблема, и решил, невзирая на протесты Родди, что старик и темный эльф попросту не стоят таких жертв.

Большинство орков на поле услышали о новой опасности прежде, чем увидели ее, потому что Ревун и его друзья всегда производили много шума. Самым трудным для медведей, которые обрушились на ряды орков, было выделить тот или иной объект среди бегущих врагов. Они разметали орков, а затем погнали их в рощицу и дальше, до самого берега реки, где располагались пещеры орков. Весна была в самом разгаре, воздух дышал энергией и возбуждением, и игривым медведям так нравилось разбрасывать орков!

 

* * *

 

Целая орда бегущих пронеслась мимо упавшего квиклинга. Когда Тефанис очнулся, то обнаружил, что единственный остался в живых на залитом кровью поле.

Рев и крики доносились с запада, куда бежал отряд, а из рощи следопыта все еще слышался шум битвы. Тефанис понимал, что его участие в сражении, каким бы ничтожным ни было, уже закончено. Жестокая боль терзала его ногу. Такой боли ему еще не доводилось испытывать. Он взглянул на раненую ступню и со страхом понял, что единственным способом освободиться из отвратительного капкана было довершить ужасный разрез, а значит, потерять часть стопы и все пять пальцев.

Сделать это было нетрудно: оставалось только перерезать тонкий слой кожи, и Тефанис не колебался, опасаясь, что в любой момент появится дров и найдет его.

Квиклинг подавил крик и перевязал рану разорванной рубахой, а затем медленно заковылял в гущу деревьев.

 

* * *

 

Орк тихо крался вперед, радуясь, что пантера и ворг дерутся довольно шумно. Все мысли об убийстве старика и дрова испарились из головы орка, когда он увидел, как его товарищей гонит прочь стая медведей. Теперь ему хотелось лишь найти путь отступления, что было весьма нелегким делом в густом переплетении низко нависших ветвей.

Выбравшись на открытое пространство, орк наступил на сухие листья и похолодел, услышав громкий хруст. Он посмотрел налево, потом медленно повернулся направо. Внезапно отпрыгнул и обернулся, ожидая нападения сзади. Но все вокруг было тихо и спокойно, если не считать отдаленного рыка пантеры и визга ворга. Орк издал глубокий вздох облегчения и снова пустился в путь.

Инстинкт снова велел ему остановиться, и орк оглянулся назад. Прямо над его головой на ветке замерла чья‑то темная фигура, и прежде чем он успел отреагировать, сверкнула серебряная молния. Траектория полета сабельного клинка оказалась безупречной: он скользнул вокруг, подбородка орка и погрузился в его горло.

Орк стоял, широко разведя руки и подергиваясь, и пытался вскрикнуть, но его гортань была разрезана надвое. Сабля стремительно высвободилась, и орк упал замертво.

Неподалеку еще один орк сумел наконец выбраться из висящей сети и помог высвободиться своему приятелю. Оба орка, разозленные и не желающие бежать без боя, тихо поползли искать врага.

– В темноту, – сказал первый, когда они пробирались через заросли и увидели место, как бы стертое непроницаемым черным шаром. – Как можно сильнее.

Орки одновременно подняли копья и метнули их, крякнув от усилия. Копья исчезли в темном шаре, в этом средоточии смерти; одно со звоном ударилось о металлический предмет, но другое поразило какую‑то более податливую цель.

Победные крики орков резко оборвались одновременно с дважды раздавшимся звоном тетивы. Одна из тварей повалилась вперед, умерев еще до того, как коснулась земли, но другой орк упорно продолжал держаться на ногах и пытался взглянуть на свою грудь, пробитую стрелой. Он жил еще какое‑то время и успел увидеть, как Монтолио небрежно прошел мимо и скрылся в темноте шара, чтобы найти свой щит.

Дзирт издалека наблюдал за стариком, качая головой и удивляясь.

 

* * *

 

– Все кончено, – сказал разведчик эльфов товарищам, когда они нашли его среди валунов к югу от рощи Монши.

– Я не совсем в этом уверен, – ответил Келлиндил, с любопытством оглядываясь на запад и вслушиваясь в отзвуки медвежьего рева и визга орков.

Келлиндил подозревал, что за спиной. Граула стоит кто‑то еще, подстрекнувший короля орков к нападению. Чувствуя себя в ответе за дрова, Келлиндил хотел знать, кто это мог быть.

– Следопыт и дров отбили свою рощу, – подчеркнул разведчик.

– Согласен, – сказал Келлиндил, – так что ваше участие в этом деле закончено. Можете возвращаться обратно в лагерь.

– А разве ты не присоединишься к нам? – спросил другой эльф, хотя и знал, каков будет ответ.

– Присоединюсь, если судьба так распорядится, – ответил Келлиндил. – А сейчас я должен сделать кое‑что еще.

Остальные эльфы не стали ни о чем расспрашивать Келлиндила. Он редко приходил в их королевство и никогда не оставался с ними надолго. Келлиндил был воином‑скитальцем, его домом была дорога. Он тотчас же отправился вдогонку за убегающими орками, а потом изменил направление, избрав путь южнее и последовал параллельно их движению.

 

* * *

 

– Ты позволил этой парочке побить тебя! – проворчал Родди, когда они с Граулом ненадолго остановились, чтобы перевести дух.

Ответом Граула был взмах тяжелой дубинки. Родди удалось немного смягчить удар, однако он все равно покачнулся.

– Ты за это заплатишь! – проревел горец, выхватывая из‑за пояса Громобой.

Дюжина подданных Граула тут же выросли возле короля и немедленно разобрались в том, что происходит.

– Ты принес нам разорение! – зарычал Граул и приказал оркам:

– Убейте его!

Собака Родди отвлекла ближайшую к нему кучку орков, и Родди не стал ждать, пока остальные его поймают. Он рванул в ночь, используя все известные ему хитрости, чтобы оторваться от преследователей.

Его усилия вскоре увенчались успехом, к тому же этой ночью орки не хотели больше никаких сражений, и Родди решил, что можно наконец остановиться и оглянуться.

Он услышал наверху какой‑то шелест и поднял голову как раз вовремя, чтобы получить прямо в лицо удар рукоятью меча. Весомость удара, усиленная собственной инерцией Родди, заставила горца без сознания повалиться на землю.

– Я не удивлен, – сказал Келлиндил, стоя над скорченным телом.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.03 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал