Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Горькие Уроки






 

Дриззт прополз сквозь спасительный кустарник и двинулся по плоскому голому камню, ведущему к пещере, заменившей ему дом. Судя по всему, совсем недавно нечто пересекло эту тропу. Следов не было видно, но запах ощущался сильный.

Гвенвивар кружила в скалах над пещерой. Вид пантеры принес дроу успокоение. Дриззт привык безоговорочно доверять Гвенвивар и знал, что она учуяла бы любого врага, притаившегося в засаде. Он скрылся в темной расселине и улыбнулся, услышав, как вслед за ним пробирается пантера.

Возле камня, лежащего у входа в пещеру, Дриззт остановился, чтобы дать глазам время привыкнуть к полумраку. Солнце, быстро спускавшееся по западному склону небес, светило по-прежнему ярко, но в пещере было очень темно, и зрение Дриззта восстановило способность воспринимать инфракрасный спектр. Как только его глаза перестроились, он обнаружил незваного гостя. Отчетливое свечение источника тепла, то есть живого существа, исходило из-за камня, лежащего в глубине пещеры. Дриззт почувствовал облегчение: Гвенвивар находилась всего в нескольких шагах, и кроме того, принимая во внимание размеры камня, пришелец вряд ли был крупным животным.

Но все-таки Дриззт вырос в Подземье, где любое живое существо, независимо от размера, могло оказаться опасным. Он дал знак Гвенвивар держаться поблизости от выхода и пополз вокруг камня, чтобы получше рассмотреть того, кто вторгся в его жилище.

Ему никогда не доводилось видеть подобное животное. Оно очень напоминало кошку, но имело голову намного меньшую и более заостренной формы. Животное весило всего лишь несколько фунтов. Этот факт, а также пушистый хвост и густой мех зверька указывали на то, что это скорее грабитель, нежели хищник. Сейчас он исследовал запасы провизии, явно не подозревая о присутствии дроу.

- Спокойно, Гвенвивар, - еле слышно сказал Дриззт и опустил скимитары в ножны.

Он шагнул к пришельцу, чтобы лучше разглядеть его, однако продолжал держаться на некотором расстоянии, стараясь не спугнуть и надеясь обрести еще одного товарища. Если бы только ему удалось добиться доверия животного...

Услышав голос Дриззта, зверек резко повернулся и прижался к стене, упираясь в землю короткими передними ногами.

- Успокойся, - тихо сказал Дриззт, обращаясь к своему гостю. - Я не причиню тебе вреда.

Он сделал еще один шаг, и животное зашипело и завертелось вокруг себя, топоча маленькими задними лапками о каменный пол.

Дриззт чуть было не рассмеялся, подумав, что зверек вознамерился протаранить заднюю стену пещеры. Но тут Гвенвивар прыгнула к нему, и ее явная обеспокоенность стерла веселье с лица дроу.

Хвост животного высоко поднялся; в неясном свете Дриззт заметил на спине существа светлые полоски. Гвенвивар взвизгнула и бросилась наутек, однако было уже поздно...



Примерно час спустя Дриззт и Гвенвивар шагали по нижним тропам горы в поисках нового жилища. Они спасли все, что могли, хотя этого оказалось не слишком много. Гвенвивар держалась на значительном расстоянии от Дриззта. Вблизи смрад был просто невыносим.

Дриззт легко отнесся к случившемуся, хотя зловоние собственного тела делало усвоенный урок горше, чем ему хотелось бы. Конечно, он не знал, как называется это маленькое животное, однако отлично запомнил, как оно выглядит. В следующий раз при встрече со скунсом он будет осмотрительнее.

- Найду ли я друзей в этом чуждом для меня мире? - прошептал Дриззт самому себе.

Уже не в первый раз дроу выражал подобные опасения. Он очень мало знал о поверхности, а еще меньше о созданиях, населявших ее. Несколько месяцев провел он в пещере или поблизости от нее, лишь иногда предпринимая вылазки в нижние, более населенные районы. Во время таких набегов он видел каких-то животных, обычно издалека, и даже заметил людей. Однако у него не хватило мужества выйти из укрытия и познакомиться со своими соседями, потому что он опасался, что его не примут, а скрыться ему было негде.

Звук журчащей воды привел дурно пахнущего дроу и пантеру к стремительному ручью. Дриззт тотчас же нашел укромное место и принялся стягивать с себя доспехи и одежду, а Гвенвивар двинулась вниз по течению в поисках рыбы. Шлепанье пантеры по воде вызвало у дроу улыбку, смягчившую его суровые черты. Этим вечером им предстояло хорошо поужинать.



Дриззт осторожно расстегнул пряжку ремня и положил свое замечательное оружие рядом с кольчугой. Откровенно говоря, без доспехов и оружия он чувствовал себя уязвимым и в Подземье никогда не решился бы оставить их далеко от себя, но прошло уже много месяцев с тех пор, как последний раз возникла необходимость воспользоваться скимитарами. Дриззт посмотрел на клинки, и на него нахлынули сладостно-горькие воспоминания о том дне, когда он в последний раз пустил их в ход.

Тогда он сражался с Закнафейном, своим отцом, наставником и самым дорогим другом. После той битвы в живых остался только Дриззт. Легендарный оружейник погиб, однако победу в схватке одержал не только Дриззт, но и сам Зак, потому что тот, кто вслед за Дриззтом пришел к пещере с кислотным озером, был не настоящим Закнафейном. Точнее говоря, это был дух-двойник Закнафейна, находившийся во власти Мэлис, злобной матери Дриззта, Она жаждала отомстить сыну за то, что он отрекся от Ллот и от всего безумного общества дроу. Дриззт провел в Мензоберранзане более тридцати лет, однако так и не смирился с коварными и жестокими нравами, господствовавшими в городе дроу. Несмотря на то, что его мастерство в обращении с оружием считалось непревзойденным, он постоянно был помехой для Дома До'Урден. Когда он бежал из города и поселился в пещерах Подземья, его мать, верховная жрица Ллот, лишилась благоволения своей богини.

Тогда Мэлис До'Урден разбудила дух Закнафейна, оружейника, которого она принесла в жертву Ллот, и послала не подвластное смерти существо вдогонку за сыном. Однако Мэлис просчиталась, потому что в теле Зака осталось немало от его прежней души и он не захотел напасть на Дриззта. В тот миг, когда Заку удалось побороть влияние Мэлис, он издал победный клич и прыгнул в кислотное озеро.

- Отец, - прошептал Дриззт, черпая силу в этом простом слове.

Он добился успеха там, где Зак проиграл; он отрекся от злобных обычаев дроу, тогда как Зак несколько веков томился в их ловушке, играя роль пешки в борьбе за власть, которую вела Мэлис. Неудача и кончина Закнафейна придали юноше новые силы; победа Зака в пещере с кислотой стала для него примером решимости. Дриззт разорвал паутину обманов, которую пытались сплести его прежние наставники из Академии Мензоберранзана, и вышел на поверхность, чтобы начать новую жизнь.

Войдя в ледяной ручей, Дриззт вздрогнул. В Подземье царили постоянные температуры и неизменный мрак. Этот мир изумлял его на каждом шагу. Он уже отметил, что периоды дневного света и темноты не постоянны: с каждым днем солнце садилось все раньше, а температура, менявшаяся чуть ли не каждый час, неуклонно понижалась в течение последних нескольких недель. И даже сами периоды света и темноты отличались непоследовательностью. Некоторые ночи наполнялись мерцающим блеском серебряного шара, а в какие-то из дней сияющий голубизной небосвод затягивался серой пеленой.

Несмотря на все это; Дриззт частенько радовался своему решению прийти в этот незнакомый мир. Глядя на доспехи и оружие, лежащие в тени в дюжине футов от того места, где он купался, Дриззт был вынужден признать, что, вопреки всем странностям, поверхность дарила ему больше покоя, чем любое место в Подземье.

Но покой покоем, а все-таки Дриззт и здесь находился словно в диких пещерах. Четыре месяца провел он на поверхности и по-прежнему оставался один, если не считать тех моментов, когда он имел возможность призывать свою волшебную подругу-пантеру. Теперь, когда он снял с себя все, кроме потрепанных штанов, когда глаза щипало от жидкости скунса, когда обоняние притупилось в облаке вони, исходившей от тела, а острому слуху мешало журчание бегущей воды, - дроу действительно чувствовал себя беспомощным.

- Ну и видок у меня, должно быть, - пробормотал Дриззт, небрежно приглаживая гибкими пальцами гриву густых белых волос.

Вновь бросив взгляд на лежащее на берегу снаряжение, он тут же забыл об этой мысли. Возле его имущества топтались пять неуклюжих фигур, и этих существ, без сомнения, нисколько не беспокоил неприглядный внешний вид темного эльфа.

Дриззт разглядел сероватую кожу и темные, похожие на собачьи, морды гуманоидов ростом около семи футов. Но особенно хорошо он видел мечи и копья, направленные в его сторону. Он знал этот вид монстров, потому что ему довелось наблюдать подобных созданий, оказавшихся в рабстве в Мензоберранзане. Однако в теперешней ситуации гноллы показались ему совсем другими, более зловещими, чем он их помнил.

Первым его порывом было броситься к скимитарам, однако он тут же понял, что копье пронзит его прежде, чем он успеет приблизиться. Самый крупный из группы, восьмифутовый гигант с поразительно рыжими волосами, долго глядел на Дриззта, затем перевел взгляд на его снаряжение и опять посмотрел на темного эльфа.

- Интересно, о чем ты думаешь? - еле слышно пробормотал Дриззт.

Ему было мало что известно о гноллах. В Академии Мензоберранзана он узнал, что гноллы принадлежат к гоблиноидной расе, злобны, непредсказуемы и очень опасны. Однако то же самое ему говорили и о наземных эльфах, и о людях, и, как теперь ему вспоминалось, почти обо всех остальных расах, за исключением самих дроу. Несмотря на затруднительное положение, Дриззт чуть не расхохотался. По иронии судьбы расой, которая более всех других заслуживала эти эпитеты, были сами дроу.

Гноллы не двигались и ничего не говорили. Дриззт понял, что при виде темного эльфа они растерялись, и решил воспользоваться этим естественным страхом как своим единственным шансом. Призвав на помощь врожденные магические способности, дарованные ему предками, он взмахнул темной рукой и окутал пятерых гноллов безвредным багровым пламенем.

Одно из чудищ тотчас же упало на землю, как и надеялся Дриззт, но другие замерли, повинуясь сигналу более опытного вожака. Они нервно оглядывались, явно сомневаясь, стоит ли продолжать знакомство. Однако предводителю гноллов уже доводилось видеть подобный волшебный огонь в битве с неудачливым - и ныне покойным - рейнджером, и он знал, что это такое.

Дриззт напрягся и попытался определить, каков будет его следующий шаг.

Вожак гноллов оглянулся на собратьев, словно оценивая, насколько щедро они украшены танцующими язычками огня. Судя по силе действия чар, в ручье стоял не обычный крестьянин-дроу - во всяком случае, Дриззт надеялся, что вожак именно так и думает.

Когда вожак опустил копье и знаком приказал остальным сделать то же самое, Дриззт немного расслабился. Гнолл отрывисто пролаял несколько слов, которые показались дроу непонятной тарабарщиной. Заметив его очевидное замешательство, гнолл что-то сказал на гортанном наречии гоблинов.

Дриззт понимал язык гоблинов, но произношение гноллов было таким странным, что ему удалось разобрать только несколько слов, и среди них - "друг" и "вождь".

Он осторожно сделал шаг к берегу. Гноллы посторонились, открывая дорогу к его вещам. Дриззт сделал еще один неуверенный шаг и тут заметил в зарослях неподалеку от себя припавшую к земле черную пантеру - ему сразу стало спокойней. Стоило ему дать сигнал - и Гвенвивар одним прыжком настигла бы гноллов.

- Ты и я идти вместе? - спросил Дриззт у вожака гноллов на языке гоблинов, стараясь имитировать произношение этого существа.

Гнолл ответил потоком беспорядочных выкриков. Единственным, что, как показалось Дриззту, он понял из всего этого, было последнее слово вопроса:

"...союзник?"

Дриззт медленно кивнул, надеясь, что понял смысл речи гнолла.

- Союзник! - пролаял вожак, и его сородичи облегченно заулыбались и принялись хлопать друг друга по спине.

Дриззт схватил свое снаряжение и молниеносно пристегнул скимитары. Пользуясь тем, что гноллы отвлеклись, дроу взглянул на Гвенвивар и кивнув, в сторону густого кустарника, росшего вдоль тропы. Гвенвивар быстро и бесшумно заняла новую позицию. Дриззт не собирался выдавать всех своих секретов, еще не вполне понимая намерения новых товарищей.

Все вместе стали спускаться вниз по извилистым горным тропам. Гноллы держались поодаль от дроу, то ли из уважения к Дриззту и к репутации его расы, то ли по какой-то другой причине, которая была ему неизвестна. Но скорее всего они сторонились его из-за запаха скунса, от которого не помогло избавиться даже купание.

Вожак гноллов то и дело обращался к Дриззту, подкрепляя возбужденные слова хитрым подмигиванием или внезапным потиранием коротких пухлых рук. Дриззт не имел представления, о чем толковал ему гнолл, однако по нетерпеливому причмокиванию этого существа он заключил, что его ведут на какой-то праздник.

Вскоре он определил цель движения их группы, потому что часто наблюдал с высоты выступающих утесов за огнями маленького фермерского селения в долине. Дриззту оставалось только догадываться о том, как строились отношения между гноллами и людьми, но он чувствовал, что эти отношения нельзя назвать дружескими. Когда они приблизились к селению, гноллы заняли оборонительные позиции, прячась за кустами и стараясь держаться в тени. С наступлением сумерек отряд миновал центральную часть селения и оказался перед уединенным фермерским домом, расположенным западнее других.

Вожак гноллов шепотом обратился к Дриззту, медленно проговаривая каждое слово, чтобы дроу смог его понять.

- Одна семья, - прокаркал он. - Трое мужчин, две женщины...

- Одна молодая женщина, - возбужденно добавил другой гнолл.

Вожак гноллов зарычал.

- И трое мальчишек, - закончил он.

Дриззту показалось, что теперь он понял их намерения, а удивленное и вопрошающее выражение его лица заставило гнолла развеять последние сомнения.

- Враги, - заявил вожак.

Дриззт, который почти ничего не знал об этих двух расах, попал в затруднительное положение. Было совершенно ясно, что гноллы хотят напасть на дом фермеров, как только окончательно стемнеет. Он не собирался принимать участие в их налете до тех пор, пока не получит побольше сведений о причине раздора.

- Враги? - переспросил он.

Вожак гноллов наморщил лоб, пытаясь выразить ужас. Он извергнул поток невнятных слов, из которых Дриззт разобрал лишь: "человек... хилый... раб". Все гноллы, заметив внезапное замешательство дроу, принялись теребить свое оружие и тревожно переглядываться.

- Трое мужчин, - сказал Дриззт.

Гнолл яростно стукнул копьем оземь.

- Убить самого старого! Захватить двоих!

- А женщины?

Злобная улыбка, расплывшаяся по морде гнолла, откровенно ответила на вопрос, и Дриззт начал понимать, чью сторону ему хочется принять в этом конфликте.

- А что с детьми?

Задавая вопрос, он в упор смотрел на вожака гноллов и отчетливо произносил каждое слово. Здесь нельзя было допустить неточности и непонимания. От этого последнего вопроса зависело все остальное, потому что, хотя Дриззт и мог понять проявление жестокости к смертельным врагам, он не сумел забыть тот единственный раз, когда ему пришлось участвовать в подобном рейде. В тот день он спас ребенка-эльфа, спрятал девочку под телом ее матери, чтобы скрыть от своих разъяренных сотоварищей-дроу. Из множества злодеяний, свидетелем которых довелось быть Дриззту, убийство детей являлось наихудшим.

Гнолл ткнул копьем в землю, и его морда исказилась от злобного ликования.

- Думаю, нет, - просто сказал Дриззт, и в его лиловых глазах запрыгали огоньки.

Гноллы даже не заметили, как в руках дроу появились скимитары.

Морда вожака опять сморщилась, на этот раз от неожиданности. Он попытался поднять копье, чтобы защититься от непредсказуемого и странного дроу, но было слишком поздно.

Бросок Дриззта оказался очень быстрым. Не успело острие копья гнолла дрогнуть, как дроу накинулся на него, выставив вперед скимитары. Четверо остальных гноллов зачарованно смотрели, как клинки Дриззта, дважды лязгнув, располосовали горло их могущественного предводителя. Гигант гнолл бесшумно повалился навзничь, беспомощно хватаясь за шею.

Гнолл, который находился сбоку, отреагировал первым: он поднял копье и устремился на Дриззта. Проворный дроу с легкостью отразил его примитивную атаку, однако постарался при этом не замедлить движения противника. Когда огромное чудище неуклюже проносилось мимо, Дриззт развернулся и подставил ему подножку. Потеряв равновесие, гнолл споткнулся и глубоко вонзил копье в грудь изумленного сородича.

Он изо всех сил дернул оружие, но копье застряло крепко, потому что его крючковатый наконечник зацепился за позвоночник поверженного гнолла. Гнолл не испытывал сострадания к умирающему товарищу; все, что ему было нужно, это его копье. Он тянул и раскачивал древко, сыпал проклятия и плевал в искаженное агонией лицо собрата до тех пор, пока скимитар дроу не раскроил ему череп.

Четвертый гнолл, увидев, что дроу не обращает на него внимания, и, посчитав, что будет благоразумнее напасть на врага издали, приготовился метнуть копье. Он уже занес руку, но не успело копье отправиться в полет, как Гвенвивар ринулась на гнолла, повалив его на землю. Гнолл молотил тяжелыми кулаками по мускулистым бокам пантеры, но когти Гвенвивар оказались намного действеннее. Через долю секунды, когда Дриззт отвернулся от трех мертвых гноллов, лежащих у его ног, тело четвертого уже затихло под большой пантерой. Пятый противник сбежал.

Гвенвивар освободилась от упрямо вцепившихся рук мертвеца. Литые мускулы пантеры подрагивали, словно настороженное животное ожидало команды. Дриззт обозрел картину бойни, кровь на скимитарах, ужасные выражения на лицах мертвых гноллов. Он хотел положить этому конец, поскольку понимал, что попал в непривычную для себя ситуацию, стал поперек дороги двум расам, о которых знал очень мало. После минутного раздумья, однако, в мозгу дроу осталось только одно - злорадное обещание вожака гноллов умертвить человеческих детей. На карту было поставлено слишком многое.

Дриззт обернулся к Гвенвивар, и его голос прозвучал скорее непреклонно, нежели смиренно:

- Догони его.

 

* * * * *

 

Гнолл карабкался по горным тропам, стреляя глазами по сторонам, потому что за каждым деревом или камнем ему мерещились неясные темные фигуры.

- Дроу! - скрипуче повторял он снова и снова, заставляя себя бежать еще быстрее. - Дроу! Дроу!

Разозленный и задыхающийся, гнолл добежал до рощицы, протянувшейся между двумя отвесными стенами голого камня. Он споткнулся о поваленное бревно, упал и больно ушиб ребра о неровную поверхность замшелого камня. Однако незначительная боль нисколько не замедлила бега испуганной твари. Гнолл знал, что его преследуют, он чувствовал присутствие врага, скрывавшегося среди теней за пределами поля его зрения.

Когда он почти добежал до края рощицы, вечерние сумерки уже сгустились, и гнолл заметил пару горящих желтых глаз, уставившихся на него. Он видел, как пантера расправилась с его сородичем, и существо догадалось, кто встал на его пути.

Гноллы трусливы, но стоит загнать их в угол - и они будут сражаться с поразительным упорством. Так произошло и сейчас. Осознав, что у него нет выхода (не бежать же назад, где его ждет темный эльф!), гнолл зарычал и поднял тяжелое копье.

Раздался шорох, глухой звук удара и пронзительный крик боли, когда копье поразило цель. Желтые глаза на миг исчезли, а затем какое-то существо торопливо побежало к дереву. Оно низко припадало к земле и очень напоминало кошку, однако гнолл тотчас же понял, что пантера не может иметь подобной окраски. Когда раненое животное достигло дерева, оно оглянулось, и гнолл узнал его.

- Енот, - выпалил он и расхохотался. - Я бежал от енота!

Гнолл тряхнул головой, глубоко вздохнул, но с этим вздохом вся его радость улетучилась. Вид енота принес ему некоторое облегчение, однако гнолл не мог забыть о том, что случилось раньше. Он должен вернуться в логовище и доложить Улгулу, гигантскому повелителю гоблинов, их божеству, о появлении дроу.

Он шагнул вперед, чтобы подобрать копье, и вдруг замер, ощутив сзади какое-то движение. Гнолл медленно повернул голову. Он видел собственное плечо и покрытую мхом скалу.

Его охватил ужас. Позади него ничто не шевелилось, ничто в рощице не издавало ни единого звука, но гнолл знал, что там кто-то скрывается. Дыхание с хрипом вырывалось из груди гоблиноида; жирные руки то сжимались в кулаки, то разжимались.

Гнолл быстро повернулся и зарычал, однако вопль ярости превратился в крик ужаса, когда шестисотфунтовое тело пантеры обрушилось на него с нижней ветви растущего рядом дерева.

Удар сбил его с ног, но он не был слабым созданием. Не обращая внимания на обжигающую боль, причиненную безжалостными когтями пантеры, гнолл обхватил голову Гвенвивар, отчаянно пытаясь оттолкнуть страшные челюсти от своего горла.

Он боролся почти целую минуту, дрожащими от напряжения руками сопротивляясь давлению могучих мускулов шеи пантеры. Но затем ее голова опустилась, и Гвенвивар схватила его. Огромные клыки сомкнулись на шее гнолла, выдавливая жизнь из обреченного существа.

 

Гнолл неистово затрепыхался; ему каким-то образом удалось оказаться поверх пантеры. Гвенвивар по-прежнему безучастно сжимала его горло. Челюсти не ослабили хватки.

Через несколько минут тело гнолла перестало биться.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.039 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал