Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. Мою комнату мягко освещали сотни свечей






 

Мою комнату мягко освещали сотни свечей. Да, большинство из них были в форме черепов, но я постепенно приучалась не обращать на это внимания. Стол ломился от великолепных яств. Как всегда, я умирала от голода.

Клан-Финтан расположился в одном из кресел, а меня посадил перед собой. Он перегнулся через мое плечо и схватил огромную поджаренную ногу какой-то птицы, должно быть мутированной индейки.

— Ешь, — велел он, откусив от нее. — Я знаю, тебе сейчас кажется, что ты умираешь с голоду.

Я подоткнула полотенце и принялась за трапезу. Выбор был огромный — разные виды мяса, овощи и паста. В который раз я восхитилась работой повара. «Взять на заметку!.. Дать шефу прибавку к жалованью или еще как-то его отблагодарить».

Вино, как обычно, подали красное, густое и крепкое. У Рианнон были свои недостатки, но она определенно знала толк в хорошей еде и вине.

— Ты любишь поесть, совсем как кентаврийка. — Я спиной почувствовала смех, грохочущий в груди Клан-Финтана.

— Хочешь сказать, что я ем как лошадь? — Мне захотелось его подразнить.

— Кентавр — это не лошадь, — высокомерно заметил муж, но я все равно решила, что он милый. — Хотя мы ценим ограниченные возможности лошадей.

— В моем старом мире были только лошади, — сказала я, не переставая насыщаться.

— Что? — Он очень удивился.

Можно подумать, я ему сообщила, что детей находят в капусте или что-нибудь другое, но столь же смехотворное.

— Да. — Я уплетала кусок чудесной рыбы, по вкусу напоминавшей палтуса. — В моем прежнем мире кентавры жили только в сказках и мифах.

— Как такое может быть? — Похоже, он не на шутку оскорбился.

— Не знаю. Но люди от этого определенно много потеряли.

Он согласно фыркнул, продолжая жевать. Потом его осенило, и он сказал:

— Должно быть, ты была потрясена, узнав, что выходишь замуж за существо, которое, по-твоему, встречается только в мифах.

— Еще бы, — улыбнулась я и опять глотнула вина. Муж понимающе закивал.

— Неудивительно, что поначалу ты была так напугана. — Он знакомым жестом убрал волосы с моего лба. — Ведь в твоем мире также нет тех, кто меняет свой облик. — Это был не вопрос.

— Да, я не сразу к тебе привыкла. — Я крепче прижалась к его груди.

— Ты вела себя очень храбро. Жаль, я сразу не знал всего.

— Мы оба молодцы. Ты заставил меня понять, что достоин доверия.

— Я рад. — Тревога постепенно исчезала на его лице. — Но если бы я только знал, то… — Мой кентавр умолк в нерешительности.

— Что? Подождал бы дольше? — притворно нахмурилась я. — Я бы тебе этого не позволила.

— А я и не захотел бы ждать. — Он наклонил голову и поцеловал меня в шею.



— Я хочу, чтобы ты знал еще кое-что. Особенно теперь, когда ты в курсе, кто я такая на самом деле. — Я повернулась, чтобы взглянуть ему в глаза. — В отличие от Рианнон я верная женщина. У меня никогда не было потребности… — Я с трудом подыскивала правильные слова, чтобы соединить наши миры. — Скажем так, спать с разными мужчинами. — Похоже, муж меня понял. — Так что можешь вполне мне доверять.

— Я это уже понял и без твоих объяснений. — Его гипнотический голос накрыл меня теплой волной. — Но мне все равно очень приятно слышать это. Я не готов делить тебя с кем бы то ни было.

Я вспомнила, как Клан-Финтан переглядывался с моими охранниками, и улыбнулась. А тебе и не придется.

Он выглядел довольным и счастливым.

— Эй! — Я решила кое-что добавить: — Это касается не только меня, знаешь ли. Тебе тоже запрещается заводить шашни.

Он был потрясен.

— Ну конечно. Я всегда буду тебе верен.

— Хорошо, — грозно вскинула я брови. — Мне очень не хотелось бы гоняться за какой-нибудь кентаврийкой, чтобы устроить ей взбучку. Думаю, Эпи помогла бы мне, но сцена все равно получилась бы неприятная.

«И вероятно, не особенно привлекательная».

Муж громко расхохотался. Мы продолжили ужин в тишине. Я размышляла, как легко он умел завоевать расположение, какое у него хорошее чувство юмора. К тому же Клан-Финтан далеко не коротышка. То, что он, строго говоря, не совсем парень, не имело особого значения.

В конце концов я насытилась, поэтому налила себе еще один бокал вина, собралась уютненько пристроиться рядом с ним, но настроение испортила зевота, напавшая на меня.



— Идем. — Мой кентавр ловко поднялся с кресла. — Ты устала.

— Нет, не очень.

Я упиралась руками и ногами, пока он волок меня к постели. Сами попытайтесь остановить лошадь, когда она тащит вас куда-то. То-то и оно, это вам не перетягивание каната.

Мы добрались до кровати, остановились и взглянули на нее. Это была, как я уже, возможно, упоминала, гигантская штуковина. Но я переводила взгляд с нее на Клан-Финтана и поняла, что, несмотря на все ее размеры, моему мужу-кентавру не удастся устроиться на ней рядом со мной.

Я шагнула, откинула великолепное покрывало, расшитое золотом, и простыни, чтобы исследовать матрас, который оказался огромным, толстым мешком, набитым пухом. Он лежал на сетке из кожаных полос. Я поправила на себе полотенце, чтобы оно не свалилось, принялась убирать простыни, а затем схватила край матраса и потянула его на себя.

— Ты собираешься мне помогать? — бросила я через плечо, стараясь приподнять этот мешок.

— Да, — неуверенно ответил он, так как не понял моих намерений, но все равно приложил некие усилия, после чего матрас довольно скоро оказался на полу.

Я застелила его простынями и покрывалом, отошла в сторону и оглядела результат.

— Похоже на гигантский зефир. — Что само по себе было не так плохо.

— У меня два вопроса, — сказал муж.

Я внимательно на него посмотрела, забираясь в постель-зефир.

— Во-первых, зачем мы это сделали?

— Мне показалось, что даже если ты устроишь свой лошадиный зад на этой кровати, то тебе будет не очень удобно. — Я внимательно посмотрела на него и добавила: — К тому же ты можешь разломать все к черту, если попробуешь на нее лечь. Я хочу, чтобы мы спали рядом, поэтому решила расположиться на полу.

— Понятно. — Кентавр получил ответ и ловко ступил в зефирину.

— А какой второй вопрос? — спросила я, пока он поджимал под себя лошадиные ноги и устраивался рядом.

— Что такое зефир?

Я прижалась к нему и ответила:

— Это что-то вроде десерта. Пухлое, белое и очень сладкое. Его хорошо поджаривать на открытом огне.

Мы лежали на боку, спина к животу, а вокруг нас возвышались горы пухового ложа. Клан-Финтан чмокнул меня в висок.

— Действительно пухлое.

— Я тоже так подумала. — Последнее слово я произнесла, широко зевая.

— Отдыхай. Тебе нужно поспать.

Я начала погружаться в дремоту, когда неожиданно вздрогнула и проснулась, вспомнив о миссии, предстоявшей во сне.

— Кажется, мне расхотелось спать. Я боюсь.

— Я буду здесь, рядом с твоим телом, а Эпона позаботится о твоей душе.

Клан-Финтан нащупал рукой мою ногу и начал гипнотическую ласку от чувствительной точки под коленкой, вдоль всего бедра и до поясницы. Этот маршрут он повторил много раз. Я почувствовала, как мое тело расслабилось, веки затрепетали и закрылись.

— Только не отпускай меня, — прошептала я. Муж не ответил, лишь сильнее сжал руку. Тут я погрузилась в сон.

Я находилась в эксклюзивном салоне. Меня массировал — я бросила взгляд через плечо — Бэтман. Значит, мне снился вариант с плохим парнем. Массажный стол стоял на террасе, откуда открывался сельский вид, напоминавший Озерный край в Англии, только вместо лохматых английских овец на лугах паслись черно-белые кошки. Бэтман как раз наклонился к моему уху и начал нашептывать, что у меня самый идеальный зад в мире, когда…

Мое тело унеслось сквозь потолок. Через мгновение я уже разглядывала с высоты птичьего полета знакомую территорию храма Эпоны. Ночь была ясная, но луна еще не взошла, поэтому звезды рисовались ярко, освещая небо своей бриллиантовой россыпью. Сверху я сразу увидела, насколько переполненным стал храм и территории, прилегающие к нему. Всю землю испещряли палатки и костры. Было поздно, но я разглядела силуэты людей и кентавров, которые завершали дневную работу.

Мое тело дрейфовало к реке вместе с тихим ветром. Здесь тоже было очень оживленно. Маневрировали баржи, становясь на прикол, повсюду горели фонари, над водой разносились голоса. Я понаблюдала за тем, что творилось внизу, а мое тело тем временем медленно развернулось на север и начало набирать скорость. Ощущение быстрого полета было мне знакомо по предыдущим двум ночам, когда мою душу вырвали из покоя страны грез. Я словно превратилась в порыв ветра, который выдувал изо рта раздраженный великан. Ощущение было таким же неприятным, как аналогия, которую я привела. Особенно теперь, когда я прекрасно знала, куда направляюсь.

От реки я свернула на запад, глянула вниз и увидела, как подо мной быстро пронеслась огромная и темная водная гладь — видимо, Селки. Гораздо быстрее, чем можно было себе представить, я оказалась на северном берегу озера. Чуть поодаль от края воды возвышалось огромное каменное строение, поражавшее своим безмолвным темным величием. Я отвела взгляд и мысленно попросила Эпону не направлять меня туда. Я не хотела видеть то, что натворили крылатые твари в замке Ларагон. Пусть это было трусостью, но я облегченно вздохнула, когда мое тело не замедлило хода, не полетело к мертвому замку. Очень скоро я увидела впереди огоньки, но узнала темные каменные стены замка Стражи лишь тогда, когда подошла к ним и начала медленно опускаться.

— Умоляю, не заставляй меня задерживаться здесь слишком долго, — прошептала я пустоте вокруг себя.

«Будь храброй, Возлюбленная», — пронеслось в моей голове настолько молниеносно, что мне не удалось догадаться, кто произнес эти слова — я или Эпона. Я сделала глубокий вдох и попыталась подготовиться к чему-то ужасному.

Я опустилась над центром того самого двора, который уже посещала во время предыдущего полета во сне. Видимо, он по-прежнему использовался как лагерь для женщин. Я разглядела убогие палатки, мрачные отблески догорающих костров, вокруг которых сидели тесным кружком люди, завернутые в одеяла. Я подлетела поближе и только тогда увидела, что количество женщин значительно увеличилось. Над двором висела необычная тишина.

При других обстоятельствах столько женщин, пусть даже поздно ночью, болтали бы и сплетничали, разбившись на группы. Но здесь царило такое глубокое молчание, что я слышала, как трещит хворост в кострах. На этот раз никто не почувствовал моего присутствия. Я не стала задерживаться и перенеслась к западному крылу замка. Мое тело остановилось над плоской крышей, окруженной балюстрадой. Эта часть замка была ярко освещена многочисленными факелами.

В голове у меня прозвучал шепот: «Приготовься, Возлюбленная», после чего я внезапно пролетела вниз, прямо сквозь крышу.

Просочившись через потолок, я попала в просторную спальню, освещенную свечами и факелами. Ярко горели два очага, где могли бы свободно разместиться в полный рост несколько человек. Прямо подо мной стояла хорошо освещенная огромная кровать, главный предмет обстановки.

Сначала я подумала, что в комнате никого нет. Затем тихий шелест привлек мое внимание к центру кровати. Тварь, лежащая там, зашевелилась, сложила крылья. Только тогда я вздрогнула от отвращения и поняла, что смотрела не на пустую кровать с ворохом одеял, а на мерзкую тварь с расправленными крыльями, сверху напоминавшую покрывало в виде летучей мыши. Тьфу. Мое тело по собственной воле опустилось ниже.

Тварь вновь зашевелила крыльями, и я увидела, что они закрывали не только самого фоморианца, но и обнаженное тело человеческой девушки. Она была такая бледная и лежала так неподвижно, что в первую секунду я приняла ее за мертвую. Потом тварь протянула руку, опустила на ее обнаженное лоно, и бедняжка конвульсивно дернулась.

— Какая сладенькая, — прошипел фоморианец.

Его рука продолжала опускаться ниже, пальцы совершали круговое движение. Девушка дернула ногами. При мигающем свете свечей я разглядела, что внутренняя сторона ее бедер была мокрой от густой и красной крови.

— Ой! — в ужасе выдохнула я.

Голова твари мгновенно повернулась в мою сторону. Фоморианец сощурился, разглядывая потолок над кроватью. Я узнала его сразу, как только увидела лицо. Это был Нуада.

— Убирайся вон, — приказал он и толкнул девушку когтистой ногой к краю кровати.

Она свалилась на пол, тут же встала и, слегка пошатываясь, юркнула к двери. Как только она исчезла из комнаты, Нуада съежился у изголовья кровати. Он по-прежнему не сводил внимательного взгляда с потолка.

— Я знаю, что ты здесь. — В хриплом голосе не слышалось страха. — Я и раньше чувствовал твое присутствие.

Мое тело, парившее над подножием кровати, опустилось на несколько футов ниже. Я изучала это самодовольное создание. Его лицо казалось выточенным из светлого гранита — такое же твердое, с резкими заостренными чертами. Тело худое и безволосое, если не считать седых лохм ниже плеч. Он все время шевелил своими перепончатыми крыльями, словно старался прикрыть наготу, но ему не удалось спрятать пятна крови на бедрах и гениталиях, теперь уже дряблых.

Мне надо было бы испугаться до полусмерти, но, как ни удивительно, вместо страха я испытала гнев и отвращение.

— Меня от тебя тошнит, — не сказала, а буквально выплюнула я и увидела, что он в ответ прищурился.

— Я могу сказать, что ты женщина. — Последнее слово он произнес нараспев, как ругательство. — Покажись, если ты не слабачка и не боишься.

Я слышала о типах вроде него. Есть такие, извините, мужики, которым доставляет удовольствие издеваться над женщинами и детьми. По мере того как меня наполнял гнев, я ощутила перемены в своем парящем теле, глянула вниз и убедилась, что внезапно стала полупрозрачной. Я, обнаженная и соблазнительная, парила над кроватью, словно сон, почти ставший явью.

Он округлил глаза и облизнулся, не переставая пялиться на меня.

— Тебе нравится то, что ты видишь, Нуада? — Мой голос прозвучал как неземной.

— Приблизься, и я покажу тебе, что мне нравится, — с жестокой плотоядной ухмылкой ответил он.

— Может быть, я это сделаю. — Мои слова будто повисли в воздухе. — Или же тебе следует приблизиться ко мне.

Я протянула руку и сделала несколько пассов, прямо как заклинатель змей, дразнящий кобру. Другая моя рука дотронулась до пульсирующей жилки на шее, затем медленно и плавно заскользила вниз по телу, пока не достигла внутренней стороны бедра. Там я изобразила пальцами то, что он сотворил с изнасилованной девушкой.

Он следил за мной с непотребным вожделением, отчего у меня к горлу подкатил тошнотворный ком. Фоморианец начал готовиться к прыжку. Я заметила, что его крылья, а также вполне человеческий пенис зашевелились и разбухли.

В моей голове проплыли слова: «Насмехайся над ним, Возлюбленная», и я подчинилась им. Под сводами огромной спальни прозвучало гулкое эхо моего дразнящего смеха. В ту секунду, когда он метнулся ко мне, мое тело исчезло сквозь потолок. Я вырвалась в ночь под его пронзительный вопль, потрясший обманчиво мирную тишину, и открыла глаза.

— Ты в безопасности.

В первую секунду я ужасно запаниковала, пытаясь вспомнить, где нахожусь. Потом все чувства вернулись ко мне. Я поняла, что лежу в объятиях Клан-Финтана, протерла глаза, прогоняя остатки сна, и посмотрела ему в лицо. Он улыбался, но по его лбу пролегли морщины, выдававшие тревогу.

— Ты вернулась обратно в свое тело. — Муж радовался не меньше меня.

— Да, — прохрипела я. — Мне нужно выпить.

Он выпустил меня из рук, чтобы я взяла со стола бокал. Пока я его наполняла, мои руки так сильно дрожали, что вино расплескалось по белой мраморной столешнице. Я никак не могла отвести взгляд от алых капель. Мне казалось, что вино превратилось в кровь — красные пятна на белесой коже Нуады. Я все смотрела, вспоминая тело твари, измазанное кровью девушки.

— Риа! — Голос Клан-Финтана вырвал меня из оцепенения.

Я задышала, задрожала, поспешила вернуться в постель, устроилась поудобнее рядом с мужем и сделала большой глоток, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы.

— Рассказывай, — попросил он.

— Эпона перенесла меня прямо к нему. Он как раз закончил насиловать молоденькую девушку.

— Демон почувствовал твое присутствие?

— Не то слово. Он слышал меня и даже вроде как видел. Это Эпона что-то сделала с моим бестелесным образом.

Клан-Финтан понимающе закивал.

— Богиня использует свои силы, чтобы донести до фоморианцев то, что нам нужно.

— Мне остается только надеяться, что она не забудет присматривать за мной во время этих сеансов.

«Понимаю, что разнюнилась, но все эти заморочки с магическими снами, богинями и тварями подействовали на меня не слабо».

— Ты ее Возлюбленная. Она всегда будет тебя защищать.

Я собралась отпустить ехидное замечание, мол, хотела бы и я быть такой уверенной, но потом вспомнила внутренний голос, предупредивший: «Приготовься, Возлюбленная», прикусила язык и выпила вина.

— Ты рассказала ему о храме Муз?

— На этот раз не успела. Эпона выдернула меня оттуда как раз в ту секунду, когда он хотел напасть.

Я вспомнила, как Нуада развопился от досады, когда я ускользнула, и сделала еще один большой глоток вина.

— Так он набросился на тебя? С каким же удовольствием я проткну его своим мечом, причем в самом скором времени! — Голос кентавра звучал жестко и гневно.

— Обычно я не сторонница насилия, но на этот раз сделаю исключение. Эта тварь заслужила, чтобы ее проткнули. — Я сделала очередной глоток, с удивлением отметила, что вина в кубке больше не осталось, и зевнула. — Надеюсь, Эпона освободила меня на сегодня. Я устала.

Клан-Финтан забрал у меня пустой кубок, протянул свою длинную руку и поставил его на пол рядом с нашей зефириной.

— Думаю, Богиня позволит тебе спокойно отдохнуть остаток ночи. — Он прижал меня к себе.

— Хорошо.

Я взбила пуховую подушку и свернулась калачиком. Рука мужа легла на мой затылок, и я благодарно вздохнула, когда он принялся растирать мой позвоночник сверху вниз.

— Спи, моя любовь, — прошептал кентавр. — Я позабочусь, чтобы тебя никто не потревожил.

Я почему-то была уверена в том, что заснула с улыбкой на лице. Мягкие прикосновения Клан-Финтана прогнали прочь и Нуаду, и все его зло.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал