Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 40. Вечером стол накрыли на террасе, поскольку гости играли на лужайке в крокет






 

 

Вечером стол накрыли на террасе, поскольку гости играли на лужайке в крокет. Реджи вынесла Томаса на теплое закатное солнце. Лежа на одеяле, малыш поворачивал головку, ловя незнакомые звуки. Каждому из гостей хотелось посмотреть на маленького лорда Монтьета, и Томас вскоре стал центром внимания.

Лишь несколько человек собирались провести еще одну ночь в Сильверли. Многие уехали еще утром, в их числе и леди Эддингтон. По просьбе Николаса или по собственному разумению — этого Реджи не знала.

Памела Ритчи тоже подошла взглянуть на Томаса. Несчастная женщина, если она будет все время такой недовольной, у нее вскоре появятся морщинки у рта.

Реджи спокойно наблюдала за игрой мужа и Анны Хенслоу. Они стояли рядом, дожидаясь своей очереди, и чему-то смеялись, но Реджи это уже не могло испортить настроение. Николас при каждом удобном случае хитро подмигивал ей и улыбался, как будто намекал на им одним известный секрет.

Он выглядел счастливым, и Реджи, зная причину, тоже была счастлива.

Томас, уже достаточно пробывший на открытом воздухе, вдруг заерзал с удвоенной энергией — верный признак того, что он голоден.

— Вечером здесь так хорошо, тихо, — сказала Элеонора. — Я буду скучать по тебе и малышу.

— Вы уезжаете, Элли? — удивилась Реджи.

— Я больше тебе не нужна, девочка моя. — Обе знали, что Элеонора осталась в Сильверли, чтобы помочь Реджи спасти брак. — Дикен говорит, что Ребекка без меня совсем заскучала и даже забыла про свои командирские замашки. И Дикен тоже соскучился. Честно говоря, мой отъезд из Корнуолла дал мне возможность многое понять.

— Вы и Дикен?.. — радостно воскликнула Реджи.

Элеонора улыбнулась:

— Последние четыре года он уже тысячу раз делал мне предложение. Теперь, кажется, пора отнестись к этому серьезнее.

— Ах, замечательно! Вы хотите, чтобы помолвку устроили мы с Николасом или Ребекка?

— Боюсь, Ребекка будет настаивать, — засмеялась Элеонора. — Она уже несколько лет уговаривает меня выйти за Дикена. — Томас подал голос, привлекая к себе внимание. — Хочешь, я отнесу его наверх, дорогая?

— Нет, у вас же не получится накормить его без меня, — лукаво улыбнулась Реджи.

— Тогда иди и возвращайся поскорее. Ники весь день с тебя глаз не сводит. Если ты задержишься, он побежит тебя искать.

— Искать ее не обязательно, я прекрасно знаю, где она, — весело сказал Николас, беря сына на руки. — Этот мошенник уже проголодался? О, да он же мокрый! — Николас быстро протянул его Реджи, и обе женщины засмеялись. Реджи обернула малыша чистой пеленкой:

— С детьми такое случается, и довольно часто. Теперь дай его мне.



— Нет, я сам понесу, — сказал Николас и шепнул ей на ухо:

— Может, когда закончишь, у нас будет время уединиться?

— Какая трогательная картина! — раздался голос Мириам. — Отец нянчит внебрачного отпрыска. Вы, Эдены, прекрасные отцы, но, к сожалению, никудышные мужья.

Николас резко повернулся:

— Вам не удастся оскорбить меня, мадам. Должно быть, вы злитесь на то, что ваш план не удался.

— Не понимаю, что ты имеешь в виду; — надменно ответила она.

— Не понимаете? Тогда разрешите поблагодарить вас. Если бы не тщательно составленный вами список гостей, трещина в наших с Региной отношениях продолжала бы увеличиваться. А теперь мне остается лишь выразить вам чистосердечную признательность за воссоединение нашей семьи, любезная матушка.

Лицо Мириам исказила злоба, которую она не сумела скрыть.

— Мне до смерти надоело слушать, как ты называешь меня “матушкой”. Да, кстати, Николас, ты даже не подозреваешь, насколько этот список замечательный! — засмеялась она. — У меня для тебя сюрприз. Здесь и твоя настоящая мать. Разве это не чудесно? Предлагаю тебе расспросить каждую из приглашенных дам, не она ли та сучка, которая тебя родила? Будет очень забавно!

Николас стоял как оглушенный, даже не пытаясь остановить Мириам. Реджи забрала у него Томаса, но он этого не заметил.

— О, Николас, не расстраивайся, — нежно прошептала Реджи, — Она сказала это со злости.

— А если нет? Вдруг она сказала правду? Реджи беспомощно обернулась к Элеоноре. Та стояла бледная как полотно. Реджи все поняла, но не собиралась отступать.

— Скажите ему.

— Регина! — умоляюще прошептала Элеонора.



— Разве вы не видите? Нельзя ждать. — Реджи прижала к себе малыша и замолчала.

Николас с болью и недоумением переводил взгляд с жены на Элеонору.

— О, Ники, — умоляюще начала Элеонора. — Мириам, конечно, была вне себя, но… но она сказала правду.

— Нет! — вырвалось у него. — Не ты. Ты бы сказала, если…

— Я не могла сказать, — заплакала Элеонора. — Я дала Мириам слово, что отказываюсь от тебя, а она, в свою очередь, пообещала, что воспитает тебя как своего собственного сына.

— И ты думаешь, у нее получилось? — с горечью спросил Николас. — Она никогда не была мне матерью, Элли, даже когда я был ребенком. А ты находилась рядом. Ты это знала.

— Да, я находилась рядом, утешала тебя, пыталась смягчить твое горе, беспокоилась за тебя. Твой отец не хотел, чтобы тебя считали внебрачным ребенком, Ники, и я тоже. Мириам держала свое слово, а я держала свое.

— Она рассказала моей жене. Одному Богу известно, через какой ад я прошел, — яростно прошипел он.

— Она знала, что Регина сохранит тайну. Так и вышло.

— Она все время грозила мне разоблачением.

— Только на словах, Ники.

— Но я жил в постоянном страхе, который управлял моей жизнью, моими поступками. И даже в случае разоблачения мне было бы легче, знай я, кто моя настоящая мать. Я всегда тянулся к тебе всем сердцем, разве ты этого не замечала? Почему же ты ничего не сказала?

Ответ на этот вопрос был для него важнее позорной тайны его рождения. Оба это понимали.

— Прости, Ники, — всхлипнула Элеонора и бросилась к дому.

Реджи положила руку на плечо Николаса:

— Она боялась сказать, думала, ты ее возненавидишь. Иди к ней, выслушай ее, как это сделала я. Пойми, ей тоже не легко жилось все эти годы.

— Ты все знала? — потрясение спросил он.

— С тех пор, как родила Томаса. Элеонора была со мной, она хотела, чтобы я знала, почему тебя нет рядом. Николас, я не могла поверить, что ты не хотел жениться только по этой причине. — Она улыбнулась. — Прости, я не знала, что это для тебя значило.

— Теперь это не важно, — сказал он.

— Тогда не осуждай ее, Николас, и выслушай. Прошу тебя. — Он продолжал стоять, глядя в сторону дома, и она добавила:

— Не всякая Женщина решится признать внебрачного ребенка. Вспомни, как это повлияло на тебя самого. Ты ведь и жениться не хотел, чтобы пятно твоего позора не легло на жену. А разве матери легче? И не забывай, Элеонора тогда была очень молода и неопытна.

— Но тебя же не испугало бы всеобщее презрение? Она пожала плечами:

— Не испугало бы, потому что в семье Мэлори внебрачные дети — скорее правило, чем исключение. Иди, Николас. Поговори с ней, и ты поймешь, что она все та же женщина, которая всегда была твоим лучшим другом. Она всегда оставалась твоей матерью и утешала тебя. Пришла твоя очередь ее утешить.

Он нежно коснулся ее щеки. Томас зашевелился у нее на руках, и Николас весело приказал:

— Ступайте кормить моего сына, мадам. Она, улыбаясь, глядела ему вслед. На лужайке она заметила Мириам, которая тут же отвернулась, и Реджи сокрушенно покачала головой. Неужели графиня никогда не изменится?

Поцеловав Томаса в лоб, Реджи медленно пошла к дому:

— Не бойся, мой ангел, тебя все будут любить, мы с тобой обойдемся и без ее любви, правда? Подрасти немного, и я расскажу тебе о твоих дедушках. Один из них был пиратом, а другой…

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал