Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. — Очень любопытно, — пробормотал капитан Джероннан, вглядываясь из‑под ладони вперёд






 

— Очень любопытно, — пробормотал капитан Джероннан, вглядываясь из‑под ладони вперёд. — Похоже на спасательную шлюпку.

Кара прищурилась, но ничего не увидела. У капитана, очевидно, сверхъестественно острое зрение.

— В ней кто‑нибудь есть?

— Никого не видно, но подождём. Я бы не стал рисковать жизнью даже одного матроса, чтобы выгадать пару минут… надеюсь, ты понимаешь это, госпожа.

— Ну конечно!

Она была так благодарна Джероннану, организовавшему это путешествие. Он предоставил в её распоряжение свой корабль и свой экипаж — от кого бы ещё колдунья получила все это? Плату он принял, только чтобы покрыть расходы, и ни монетой больше. Каждый раз, когда девушка пыталась настаивать, лицо трактирщика‑капитана становилось мрачнее тучи, предупреждая чернокудрую колдунью, что к бывшему морскому офицеру возвращаются воспоминания о его дочери.

Они провели два дня в открытом море, прежде чем Кара осознала, что Джероннан действительно нуждался в этом путешествии не меньше, чем она. Если великан‑трактирщик и раньше казался возбуждённым, то теперь временами выглядел так, словно готов взорваться. Даже признаки надвигающейся непогоды на западном горизонте ничего не могли поделать с его приподнятым духом.

— Офицер Дрэйко!

На крик Джероннана обернулся худощавый горбоносый человек в отлично подогнанной офицерской форме и отсалютовал капитану. Дрэйко ничуть не огорчился, когда его хозяин объявил, что сам берёт на себя командование этим путешествием. Помощник Джероннана несказанно уважал трактирщика и был ему искренне предан.

— Шлюпка по носу!

— Так точно, капитан!

И Дрэйко немедленно отдал приказ матросам готовиться принять выживших. Экипаж «Королевского щита» действовал быстро и слаженно, хотя, впрочем, этого Кара Ночная Тень как раз и ожидала Те, кто служили Джероннану, служили человеку, большую часть своей жизни следовавшему строгим правилам дисциплины. Это не означало, что он держал своих людей в ежовых рукавицах. Джероннан верил в добрые отношения между людьми — по нынешним временам редкое качество в руководителе.

«Королевский щит» подошёл к одинокой лодчонке, и два матроса немедленно бросили тросы, притягивая шлюпку к борту. Джероннан и Кара наблюдали за их работой. Колдунья начала беспокоиться по поводу обнаруженного: Они следовали примерно тем же курсом, по которому должен был двигаться «Ястребиный огонь»; а что, если эта шлюпка с того судна? Неужели поиски Кары скоро окончатся, когда выяснится, что добыча покоится на дне моря?

— На борту один человек, — пробормотал капитан Джероннан.

Действительно; на дне шлюпки лежал один матрос, но пока команда пыталась зашвартовать её, Кара уже заметила явные признаки того, что для этого несчастного они прибыли слишком поздно.



Господин Дрэйко послал двоих посмотреть. Скользнув по канатам, моряки мрачно перевернули тело, лежавшее вниз лицом.

Глаза, которым не суждено больше видеть солнце и звезды, слепо уставились в небеса.

— Мёртв уже день, — крикнул один из матросов и поморщился. — Разрешите похоронить его, сэр.

Кара не стала спрашивать, что он имеет в виду. Здесь, в открытом море, с трупом мало что можно сделать. Последняя церемония… и водяная могила.

Джероннан кивнул, но Кара поспешно схватила его за руку:

— Мне надо осмотреть тело… оно может нам что‑нибудь сказать.

— Думаешь, он с «Ястребиного огня»?

— А ты так не считаешь, капитан?

Он нахмурился:

— Да… Но что ты собираешься сделать?

Она не решилась объяснить все.

— Определить, что случилось… если сумею.

— Отлично! — Джероннан велел матросам поднять тело на палубу. — Займи боковую каюту, миледи! Не хочу, чтобы кто‑то стал свидетелем твоих действий. Они не поймут.

Потребовалось совсем немного времени, чтобы доставить тело в каюту, указанную Джероннаном. Кара намеревалась сама поработать с трупом, но капитан отказался уходить. Даже когда она весьма поверхностно объяснила, что именно планирует совершить.

— Я видел людей, искалеченных в бою, видел таких тварей, о которых ты и не слышала, видел тысячу ликов смерти… а после того, что случилось с моей дочерью, ничто больше не заставит меня бежать. Я посмотрю и даже помогу, если дойдёт до этого.



— В таком случае закрой, пожалуйста, дверь. Ты правильно сказал, нам свидетели не нужны.

Трактирщик повиновался, и Кара опустилась на колени рядом с телом. Моряк был человеком средних лет, прожившим нелёгкую жизнь. А когда девушка припомнила то немногое, что она знала о «Ястребином огне», её подозрения, что шлюпка принадлежала именно этому судну, упрочились.

Люди, принёсшие тело, закрыли трупу глаза, но теперь Кара снова подняла мертвецу веки.

— Именем Морской Ведьмы, что ты делаешь, девочка?

— Так надо. Ты, если хочешь, ещё можешь уйти, капитан. В твоём участии нет необходимости.

Но капитан решился:

— Я останусь… просто, говорят, взгляд покойника приносит несчастье.

— Уж ему‑то самому несчастья досталось вдоволь.

Девушка потянулась к кошельку у пояска, выискивая необходимые компоненты. Без кинжала она не сумеет вызвать фантом, как в гробнице Бартука. Кроме того, попытайся она это сделать, мнение Джероннана может измениться, и он запретит ей продолжать. Нет, то, что она задумала, должно сработать, при условии, что в процессе капитан не повернётся против неё.

Из крошечного мешочка Кара извлекла щепотку белого порошка.

— Что это?

— Выкопанная из земли кость и смесь трав. — Она наклонилась над мёртвым матросом,

Человеческая кость?

— Да.

Капитан Джероннан промолчал, ничего не возразив, и колдунье стало чуть легче. Кара поднесла порошок к глазам покойника и посыпала на них белым веществом.

К чести капитана, Джероннан держал язык за зубами. Только когда девушка достала маленький чёрный пузырёк и поднесла его ко рту трупа, он осмелился сделать замечание:

— Но ты же не собираешься влить это ему в брюхо, а, девочка?

Она взглянула на него.

— Я не намерена осквернять труп, капитан. То, что я делаю, я делаю, чтобы выяснить, как погиб этот человек. Тело выглядит обезвоженным и иссохшим, словно он провёл без воды и пищи целую неделю. А это весьма любопытно, особенно если он с того корабля, который мы преследуем. Полагаю, капитаны обычно кормят свою команду, не так ли?

— Каско сумасшедший чужак‑дьявол, но он всё же ещё способен понимать, что люди нуждаются в еде.

— Так я и думала. А если этот бедняга не с «Ястребиного огня», нам следует выяснить, откуда он. Ты же не станешь спорить?

— Ты права, девочка… прости меня.

— Тебе не за что просить прощения.

Откупорив склянку, девушка одной рукой разжала челюсти матроса и немедленно опрокинула пузырёк так, что половина его содержимого быстро перелилась в горло мертвеца. Добившись результата, колдунья убрала бутылочку.

— Может, ты, по крайней мере, скажешь мне, как надеешься выяснить что‑то?

— Увидишь.

Она бы объяснила, но Джероннан даже не подозревал, как поспешно ей приходится сейчас работать. Жидкость в сочетании с порошком давали эффект, но на весьма короткое время, а девушке нужно было ещё произнести финальную часть заклинания. Любая помеха — и драгоценные секунды будут потрачены впустую.

Кончиком пальца Кара нарисовала на груди моряка круг, потом прочертила линию по горлу, к подбородку и, наконец, достигла рта. Одновременно она шептала слова заклинания. Затем Кара постучала по груди трупа. Раз. Два. Три. И всё это время колдунья считала убегающие мгновения.

Мёртвый моряк громко вздохнул, словно лёгкие его вновь наполнились воздухом.

— О небесные боги! — Джероннан отшатнулся. — Ты вернула его!

— Нет, — коротко ответила Кара. Она знала, что капитан ошибается. Она никого не воскрешала. Непосвящённым никогда не понять все аспекты работы некроманта. Последователи Рашмы не играют со смертью, как полагают некоторые, это против их учения. — А теперь, пожалуйста, капитан Джероннан, позволь мне продолжить.

Он хрюкнул, но, тем не менее, промолчал. Кара склонилась над матросом, вглядываясь в мёртвые глаза. От них исходило слабое золотое сияние. Хороший признак.

Девушка выпрямилась.

— Назови мне своё имя.

С холодных губ сорвалось одинокое слово:

— Калкос.

— С какого ты корабля?

Глоток воздуха, затем:

— «Ястр‑р‑р‑ребиный огонь».

— Значит, он с…

— Пожалуйста! Помолчи! — И к трупу: — Корабль утонул?

— Не‑е‑е‑е…

— Любопытно. Тогда отчего люди покинули его?

— Вы встретились с пиратами?

И снова отрицательный ответ. Кара прикинула оставшееся время и поняла, что надо поднажать.

— Корабль оставили все?

— Не‑е‑е‑е.

— А кто остался? — Колдунья старалась, чтобы в голосе её не звенело ожидание.

И снова труп вдохнул:

— Каско… капитан…— Рот закрылся как‑то не вполне нормально. Тело моряка, словно не желая добавить что‑то, в итоге всё‑таки выдохнуло: — Чар‑р‑ро‑о‑о…

Чародей? Ответ застал Кару врасплох. С учётом отчаянного поступка экипажа она ожидала услышать что‑то о ворах, похитивших доспехи, или о двух мстителях, напавших на неё. Наверняка их присутствие могло вынудить стойких матросов бежать, невзирая на опасности моря.

— Опиши его!

Рот открылся, но из него не вылетело ни слова. Как и с фантомами, это заклинание позволяло получать лишь простые ответы. Кара тихо выругалась, затем изменила вопрос:

— Что на нём было надето?

Вдох, а затем:

— Дос‑с‑с‑спех‑х‑х‑х…

Она напряглась:

— Доспехи? Красные доспехи?

— Да‑а‑а‑а…

Вот этого она не ожидала. Итак, по‑видимому, по крайней мере, один из выживших в гробнице был чародеем. Мог ли им быть этот Норрек Вижаран, о котором говорил фантом? Она повторила это имя моряку, спросив, знакомо ли оно ему. К сожалению, нет.

И всё же Кара узнала больше, чем рассчитывала. Когда Калкос видел «Ястребиный огонь» в последний раз, корабль не только держался на плаву, но на борту его находились доспехи.

— Без экипажа, — обратилась она к безмолвному капитану Джероннану. — Корабль же далеко не уплывёт, так?

— Весьма вероятно, они станут кружить, если только хозяин судна и этот колдун останутся там. — Джероннан помедлил, потом спросил: — У тебя есть ещё вопросы?

Вопросы‑то были, но такие, на которые труп не ответит. Кара ужасно сожалела об отсутствии кинжала, ведь тогда у неё было бы больше времени и она бы вызвала настоящий дух, который мог бы произносить длинные и более связные фразы. Некромант постарше и поопытнее способен на такой фантастический подвиг без каких бы то ни было орудий, но Кара знала, что пройдёт ещё несколько лет, прежде чем она достигнет этого уровня.

— Так что насчёт него? — настаивал бывший морской офицер. — Что случилось с ним… и с остальными, если уж на то пошло?

Ощутив стыд за то, что Джероннан напомнил ей о том, что она забыла, Кара поспешно снова склонилась над телом:

— Где твои товарищи?

Нет ответа. Она дотронулась до груди трупа, почувствовав, как та подалась под слабым нажимом её пальцев. Эффект колдовской жидкости проходил.

У колдуньи остался лишь один шанс. Глаза погибшего часто сохраняют последнюю виденную им картину. Если насыпанный в них порошок ещё не утратил всю свою силу, то Кара, возможно, сумеет разглядеть в них этот образ.

Не оглядываясь на капитана, она сказала:

— Сейчас меня нельзя будет прерывать ни при каких обстоятельствах. Понятно?

— Да… — Но согласился Джероннан с большой неохотой.

Кара направила взгляд прямо в слепые глаза покойника и забормотала. Золотистая пелена подхватила её и потянула к себе. Девушка поборола инстинктивный порыв отшатнуться от мира мёртвых и вместо этого полностью окунулась в чары нового заклинания.

 

И вот уже Кара сидит в лодке посреди бушующего моря, изо всех сил работая вёслами, словно за крошечным судёнышком гонится вся троица Первичного Зла. Колдунья опустила глаза и увидела свои руки — крепкие, грубые руки моряка, — руки Калкоса.

— Где шлюпка Пьетро? — окликнул её бородатый спутник.

— Откуда мне знать? — выплюнул в ответ её рот басистым и горьким голосом. — Надо грести! Если будем продолжать двигаться на восток, у нас есть шанс! Должен же этот адский шторм когда‑то закончиться!

— Надо было взять с собой капитана!

— Он никогда не покинет корабль, даже если эта посудина станет тонуть! Если хочет плыть с хозяином демонов — пускай, дело его!

— Следи за волной! — крикнул кто‑то ещё.

Голова девушки повернулась, и с губ полетели эпитеты, которых Кара и вообразить себе не могла. Вдалеке виднелись ещё две шлюпки, плотно набитые отчаявшимися людьми.

Бородатый матрос вдруг встал — не самый разумный поступок в данной ситуации. Он ошеломлённо разинул рот, яростно тыча пальцем, показывая что‑то за её спиной — за спиной Калкоса.

— Смотрите! Смотрите!

Колкое скосил глаза, насколько получилось. Моряк продолжал грести.

В поле его зрения попало вздымающееся из воды огромное, извивающееся щупальце.

— Поворачиваем! Поворачиваем! — завопил Калкос. — Брагга, садись!

Бородач плюхнулся на место. Те, кто сидели на вёслах, судорожно пытались развернуть лодку.

Сквозь рёв волн и взрывы грома Кара услышала отдалённые крики. Колкое взглянул туда, откуда они неслись, и глазам его открылось ужасающее зрелище — два десятка щупалец овладели одной из шлюпок. Несколько человек барахтались в воздухе, подхваченные кто — присосками на гибких отростках, кто — жуткими цепкими когтями, почти руками — вырвавшими моряков из лодки, будто цветы из земли.

Кара ожидала, что матросов потащат к зияющей дыре, открывшейся в центре гигантской туши чудовища, похожего на громадного кальмара, но лишь с одним выпученным глазом и отвратительной шкурой, сравнить которую нельзя ни с чем в мире смертных. Однако монстр просто держал людей в воздухе, подхватывая всё новых и новых матросов и поднося их к щупальцам с присосками. Жертвы кричали, умоляя своих товарищей в других шлюпках спасти их.

— Гребите, будьте вы все прокляты! — взревел Колкос. — Гребите!

— Я говорил, что он нас не отпустит! Я говорил!

— Заткнись, Брагга! Затк…

Огромная волна накатила на лодку, сбросив одного из кричавших за борт. Рядом с маленьким судёнышком стали подниматься из воды мерзкие щупальца, окружая Калкоса и его спутников со всех сторон и жадно пытаясь дотянуться до каждого.

— Рубите их! Это всего лишь…

Но хотя людям и удалось отразить нападение нескольких дьявольских рук, вопящих моряков одного за другим стаскивали с лодки — пока не остался лишь Колкое, орудующий веслом как дубиной.

Кара почувствовала, как по телу человека побежали мурашки ужаса, когда влажные щупальца ухватили его — её — за ноги, обвили руки. Она ощутила, как льнёт к коже присоска… Нет! Это всё случилось в прошлом! Это произошло с Калкосом, а не с ней!

Но, Несмотря ни на что, она продолжала переживать панику моряка и новый неминуемый кошмар. Кал‑кос чувствовал, что слабеет, чахнет — словно из его тела высасывали саму жизнь. Плоть его съёживалась и усыхала, хотя вокруг было полно воды.

А потом, когда жизнь украли у него до капли, когда' тело превратилось в пустую оболочку, щупальца внезапно уронили Калкоса в лодку. Колкое знал, что уже слишком поздно и ему не выжить, но лучше провести последние мгновения жизни в шлюпке, чем в брюхе этой адской твари.

Только когда в его руки впились когти и заставили его подняться, он отступил от края вечности и осознал, что в шлюпке к нему присоединился кто‑то ещё.

Нет, не кто‑то — что‑то.

Оно говорило голосом, подобным гудению роя умирающих пчёл; хотя Кара и старалась разглядеть фигуру перед ней, глаза Калкоса уже не способны были видеть ясно. Колдунья различала лишь жуткий изумрудно‑алый силуэт, нависающий над умирающим моряком, формой не напоминающий ничто человеческое. Огромные тёмно‑жёлтые глаза без зрачков буравили бедолагу Калкоса.

— Смерть ещё не смилостивилась над тобой, — прощёлкало оно. — Этот должен знать одну вещь! Где тот дурак? Где доспехи?

— Я… — Моряк закашлялся. Каким же сухим стало его тело, даже для Кары. — Что?…

Безжалостный инквизитор тряхнул его. Из ниоткуда появилась пара острых как иглы серпов, прижавшихся к груди Калкоса.

— У этого нет времени, человечек. Могу обеспечить тебе ещё немного боли перед тем, как жизнь покинет тебя. Говори!

Где‑то внутри Калкоса отыскалась сила повиноваться.

— Ч‑чужак… в латах… как кровь… ещё на… «Ястребином… огне»!

— Где?

Морях ухитрился показать:

Демон — а Кара понимала, что это демон, — прогудел что‑то про себя, а затем потребовал:

— Зачем сбежали?

— Он… демоны на корабле.

Мрачное создание издало звук, услышать который от такого, как оно, Кара совершенно не ожидала, звук, в котором она немедленно распознала испуг:

— Невозможно! Ты лжёшь!

Моряк не ответил. Кара чувствовала, как он ускользает. Последнее усилие, последний ответ монстру лишил его того малого, что ещё оставалось от жизни.

Полуразмытое чудовище отбросило Калкоса, и колдунья ощутила болезненный толчок при падении тела. Она слышала, как демон забубнил опять, а потом рявкнул одно лишь внятное слово:

— Невозможно!

Кара ещё успела заметить доски шлюпки, потом пальцы матроса дёрнулись — и тут видение исчезло.

 

Тяжело дыша, Кара крепко‑крепко обхватила себя руками, всё ещё не отрывая глаз от зрачков трупа.

Она чувствовала присутствие капитана Джероннана. Бывший офицер положил руки на плечи девушки, успокаивая её.

— С тобой всё в порядке?

— Сколько? — только и пробормотала она. — Сколько?

— Сколько времени прошло с того момента, как ты начала? Минута, ну, может, две.

Какая это капля в реальном мире, но как длинны и страшны воспоминания мертвеца. Кара уже пользовалась прежде подобными заклинаниями, но никогда ещё не сталкивалась с такой лютой смертью, которая уготована была Калкосу.

«Ястребиный огонь» опережал их на день или два, и на нём не осталось никого из команды — только капитан и этот колдун, Норрек Вижаран. Последнее прозвище словно предостерегало: «слуга Вижири». Один из ненадёжных магов? У него доспехи, он даже имел храбрость — или наглость! — надеть их! Неужели он не понимает опасности?

Без экипажа даже он вряд ли сумеет держать курс. Значит, у Кары есть шанс перехватить его, если, конечно, ни мстители, ни демонические силы, причастные к гибели Калкоса, не разобрались уже с убийцей.

— Ну, — продолжил Джероннан, помогая девушке подняться, — ты обнаружила что‑нибудь?

— Немного, — соврала она, надеясь, что глаза не выдадут её. — О его смерти — ничего. Однако «Ястребиный огонь» определённо остался на плаву с капитаном и тем, за кем я гонюсь.

— Тогда мы скоро должны настигнуть их. Двоим не справиться с таким кораблём.

— Уверена, самое большее через два дня мы их встретим.

Капитан кивнул, затем посмотрел на тело:

— Ты уже закончила с ним, госпожа?

Потребовалось немалое усилие, чтобы не вздрогнуть от воспоминаний, которые ей пришлось разделить с Калкосом.

— Да. Обеспечьте ему достойные похороны.

— Он их получит… а потом мы отправимся за «Ястребиным огнём».

Капитан вышел из каюты, чтобы позвать пару помощников, а Кара Ночная Тень завернулась в плащ, всё ещё не отрывая взгляда от трупа. Разум её терзался тем, во что она втянула себя — себя и всех оказавшихся на борту «Королевского щита».

— Это надо сделать, — прошептала колдунья. — Его надо поймать и вернуть доспехи. Неважно, чего это будет стоить… и неважно, сколько демонов тут замешано.

 

— Ксазакс!

Галеона ждала, но демон не отзывался. Она оглянулась вокруг, ища знакомую тень. Иногда Ксазакс затевал игры, игры с тёмными намерениями. А у колдуньи не было времени на игры, особенно такие, которые вдруг оказываются смертельными для партнёров её спутника.

— Ксазакс!

Ответа по‑прежнему нет. Она щёлкнула пальцами, лампа загорелась ярче, но тень демона так и не обнаружила себя.

Галеону это не слишком устраивало. В палатке Ксазакса ещё можно терпеть. Ксазакс где‑то ещё обычно сеет проблемы. Богомол порой забывает, кто помог ему тайно гулять по долине смертных.

Но неважно. У неё слишком много дел. Темнокожая ведьма повернула пылающий взгляд к вместительному сундуку, приткнувшемуся в углу её пёстрого шатра. Сундук никуда не делся — массивный, из крепкого дуба, обшитый железом, он стоял на четырёх ножках, сделанных в форме львиных лап; чтобы втащить его сюда, потребовались два дюжих солдата» проливших немало пота. Однако у Галеоны не было сейчас времени на поиски грузчиков, тем более что колдунья знала, что все заняты свёртыванием лагеря. Нет уж, она справится сама.

— Иди!

Нижние углы сундука засветились. Железные лапы дёрнулись, львиные когти потянулись, царапая пол.

Сундук пошёл.

Массивный короб направился к Галеоне, словно верный пёс на зов своей хозяйки. В нескольких дюймах от ведьмы он застыл, ожидая следующей команды.

— Откройся!

Крышка, визгливо заскрипев, откинулась. Удовлетворённая Галеона повернулась и повела рукой в сторону одного из многочисленных экспонатов своей висящей коллекции. Кусочек сам собой отцепился, мягко упав в ожидающую ладонь. Колдунья опустила его в сундук, потом проделала то же со следующим.

Так, один за одним, помещала она предметы в сундук. Окажись тут случайный наблюдатель, он бы заметил, что, сколько бы вещиц Галеона ни клала туда, он и не думал переполняться. Ведьма всегда находила местечко для следующей безделушки, и следующей, и следующей…

Но когда работа уже близилась к завершению, по спине женщины пробежал холодок. Галеона повернулась и после недолгих поисков обнаружила тень, которой раньше тут не было.

— Ага! Ты наконец‑то вернулся! Ну и где ты шлялся?

Сперва демон не ответил, а его тень утонула в складках шатра.

— Августас приказал сворачивать лагерь. Он желает отправляться немедленно, как только сборы будут закончены, будь то днём или ночью.

Ксазакс по‑прежнему молчал. Галеона остановилась — тишина эта ей совершенно не нравилась. Богомол вечно бубнил что‑то, никогда не держал свой язык на привязи.

— Что такое? Что это с тобой?

— Куда направятся поиски? — внезапно спросила тень.

— Как это «куда»? В Лат Голейн, конечно.

Демон, казалось, размышлял над её словами.

— Да, этот пойдёт в Лат Голейн. Да… так, наверное, лучше всего…

Она шагнула к тени.

— Да что с тобой творится? Где ты был? — И когда он не ответил, ведьма, свирепея, направилась в угол палатки. — Либо отвечай мне, либо…

— Прочь!

Демон вырвался из тени и в полный рост навис над женщиной. Галеона вздохнула, попятилась, споткнулась и упала на валяющиеся повсюду подушки.

Рядом стояла смерть в образе адского насекомого с горящими жёлтыми глазами и быстро щёлкающими жвалами. Когти и серповидные придатки остановились в дюйме — не больше! — от лица Галеоны.

— Прекрати болтать и держись подальше от этого! Лат Голейн, как мы и договорились! И разговаривать мы больше не будем, пока я не захочу!

С этим воплем Ксазакс снова забился в тёмный угол, его тело растаяло, а тень потускнела. Несколько секунд — и о присутствии демона говорил лишь размытый силуэт на холстине.

Однако Галеона не пошевелилась, она так и лежала там, куда упала, пока не уверилась, что богомол больше не выпрыгнет. Откатившись подальше от угла, в котором скрылась в засаде тень, колдунья поднялась. Она подошла слишком близко к смерти, к медленной, мучительной смерти.

Ксазакс больше не издал ни звука, ни шороха. Галеона не помнила, чтобы демон когда‑нибудь вёл себя так. Несмотря на заключённый между ними договор, он бы с радостью проткнул её насквозь, если бы она не повиновалась мгновенно, — а уж этого‑то женщина никогда не забудет. Разорвать их соглашение было невозможно ни одной из сторон — единственная причина, по которой они так долго терпели друг друга. Если Ксазакс добровольно рискнул последствиями, решив покончить разом и с договором, и с ней, Галеоне надлежит как можно быстрее избавиться от него… а это означает избрать либо генерала, либо придурка. По крайней мере, мужчинами‑то она управлять умеет.

Колдунья продолжила складывать в сундук занимательные вещицы, наполняющие палатку, ни на миг не прекратив обдумывать поступок демона. Кроме того, что теперь она осознала риск разрыва их соглашения, попытка нападения родила вопрос, на который Галеона очень хотела бы получить ответа Он прояснил бы не только причину возмутительной реакции Ксазакса, но и объяснил бы эмоции, никогда прежде не обуревавшие богомола.

Интересно, что могло настолько напугать демона?

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.055 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал