Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






В окружении






 

– Кажется, ты чем‑то встревожен, – сказал на следующее утро Дзирт, увидев следопыта на веревочном мосту. Ух‑Ух сидел на ветке над его головой.

Монтолио, погруженный в раздумья, ответил не сразу. Дзирт не придал этому значения, пожал плечами и отошел, уважая желание следопыта побыть в одиночестве. Вытащив из кармана ониксовую фигурку, он обернулся через плечо и сказал:

– Мы с Гвенвивар пойдем поохотимся, пока солнце не поднялось слишком высоко. Потом я отдохну, а пантера составит тебе компанию в течение дня.

Монтолио по‑прежнему не слушал дрова, но когда он заметил, что Дзирт устанавливает фигурку на веревочном мосту, слова дрова дошли наконец до его сознания, и он оторвался от своих размышлений.

– Постой, – сказал Монтолио, протягивая руку. – Пусть пантера отдохнет.

Дзирт не понял.

– Мы отпустили Гвенвивар целых два дня назад, – сказал он.

– Гвенвивар может понадобиться нам для дела более важного, чем охота, объяснил Монтолио. – Пусть пантера отдохнет.

– А что случилось? – спросил Дзирт, сразу став серьезным. – Ух‑Ух что‑то видел?

– Прошлой ночью началось новолуние, – сказал Монтолио.

Дзирт, который уже научился разбираться в фазах луны, кивнул.

– Это священный день для орков, – продолжал Монтолио. – Их лагерь находится в нескольких милях, но я слышал, как они кричали прошлой ночью.

Дзирт еще раз кивнул:

– Я слышал отзвуки их песни, но, думал, что это всего лишь тихий голос ветра.

– Это были завывания орков, – заверил его Монтолио. – Каждое новолуние они собираются, впадают в невменяемое состояние, бормочут и танцуют свой дикий танец; чтобы вызвать это состояние, им не требуется никакого зелья. Я не видел в этом ничего особенного, но на этот раз мне показалось, что они ведут себя чересчур громко. Обычно отсюда их не слышно. Я предположил, что эти звуки принес попутный ветер.

– И потом ты узнал, что это не просто песня? – предположил Дзирт.

– Ух‑Ух тоже их слышал, – сказал Монтолио и повернул голову к филину. – Он всегда за всем наблюдает, а потом рассказывает мне. Он полетел, чтобы взглянуть, что там делается.

Дзирт тоже посмотрел на чудесную птицу, сидевшую распушив перья от гордости, словно она понимала похвалу Монтолио. Несмотря на то, что слова следопыта звучали совершенно уверенно, Дзирт все же сомневался, достаточно ли хорошо Монтолио понимает Ух‑Уха и достаточно ли хорошо филин разбирается в происходящем вокруг.

– Орки сформировали военный отряд, – сказал Монтолио, поскребывая щетинистую бороду. – По‑видимому, Граула пробудило от долгой зимней спячки чувство мести.



– Откуда ты знаешь? – спросил Дзирт. – Разве Ух‑Ух понимает их слова?

– Конечно же, нет, – ответил Монтолио, которого развеселил этот вопрос.

– Тогда откуда ты все узнал?

– Ух‑Ух сказал мне, что появилась группа воргов, – объяснил Монтолио. Орки и ворги никогда не были лучшими друзьями, но они собираются вместе, когда замышляют гадость. Оргия прошлой ночи была дикой, а присутствие воргов не оставляет сомнений в том, что что‑то назревает.

– Есть ли поблизости какое‑нибудь селение? – спросил Дзирт.

– Ничего ближе, чем Мальдобар, – ответил Монтолио. – Сомневаюсь, чтобы орки решили отправиться так далеко. Снега почти растаяли, и скоро по этой тропе пройдут караваны из Сандабара в Цитадель Адбар. Один караван отправляется из Сандабара, однако мне не верится, что Граул окажется настолько смел или настолько глуп, чтобы напасть на караван из Адбара, охраняемый хорошо вооруженными дворфами.

– Сколько воинов у короля орков?

– Если бы у Граула хватило ума и времени, он собрал бы тысячи воинов, сказал Монтолио, – но это заняло бы несколько недель, а Граул никогда не славился терпеливостью. К тому же он не стал бы так быстро призывать воргов, если бы намеревался ждать, пока соберутся его легионы. Обычно орки исчезают, когда поблизости оказываются ворги, а ворги становятся ленивыми и жиреют, когда вокруг столько орков, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Дзирт содрогнулся от отвращения.

– Я полагаю, что у Граула около сотни воинов, – продолжал Монтолио, примерно два десятка воргов, по подсчетам Ух‑Уха, и, вероятно, один‑два великана.



– Достаточно, чтобы напасть на караван, – сказал Дзирт.

Однако и у дрова, и у следопыта были на уме иные подозрения. Когда они впервые встретились два месяца назад, Граулу пришлось понести из‑за них потери.

 

* * *

 

– На подготовку им потребуется день или два, – сказал Монтолио после напряженного молчания. – Сегодня ночью Ух‑Ух подберется к ним по‑ближе, а кроме того, я могу послать и других разведчиков.

– Я пойду на разведку к оркам, – подхватил Дзирт. Он заметил озабоченное выражение на лице Монтолио и тут же развеял его опасения:

– Подобные обязанности множество раз возлагались на меня в Мензоберранзане. Выполняя такие задания, я чувствую себя в полной безопасности. Не беспокойся.

– Но ведь это было в Подземье, – напомнил ему Монтолио.

– А разве ночь сильно отличается от Подземья? – возразил Дзирт, лукаво подмигивая и ободряюще улыбаясь Монтолио. – Мы получим ответы на наши вопросы.

Он пожелал другу доброго дня и отправился отдыхать. Монтолио с искренним восхищением прислушался к удаляющимся шагам товарища, легкому шелесту среди густо растущих деревьев, и решил, что это удачный замысел.

День показался следопыту томительно длинным и скучным. Он как мог занимал себя, размышляя над планом защиты рощи. Монтолио никогда не доводилось оборонять это место, за исключением одного случая, когда банда полусумасшедших негодяев случайно забрела сюда. Но он провел много часов, придумывая и проверяя различные стратегии обороны, уверенный в том, что однажды Граулу надоест терпеть постоянное вмешательство следопыта в его дела и он взбесится и нападет.

 

* * *

 

Если этот день настал, Монтолио хотел убедиться, что готов отразить нападение.

Однако сейчас дел у него было немного: Монтолио считал, что готовиться к обороне не стоит, пока намерения Граула не будут ясны. Ожидание показалось следопыту бесконечным. Наконец Ух‑Ух доложил, что дров проснулся.

– Я отправляюсь, – сказал Дзирт следопыту, когда заметил, что солнце опустилось к западу. – Пора разузнать, что замышляют наши недружелюбные соседи.

– Будь осторожен, Дзирт, – сказал Монтолио с искренним беспокойством в голосе, которое глубоко тронуло дрова. – Граул, конечно, орк, но это хитрый орк. Он может предвидеть, что один из нас придет следить за ним.

Дзирт выхватил свои сабли, к которым еще не успел привыкнуть, и сделал круговые движения, чтобы. прочувствовать их в руках. Затем он снова убрал клинки в ножны и сунул руку в карман, потому что, когда он сжимал фигурку из оникса, ему было спокойнее. Похлопав на прощание следопыта по спине, разведчик отправился в путь.

– Ух‑Ух будет поблизости, – крикнул ему вслед Монтолио. – И другие союзники, которых ты и не ожидаешь. Если попадешь в трудную переделку и не сможешь выпутаться, крикни!

 

* * *

 

Найти лагерь орков было совсем нетрудно: ориентиром служил огромный костер, искры от которого взвивались в ночное небо. Дзирт увидел танцующие вокруг огня силуэты, среди которых был и великан, и услышал рычание и визг огромных волков, или воргов, как называл их Монтолио. Лагерь располагался в небольшой долине на прогалине, окруженной гигантскими кленами и каменными стенами. Дзирт отлично слышал голоса орков, далеко разносившиеся в ночной тишине, поэтому он решил не подходить слишком близко. Он выбрал одно могучее дерево и сконцентрировал внимание на нижней ветви, призывая свою врожденную способность к левитации.

Однако заклинание и на этот раз не удались, и Дзирт, которого это совершенно не удивило, убрал сабли в ножны и принялся карабкаться наверх. Ствол несколько раз разветвлялся на протяжении своей почти двадцатифутовой высоты.

Дзирт добрался до самой высокой развилки и уже готов был двинуться по длинной извилистой ветви, когда услышал посапывание. Он осторожно высунул голову из‑за широкого ствола.

С другой стороны, в том месте, где еще одна ветвь отходила от ствола, удобно устроился часовой‑орк. Он блаженно закинул руки за голову и скучал, уставившись пустым взглядом в темноту. Орк определенно не подозревал о присутствии бесшумно двигающегося темного эльфа, который уселся на ветке всего в двух футах от него.

Дзирт схватился было за рукоять сабли, но, убедившись, что глупой твари лень даже повернуть голову, передумал и решил не обращать на орка внимания.

Вместо этого он переключился на события, происходящие внизу на прогалине.

Язык орков по структуре и интонациям напоминал язык гоблинов, но Дзирт, который не слишком преуспел в последнем, мог разобрать только несколько обрывочных слов. Однако орки были очень несдержанной в своих чувствах расой.

Два чучела, изображавшие темного эльфа и худого человека с усами, быстро помогли Дзирту разгадать намерения собравшихся. Самый крупный орк, вероятно, сам король Граул, плевал на чучела и злобно ругался. Затем воины‑орки и ворги стали терзать их, чем вызвали бурный восторг неистовой толпы, который превратился в настоящий экстаз, когда каменный великан втоптал чучело темного эльфа в землю.

Это продолжалось несколько часов, и Дзирт заподозрил, что оргия закончится только перед рассветом. Граул и несколько других крупных орков отошли от основной толпы и начали что‑то рисовать на земле, очевидно, разрабатывая план сражения. У Дзирта не было возможности подобраться ближе, чтобы подслушать их разговор, и не было желания оставаться на дереве, где его застигли бы разоблачительные лучи восходящего солнца.

Прежде чем начать спуск, он помедлил возле часового‑орка, который мерно дышал во сне. Теперь Дзирт был уверен: орки хотят напасть на дом Монтолио, так не нанести ли удар первым?

Совесть не позволила ему сделать это. Он спустился с клена и побежал прочь от лагеря, оставив похрапывающего орка спать на удобной развилке.

 

* * *

 

Монтолио с Ух‑Ухом на плече сидел на одном из веревочных мостов и ждал возвращения Дзирта.

– Они идут на нас, – заявил старый следопыт, когда дров наконец появился.

– Граула что‑то разозлило, вероятно, небольшая стычка возле Утеса Роджи. – И Монтолио указал на запад, туда, где вырисовывался высокий горный гребень, на котором произошла их встреча. – У тебя есть где укрыться во время подобных переделок? – спросил Дзирт. Думаю, этой ночью орки пожалуют сюда. Их около сотни, и у них могущественные союзники.

– Бежать?! – вскричал Монтолио. Он схватился за ближайшую веревку и стремительно слетел вниз, прямо к Дрову. Ух‑Ух, который крепко вцепился в куртку следопыта, проделал этот путь вместе с ним. – Бежать от орков? Разве я не говорил тебе, что орки – моя излюбленная добыча? Ничто в мире не звучит слаще, чем песня сабли, вспарывающей брюхо орка!

– Думаю, не стоит и напоминать тебе о неравенстве сил? – не мог сдержать улыбку Дзирт, несмотря на сильную озабоченность.

– Лучше бы ты напомнил об этом Граулу! – засмеялся Монтолио. – Старый орк, должно быть, сошел с ума или обрел неимоверную силу духа, если он решается воевать с врагом, намного превосходящим его по численности!

Дзирту только и оставалось, что прыснуть от смеха в ответ на такое дерзкое утверждение.

– Впрочем, – продолжал Монтолио, – я готов поспорить на связку свежепойманной форели и тройку отличных жеребцов, что старик Граул сам не сунется в бой. Он будет стоять в сторонке за деревьями, наблюдать и ломать свои жирные руки, а когда мы разобьем его армию, он первым бросится наутек! У него никогда не хватало выдержки для настоящего боя, даже когда он стал королем. Он слишком изнежен и слишком многого может лишиться. Ну что же, после встречи с нами его бахвальства поубавится!

У Дзирта. опять не нашлось слов для возражений: он давился от смеха над нелепостью ситуации. И все‑таки он должен был признать, что Монтолио воодушевил и успокоил его.

– Теперь иди отдохни, – сказал Монтолио, потирая колючий подбородок и поворачиваясь кругом, словно обозревая окрестности. – Я начну подготовку и обещаю, что ты будешь весьма и весьма удивлен. Я разбужу тебя через несколько часов.

Последнее, что донеслось до дрова, когда он свернулся под одеялом в своей темной норе, расставило все по местам.

– Да, Ух‑Ух, я долго ждал этого дня, – возбужденно сказал Монтолио, и Дзирт не усомнился ни в одном его слове.

 

* * *

 

Весна была спокойной для Келлиндила и его родичей‑эльфов. Их кочевая группа перемещалась по всей округе и останавливалась там, где находила себе пристанище, будь то деревья или пещеры. Они любили простор, танцы под звездами, пение в унисон со струящимися речными потоками, охоту‑. на оленей и диких кабанов в диких зарослях на горных склонах.

Ужас – довольно редкое для беззаботных эльфов чувство, и все же именно выражение ужаса прочитал на лице своего двоюродного брата Келлиндил, когда тот поздней ночью вернулся в лагерь.

Все остальные собрались вокруг.

– В лагере орков заметно движение, – доложил эльф.

– Граул обнаружил караван? – спросил Келлиндил.

Брат в замешательстве покачал головой.

– Слишком рано для торговцев, – ответил он. – Граула интересует другая добыча.

– Роща! – в один голос воскликнули несколько эльфов.

Все повернулись к Келлиндилу, определенно считая, что за дрова несет ответственность он.

– Я не верю, что дров заодно с Граулом, – ответил Келлиндил на их непроизнесенный вопрос. – С помощью своих разведчиков Монтолио узнал бы об этом. Если дров – друг следопыта, значит, и нам он не враг.

– Роща находится в нескольких милях отсюда, – сказал один из эльфов. – Если мы хотим поближе взглянуть на передвижения орков и вовремя подоспеть на помощь старому следопыту, самое время отправляться в путь.

Без лишних слов кочевники‑эльфы собрали необходимое снаряжение, в основном свои большие длинные луки и запас огрел. Уже через несколько минут они устремились в путь по лесным и горным тропам, производя не больше шума, чем легкое дуновение ветра.

 

* * *

 

Дзирт проснулся после полудня, как раз вовремя, чтобы увидеть поразительное зрелище. Серые облака затянули небо, однако для дрова все равно было слишком светло, когда он выбрался из своей пещеры и потянулся. Подняв голову, он увидел следопыта, который что‑то делал около верхних ветвей высокой сосны. Любопытство Дзирта превратилось в ужас, когда Монтолио, завывая, словно дикий волк, с распростертыми руками спрыгнул с дерева.

На Монтолио была веревочная упряжь, привязанная к тонкому стволу сосны.

Когда он устремился вниз, дерево наклонилось под его весом, и следопыт с легкостью приземлился. Едва коснувшись земли, он вскочил на ноги и обмотал веревку вокруг толстых корней, согнув дерево почти вдвое.

Когда эта сцена развернулась перед Дзиртом, он заметил, что еще несколько сосен согнуты таким же образом, причем все верхушки указывали на запад и были закреплены с помощью переплетенных между собой веревок. Осторожно пробираясь к Монтолио, Дзирт миновал сети, несколько ловушек и одно особенно опасное веревочное устройство с дюжиной обоюдоострых ножей. Когда ловушка спружинит и деревья снова распрямятся, веревка натянется, неся гибель тем, кто окажется рядом.

– Дзирт? – спросил Монтолио, услышав легкие шаги. – Ходи поосторожнее. Мне не хотелось бы снова сгибать все эти деревья, хотя готов признать, что это даже немного забавно.

– Кажется, ты хорошо подготовился, – сказал Дзирт, подходя ближе к следопыту.

– Я долго ждал этого дня, – ответил Монтолио. – Сотни раз я разыгрывал в мыслях эту битву и знаю, каким образом она будет развиваться. – Он нагнулся и нарисовал на земле продолговатый овал, обозначавший сосновую рощу. – Давай я покажу тебе, – принялся объяснять он и изобразил местность вокруг рощи с такой тщательностью и аккуратностью, что Дзирт затряс головой и снова взглянул на следопыта, не веря, что тот слепой.

Роща состояла из нескольких дюжин деревьев; в длину она простиралась с юга на север примерно на пятьдесят ярдов, а в ширину была почти вдвое меньше. Склон был не очень крутым, но все‑таки покатым, и северный край рощи оказался ниже южного почти на высоту дерева. Дальше к северу земля была изрезана опасными трещинами и причудливо извивающимися тропами, там и сям валялись куски скал и кое‑где приютились жалкие клочки травы.

– Их основные силы придут с запада, – объяснял Монтолио, указывая через каменную стену на маленький луг с густым кустарником, росшим между камней и скал. – Это единственное место, где они смогут пройти все вместе.

Дзирт быстро окинул взглядом окрестности и не мог не согласиться со стариком. К востоку от рощи поверхность была неровной и выщербленной. Если бы враги стали атаковать с этой стороны, им пришлось бы идти цепочкой через поле с высокой травой между двумя высокими каменными курганами, а значит, стать легкой мишенью для смертоносных стрел Монтолио. За южной границей рощи наклон становился круче, и это было бы очень удобным местом для орков‑копьеносцев и лучников, если бы не тот факт, что почти сразу за оградой рощи находилось глубокое ущелье с совершенно отвесной и непреодолимой стеной.

– С юга мы можем не ждать неприятностей, – загудел Монтолио, словно читая мысли Дзирта. – А если они придут с севера, им придется бежать в гору, чтобы добраться до нас. Я знаю, что Граул не настолько глуп. С таким преимуществом в численности он поведет свои силы с запада и попытается задавить нас.

– И тут их будут ждать деревья, – в восхищении воскликнул Дзирт, – и сеть, и веревка с ножами.

– Хитро придумано, – сам себя похвалил Монтолио. – Но помни, что я готовил это целых пять лет. Теперь пошли дальше. Деревья – это только начало. Я хочу, чтобы ты тоже выполнил кое‑какие поручения, пока я заканчиваю с деревьями‑ловушками.

Монтолио подвел Дзирта к еще одной замаскированной одеялами норе. Внутри висели ряды странных стальных предметов, напоминавших звериные челюсти, к основанию которых были прикреплены крепкие цепи.

– Капканы, – объяснил Монтолио. – Охотники за шкурами ставили их в горах.

Отвратительные штуки. Я нашел их (Ух‑Ух особенно наловчился отыскивать их) и взял себе. Хотел бы я иметь глаза, чтобы посмотреть, как охотник озадаченно чесал затылок, когда пришел туда через неделю! А этот принадлежал Родди Макгристлу, – продолжал следопыт, снимая со стены ближнюю к себе хитрую штуковину. Он установил ее на земле и осторожно разомкнул до упора стальные челюсти, прижимая капкан ногами. – Такое устройство способно остановить орка.

Монтолио подобрал палку и потыкал ею во всех направлениях, пока она не ударила по пружине. Раздался громкий щелчок, и стальные челюсти перекусили палку пополам, вырвав остаток из рук Монтолио.

– У меня их больше двадцати, – мрачно сказал Монтолио, вздрогнув от щелчка, который издали ужасные челюсти. – Никогда не думал, что придется воспользоваться этими отвратительными штуками, но против Граула и его клана это будет только справедливо, чтобы воздать им по заслугам.

Дзирту не требовалось дальнейших указаний. Он понес капканы на западный луг, установил их и замаскировал, а цепи прикрепил в нескольких футах поодаль.

Несколько капканов он поставил прямо возле каменной стены, решив, что боль, которую испытают орки, первыми перебравшиеся через нее, наверняка остановит других.

К этому времени Монтолио закончил с деревьями: он согнул более дюжины стволов. Затем следопыт поднялся на веревочный мост, который шел с севера на юг, и стал прикреплять самострелы, устанавливая их в одну линию вдоль западных перил. Теперь оставалось только зарядить их, после чего Монтолио и Дзирт могли просто передвигаться вдоль ряда и стрелять.

Дзирт хотел прийти на помощь другу, но тут ему в голову пришла еще одна мысль. Он вернулся к оружейному складу и вытащил длинный и тяжелый рансер, который заметил раньше. Найдя крепкий корень на участке, где собирался установить ловушку, Дзирт выкопал позади него маленькую ямку и положил оружие с металлическим древком поперек корня так, чтобы примерно один фут толстого конца древка нависал над ямкой, а затем прикрыл все устройство травой и листьями.

Только он успел закончить, как следопыт снова его позвал.

– А вот самое интересное, – сказал Монтолио, хитро улыбаясь, и подвел Дзирта к обрубку бревна, выдолбленному, равномерно обожженному и обмазанному смолой. – Хорошая лодка на тот случай, когда река полноводна, а течение медленное, – объяснил Монтолио. – И отлично подходит для того, чтобы хранить в нем бренди из Адбара, – добавил он, снова улыбнувшись.

Дзирт с недоумением посмотрел на него. Около недели назад Монтолио показывал бочонки с крепким напитком – подарок, который следопыт получил за то, что предупредил караван из Сандабара о намерении Граула напасть на них. Однако Дзирт не представлял, зачем наливать напиток в посудину из бревна.

– Адбарское бренди обладает мощной силой, – объяснил Монтолио. – Оно горит ярче, чем самое чистое масло. Теперь Дзирт все понял. Вместе с Монтолио они перенесли колоду к концу единственной тропы, ведущей с востока. Налив туда немного бренди, они прикрыли колоду травой и листьями.

Когда они снова вернулись к веревочному мосту, Дзирт увидел, что Монтолио уже закончил приготовления на. этом участке. Один арбалет был нацелен на восток и заряжен стрелой, острие которой Монтолио обмотал пропитанной маслом тряпкой, а кремень и кресало лежали рядом.

– Тебе придется заняться этим, – сказал Монтолио. – Без Ух‑Уха я не смогу стрелять наверняка, но даже с его помощью я могу попасть выше цели.

Дневной свет уже почти померк, и острое ночное зрение Дзирта быстро обнаружило колоду с бренди. Монтолио довольно удачно установил подпорки вдоль веревочного моста, и, сделав лишь небольшие поправки, Дзирт смог навести оружие на цель.

Все основные орудия защиты были установлены по местам, и друзья занялись окончательной отработкой стратегии. – Как обычно, Ух‑Ух или какой‑то другой филин должен был прилететь и сообщить последние новости. И действительно, птица прилетела с ожидаемым подтверждением: король Граул и его отряд выступили.

– Теперь можешь звать Гвенвивар, – сказал Монтолио. – Этой ночью они пожалуют.

– Глупцы, – сказал Дзирт. – Ночь – это самое благоприятное для нас время.

Ты слеп и не нуждаешься в дневном свете, а я, вне всякого сомнения, предпочту темноту.

Филин снова заухал.

– Как я и говорил, главные силы придут с востока, – сказал довольный своей проницательностью Монтолио. – Несколько десятков орков и с ними великан! Ух‑Ух заметил также маленькую группу, которая откололась от основного отряда.

Упоминание о великане заставило Дзирта содрогнуться, однако в его голове уже созрел план, как справиться с этой тварью.

– Я беру великана на себя, – сказал он. Монтолио с удивлением повернулся к нему.

– Посмотрим, как пойдет сражение, – предложил следопыт. – Великан один, а нас двое.

– Я сам хочу выпотрошить великана, – еще решительнее повторил Дзирт.

Монтолио не мог видеть, что дров упрямо выпятил челюсть, а в его лиловых глазах горят гневные огоньки, но зато он ясно слышал решимость в голосе Дзирта.

– Мангура бок воклок, – сказал он и улыбнулся, зная, что странное звучание этих слов ни о чем не говорит дрову. – Мангура бок воклок, – повторил Монтолио и перевел:

– Тупой болван – вот что это значит. Каменные великаны ненавидят эти слова и, услышав их, тут же нападают!

– Мангура бок воклок, – тихо повторил Дзирт.

Он должен был это запомнить.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.03 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал