Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПРИНЦЕССА И ИМПЕРАТОР






 

Изабелла, супруга Ричарда Корнуолла, ждала ребенка, и ее свояченица Элеонор, овдовевшая после смерти Уильяма Маршала, теперь почти неотлучно находилась при ней.

Элеонор догадывалась, что что-то не так с Изабеллой и длится это довольно давно. Бедная Изабелла! Она была так счастлива в первый год своего замужества, хотя постоянно возникали толки по поводу разницы в возрасте ее и супруга. Жене не пристало быть старше мужа.

А какая приятная атмосфера царила в Берхемстеде, где поселились новобрачные! Элеонор все здесь нравилось. Ее принимали как дорогую гостью и как задушевную подругу. Вероятно, так получилось потому, что Изабелла, подобно ей, вышла замуж, будучи еще ребенком, так же овдовела, а затем обрела великое счастье. Повезет ли так Элеонор?

Изабелла очень желала этого своей родственнице и подруге. Она говорила:

“Женщина в первый раз выходит замуж, чтобы угодить своей семье, а вторично ради себя. Она заслужила право на счастье”.

Общение друг с другом доставляло обеим радость. Ричард редко бывал дома. Его частые и долгие отлучки, конечно, были необходимы. Все большая ответственность возлагалась на него как на брата короля одновременно с падением престижа Его Величества.

Размолвка Ричарда со старшим братом и завязавшаяся дружба с баронами прибавили ему популярности. Он стал влиятельнейшей персоной в стране.

Изабелла постоянно делилась с Элеонор своими думами о Ричарде. Иногда, разумеется при закрытых дверях и по большому секрету, она признавалась подруге, что хотела бы видеть Ричарда на троне вместо нерешительного, не уверенного в себе Генриха. Элеонор придерживалась того же мнения.

Но была одна вещь, которую Элеонор заметила, но долгое время не говорила ничего об этом Изабелле. Эту щекотливую тему должна была затронуть сама Изабелла, если, конечно, она пожелела бы обсуждать ее с Элеонор.

Ричард все реже навещал замок, а когда все-таки он там появлялся, то выглядел слишком уж равнодушным и не таким, как раньше. Исчезли его былая пылкость и воодушевление при встрече с возлюбленной.

Изабелла страдала. Испуг и растерянность ясно читались в ее огромных трогательных глазах. Она все больше старалась заниматься своей внешностью, но делала это как-то неумело и даже, наоборот, портила свой внешний вид. Странно, смешно и жалко подчас было на нее смотреть. А ведь она была по-прежнему красива.

Все надежды ее в то время сосредоточились на ребенке, которого она, как ей казалось, уже снова носила под сердцем. Элеонор знала, что Изабелла молит Бога даровать ей сына. Рождение сына могло вновь сблизить супругов. Но из суеверного страха Изабелла пока молчала о своей очередной беременности.



В начале того года Ричард приехал в Берхемстед и задержался там на несколько дней. По всему было видно, что у него что-то на уме. Изабелла об этом не заговаривала, но Элеонор была уверена, что ее подруга тоже заметила его странную озабоченность.

К удивлению Элеонор, Ричард затеял разговор именно с ней, и предметом разговора была как раз его супруга. Он старался объяснить Элеонор причины своего беспокойства. Она вышла с ним в сад, о чем он попросил ее, и, как она поняла, с целью, чтобы никто их не подслушал.

– Элеонор, – начал Ричард разговор с сестрой, – ты много времени проводишь с Изабеллой.

– Да, братец, нам приятно быть вместе.

– Хорошо, что ты здесь. Ведь вы с ней очень близкие родственницы, можно сказать, вас связывают двойные узы. И через твоего покойного мужа, и через меня ты в родстве с Изабеллой. Сомневаюсь, что вы болтаете лишь о рукоделии и о прочих пустяках, когда остаетесь вдвоем.

Элеонор подтвердила, что они беседуют и на другие темы.

– Изабелла очень рада, что я составила ей компанию. Ведь ты столь часто отсутствуешь, брат.

– Так надо, – поспешно откликнулся Ричард.

– А мы и не думаем иначе.

– “Мы”? – переспросил Ричард. – Ты хочешь сказать, что Изабелла тоже думает, что мое отсутствие необходимо? – Он замялся. – Элеонор, вот о чем я хотел тебя спросить… Как ты считаешь… Изабелла будет очень горевать… если… если…

Сердце Элеонор едва не остановилось. Она была уже достаточно взрослой, чтобы понять, что происходит.

Сначала была взаимная страсть – романтичная, прекрасная, и вот страсть остыла, любовь ушла… И не Изабелла разлюбила мужа, а он охладел к ней. И то, как горячо он берется доказывать необходимость своих частых отлучек, выдает его с головой. Не так уж необходимы эти частые отъезды. На самом деле ему уже скучно здесь.



– О чем ты толкуешь, Ричард? – спросила Элеонор.

– О том, что моя жизнь с Изабеллой не сложилась так благополучно, как я надеялся.

– Неправда, Изабелла обожает тебя.

– Пойми, сестричка, мне нужен сын. Я должен иметь наследника.

– У вас же рождались дети!

– Да, но никто из них не выжил. Маленький Джон умер, едва появившись на свет, а наша крошка Изабелла прожила меньше года. Я уже предвижу, что мы обречены остаться без детей. Изабелла ведь немолода.

– Но и не так стара, чтобы не выносить и не родить еще ребенка. У тебя обязательно будут сыновья, Ричард!

– Не уверен. Мне как-то тревожно. Тебе известно, что у меня с покойным Гилбертом де Клером кровное родство?

– Но очень дальнее, Ричард!

– В четвертом поколении… Но на такую кровную близость, как наша, Господь смотрит неодобрительно.

– Не думаю, что Господь рассердился, узнав о вашей женитьбе. Изабелла такая хорошая женщина…

– Элеонор, ты рассуждаешь как дитя.

– Что… что ты собрался предпринять? – Она чуть не заплакала.

– Если ты обещаешь ничего не говорить пока Изабелле, я тебе скажу.

– Говори, я обещаю молчать.

– Я послал Папе Римскому запрос – могу ли я рассчитывать на развод?

– О Ричард! Ты разобьешь ей сердце!

– Пусть так, но это все же лучше, чем прогневить Всевышнего. Я чувствую, что он недоволен нами, он предупреждает нас. Иначе почему мои дети так скоро умирают? – Многие дети умирают в младенчестве.

– Но мужчина моего положения должен иметь сыновей.

– У некоторых мужчин и повыше тебя рангом их нет и не предвидится, – осмелилась заявить Элеонор.

– Говорят, что это расплата за дурные деяния в прошлом и наши, и наших предков. Гнев Божий можно отвратить, только искупив грех и покаявшись. Безвинные младенцы гибнут из-за меня. Пока не поздно, я должен внять гласу Господнему.

– И ты ничего еще не сказал Изабелле?

– Я жду, каков будет вердикт Папы.

– А если он разрешит развод?

– Тогда ты все объяснишь Изабелле и… как-нибудь ее утешишь. Договорились, сестрица?

Элеонор было так тяжело, что она больше не могла продолжать разговор с братом. Ей не терпелось остаться одной и все обдумать.

Элеонор поднялась в свою спальню и легла на кушетку. Вот как бывает! Прекрасная поэма о возвышенной любви осталась незавершенной. Нет, почему же? Ричард сочинил ей печальный конец и вот-вот поставит в поэме точку.

А как Элеонор завидовала Изабелле! Но оказалось, что волшебный замок выстроен на песке, и первая же волна смыла его.

Изабелла была права. Она слишком стара для Ричарда. Сейчас он это осознал, хотя еще недавно не хотел никого слушать.

Теперь он ищет предлог, чтобы отделаться от нее. Когда он твердит о каком-то кровном родстве в четвертом поколении, то признается, что она ему просто надоела.

Какая жестокая расплата за любовь! За то, что женщина посмела сама себе выбрать второго мужа, не вкусив счастья и радости с первым.

Никто не считал их подходящей парой – никто, кроме самого Ричарда. Предсказывали, что он скоро оставит ее и женится на ком-нибудь еще. Вероятно, он уже решил, на ком…

Бедная Изабелла! Как печальна твоя судьба! И худшее еще ждет тебя впереди. Как ты нуждаешься в утешении! Но где найти слова, способные смягчить твою боль?

 

Ричард покинул их на следующий день, и все пошло своим чередом, но, прежде чем он получил ответ из Рима, Изабелла окончательно уверилась, что она вновь беременна.

Когда новость дошла до Ричарда, он тут же примчался в Берхемстед. Элеонор удивил его радостный настрой. Он вел себя необычайно нежно с Изабеллой, как уже давно не бывало, хотя сразу же объявил, что не может задержаться надолго.

Элеонор, дождавшись случая поговорить с ним наедине, спросила, есть ли новости из Рима. Он сказал, что есть и что Папа против развода.

– И что дальше? – поинтересовалась Элеонор.

– Я думаю, что буду продолжать жить в браке с Изабеллой, но, если ей не удастся родить мне сына, я снова примусь за хлопоты.

– Боже! Даруй ей сына! – воскликнула Элеонор.

Она была рада, что Изабелла не знает, сколь многое зависит от того, родится ли у нее здоровый мальчик и выживет ли он.

В этот приезд Ричарда в замке все были веселы.

Однако Изабелла вскоре заметила, что Элеонор как-то изменилась.

– Что с тобой происходит? – спросила Изабелла. – Ты стала совсем другая.

– Как это понять? – Элеонор в притворном недоумении пожала плечами.

– Ты стала жестче… серьезнее… не такой наивной, как была. Иногда ты высказываешься даже… как-то цинично.

– Вероятно, я взрослею.

– Надо бы нам начать подыскивать тебе мужа.

Лицо Элеонор сделалось суровым. Она твердо сказала:

– Я больше не хочу выходить замуж.

Изабелла улыбнулась.

– Напрасно. Это такое чудное время – когда ожидаешь замужества… и потом… после венчания… Конечно, бывают и горькие минуты… и разочарования. Я думала, что моя душа умрет и не воскреснет, каждый раз, как умирал мой ребенок. Но сейчас, как видишь, я снова ожидаю дитя, и все у меня хорошо.

“Так ли уж хорошо?” – с грустью подумала Элеонор.

В одну из своих поездок по стране Эдмунд Рич, архиепископ Кентерберийский, навестил Берхемстед.

Изабелла была рада видеть его. Она хотела устроить в честь приезда архиепископа большой прием, но это не соответствовало его вкусам и привычкам. Он также отказался от лучших покоев в замке, приготовленных для него.

Он проводит большую часть ночи коленопреклоненным, – так было сказано Изабелле, – а остальное время сидит на стуле, размышляя о божественных материях. Поэтому ему требуется не спальня, а просто уединение.

Изабелла попросила архиепископа благословить ее и будущее дитя, и он с готовностью это сделал, хотя не преминул добавить, что она нуждается именно в Божьем благословении, а не скромного служителя Его.

Скромность архиепископа была самой поразительной и самой известной чертой его характера. Изабелла поделилась с Элеонор своим восхищением этим человеком и надеждой, что пребывание столь святого старца в такое время под одной с ней крышей уже есть добрый знак. Она уверилась, что у нее непременно родится мальчик и этот ребенок выживет.

Архиепископ передал Элеонор, что хотел бы видеть ее, и она пришла в комнату, где он собирался провести ночь. Помещение было освобождено от лишней мебели, только на стене висело большое распятие, доставленное слугами архиепископа.

Элеонор опустилась на колени рядом с праведником и вознесла вместе с ним молитву Всевышнему. Затем он спросил у нее, как обстоит дело со здоровьем Изабеллы. Элеонор ответила, что иногда состояние Изабеллы внушает ей опасения.

– Заботься о ней, – сказал он. – Очень важно, чтобы ребенок, вынашиваемый ею, остался жить.

Разумеется, архиепископ знал об обращении Ричарда к Папе Римскому, которое, несомненно, не миновало его и было им прочитано. Поэтому он так беспокоился о супруге брата короля, о ее самочувствии и дальнейшей судьбе.

– Милорд архиепископ, – обратилась к старцу Элеонор, – обещаю сделать для леди Изабеллы все, что в моих силах.

– Будь с ней рядом постоянно, пока не родится ребенок, а также и после. Постарайся радовать ее, чем сможешь, ей это очень нужно.

– Я и намеревалась так поступать.

Он не смотрел на Элеонор. Взгляд его был устремлен вверх, на распятие, ладони молитвенно сложены. Она тоже не могла отвести взгляд от распятия на голой выбеленной стене, которая сейчас будто светилась.

– Дитя мое, – тихо сказал Эдмунд, – может быть, недолго осталось ждать того дня, когда брат твой король найдет тебе супруга.

Вспомнив о Ричарде и Изабелле, она вскрикнула:

– Нет!

– Мысль о супружестве тебе не по душе?

Элеонор кивнула.

– Ты была очень молода, когда стала женой в первый раз. Неужто это настолько отвратило тебя от супружества, что ты не желаешь второго брака?

– Вероятно, милорд, то, что я узнала о брачных узах, внушило мне уверенность, что я буду счастливее, избежав их.

Между ними возникло взаимопонимание, ибо он догадался, что она имеет в виду романтическую страсть Ричарда и Изабеллы, которая так скоро сменилась отчуждением.

– А не хочешь ли ты, дочь моя, принять обет безбрачия?

– Да, милорд.

– Вот как! Что ж, это возможно… со временем. А ты уверена, что именно таково твое желание?

Распятие приковывало ее взгляд. Оно все больше наполнялось живым огнем и все больше излучало света.

Кто-то незнакомый ей, но поселившийся в ее душе, произнес за Элеонор ее голосом:

– Да. Таково мое желание.

Она услышала эти сказанные ею слова как бы со стороны.

Архиепископ взял ее за руку.

– Значит, ты отдала себя служению нашему Господу? – сказал он. – Через меня ты передала Ему свое обещание. Я знаю, что ты еще не готова, но твое время придет. А до той поры оставайся здесь с Изабеллой, береги ее, ухаживай за ней. Она нуждается в тебе. И этим ты лучше всего послужишь Всевышнему. А время твое скоро придет, – повторил он еще раз.

– Да, милорд, – сказала Элеонор.

Эдмунд Рич отбыл из замка и продолжил свое путешествие по Англии.

С его отъездом Элеонор охватила тревога. В присутствии Рича она ощущала его гипнотическое влияние. Он как бы внушил ей, что она желает действительно запереть себя в келье, отгородиться от внешнего мира. Но сейчас она уже не была так уверена в этом.

В ноябре родился ребенок Изабеллы, и, ко всеобщему ликованию, это был здоровый мальчик. Все в доме радовались, улыбались и были безмерно счастливы.

Малыша нарекли Генрихом.

Явился Ричард. Он сиял от радости. Его маленький сын во всех отношениях был образцовым малышом. Он громко, требовательно кричал, улыбался отцу, матери и всем вокруг, сверкал глазенками и, кажется, сам очень радовался своему появлению на свет.

Ричард, по всей видимости, заново влюбился в Изабеллу.

Элеонор думала: быть замужем, иметь детей – это ли не истинное счастье?

 

Маргарет Биссет была в отчаянии. Она знала, разумеется, что всему приходит конец, наступит день, когда найдется подходящий супруг для ее подопечной, и им придется расстаться. Маргарет не представляла, как она будет жить без принцессы Изабеллы.

То, что забирали от нее других девочек, причиняло каждый раз ей душевную боль, но казалось, что судьба все же милостива к ней и ее принцессе, ибо все затеваемые королем свадебные проекты по поводу Изабеллы по разным причинам кончались ничем.

Маргарет иногда даже вместо того, чтобы радоваться, возмущалась:

– Куда смотрят эти заносчивые мужчины? Как они смеют отказываться от брачных договоров с моей девочкой!

Это означало лишь, что король и его советники – бездарные торговцы и не умеют так представить ее обожаемую принцессу, как она того достойна. Да, воистину женская логика противоречива. Маргарет очень хотела, чтобы принцесса Изабелла оставалась при ней вечно, но и обижалась на ее женихов за то, что они меняли свое решение.

Изабелле скоро должно было исполниться двенадцать. Или король вообще не хочет выдавать ее замуж, или он должен предпринять что-то в ближайшее время!

Поэтому особого удивления очередной вызов Изабеллы к королю не вызвал.

Принцесса разделяла желание Маргарет не разлучаться с воспитательницей как можно дольше. Войдя в приемный зал, она хмуро приветствовала короля, затем поклонилась младшему брату, так как Ричард в этот день навестил королевский двор.

Генриха уже нельзя было назвать молодым, но в свои двадцать семь лет он еще не имел супруги. Другие члены семьи – Ричард и Джоанна – уже вкусили радостей брака, так же как и Элеонор, успевшая овдоветь.

Генрих сказал:

– Хорошие новости, сестренка. Давайте все вместе помолимся, чтобы наши надежды оправдались.

Она поняла, что ужасное событие произошло – ей нашли мужа. Она ждала, что еще скажет король.

– Ты получила самое завидное предложение. Император германский Фридрих Второй просит твоей руки.

– Император? Германский?

Генрих улыбнулся.

– Гляди, Ричард, как обрадовалась наша сестренка! Да, девочка, тебе выпал счастливый жребий и великая честь оказана тебе… Хотя, несомненно, германцы согласятся, что великая честь оказана их императору – ведь он женится на сестре короля Англии!

– Фридрих это оценил, – вмешался Ричард, – я слышал из его собственных уст, что он мечтает породниться с нашей династией. Он торопит со свадьбой.

Изабеллу пробрала дрожь. Понятно, почему он спешит. Он глубокий старик. Еще десять лет тому назад состоялось обручение с его сыном, но тогда почему-то все сорвалось.

– Он будет добр к тебе, – успокоил ее Ричард. – В брачной жизни Фридрих приобрел большой опыт. Тебе нечего бояться, Изабелла.

– А сколько раз он был женат?

– Он овдовел дважды, но мечтает о третьем браке… и без промедления.

– И когда я должна ехать?

Ричард вышел вперед и ласково положил руку на плечико сестры.

– Все свершится не так скоро. Еще множество дел надо утрясти и множество документов предстоит подписать. Император выслал навстречу тебе графа Брабантского и архиепископа Кельнского. Они доставят тебя к жениху. Подождем их прибытия.

Генрих вгляделся в лицо девочки.

– Ты не выглядишь такой довольной, как мы ожидали.

– Грустно покидать родную страну.

– Я тебя понимаю… но таков удел всех принцесс. Не хочешь же ты провести всю жизнь в обществе Маргарет Биссет?

– Милорд! Брат мой! – воскликнула Изабелла. – Прошу только об одном… разрешите мне взять с собой Маргарет!

Братья переглянулись. Ричард первым нарушил молчание.

– А почему бы и нет? – сказал он. – Тебе же положена свита. Если ты так привязана к своей старой служанке, то отправляйся с ней.

Вмешательство Ричарда явно задело Генриха. Девочка уже достаточно изучила характер своего старшего брата, поэтому она поспешно произнесла:

– Если такова будет воля короля. Я полагаюсь во всем на Его Величество. Я знаю, что у нашего короля доброе сердце, а мое сердце будет разбито, если я покину Англию без Маргарет Биссет.

Умная речь сестренки воодушевила Генриха:

– О моя маленькая Изабелла! Конечно, я разрешу Маргарет Биссет сопровождать тебя.

– Маргарет надо внушить, чтобы она была осторожна и вежлива с императором, иначе он тут же отошлет ее обратно, – предупредил Ричард.

– Она никогда себе этого не позволит, зная, какова будет расплата за любой ее проступок, – страстно убеждала братьев мудрая не по годам девочка.

– Что ж, раз все решено, тогда займемся другими делами… а их у нас невпроворот, – сказал Генрих. – А ты отправляйся, Изабелла, к Маргарет Биссет и скажи ей – пусть укладывает дорожные сундуки.

Изабелла с достоинством удалилась из парадного зала, но по коридорам и лестницам помчалась со всех ног и упала в объятия Маргарет.

– Ну что, дорогая? – воскликнула Маргарет. – Что они тебе сказали?

– Ты поедешь со мной, брат обещал мне!

– Какой брат? Старший или младший?

– Оба.

– А куда мы поедем?

– В Германию… к императору.

– К старику? Что ж, это не так уж плохо, я опасалась худшего. Старики добрее, чем молодые жеребцы. И к тому же мы не расстанемся.

– Если они надумают разлучить нас, я наотрез откажусь от этого брака!

“Бедное дитя! – подумала Маргарет. – Неизвестно, что тебя ждет”.

Но королевское разрешение сопровождать невесту вдохнуло в нее новую жизнь.

После ухода Изабеллы Генрих возобновил беседу с младшим братом:

– Будем надеяться, что я наконец-то подобрал ей муженька.

– Бедняжка! Ей предстоит жестокое разочарование, хотя будем надеяться, что ничего плохого с нашей сестрой не случится. Если бы наша мамочка не выгнала Джоанну из Франции в свое время, Изабелла стала бы женой Александра Шотландского. Кстати, как дела у Джоанны?

– Не очень хорошо. И так было с первого дня ее пребывания там. Она постоянно хворает. Но виновен не муж, а тамошний суровый климат.

– Мне жалко и Джоанну. В Лузиньяне она бы цвела.

– Наша мать решила по-другому.

– Наша мать! Что она сделала для нас? Отдала себя Лузиньяну и предала нашу семью.

– А разве могло быть иначе, если нашего отца она ненавидела? Лузиньян все время был у нее на уме. Из-за этого мы навсегда распрощались с нашими французскими владениями.

– Наступит день, Генри, когда мы отвоюем их обратно.

– Я уже пытался…

– Негодными средствами. Надо заиметь надежных и могущественных союзников.

– Жаль, что ты так невыгодно женился.

– Это была ошибка, я ее признаю.

– Зачем тебе понадобилась эта старуха?

– Изабелла и сейчас красивейшая из женщин.

– Была красивейшей. А через год станет старухой.

– Не знаю, как тебе объяснить, брат. Я был очарован. Я влюбился. Мы с тобой оба, кажется, не так уж счастливы в любви… и в супружеской жизни наша семья не очень удачлива. Смотри, Генрих… Джоанна в Шотландии… вроде бы все хорошо, но она хворает, Элеонор овдовела уже в раннем возрасте…

– Продолжим список… – буркнул король. – Ты зачем-то женился на старухе.

– А ты вообще не женат.

Генрих сжал губы. Он хотел жениться. Настало время произвести на свет наследника престола. Чем он провинился, если все переговоры ни к чему не привели? Он сам не понимал, почему отцы и опекуны невест ему отказывали. Разве он не король Англии? Любой монарх должен считать за честь породниться с ним. Однако все попытки его были пока безуспешны. Скоро в народе заговорят, что с королем Англии не все в порядке.

– Элеонор надо вернуть ко двору, – сказал Генрих. – Мы подыщем ей мужа.

– Они с Изабеллой большие друзья.

– У Элеонор есть более важные обязанности, чем сидеть как курица на яйцах и успокаивать твою женушку, пока ты ищешь любовных приключений на стороне.

– Если такова воля Вашего Величества. – Ричард отвесил глубокий поклон.

Генрих усмотрел в этом иронию, обозлился, но сдержался.

– Скажи сестре, чтобы явилась ко двору немедленно. И, кстати, сообщу тебе… Я намерен вскоре жениться.

– Как я рад это услышать! Вся страна возликует. Ты выполнишь свой долг перед Англией.

– Незачем повторять то, что мне известно. Архиепископ уже прожужжал мне все уши…

– А какую леди ты намерен осчастливить?

– Дочь графа Прованского. Старшая его дочь, Маргарет, да будет тебе известно, замужем за королем Франции.

– Великолепно. Кто бы мог подумать! Какой удар… по всем врагам нашим, какой умнейший ход! Графу Прованскому нелегко будет усидеть на двух стульях, отдав двух дочерей в жены двум королям.

– Это вынудит его быть нейтральным, а нам того и надо, братец. Не так ли? Думаю, я наконец дождался своего часа и утру нос всем подлым говорунам. Я намерен подарить Англии наследника как можно скорее.

– Будем молиться, чтобы это свершилось.

– Но сначала надо жениться. Я потороплюсь со свадьбой, как только соответствующие договора будут составлены.

– Заранее поздравляю вас, король мой и брат мой. – Ричард поклонился. – Да сопутствует вам удача в вашем браке.

– Больше, чем тебе… в твоем, – поблагодарил король не без доли ехидства.

 

Прекрасным майским днем принцесса Изабелла в сопровождении братьев и сестрицы Элеонор отправилась в путешествие до морского порта Сандвич. Они проследовали через Кентербери, чтобы испросить благословения у святого Томаса, и далее в Сандвич, где Изабелла, встреченная графом Брабантским и архиепископом Кельнским, должна была сесть на корабль и доверить себя морской стихии.

Маргарет Биссет была рядом с ней, так что девочка не чувствовала себя одинокой. Она знала, что Маргарет тревожится за нее, что мысли ее заняты только одним – какой человек поджидает ее ненаглядную голубку там, за морем? И будет ли он ей хорошим мужем?

Бабочки с ярко-оранжевыми крылышками порхали над лугами среди майских цветов, берега полноводных ручьев пестрели цветами. Кусты боярышника покрылись белыми гроздьями, и легкий ветерок разносил их аромат.

Изабелла глубоко вдохнула сладкий, напоенный цветочными ароматами воздух и сказала с грустью:

– Какую прекрасную страну мы покидаем!

– Может быть, та страна, куда мы едем, еще прекраснее.

– Прекраснее, чем Англия? Нет, это невозможно. Родина всегда ближе к сердцу!

– Но Германия станет нашим домом, дитя мое, и мы научимся ее любить.

– Я каждое утро, просыпаясь, благодарю Господа за то, что ты едешь со мной!

– Моя благодарность Всевышнему за эту милость не меньше твоей, драгоценная моя девочка!

Раз они вместе, то почти не о чем горевать. Так думала и госпожа, и служанка.

 

Элеонор ехала бок о бок с молодым человеком на вид лет на шесть старше ее. Он был красив, обладал приятными манерами и умел так легко и живо поддерживать беседу, что его общество доставляло ей истинное удовольствие. Ни с кем из знакомых мужчин ей не было прежде так легко.

Элеонор начала подумывать, что, запершись в замке со свояченицей и удалившись от королевского двора с его развлечениями, она многого себя лишила.

Молодой рыцарь сообщил ей, что зовут его Симон де Монфор и что отец его – тот самый Симон де Монфор л'Амори, который приобрел славу, воюя с альбигойцами.

Король по-доброму отнесся к младшему де Монфору и вернул ему земли, когда-то принадлежавшие его отцу. Симон получил то, чего добивался давно, – надежное убежище в Англии, а также расположение короля.

Элеонор была рада услышать, что он дружит с Генрихом. В свою очередь она рассказала ему о себе, о своем замужестве с Уильямом Маршалом и о том, что уже вдовеет несколько лет.

Он выразил удивление по этому поводу. Как ей позволили оставаться без мужа столько лет?

– О! – воскликнула она. – Я решила не выходить замуж вторично, если, конечно, это будет зависеть от меня.

Симон де Монфор посмотрел на нее с добродушной усмешкой.

– Если вы так непреклонны, значит, у вас хватит характера добиться, чтобы решение действительно зависело от вас.

Это высказывание произвело на Элеонор глубокое впечатление. Неужели у нее есть характер? Раньше она этого за собой не замечала. С Уильямом Маршалом она вела себя кротко и послушно, но ведь тогда она была почти ребенком.

Симон де Монфор помог ей сделать для себя некое открытие. Она уже стала взрослой, она превратилась в женщину, живущую своим умом.

 

Изабелла и Маргарет Биссет простились с теми, кто сопровождал их до Сандвича, сели на корабль и поплыли в Антверпен.

Четыре дня, проведенных в море, были не из приятных, и Изабелле некогда было размышлять о том, что ее ждет впереди. Но в одном она уже успела убедиться – нет ничего ужаснее, чем морская стихия.

Когда наконец они ступили на твердую землю, они узнали от встречающих их людей о заговоре, затеянном французами с целью похитить Изабеллу и помешать ее браку с императором.

Им пришлось укрыться на постоялом дворе, где Изабеллу выдали за юную дворянку, путешествующую ради собственного удовольствия с гувернанткой, а затем под покровом темноты их вывели за пределы городских стен.

Только через несколько дней они со вздохом облегчения убедились, что им на самом деле удалось перехитрить злоумышленников. К тому времени Фридрих выслал им навстречу вооруженный эскорт, и уже под его охраной они добрались до Кельна.

Пребывание в этом городе затянулось надолго, потому что далее следовать было очень опасно, так как император вел ожесточенную войну со своим сыном, причем, по странному совпадению, с тем самым, которого прочили когда-то в мужья Изабелле.

Принцесса и Маргарет прожили в Кельне целых шесть недель и, таким образом, получили возможность освоиться в чужой стране.

Наконец прибыл император и ласково приветствовал свою молодую невесту. Он восхитился ее красотой, юной непосредственностью и очарованием и объявил во всеуслышание, что доволен безмерно.

Нежно обняв девочку, он шепнул ей на ухо, что полон решимости оберегать ее и заботиться о ней. Маргарет услышала это и не удержалась от радостного возгласа. Ей пришлось по душе такое обращение императора с ее драгоценной подопечной. Слава Богу, что братья не отдали ее любимицу в руки какого-нибудь бесстыжего молодого наглеца. Старый император и сам не обидит свою юную жену, и никому не даст ее в обиду.

Свадебная церемония была пышной и продолжалась четыре дня, так как император желал показать своим подданным, насколько он удовлетворен заключенным браком.

Изабелла обнаружила, что замужество – не такая уж отвратительная вещь, как ей казалось. Император, очарованный свежестью и невинностью супруги-девочки, больше всего беспокоился о том, чтобы как-нибудь ненароком не напугать ее. Он сказал, что полюбил ее с первого взгляда и что красота ее превзошла все его ожидания. Даже на портрете, который ему заранее показали, она не выглядела такой очаровательной, как в жизни.

Теперь Изабелла – самое ценное его сокровище. И нет у него большего желания, чем служить и угождать ей. Однако он предложил отправить обратно всех ее английских слуг, и, когда она это услышала, ужас охватил ее.

Она припала к его ногам, горько зарыдала, а после того, как император поднял ее и ласково спросил, чем огорчена его женушка, у Изабеллы вырвалось:

– Маргарет Биссет всю мою жизнь была со мной рядом! Я не в силах с ней расстаться… Если вы отошлете ее, я уже никогда не буду счастлива.

Тогда император поцеловал ее и сказал, что, хотя он и намеревался отослать всех английских слуг на их родину, он докажет ей свою любовь тем, что разрешит Маргарет остаться, пока Изабелла в ней нуждается.

После этих слов Изабелла, нарушив весь церемониал, кинулась ему на шею и пылко расцеловала старика.

– Кажется, ты уже полюбила своего императора, – сказал он с улыбкой.

– Да-да! – ответила она с готовностью. – Вы так добры ко мне!

– И ты сможешь стать счастливой здесь, со мной, девочка моя?

– Да, если вы не заберете у меня Маргарет.

– Значит, Маргарет останется с тобой, – положил конец разговору император.

Он настолько был увлечен своей юной супругой, что проводил с нею почти все время, забросив свои государственные дела.

Он отвез ее в свой дворец Хагенау и окружил всевозможной роскошью. Обстановка ее покоев превосходила своим великолепием все то, что она видела до сих пор. Император подарил Изабелле столько драгоценностей, что она согнулась бы под их тяжестью, если бы надела все сразу. В шелка и бархат были облачены прислуживающие ей слуги, и она сама придумывала фасоны для их костюмов. Любые блюда из мяса, дичи и рыбы и редкостные вина подавались к столу, чтобы угодить ее вкусу. Для императора была невыносима даже сама мысль, что кто-то может общаться с ней, видеть ее, когда его нет рядом, поэтому он почти не расставался с ней.

Маргарет тоже всегда была поблизости, как и в прежние времена, во дворце у Генриха. Ради Изабеллы император и к Маргарет относился по-доброму.

Слух о великой любви императора к своей супруге разошелся по стране.

Своим чередом Изабелла забеременела, и ей было предложено из множества доставленных во дворец товаров выбрать то, что ей понравится для будущего младенца. Маргарет вызвалась сама изготовить детское приданое, и радостно им было вдвоем шить крохотные, трогательные распашонки и чепчики и толковать о том, кто у Изабеллы родится – мальчик или девочка.

Лелеемая любящим мужем, Изабелла на то время добровольно отгородилась от внешнего мира, словно в волшебной, украшенной шелками пещере. Маргарет постоянно была с нею, и они играли в загадки и другие любимые Изабеллой игры. За исключением визитов императора, все было, как в детстве, и она не чувствовала себя пленницей.

У нее родилась дочь. Если император и был разочарован, то не высказал этого вслух, хотя она и знала, что он предпочел бы мальчика. Когда она в шутку сказала Маргарет, что назовет девочку в ее честь, а потом упомянула об этом в разговоре с императором, он не возразил.

Итак, девочку окрестили Маргарет, и старая гувернантка души не чаяла в своей тезке. Изабелла однажды даже с обидой сказала, что малышка отняла у нее няню.

– Какие глупости! – вскричала Маргарет. – В моем старом сердце столько любви, что хватит на вас обеих.

Такая приятная жизнь текла сама собой – менялись лишь золоченые клетки, в которых обитала Изабелла. Императору понадобилось навестить своих подданных в Италии, и он повез жену в Ломбардию вместе с малышкой, старой Маргарет и десятком служанок.

Там она переезжала из одного роскошного дворца в другой, и везде были пленительные сады и высокие стены вокруг, и только император имел туда доступ. Он не позволял никому даже издали любоваться своей супругой.

В Ломбардии у Изабеллы родился сын. Она дала ему имя Генрих в честь своего старшего брата, а император сказал, что никогда в жизни не был так счастлив.

Это была немного странная жизнь, но никто не назвал бы ее безрадостной.

Преклонных лет император и его цветущая молодая красавица жена, стали персонажами множества легенд, сложенных в тех краях.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.036 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал