Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Введение 3 страница






II Ватиканский Собор, говоря о странствующей Церкви, проводит аналогию с Израилем времен Ветхого Завета, когда Народ Божий странствовал по пустыне. Это странствие обретает также внешние признаки, видимые во времени и в пространстве, в котором оно исторически совершается. Ибо, «Церковь, которая должна распространиться во все края земли, входит в человеческую историю и вместе с тем превосходит времена и границы народов»55. И все же сущностный характер ее странствия - внутренний: речь идет о странствовании в вере, «силою воскресшего Господа»56, о странствовании в Духе Святом, данном Церкви как невидимый Утешитель (Parákletos) (ср. Ин 14, 26; 15, 26; 16, 7). «Шествуя среди искушений и скорбей, Церковь утешается обетованной ей Господом силою благодати Божией, чтобы… она... не переставала обновляться под действием Святого Духа, пока через Крест она не достигнет света невечернего»57.

Именно в этом шествии-паломничестве Церкви в пространстве и времени, и более того - в истории душ, Мария присутствует, как Та «блаженная Уверовавшая», как Та, Которая «следовала путем веры», будучи как никто другой причастна тайне Христа. Собор говорит далее: «Мария, прочно вошедшая в историю спасения, в известном смысле объединяет в Себе и отражает важнейшие положения веры»58. Среди всех верующих Она - как «зеркало», в котором наиболее глубоко и ярко отражаются «великие дела Божии» (Деян 2, 11).

26. Церковь, воздвигнутая Христом на основании апостолов, полностью осознала эти «великие дела Божии» в день Пятидесятницы, когда все собравшиеся в Горнице «исполнились Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать» (Деян 2, 4). С этого момента и начинается тот путь веры, странствие Церкви в истории людей и народов. Мы знаем, что в начале этого пути присутствует Мария. Мы видим Ее посреди апостолов в Горнице, «призывающую Своими молитвами дар Духа»59.

Ее путь веры является, в определенном смысле, более продолжительным. Святой Дух уже сошел на Нее, и в Благовещении Она стала Его верной Невестой, приняв Слово истинного Бога, выказав «полное подчинение разума и воли Богу, открывающему Себя и добровольно принимая данное Им откровение», более того, всецело предавшись Богу в «послушании веры»60. Поэтому Она ответила ангелу: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему». Путь веры, пройденный Марией, Которую мы видим молящейся в Горнице, является, таким образом, более продолжительным, чем путь остальных собравшихся там: Мария «предшествует» им, Ей принадлежит «первое место» на этом пути61. Событие Пятидесятницы в Иерусалиме было подготовлено не только Крестом, но и событием Благовещения в Назарете. В Иерусалимской Горнице путь Марии встречается с путем веры Церкви. Каким же образом?



Среди тех, кто, приняв Духа Святого, пребывал на молитвах в Горнице, готовясь идти «по всему миру», некоторые были призваны Иисусом в разное время с начала Его миссии в Израиле. Одиннадцать из них были установлены апостолами, и Иисус передал им миссию, полученную Им Самим от Отца: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин 20, 21), - сказал Он апостолам после Воскресения. А спустя сорок дней, прежде чем вернуться к Отцу, добавил: «когда сойдет на вас Дух Святый… будете Мне свидетелями… даже до края земли» (Деян 1, 8). Эта миссия апостолов началась с того момента, когда они вышли из Иерусалимской Горницы. Церковь рождена и отныне возрастает благодаря свидетельству Петра и других апостолов о Распятом и Воскресшем Христе (ср. Деян 2, 31-34; 3, 15-18; 4, 10-12; 5, 30-32).

Мария не получила эту апостольскую миссию непосредственным образом. Ее не было среди тех, кого Иисус послал по всему миру «учить все народы» (ср. Мф 28, 19), когда Он поручал им эту миссию. Но Она была в Горнице, где апостолы готовились принять эту миссию вместе с наитием Духа истины, Она присутствовала с ними. Среди них Она «пребывала в молитве» как «Матерь Иисуса» (ср. Деян 1, 13-14) - Распятого и Воскресшего Христа. И эта первая община с верою взиравших на «Иисуса, вождя спасения»62, ясно сознавала, что Иисус - Сын Марии, а Она - Его Матерь, и поэтому с момента Его зачатия и рождения Она является единственным в своем роде свидетелем тайны Иисуса, той тайны, которая на их глазах раскрылась и подтвердилась в Кресте и Воскресении. Так, Церковь с самого начала «взирала» на Марию через Иисуса, так же, как «взирала» на Иисуса через Марию. С той поры и навсегда Она стала для Церкви исключительным свидетелем детских лет Иисуса и Его сокровенной жизни в Назарете, когда Она «сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем» (Лк 2, 19; ср. Лк 2, 51).



Но прежде всего, с той поры и навсегда, Мария была и остается в Церкви Той, Которая «блаженна» ибо «уверовала»; Она уверовала первой. С момента Благовещения и зачатия, с момента Его рождения в Вифлеемских яслях, Мария следовала за Иисусом шаг за шагом в Своем материнском странствии веры. Она следовала за Ним в годы Его сокровенной жизни в Назарете; Она также следовала за Ним и тогда, когда, оставив дом, Он начал «делать и учить» (ср. Деян 1, 1) по всему Израилю, и, что существеннее всего, Она следовала за Ним в страдальческом опыте Голгофы. Теперь, когда Мария находится вместе с апостолами в Иерусалимской Горнице, на пороге зарождения Церкви, Ее вера, рожденная из слов Благовещения, находит свое подтверждение. Ангел сказал Ей тогда: «Зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик, …и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца». Недавние события Голгофы окутали это обетование мраком, но даже под Крестом вера Марии не угасала. Она все так же оставалась Той, Которая, подобно Аврааму, «сверх надежды поверила с надеждою» (ср. Рим 4, 18). И вот, после Воскресения, надежда указала свое истинное лицо, и обетование начало сбываться. Ведь прежде чем вернуться к Отцу, Иисус сказал апостолам: «Итак, идите, научите все народы… и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф 28, 19-20). Так говорил Тот, Кто в Воскресении явил Себя Победителем смерти, Властелином Царства, которому, согласно ангельской вести, «не будет конца».

27. Итак, на пороге зарождения Церкви, в начале долгого странствия веры, которое началось в Иерусалиме, в день Пятидесятницы, Мария была со всеми теми, которые представляли собой семя «нового Израиля».

Она присутствовала среди них как исключительный свидетель тайны Христа. И Церковь пребывала в молитве вместе с Ней и, в то же время, «созерцала Ее в свете Слова, ставшего человеком». И так должно было быть всегда. Ибо, когда Церковь «проникает все дальше в высочайшую тайну Воплощения», она думает о Матери Христа с глубоким благоговением и почитанием63. Мария неразрывно связана с тайной Христа, и так же Она связана с тайной Церкви, с самого начала, с первого дня ее зарождения. В основании того, чем является Церковь от своего начала, чем она должна постоянно, из поколения в поколение, становиться посреди всех народов земли, мы находим «Уверовавшую» в то, что «совершится сказанное Ей от Господа» (ср. Лк 1, 45). Именно вера Марии отмечает собой начало нового и вечного Завета Бога с человечеством в Иисусе Христе; это Ее героическая вера «предшествует» апостольскому свидетельству Церкви и остается в сердце Церкви, сокрытая как особое наследие Божьего откровения. Все, принимающие из поколения в поколение апостольское свидетельство Церкви, участвуют в том таинственном наследии, в некотором смысле, участвуют в вере Марии.

Слова Елисаветы («блаженна Уверовавшая») сопутствуют Деве и во время Пятидесятницы; они следуют за Ней из поколения в поколение, куда бы ни простиралось через апостольское свидетельство и служение Церкви знание о спасительной тайне Христа. Так исполняется пророчество Магнификат: «Будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его» (Лк 1, 48-49). Ибо познание тайны Христа ведет нас к прославлению Его Матери, в форме особого почитания Ее как Богородицы (Theotókos). Однако в это почитание всегда входит прославление Ее веры, ибо Дева из Назарета, согласно словам Елисаветы, стала блаженной, прежде всего благодаря этой вере. Те, кто из поколения в поколение среди разных народов и людей земли принимают с верой тайну Христа, Воплощенного Слова и Искупителя мира, не только обращаются с почитанием к Марии и прибегают к Ней с упованием как к Его Матери, но также ищут в Ее вере опору для своей веры. И именно это живое участие в вере Марии определяет Ее особое место в странствии Церкви как нового Народа Божия по всей земле.

28. Как говорит Собор: «Мария, прочно вошедшая в историю спасения, …когда о Ней проповедуют и Ее почитают, призывает верующих к Своему Сыну, к Его жертве и Отчей любви»64. Поэтому вера Марии - согласно апостольскому свидетельству Церкви - становится некоторым образом верой странствующего Народа Божия: людей и общин, разных кругов и собраний, и, наконец, различных групп, существующих в Церкви. Это вера, которая передается одновременно и познанием и сердцем; она приобретается, или обретается вновь и вновь, через постоянную молитву. Поэтому «в своих апостольских трудах Церковь с полным основанием взирает на Родившую Христа, зачатого от Святого Духа и рожденного от Девы, чтобы через Церковь Он родился и возрастал также в сердцах верующих»65.

Сегодня, когда в этом странствии веры мы приближаемся к концу второго христианского тысячелетия, Церковь - через учительство II Ватиканского Собора - обращает наше внимание на то, что она видит себя «единым Народом Божьим, присутствующим во всех народах земли». И она также напоминает нам о той истине, что все верные, хотя и «рассеянные по лицу земли, находятся в общении друг с другом во Святом Духе»66. Мы можем, таким образом, сказать, что в этом единении постоянно осуществляется тайна Пятидесятницы. В то же время, апостолы и ученики Господа во всех народах земли «единодушно пребывают в молитве с Марией, Материю Иисуса» (ср. Деян 1, 14). Являя собой из поколения в поколение «знамение Царства», которое не от мира сего67, они также осознают, что в мире сем они должны объединиться вокруг Того Царя, Которому были даны в наследие народы (ср. Пс 2, 8), Которому Отец дал «престол Давида, отца Его», так что Он «будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца».

В это время ожидания, через ту же самую веру, которая сделала Ее благословенной, особенно с момента Благовещения, Мария постоянно присутствует в миссии Церкви, присутствует в деятельности Церкви, благодаря которой приходит в этот мир Царство Ее Сына68. Это присутствие Марии находит сегодня, как и во всей истории Церкви, многие и разнообразные формы выражения. Оно обладает также обширным радиусом воздействия: через веру и благочестие верных, через традиции христианских семей - «домашних Церквей», приходских и миссионерских общин, монашеских институтов и епархий, через притягательную силу, излучаемую великими святилищами, в которых не только отдельные верующие или местные общины, но иногда целые народы и даже континенты ищут встречи с Матерью Господа, с Той, Которая блаженна, ибо уверовала, с Той, Которая стала первой среди верующих, и потому - Матерью Эммануила. Таково послание Палестинской земли, духовной родины всех христиан, потому что она - родина Спасителя мира и Его Матери. Таково послание множества храмов, возведенных христианской верой в течение веков в Риме и по всему миру. Таково послание таких мест, как Гваделупа, Лурд, Фатима и других, рассеянных по всем странам, среди которых не могу не упомянуть святыню моей родной земли, Ясную Гору. Можно было бы говорить об особой «географии» веры и Марианского почитания, включающей в себя все эти места особого паломничества Народа Божия, который ищет встречи с Богородицей, чтобы в материнском присутствии «Уверовавшей» укрепить свою собственную веру. Ибо, в вере Марии, уже при Благовещении, а затем окончательно у подножия Креста на Голгофе, было вновь открыто человеком то внутреннее пространство, в котором Предвечный Отец может преисполнить нас «всяким духовным благословением»: пространство «Нового и Вечного Завета»69. Это пространство существует и далее в Церкви, которая составляет во Христе «своего рода таинство… глубокого единения с Богом и единства всего рода человеческого»70. В той же вере, которую Мария исповедала при Благовещении как «Раба Господня» и в которой Она неизменно «предшествует» Народу Божию в его странствии по всей земле, Церковь «постоянно стремится объединить все человечество… под Главою Христом в единстве Его Духа»71.

2. Странствие Церкви и всехристианское единство

29. «Во всех учениках Христовых Дух пробуждает желание и действие, чтобы все мирно объединились в единое стадо под одним Пастырем, как установил Христос»72. Странствие Церкви, особенно в нашу эпоху, отмечено знаком экуменизма: христиане ищут пути восстановления того единства, о котором Христос просил у Отца для Своих учеников накануне Страстей: «Да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин 17, 21). Единство учеников Христовых, следовательно, является великим знамением, данным для пробуждения веры в этом мире, в то время как их разделение становится соблазном73.

Экуменическое движение, основанное на ясном и широко распространенном осознании безотлагательной необходимости достижения единства всех христиан, нашло свое кульминационное выражение со стороны Католической Церкви в документах II Ватиканского Собора: христиане должны укреплять в себе самих и в своих общинах то «послушание веры», первейшим и блистательнейшим примером которого является Мария. И поскольку Она «сияет как знамение твердой надежды и утешения странствующему Народу Божию», то «Святейшему Собору доставляет великую радость и утешение, что и среди отделенных от нас братьев нет недостатка в тех, кто воздает должные почести Матери Господа и Спасителя, особенно среди Восточных христиан»74.

30. Христиане знают, что истинное единство между ними может быть найдено снова лишь при условии, что оно будет основано на единстве веры. Им надлежит разрешить немаловажные доктринальные расхождения, касающиеся тайны и служения Церкви, а зачастую и роли Марии в деле спасения75. Диалоги, которые Католическая Церковь ведет с иными Церквями и церковными общинами Запада76, все больше сосредоточиваются на этих двух неотделимых друг от друга аспектах одной и той же тайны спасения. Если тайна Слова, ставшего плотью, позволяет нам увидеть тайну Божественного материнства, и если, в свою очередь, созерцание Матери Божией вводит нас в более глубокое понимание тайны Воплощения, тогда то же самое следует сказать о тайне Церкви и о роли Марии в деле спасения. Углубляя познание и того и другого, уясняя одно при помощи другого, христиане, стремящиеся делать то, что скажет им Иисус, - как советует им их Матерь (ср. Ин 2, 5), - смогут вместе идти «путем веры». На этом пути Мария все так же является для них примером, и Она должна привести их к единству, которого хотел их единый Господь, и которое столь желанно для тех, кто внимательно прислушивается к тому, что сегодня «Дух говорит Церквам» (Откр 2, 7.11.17).

Между тем, обнадеживающим предзнаменованием является то, что эти Церкви и церковные общины находят согласие с Католической Церковью по основным пунктам христианской веры, включая те, что касаются Девы Марии. Действительно, они признают Ее Матерью Господа и убеждены, что это является частью нашей веры во Христа, истинного Бога и истинного человека. Они взирают на Ту, что у подножия Креста принимает в сыновья возлюбленного ученика, который, в свою очередь, принимает Ее как Матерь.

Почему тогда нам не взирать на Нее всем вместе как на нашу общую Матерь, Которая молится за единство семьи Божией и «предшествует» нам всем во главе длинной вереницы свидетелей веры в единого Господа, Сына Божия, зачатого от Духа Святого в девственном Ее лоне?

31. С другой стороны, хочу подчеркнуть, что Католическая Церковь, Православная Церковь и древние Восточные Церкви чувствуют себя глубоко едиными в любви к Богородице (Theotókos) и Ее почитании. Не только «основополагающие догматы христианской веры о Святой Троице и о Боге-Слове, воплотившемся от Девы Марии, были определены на Вселенских Соборах, происходивших на Востоке»77, но и в своем литургическом богопочитании восточные христиане также «величат прекраснейшими гимнами Приснодеву Марию, …Пресвятую Богородицу»78.

На долю братьев из этих Церквей выпало немало испытаний, но их история всегда была отмечена огромным стремлением к христианской активности и апостольской деятельности, несмотря на частые преследования и даже кровопролития. Это история верности Господу, подлинное «странствие веры» во времени и пространстве, в течение которого восточные христиане всегда с безграничным доверием взирали на Матерь Божию, возвеличивали Ее и взывали к Ней в неустанной молитве. В трудные минуты своей неспокойной христианской жизни они прибегали под Ее защиту79, зная, что найдут у Нее действенную помощь. Церкви, исповедующие учение Эфесского Собора, провозглашают Деву «истинной Матерью Божией», ибо «Господь наш Иисус Христос, …рожденный от Отца прежде всех веков по Божеству, в последние времена, ради нас и нашего ради спасения, был рожден Девой Марией Матерью Божией по человечеству»80. Греческие Отцы и византийская традиция, созерцая Деву в свете Слова, ставшего плотью, пытались проникнуть в глубину той связи, которая соединяет Марию как Матерь Божию со Христом и с Церковью: Дева постоянно присутствует во всей полноте спасительной тайны.

Коптские и эфиопские традиции были введены в созерцание этой тайны Марии святым Кириллом Александрийским, и они, в свою очередь, прославили Ее в буйном расцвете поэзии81. Поэтический гений Ефрема Сирина, называемого «лирою Святого Духа», неустанно воспевал Марию, оставив неизгладимую печать на всей традиции Сирийской Церкви82.

Святой Грегорий Нарекаци, один из наиболее прославленных сынов Армении, в своем гимне в честь Theotókos в порыве мощного поэтического вдохновения углубляется в различные аспекты тайны Воплощения, и каждый из этих аспектов является для него поводом воспеть и восславить необычайное достоинство и величественную красоту Девы Марии, Матери Воплощенного Слова83.

Поэтому неудивительно, что Мария занимает привилегированное место в культе древних Восточных Церквей, выражающееся в несравнимом изобилии посвященных Ей праздников и гимнов.

32. В византийской литургии, в богослужениях суточного круга, хвала Матери соединена с хвалой Сыну и с той хвалой, которая через Сына возносится Отцу в Святом Духе. В анафоре или Евхаристической молитве святого Иоанна Златоуста, собравшаяся община сразу по окончании эпиклезы поет Матери Божией: «Воистину должно и справедливо прославлять Тебя, Богородица, Присноблаженная и Пречистая Матерь Бога нашего. Тебя, почитаемую превыше херувимов и превосходящую Своей славой серафимов; Тебя, Которая сохранив Свою девственную чистоту, родила Слово Божие; Тебя, истинную Богородицу, величаем».

Эти хвалы, возносимые Марии при каждом совершении Евхаристической литургии, сформировали веру, благочестие и молитвы верных. С течением веков они стали частью их духовной жизни, способствуя глубокому почитанию «Всесвятой Матери Божией».

33. В этом году исполняется 1200-летие II Вселенского Никейского Собора (787 г.), который, в завершение знаменитого спора о святых образах, постановил, что, согласно учению святых Отцов и всеобщему Преданию Церкви, предметом почитания верных, наряду со Крестом, могут быть также иконы Матери Божией, ангелов и святых, как в храмах, так и в домах и при дорогах84. Этот обычай сохранился по всему Востоку, а также и на Западе: изображениям Девы Марии отведены почетные места в храмах и домах верующих. Мария представлена на них разными способами: как Престол Божий, несущий Господа и дающий Его людям (Theotókos); как путь, ведущий ко Христу и указующий на Него (Hodegetria); как Молящаяся Заступница и знамение Божьего присутствия на пути верных, пока не придет день Господень (Deisis); как Защитница, простирающая свой покров над народами (Pokrov); как милосердная Дева Умиления (Eleousa). Обычно Она изображается вместе со Своим Сыном, Младенцем Иисусом на руках: именно связь с Сыном является славой Матери. Иногда Она изображается нежно прильнувшей к Нему (Glykophilousa); на других образах Она иератична и кажется погруженной в созерцание Того, Кто есть Господь истории (ср. Откр 5, 9-14)85.

Следует упомянуть также об иконе Владимирской Божией Матери, которая постоянно сопровождала странствие веры народов Древней Руси. Приближается первое тысячелетие обращения этих благородных земель в христианство - земель простых людей, мыслителей и святых. Иконы под многообразными именованиями и по сей день почитаются на Украине, в Белоруссии и в России: они являются свидетельством веры и молитвенного духа этих народов, ощущающих присутствие и защиту Божией Матери. Пресвятая Дева сияет на этих иконах как отображение Божьей красоты, как обитель Вечной Премудрости, как пример молитвы, образец созерцания, икона славы: Та, Которая уже в земной Своей жизни обладала духовным ведением, недоступным человеческому рассудку, и верою достигла наивысшего познания. Упомяну также образ Девы, в Иерусалимской Горнице молящейся с апостолами в ожидании Святого Духа: разве не мог бы он быть знамением надежды для всех тех, кто в братском диалоге желает углубить свое послушание веры?

34. Такое богатство хвалы, накопленное различными формами великого Предания Церкви, могло бы помочь нам приблизить день, когда Церковь сможет снова вздохнуть полной грудью «обоими легкими»: Восточным и Западным. Как я уже неоднократно утверждал, сегодня это более чем когда-либо необходимо. Это стало бы действенной помощью в деле развития осуществляемого диалога между Католической Церковью и Церквями и церковными общинами Запада86. Благодаря этому странствующая Церковь могла бы воспевать и проживать Магнификат более совершенным образом.

3. «Магнификат» странствующей Церкви

35. На нынешнем этапе своего странствования Церковь пытается вновь обрести единство всех, кто исповедует веру во Христа, чтобы выказать послушание своему Господу, Который молился об этом единстве накануне Своих Страстей. «Церковь “совершает поприще своего странствования”, …возвещая крест и “смерть Господню, доколе Он придет”»87. «Шествуя среди искушений и скорбей, Церковь утешается обетованной ей Господом силою благодати Божией, чтобы по немощи плоти она не уклонялась от совершенной верности, но оставалась достойной Невестой Господа своего и не переставала обновляться под действием Святого Духа, пока через Крест она не достигнет света невечернего»88.

Богородица Дева постоянно присутствует в этом шествии веры Народа Божия к свету. Особым образом свидетельствует об этом гимн «Магнификат», который, излившись из глубин веры Марии во время посещения (Елисаветы), непрерывно отзывается в сердце Церкви на протяжении веков. Доказательством этому является ежедневное чтение или пение этого гимна в литургии Вечерни, равно как и во многих других проявлениях Марианского почитания как личного, так и общинного.

«Величит душа Моя Господа;
и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,
что призрел Он на смирение Рабы Своей;
ибо отныне будут ублажать меня все роды;
ибо свершил для Меня великое Сильный
и свято имя Его;
и милость Его в роды родов
к боящимся Его.
Явил силу мышцы Своей;
рассеял надменных помышлениями сердца их;
низложил сильных с престолов,
и вознес смиренных;
алчущих исполнил благ,
и богатящихся отпустил ни с чем.
Воспринял Израиля, отрока Своего,
воспомянув милость,
как говорил отцам нашим,
к Аврааму и семени его до века». (Лк 1, 46-55).

36. Когда Елисавета приветствовала свою юную родственницу, пришедшую из Назарета, Мария ответила ей хвалебной песнью Магнификат. Елисавета в своем приветствии назвала Марию сначала «благословенной» из-за «плода чрева Ее», а затем «блаженной» - из-за Ее веры (ср. Лк 1, 42-45). Эти два благословения относились непосредственно к моменту Благовещения. Теперь, во время посещения, когда приветствие Елисаветы является свидетельством тому кульминационному моменту, вера Марии приобретает новое осознание и новое выражение. То, что в момент Благовещения оставалось сокрытым в глубине «послушания веры», прорывается теперь наружу как яркое, оживотворяющее пламя духа. Слова Марии на пороге дома Елисаветы, представляют собой вдохновенное исповедание Ее веры, в которой Ее ответ на слово Откровения выражен с религиозным и поэтическим вознесением всего Ее существа в порыве ликования к Богу. В этих возвышенных и, вместе с тем, очень простых словах, от начала до конца вдохновленных священными текстами израильского народа89, угадывается личный опыт Марии, восторг Ее сердца. В них - проблеск тайны Бога, слава Его неисповедимой святости, предвечная любовь, которая входит в историю человека как неотъемлемый дар.

Мария - первая, кто участвует в этом новом Божьем Откровении, и, через Откровение, в новом акте дарования Богом Самого Себя. Поэтому Она провозглашает: «Свершил для Меня великое Сильный; и свято имя Его». Ее слова отражают трудновыразимую радость духа: «Возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем». Действительно, «глубокая истина и о Боге, и о спасении человека сияет нам… во Христе, Который одновременно и Посредник, и Полнота всего Откровения»90. Мария в восторге исповедует, что Она находится в самом сердце этой полноты Христа. Она осознает, что в Ней исполняется обетование, данное отцам и, прежде всего, «Аврааму и семени его до века», что, следовательно, в Ней, как в Матери Христа, сосредоточено все домостроительство спасения, в котором «из поколения в поколение» являет Себя Бог Завета, «помнящий о Своем милосердии».

37. Церковь, которая с самого начала сообразует свое земное странствие со странствием Марии, неустанно повторяет за Ней слова Магнификат. Из глубин веры Девы во время Благовещения и посещения Елисаветы черпает Церковь истину о Боге Завета, о Всемогущем Боге, творящем «великое» человеку: «свято имя Его». Слова Магнификат выражают победу над грехом в самом его корне, над грехом, лежащим в начале земной истории мужчины и женщины: грехом неверия в Бога и «недоверия» Ему. Наперекор «подозрению», которое «отец лжи» породил в сердце Евы, первой женщины, Мария, Которую Предание имеет обыкновение называть «новой Евой»91 и истинной «Матерью живущих»92, с силой провозглашает немеркнущую истину о Боге: о Боге святом и всемогущем, изначально являющемся источником всех даров, «свершившем великое» Ей и всему творению. В акте сотворения Бог дарует бытие всему существующему. Создавая человека, Он дарует Ему достоинство Своего образа и подобия, и это достоинство является совершенно особым по отношению ко всем остальным земным творениям. Более того, Бога в Его желании щедро одаривать не останавливает даже грех человека, и Он отдает Себя в Сыне: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (Ин 3, 16). Мария является первым свидетелем этой изумительной истины, которая полностью осуществится в делах и словах (ср. Деян 1, 1) Ее Сына, и окончательно, решающим образом - в Его Кресте и Воскресении.

Церковь, которая «среди искушений и скорбей» не перестает повторять с Марией слова «Магнификат», черпает силу из истины о Боге, возвещенной тогда с необычайной простотой, и, в то же время, с помощью этой истины о Боге она желает пролить свет на трудные и порой запутанные пути земного существования людей. Поэтому Церкви, приближающейся в своем странствовании к концу второго христианского тысячелетия, необходимо с новой силой приняться за исполнение своей миссии. Следуя за Тем, Кто сказал о Себе: «(Бог) помазал Меня благовествовать нищим» (ср. Лк 4, 18), Церковь стремилась из поколения в поколение и стремится также и сегодня выполнять ту же самую миссию.

Эта любовь Церкви, отдающая предпочтение бедным, отражена чудесным образом в Магнификат Марии. Бог Завета, воспетый Девой из Назарета в ликовании Ее духа, является также Тем, Кто «низложил сильных с престолов и вознес смиренных, …алчущих исполнил благ, а богатых отпустил ни с чем, …рассеял надменных… и милость Его в роды родов к боящимся Его». Мария глубоко проникнута этим духом «бедных Яхве», которые в молитве Псалмов ожидают от Бога своего спасения, возлагая на Него все свои упования (ср. Псс 25 [24]; 31 [30]; 35 [34]; 55 [54]). Воистину, Она провозглашает пришествие тайны спасения, пришествие «Мессии бедных» (ср. Ис. 11, 4; 61, 1). Черпая из сердца Марии, из глубины Ее веры, выраженной в словах Магнификат, Церковь все действеннее обновляет в себе осознание того, что истина о Боге спасающем, о Боге - источнике всех даров, не может быть отделена от проявления Его любви прежде всего к бедным и смиренным, той любви, которая, будучи воспетой в Магнификат, находит затем свое выражение в словах и делах Иисуса.



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал