Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вопрос 31 2 страница






 

Каждый кандидат (или избирательный блок), вступая в предвыборную борьбу, стремится решать собственные задачи и принимает для этого определенные усилия. Таким образом, политическуюизбирательную кампанию можно определить как всю совокупность действий, предпринимаемых партиями, избирательными объединениями или кандидатами и их командами для достижения предвыборных целей.

Политическая кампания тоже предстает в виде событий, связанных с принятием ее участниками определенных решений, проведением ими оценки ситуации и последующей организацией различных акций. Однако она является частью избирательного процесса, разворачивающегося в стране.

 

Политическая кампания представляет собой вид политического управления. В качестве субъекта управления в ней выступает команда (партийная организация, группа единомышленников,политические консультанты) во главе с кандидатом, а объектом являются потенциальные избиратели. Цель управления определяется теми задачами, которые ставит перед собой кандидат. Как показывает практика, далеко не все кандидаты, вступая в предвыборную борьбу, ориентируются на победу. Некоторые из них рассматривают политическую кампанию как возможность привлечь к себе внимание, пройти предварительную «раскрутку» с целью участия в следующих выборах либо пытаются оттянуть на себя часть голосов сильных соперников какого-либо кандидата.

 

 

Каждая политическая кампания ведется ее инициаторами в условиях жесткой борьбы сполитическими соперниками. Ведь политическая кампания по своей сути является конкурентным процессом, в ходе которого идет острое соперничество между его участниками за право обладать престижными позициями в политической иерархии, возможность влиять на массы, доступ к значимым ресурсам. И для того чтобы это соперничество не выливалось в острое противоречие и кризисы, в каждой стране создаются законодательные нормы, регламентирующие ход политическогопроцесса. Все это создает определенные правовые рамки, выход за которые влечет применение санкций к нарушителю



 

 

Понятие “общественно-политические движения” охватывает различные объединения граждан, ассоциации, союзы, фронты и т.п., которые не входят непосредственно в государственные и партийные структуры, но являются в той или иной мере субъектамиполитической жизни, сочетая в разной степени функции сотрудничества, оппонирования и критики, оппозиции и борьбы по отношению к государственным институтам и политическимпартиям. Это понятие охватывает широкий спектр объединений - от оказывающих непосредственное влияние на принятиеполитических решений, отличающихся высоким уровнем организованности, структурированности, до сугубо политических,не имеющих четкого организационного ядра. Это многообразие составляет определенную трудность при типологизации движений, анализе причин их возникновения, идейно-политической позиции, социальной базы, взаимоотношений с властью. Вместе с тем можно выделить наиболее общие признаки общественно-политических движений, отличающие их от партий.

 

Идейно-политическая ориентация движений гораздо шире и расплывчивее, а цели намного уже и конкретнее, чем у партий. Это позволяет участвовать в движении людям с разными политическимивзглядами, но поддерживающими конкретную политическую цель, ради решения которой создается и действует движение. Это обусловливает способность движений приобретать большой размах.

 

У движений, как правило, отсутствует единая программа, устав. Они отличаются непостоянным числом участников. Движения обычно не имеют сильного центра, единой структуры, дисциплины. Ядром движений могут быть как самостоятельные инициативные группы, так и комитеты или комиссии, созданные партиями. Они опираются на неорганизованные массы, могут также поддерживаться различными общественными организациями и автономными ассоциациями некоторых партий.

В целом же основой движений являются солидарность и добровольность их участников.

 

Общественно-политические движения стремятся воздействовать на власть, но сами, как правило, не добиваются власти.



 

Существует множество типов общественно-политических движений:

 

- с точки зрения отношения к существующему строю движения бывают консервативными, реформаторскими и революционными;

 

- по идеологической основе - либерально-демократические, консервативные, социалистические;

 

- по национальному признаку - национально-освободительные, за самоопределение нации, культурно-национальную автономию и др.;

 

- по демографическому признаку - молодежные, студенческие и др.;

 

- по степени организации - стихийные, разрозненные, слабоорганизованные, высокоорганизованные;

 

- по масштабам - международные, региональные, в стране, штате, республике;

 

- по методам и способам действия - легальные, нелегальные, формальные, неформальные, ориентирующиеся на мирные или насильственные действия.

 

Общественно-политические движения выполняют важные функции:

 

- конденсируют интересы, настроения широких разнородных слоев населения;

 

- выдвигают цели, разрабатывают способы их достижения;

 

- создают крупную политическую силу, сосредоточенную на решении конкретной политическойзадачи;

 

- руководят массовыми выступлениями, организуют ненасильственные, а иногда и насильственные выступления.

 

Вторая половина и особенно конец XX в. характеризуются ростом и усилением ролиобщественно-политических движений, что говорит о вовлечении огромного числа людей в политику.

 

Существуют различные варианты взаимоотношений общественно-политических движений с партиями.

 

Независимые общественно-политические движения не вступают в какие-либо отношения с партиями.

Это происходит в том случае, когда участники движений, имея определенный политическийинтерес, вместе с тем не удовлетворены деятельностью партий (скажем, партии не успевают или не умеют выразить их интересы, не способны найти общий язык с участниками движений и привлечь их на свою сторону). Многие участники движений вообще не хотят связывать себя с партийностью.

 

Создание некоторых движений инициируется партией или блоком партий с целью вовлечь в борьбу за выдвинутую политическую задачу широкие массы беспартийных.

 

Партии могут брать под контроль, руководить движениями (например, за стихийными массовыми выступлениями протеста, социальной средой которых являются наименее социально защищенные слои, могут стоять партии, придерживающиеся стратегии дестабилизации общественной системы).

 

Добившись успеха в решении поставленных задач, политические движения обычно прекращают свое существование (так произошло, например, сдвижением против размещения крылатых ракет в Европе и др.). Но в ряде случаев, когда выдвинутые задачи слишком сложны, их решение требует длительных усилий, доступа к рычагам власти, политические движения приобретают признаки партии и преобразуются в нее (так, например, произошло сдвижением “зеленых”). Таким образом,общественно-политические движения могут являться начальным этапом формирования партии, причем, став партией, они могут сохранять название “движения”. Однако это вовсе не обязательный результат эволюции движения. Политические движения не вытесняют партии, не превращаются в этап их формирования

Общественное объединение — добровольное[1], самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения[2].

Согласно статье 30 Конституции РФ:

1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.

2. Никто не может быть принуждён к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нём.

Общественное объединение — это объединение физических лиц (граждан). Объединение юридических лиц (организаций) в России называется ассоциацией. Тем не менее, членами общественного объединения наряду с гражданами могут быть юридические лица — другие общественные объединения[3].

Формы общественных объединений [править]

В России общественные объединения могут создаваться в следующих организационно-правовых формах (ст. 7 ФЗ «Об общественных объединениях»):

• общественная организация

• общественное движение

• общественный фонд

• общественное учреждение

• орган общественной самодеятельности

• политическая партия

В соответствии с Федеральным законом «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», профсоюзытакже являются общественными объединениями. Профсоюз не является отдельной организационно-правовой формой общественных объединений и может создаваться в любой организационно-правовой форме, предусмотренной федеральным законом «Об общественных объединениях», за исключением политической партии (на практике профсоюзы обычно действуют в форме общественной организации ввиду возможности наличия членства).

 

Термин элита в переводе с французского означает лучшие, отборные, избранные группы или представители какой-либо части общества.

Идеи политического элитизма возникли в глубокой древности. Еще во времена разложения родового строя появляются взгляды, разделяющие общество на высших и низших, благородных и чернь, аристократию и простой люд. Наиболее последовательное обоснование и выражение эти идеи получили у Конфуция, Платона, Макиавелли, Карлейля, Ницше. Однако такого рода элитарные теории серьезного социологического обоснования не получили.

Первые современные, классические концепции элит возникли в конце XIX -- начале XX в. Они связаны с именами Гаэтано Моски (1858--1941), Вильфредо Парето (1848--1923) и Роберта Михельса (1876 - 1936).

В 1896г. в «Основах политической науки» Моска писал: «Во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достигших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, существуют два класса лиц: класс управляющих и класс управляемых. Первый, всегда относительно малочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами, в то время как второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым и поставляет ему материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма».

Моска считал, что важнейшим критерием вхождения в элиту является способность к управлению другими людьми, а также материальное, моральное и интеллектуальное превосходство.

Парето исходил из того, что миром во все времена правило и должно править избранное меньшинство -- элита, наделенная особыми качествами: психологическими (врожденными) и социальными (приобретенными вследствие воспитания и образования). В своем труде «Трактат по общей социологии» он разделил элиту на правящую, прямо или опосредованно участвующую в управлении, и неправящую -- контрэлиту -- людей, обладающих характерными для элиты качествами, но не имеющих доступа к руководству из-за своего социального статуса и различного рода барьеров, существующих в обществе для низших слоев.

Парето также использует типологию элиты Маккиавели, который подразделял правящих на «львов» и «лис». Развитие общества происходит посредством периодической смены, циркуляции двух главных типов элит -- «лис» (гибких руководителей, использующих «мягкие» методы руководства: переговоры, уступки, лесть, убеждение и т.п.) и “львов” (жестких и решительных правителей, опирающихся преимущественно на силу).

Крупный вклад в развитие теории политических элит внес Р. Михельс. Он сделал вывод, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что неотделимое от общественного прогресса развитие крупных организаций неизбежно ведет к олигархизации управления обществом и формированию элиты, поскольку руководство такими объединениями не может осуществляться всеми их членами.

Во второй половине 20 века сложилось несколько подходов к исследованию проблемы политической элиты. Основные из них: макиавеллистский, ценностный, структурно-функциональный и либеральный.

С позиции структурно-функционального подхода (Г.Лассуэл, С.Липсет, Б. Головачев) к политической элите относятся те личности и группы людей, которые обладают высоким социальным положением в обществе и занимают ключевые командные позиции в важнейших институтах и организациях общества (экономических, политических, военных).

Сторонники ценностного подхода (X. Ортега-и-Гассет, Ж. Тощенко, Н.Бердяев) считают, что элита, не только организованное управляющее меньшинство, но и наиболее творческая и продуктивная часть общества, наделенная высокими интеллектуальными и нравственными качествами.

Представители макиавеллистского подхода (Дж.Бернхэм) считают, что элита - это привилегированное меньшинство, которое наделено особыми способностями к управлению различными сферами общества, и прежде всего экономической и политической. При этом нравственная оценка качеств и способностей элиты, ее способов достижения власти игнорируется. Главной считается управляющая, административная функция элиты, ее руководящее и господствующее положение по отношению к подчиненной ей массе.

Либеральный подход элитарности общества (Шумпетер, Миллс) отличают демократичность и отрицание ряда жестких установок классических теорий элит. Элита - властвующее меньшинство, занимающее в государственных и экономических институтах общества стратегические позиции и оказывающее значительное влияние на жизнь большинства людей. Элита достигает своего высокого положения в острой конкурентной борьбе и выступает защитницей либеральных демократических ценностей.

Обобщив все точки зрения, можно сделать вывод, что элита -- это, прежде всего статус и интеллект, неординарность мышления и поступков, культура и прочность нравственных позиций. Это реальная, а не мнимая возможность прямо или опосредованно распоряжаться материально-техническими ресурсами и людским потенциалом страны, это, наконец, власть, обеспечивающая возможность участия в решениях, имеющих по меньшей мере общегосударственное значение. Представленная модель элиты, конечно, идеал, своеобразный ориентир, это своеобразная установка на то, что должно быть.

Политическая элита -- это не просто группа высокопоставленных должностных лиц и политиков с определенными деловыми, профессиональными, политико-мировоззренческими и моральными качествами. Это социальная общность, концентрирующая в своих руках значительный объем политической, прежде всего государственной власти, обеспечивающая выражение, субординацию и воплощение в управленческих решениях коренных интересов различных классов и слоев общества и создающая соответствующие механизмы реализации политических замыслов и концепций. Таким образом, ведущими признаками элиты являются:

- относительная самостоятельность по отношению к обществу;

- высший социальный статус в политической сфере и престижность социального положения;

- политическая власть и ориентированность на власть;

- относительное совпадение целей и интересов,

- групповое сознание;

- сила воли и харизматичность, тяготение к лидерской роли;

- способность к принятию важнейших государственных решений и готовность нести ответственность за них;

- чувство принадлежности к касте избранных.

Все вышеизложенное позволяет дать следующее определение политической элиты: политическая элита -- это относительно самостоятельная, привилегированная группа политических деятелей и высших руководителей государства и общества, обладающих выдающимися профессиональными, социальными и психолого-личностными качествами, обеспечивающими возможность реализации принципиальных кардинальных решений.

С развалом СССР и политическим банкротством КПСС в России значительно увеличилась социально-экономическая и политическая мобильность. Если раньше в период господства партийно-государственной номенклатуры в СССР существовала закрытая система формирования политической элиты (из узкого привилегированного слоя), то в условиях начавшихся реформ старая система формирования элит была в основном разрушена. На вновь возникшие политические «вакансии» стали претендовать и представители из низших социальных слоев общества.

Однако старая советская номенклатура не спешила уступать свои позиции. Она быстро отошла от идей социализма и коммунизма, которые еще совсем недавно так настойчиво проповедовала, и, по сути, возглавила переход бывшего советского общества к «новому» капиталистическому обществу. Так, в большинстве бывших союзных республиках, ставших независимыми суверенными государствами, президентский пост заняли представители прежней высшей советской номенклатуры.

Большинство российских регионов (субъектов РФ) также возглавила местная партийно-государственная элита советского образца. А окружение российского Президента в начале 90-х гг. на 75 % состояло из представителей бывшей советской номенклатуры.

В отдельную социальную группу, из представителей которой также формировалась новая политическая элита, можно выделить так называемых хозяйственников (директорский корпус), которые сумели «приватизировать» предприятия и целые отрасли промышленности, ранее находившиеся под их формальным управлением. К их числу можно отнести и так называемых бывших «теневиков», имевших опыт полузаконной предпринимательской деятельности, который в условиях либерализации экономики способствовал их быстрому экономическому росту и политическому весу.

Наряду со старой партийно-государственной номенклатурой и хозяйственниками на роль новой российской политической элиты прете ндо ват и наиболее активные и амбициозные представители различных слоев общества. Например, представители научной интеллигенции, преимущественно с экономическим и юридическим образованием, стали активными участниками государственного и партийного строительства и основными идейно-теоретическими разработчиками и проводниками новых для постсоветской России либерально-демократических, рыночных реформ.

В ходе развития (трансформации) политической системы в 90-е гг. XX в. и в начале XXI в. социальный состав политической элиты и удельный вес политического влияния различных групп политиков и политических институтов меняется. Динамика изменения политического влияния различных групп политиков представлена в табл. 2.

В первую группу политиков входят Президент РФ, его помощники, советники, полномочные представители в федеральных округах, руководители Совета Безопасности и других органов, образованных при Президенте РФ.

В 1993 г. удельный вес первой группы составил 18,4 % к общему объему политического влияния. В 1994 г. наблюдался рост влияния первой группы (20,4 %). Это было обусловлено, во-первых, расстрелом Белого Дома и разгоном первого российского парламента в октябре 1993 г.; во-вторых, принятием 12 декабря 1993 г. новой Конституции РФ, в соответствии с которой Президент РФ наделен почти неограниченными полномочиями.

В последующем вплоть до 2000 г. наблюдался спад влияния первой группы политиков, которое в 1999 г. составило всего 12,2 %. Причины такого значительного падения заключаются в следующем: а) неэффективная внешняя и внутренняя политика президента и его окружения; б) поражение в первой чеченской войне (1994-1996 гг.); общее падение рейтинга Президента РФ Б. Н. Ельцина (к концу 1999 г. он составлял примерно 5 %).

С выборами в 2000 г. на пост Президента РФ В. В. Путина начинается последовательный рост политического влияния первой группы политиков, который связан прежде всего с общим укреплением вертикали власти: введение института полномочных представителей Президента РФ в административных округах (2000 г.); отмена прямых выборов глав субъектов РФ (губернаторов, президентов) и введение порядка их представления (назначения) Президентом РФ с последующим утверждением предложенной кандидатуры местным представительным органом власти (2004 г.); ограничение политического влияния других политических групп и институтов (парламента, средств массовой информации, «олигархов», глав регионов).

Вторая группа политиков — руководители Правительства РФ и основных министерств (кроме «силовиков») традиционно имеют в России значительное политическое влияние. Усиление влияния второй группы политиков, как правило, происходило в периоды ослабления политического влияния первой группы (1996 и 1999 гг.). В целом же в 2002 г. политическое влияние элит, возглавляющих основные исполнительные институты власти (группы 1, 2, 3), составило 54,1 %. В последующие годы их влияние продолжало усиливаться. Особенно заметное усиление всех трех указанных групп политиков произошло в ноябре 2005 г. после проведенных Президентом РФ В. В. Путиным значительных кадровых перестановок и назначений. Тогда Правительство РФ было усилено двумя дополнительными вице-премьерами.

К третьей группе политиков-«сиповиков» относятся руководители Минобороны России, Генштаба, МВД России, МЧС России, Минюста России, ГТК, Генпрокуратуры РФ, различных спецслужб, а также командующие военными округами. Удельный вес политического влияния третей группы колебался от 8 % в 1999 г. до 13,8 % в 2000 г. Значительный рост влияния «силовиков» в 1994-1995 гг. объясняется началом первой чеченской войны. Затем наблюдается значительный период (1996-1999 гг.) спада политического влияния «силовиков», который в значительной мере был обусловлен поражением федеральных войск в Чечне и последовавшими структурными изменениями и кадровыми перестановками в силовых органах.

Начало второй чеченской войны (август 1999 г.) и определенные успехи федеральных войск, а также избрание В. В. Путина Президентом РФ в 2000 г. — выходца из силовых структур значительно повысили удельный вес политического влияния «силовиков».

В последующие годы удельный вес политического влияния «силовиков» немного снизился (2002 г. — 11,8 %), но в целом оставался на достаточно высоком уровне; в 2004-2007 гг. наблюдалась тенденция его увеличения. В эти годы было значительно увеличено финансирование силовых структур, повысилось внимание со стороны государства к проблемам «силовиков».

Причины усиления влияния третей группы политиков видятся в следующем: необходимость борьбы с терроризмом; страх правящей элиты перед угрозой «цветной революции»; общая военная угроза со стороны различных внешних сил и назревшая необходимость укрепления обороноспособности страны.

Динамика изменения политического влияния четвертой группы политиков -парламента (без лидеров партий) — является вполне закономерной для государства, в котором доминирует исполнительная власть. Существенный удельный вес политического влияния парламент имел место только в 1993, 1994 и 1995 гг., когда Государственная Дума и Совет Федерации пытались противостоять диктату исполнительной власти. В последующие годы наблюдалось резкое снижение политического влияния парламента (1996 г. — 8,3 %; 2002 г. — 5,3 %), которое можно объяснить следующими причинами.

Во-первых, подчиненное положение Государственной Думы заложено уже в Конституции РФ, в соответствии с которой Президент РФ может распустить Государственную Думу после трехкратного отклонения ею представленных Президентом РФ кандидатур на пост Председателя Правительства РФ (ст. 111) или в случае выражения ею недоверия Правительству РФ (ст. 117). Поэтому перед угрозой роспуска Дума готова одобрить любые предложенные Президентом и Правительством РФ законопроекты.

Во-вторых, большинство субъектов РФ являются дотационными, т. е. зависимыми от исполнительной власти РФ, и делегируемые ими в Совет Федерации члены также вынуждены «лояльно» относиться к Президенту и Правительству РФ. Кроме того, с усилением вертикали власти и ослаблением политического влияния регионов (особенно после введения порядка «назначения» глав субъектов РФ Президентом РФ) Совет Федерации окончательно утратил свое былое политическое влияние.

В-третьих, с середины 90-х гг. XX в. парламент РФ стал ареной ожесточенных столкновений различных политических групп, которые, используя различные способы давления на законодателей, лоббируют принятие (непринятие) нужных им законов. В целях сохранения своего статуса или преследуя свои корыстные интересы, члены парламента нередко принимают (откладывают принятие) заказанные той или иной группой давления законы. Например, в 2001 г. был принят закон об амнистии осужденных, имеющих правительственные награды. В результате многие сотни опасных преступников оказались на свободе; в декабре 2003 г. была отменена ст. 52 Уголовного кодекса РФ, в соответствии с которой все незаконно нажитые средства подлежали конфискации. В результате преступники и коррупционеры перестали опасаться за наворованное ими добро; в то же время принятие закона о коррупции откладывается уже более 15 лет. Такое «законотворчество» не прибавляет авторитета и политического влияния парламенту.

Удельный вес политического влияния пятой группы политиков — представителей политических партий до середины 90-х гг. XX в. был весьма существенным (1993 г. — 10,3 %; 1995 г. — 10,5 %). Однако во второй половине 90-х гг. и в начале XXI в. наблюдалось постепенное снижение политического влияния партий. Так, в декабре 2004 г. политическим партиям доверяли только 5 % россиян, в сентябре 2005 г. — 7 %'. Причина этого явления видится в следующем: партии не имеют действенных рычагов влияния на реальную политику; снижение влияния представительных органов власти, которые, как правило, формируются из партийной элиты; ограничение плюрализма в обществе значительно сократило политическое поле для партий, находящихся в оппозиции.

Особой оценки заслуживает так называемая партия власти — «Единая Россия». Благодаря мощному административному ресурсу на парламентских выборах 2003 г. она набрала 37 % голосов и стала в Государственной Думе доминирующей, способной единолично принимать или отвергать федеральные законы. В декабре 2007 г. за «Единую Россию» проголосовали 64,3 % избирателей. Основу «Единой России» составляют высшие государственные чиновники, число которых в се рядах стремительно увеличивается, так как членство в партии становится чуть ли не обязательным условием успешной карьеры. Так, если в 2003 г. в партии состояли примерно 30 руководителей субъектов РФ (президентов, губернаторов), то в конце 2007 г. их число увеличилось до 70. Поэтому политическое влияние «Единой России» заключается не столько в партийном потенциале, сколько в административном, государственном ресурсе. Такая позиция руководителей партии превращает ее в элемент системы государственного управления, а не в представительный политический институт.

Конституция РФ законодательно закрепила федеративное устройство России. Региональные элиты получили значительные полномочия для управления своими регионами. В некоторых субъектах РФ наблюдался рост сепаратистских настроений. Федеральная власть, ослабленная своими внутренними конфликтами, неудачами в проведении реформ и войной в Чечне, не уделяла должного внимания региональной политике. Поэтому с 1994 по 1999 г. включительно удельный вес политического влияния шестой группы политиков - представителей региональных элит можно оценить как значительный.

В 2000 г. Президент РФ принял решительные меры по укреплению вертикали власти:

 вводятся полномочные представители Президента РФ в федеральных округах;

 устанавливается новый порядок формирования Совета Федерации (главы исполнительной и законодательной власти регионов уже не входят в Совет Федерации в качестве его членов, а назначают своих представителей);

 предусматривается отзыв руководителей и прекращение полномочий органов власти субъектов РФ и местного самоуправления;

 предусматривается введение прямого президентского правления в регионах;

 принимаются меры по восстановлению и укреплению единого правового поля на всей территории РФ.

Все эти меры способствовали повышению политического влияния исполнительных органов РФ и снижению влияния региональных элит. С началом применения порядка назначения глав субъектов РФ Президентом РФ (2005 г.) политическое влияние региональных элит еще больше уменьшилось.

В условиях демократизации и гласности с начала 90-х гг. наблюдался рост политического влияния седьмой группы политиков - представителей средств массовой информации, журналистов (1993 г. — 2,3 %, 1998 г. — 5,7 %). Однако вскоре происходит резкое снижение их влияния (2001 г. — 1,7%, 2002 г. — 0 %). Причина такой динамики видится в том, что одновременно с началом укрепления вертикали власти исполнительные органы РФ начали планомерное «наступление» на независимые средства массовой информации и оппозиционно настроенных журналистов. Особенно существенный урон понесло телевидение. Так, с 2000 по 2005 г. потеряли свою независимость (были перепрофилированы) такие телеканалы, как НТВ, ТВ-6, ТВС; сняты с эфира такие популярные телепередачи, как «Итоги», «Куклы», «Свобода слова», «Глас народа», «Поединок», «Основной инстинкт» и др. Многие известные журналисты вынуждены были покинуть телевидение.

Политическое влияние восьмой группы политиков - «олигархов» начинает проявляться только со второй половины 90-х гг., когда в результате приватизации государственной собственности небольшая группа приближенных к Б. Н. Ельцину лиц обрела миллиардные состояния и стала непосредственно влиять на политические процессы. Этому способствовало также слабое здоровье Президента РФ и его зависимость от так называемой «семьи» — приближенного круга людей.



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2022 год. (0.042 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал