Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. Кровавый эстамп






Минул последний теплый день, и осень, спрятавшись за ширмой ночи, вывернулась наизнанку. Уже утром маленький мирок окутала густая влажная пелена. Снова привычный городской вид сменил краски. Проспекты, улочки, дороги и единственная широкая магистраль, окутанные туманом, казались выцветшими, как старые фотообои. Всё вокруг выглядело подмененным и даже неистинным. Знакомые очертания дворов, проплывающих за стеклом, стали размытыми, неясными, как декорации в старом фильме. Всё разом стало игрушечно-киношным, даже сама Эра ощущала себя чуточку не собой. И только крепкий холодок был во всех отношениях натуральным. Впервые утро выдалось таким непривычно холодным. Даже в автобусе очень ясно ощущалось прикосновение колкого озноба.

Эра ежилась от бегающих по коже мурашек, прятала замерзшие ладони подмышки, сжимала покрытые гусиной кожей ножки и чувствовала себя жутко неуютно. Вот и пришла пора заменить легкую, такую удобную юбку на плотные джинсы. Автобус притормаживал на остановках, салон постепенно заполнялся людьми, но от этого не становилось теплее. Будто каждый вошедший нес с собой уличную прохладу. Рядом с Эрой взгромоздилась полная старушка, оттеснив девочку к окну. Пустых сидений не осталось, проём тоже заполонили суетливые люди. Но девочку это столпотворение не смущало. Она уже давно привыкла к подобным явлениям по утрам. Это даже не отвлекало от мыслей, в которые девочка погружалась с головой. Размышляла о всевозможных мелочах: погода, предстоящие часы в школьной рутине, домашние дела – стандартный набор каждого дня, её собственный маленький мир, построенный за тот короткий срок жизни в незнакомой среде. За окном мелькнул знак с изогнутой вправо стрелкой. Автобус затарахтел и, поворачиваясь, слегка наклонился на бок. Эра уже знала, что спустя несколько мгновений они остановятся на светофоре, как это обычно бывает. Больше всего ей не нравились такие остановки. Странно. И торопиться-то вовсе не нужно, а стоять не хочется. Когда автобус тормозит, кажется, будто останавливается время. Колеса шаркнули по влажному асфальту. Вот и замерла минута. Эра заерзала. Отчего-то вдруг стало очень некомфортно. Будто что-то незримое остро уткнулось в неё. Никак кто-то смотрит в её сторону? Девочка взглянула на старушку рядом - той не было до неё дела. Она тихо дремала. Люди вокруг тоже выглядели равнодушными. Разве что светофор, расплывшийся по запотевшему стеклу зеленым пятном, пристально наблюдал за девочкой. Повертевшись ещё с минуту, Эра, наконец, удостоверилась, что предчувствие её не подвело, сумев обнаружить виновницу своего беспокойства. В покачивающейся толпе то и дело возникали темно-карие миндалевидные глаза. Знакомое лицо. Глаза так и метались среди копошащихся людей, старательно пытаясь удержать взгляд.



Эра сразу узнала свою одноклассницу Айжан. Встретить её тут не было неожиданностью, ведь девочки каждый день добираются до школы в одном автобусе. Но зачем она так смотрит? С чего вдруг? И здороваются-то они не всегда. У Эры вообще среди одноклассников друзей нет. Она слишком замкнутая, её считают странной, а подчас просто не замечают. Это не было проблемой. Ей нравилось наблюдать за людьми, стоя в сторонке. Но оказывается, когда наблюдают за тобой, - это очень неприятно. Эра даже почувствовала себя маленькой причудливой ящерицей, а любопытные глаза Айжан казались огромными окулярами ботаника, от которых не спрячешься ни под листочком, ни за травинкой. И чего она так пристально смотрит? Вот чудная. Её в школе тоже считают не такой, как все. По сути, так оно и было. Айжан отличалась от других детей. Было в ней что-то загадочное, как и в самой Эре. Только вот она не была незаметной, а, напротив, часто оказывалась в центре внимания опять же из-за своей непохожести. Некоторые даже позволяли себе лицемерные шуточки в её адрес, но никому не удавалось вывести Айжан из себя. Терпение у неё ещё то! Даже Эре была интересна её таинственность, однако она не желала, чтобы Айжан интересовалась ею. Эра снова бросила взгляд в сторону одноклассницы. «Вот настырная. Глядит и глядит, закусив прядь каштановых волос. И чего ей нужно?» - Эра с возмущением отвернулась к окну, пообещав себе не обращать на девочку внимания. Но самопроизвольно возникающий образ одноклассницы в сознании тоже оказался очень назойливым.



В мысли тут же забрались навязчивые предчувствия. Неспроста всё это. Всё недолгое время, проведенное в обществе других детей, Эру вполне устраивала роль девочки-невидимки, а внимание Айжан словно пророчило, что всему этому пришел конец. Внушило ощущение неготовности к слиянию с людьми. Какое неприятное чувство! Эра пробовала сосредоточиться на виде за окном, пытаясь определить, где сейчас проезжает автобус. Увы, от самой себя не спрятаться. Одноклассница всё ещё смотрит. Даже не отворачиваясь от окна, девочка ощущала этот острый взгляд.

Любопытный ботаник посадил ящерку в спичечный коробок и теперь наблюдает сквозь приоткрытую щель. Выбраться бы незаметно отсюда. В коробке темно, мало воздуха, удушающе тесно и скверно.

Эра, сама не зная зачем, поднялась с сидения. Старушка недовольно крякнула, когда девочка просочилась через её колени. Люди неохотно расступались под натиском девчушки, желающей поскорее подобраться к задним дверям. Она не знала, на какой именно остановке сейчас притормозил автобус, ей было всё равно. Пусть до школы ещё далеко, лишь бы поскорее сбежать прочь от этих пытливых глаз. Наконец, оказавшись на улице, Эра почувствовала облегчение. И лишь спустя пару минут, оглядев чужую улицу, поняла, насколько глупым и бездумным был её поступок. Выбежала из автобуса только потому, что малознакомый человек посмотрел в её сторону. Эра раньше не замечала за собой боязни людей. Однако всё новое, с чем не приходилось сталкиваться раньше, почему-то пугает и раздражает. «В самом деле, повела себя как трусливая рептилия из-за какого-то пустяка! Ну и ладно! Главное, теперь никакого нежелательного внимания», – оправдывала себя Эра.

Сквозь облака вдруг пробились лучи солнца. Едва просветлевшее небо свежо засияло в утренней прохладе. Среди облетевших лип в лучах солнца засеребрила крыша старенькой школы. Туман над искусственным прудом в парке тут же стал прозрачным, и в зеленоватой воде отразились осенние краски раннего утра.

Эра свернула с тропинки и направилась к пруду. Ей хотелось вдохнуть запах водяных растений. Тело продрогло до костей, но это можно было стерпеть ради нескольких минут спокойствия. Постоять, уставив глаза в холодное зеркало, такое же чувствительное, как обнаженная кожа. Стоит ветерку лишь слегка коснуться водной глади, и по ней тут же пробежит рябь, вскружит неизвестно откуда взявшийся дубовый листок в лиственном парке. Как хорошо, что в этом ненасытном бурлящем динамикой мире существуют такие уголки, полные спокойствия и гармонии. Маленькие, уединенные закутки, где можно провести много времени, ничего не делая, и при этом не ощущать скуки. Девочка, сама того не сознавая, всегда выискивала такие места. В тишине и умиротворении чувствовалось соприкосновение с частичкой прошлого, воспоминания о котором были утрачены. В природной безмятежности, несомненно, присутствовало что-то родное. Очень знакомое... не голове, а сердцу. Не зря мама говорила, что память состоит не только из того, что видел и слышал - воспоминания связаны и с внутренними ощущениями. Может быть, в той неизвестной прошлой жизни никогда не приходилось видеть этот осенний лиственный парк, вдыхать аромат хвои, смешанный с кисловатым запахом маленького пруда, однако эти чувства единства со всем сущим, должно быть, уже не раз тревожили душу. Эра была готова простоять так вплоть до начала уроков, не обращая внимания на совсем пронявший холодный ветер. Но, увы, не могла не обратить внимания на ощущение, будто она делит этот маленький оазис тишины с кем-то ещё.

Это неприятное чувство снова вернулось. Опять кто-то смотрел прямо в спину, и этот взгляд настолько тверд, что почти физически осязаем. «Не уж-то снова она?! - Эра оглянулась через плечо. – Так и есть!». Поодаль от неё, там, где к забору парка жались невысокие клены, на одинокой скамейке расположилась Айжан. Она сидела неподвижно, словно была одной из невзрачных каменных фигур, разбросанных средь деревьев. Освещенная со спины рассветом, издали девочка выглядела как черная тень. Но Эра не сомневалась, что это именно Айжан. «И почему же она так навязчиво возникает рядом? Стало быть, ищет встречи не просто так. Тогда нужно просто спросить, что ей нужно. Твердо и можно даже дерзко, чтобы та отвязалась наконец», - собравшись с духом, Эра незамедлительно зашагала в сторону скамейки. Пальцы рук слегка задрожали, внутри всё напряглось, и кровь подступила к лицу. Грубить девочка не умела да и не хотела пробовать, но иначе придется расстаться с привычным покоем.

- Привет, - первой сказала Айжан, как только Эра приблизилась.

- Здравствуй, - ответила Эра, спрятав глаза.

Айжан вдруг мирно улыбнулась одними уголками губ.

Эта улыбка имела силу. Суровый настрой Эры тут же смягчился, и она позабыла о резкости. Обезоруженная одним лишь приветливым жестом, девочка полностью растерялась и понятия не имела, что должна сказать дальше. Айжан была первой девочкой, которая вот так просто взяла и заговорила. Без смущения и робости. С полминуты Эра с любопытством всматривалась в лицо Айжан, изучая каждую черточку. Будто видела её впервые. А ведь и вправду не замечала раньше, насколько интересное лицо у Айжан. Смуглая кожа, выступающие скулы, необычный разрез глаз, густые ресницы, тоненькой нос. И фигурка у неё тоненькая, хрупкая. Таких девочек называют красивыми. Замечал ли кто-нибудь раньше её красоту? Может быть, пока еще никто не обратил внимания. Но пройдет ещё год или два, и Айжан раскроется, словно бутон цветка. Все тут же забудут свои глупые шуточки. Красота девочки наберет силу, сможет околдовывать всех вокруг, и никто не посмеет её не замечать. Наверняка в неё будут влюбляться многие мальчишки. Эра даже ощутила легкий укол зависти - будь у неё такое лицо, она бы легко вписалась в окружающий мир.

- Что так смотришь-то? Вот ты странная, - засмеялась одноклассница.

Эра пожала плечами. Пару минут назад она и сама хотела сказать Айжан о том же самом.

- Меня ждешь? – не подумав, ляпнула девочка.

- Отдыхаю просто. Ты садись, давай.

Айжан отодвинулась чуть в сторону, хотя на скамейке было много места.

Эра робко села с краю.

- Забавно. Давно хотела с тобой заговорить, - вдруг призналась одноклассница.

- Для чего?

Выдающиеся скулы округлились от широкой улыбки.

- Не знаю. Таинственная ты. А можно я тебя буду просто Лера называть? Валерия не очень удобное имя. Знаешь, звучит как-то очень солидно.

Девочка заволновалась. Что значит «буду называть»? Выходит, Айжан решила затеять дружбу?

А если да, то как это - дружить? Эра сомневалась, что ей это по силам.

- Лучше просто Эра. Мне так привычней.

- Эра? Необычно!

- Ну, может быть. Мама назвала Лерой, а я почему-то настойчиво повторяла «Эра», вот так и прижилось, - пробурчала девочка и добавила на всякий случай: – Это было давно.

Инна предупредила её, что нередко придется умалчивать о молодости своего «я». Девочка чувствовала себя не в своей тарелке и не оттого, что довелось разговориться с одноклассницей. Просто не могла отделаться от чувства, будто кто-то всё ещё наблюдает за ней. Ведь Айжан рядом и смотрит куда-то в сторону. А! Вот оно что! Кто-то маячит на дорожке перед школой. Ходит из стороны в сторону и поглядывает на девочек. Какая-то любопытная пятиклассница. Ей-то что нужно? Айжан тоже заметила девочку и, строго посмотрев в её строну, махнула рукой. Пятиклассница тут же отвернулась и, виновато склонив голову, потопала в сторону школы.

- Моя младшая сестричка – Сауле, - объяснила она. – Прилипла, как репей. Приходится с ней возиться. Мы не так давно сюда переехали, а она никак не может прижиться в своем классе.

- Сауле – еще одно имя, которое я раньше не слышала, - вслух подумала Эра.

- Восточное, - усмехнулась Айжан. – Мы не отсюда родом. Разве это не заметно?

Эра покачала головой, хотя понятия не имела, откуда могла переехать одноклассница, мир за пределами маленького городка оставался для неё тайной.

- А где ты раньше училась? – поинтересовалась Айжан, забыв про сестру. - В прошлом году тебя не было.

- Дома, - неосторожно ответила Эра.

- На дому? Как так? – отчего-то удивилась одноклассница.

Эра дернула себя за волосы. Она и не знала, что на это должна быть какая-то причина, и понятия не имела, как ответить.

- Просто я была не готова учиться вместе со всеми.

- Вот почему ты такая дикая. Сразу заметно, что ты раньше мало общалась с людьми. Так ведь?

- Не помню, - честно ответила девочка.

Айжан ничего не сказала. На секунду Эре показалось, что она смотрит на неё с сочувствием, будто на больную кошку.

- Ой, а что же мы сидим-то? Литература вот-вот начнется. Пойдем! – воскликнула Айжан, взглянув на дисплей мобильника.

Эра поднялась и не спешна побрела за одноклассницей. Она чувствовала себя ужасно неловко, боялась сделать что-нибудь не так и всерьез задумывалась о ничтожных пустяках: как идти, рядом или поодаль? Говорить или молчать? Девочка снова почувствовала себя той напуганной крошкой, что год назад училась держать вилку и запоминала незнакомые слова.

- Тебе нехорошо? – спросила Айжан, заметив странную нервозность Эры.

- Да нет. Всё в порядке!.. Скажи, а почему… А почему ты так смотрела на меня сегодня в автобусе?

Айжан уклончиво отвела взгляд в сторону.

- Ты извини за это. Может быть, мы с тобой сегодня за одну парту сядем?

Отчаявшись получить ответ, Эра согласно кивнула головой.

- Просто вчера услышала то сообщение. Ну, о том, что в субботу девочка пропала из нашей школы. Не знаю, почему сразу вспомнила о тебе. Всё утро думала, увижу ли сегодня тебя в автобусе. Ты не обижайся. Я рада была узнать, что с тобой всё в порядке, - спустя пару минут всё-таки пояснила Айжан.

Эра сомнительно нахмурилась.

- Что значит девочка пропала? – спросила она.

- В смысле исчезла. Её полиция ищет, но нигде не может найти. Разве ты об этом не слышала?

- Нет.

- Я тоже никогда не смотрю телевизор. Но в Интернете за новостями слежу регулярно! - пробормотала Айжан себе под нос, словно разговаривала сама с собой. – Ты, кстати, в социальных сетях есть?

- Разве такое бывает, что человек просто взял и исчез? – серьезно спросила Эра, проигнорировав вопрос одноклассницы.

Айжан бросила на неё удивленный взгляд.

- Лера… Тьфу! Эра! Ты с неба свалилась?

Эти слова прозвучали грубо, но без злости. Эра позволила себе улыбнуться. Её позабавила догадка одноклассницы. Не исключено!

- Никто никуда так просто не исчезает, - продолжала одноклассница. – Это наверняка чьих-то рук дело.

- Чьих?

- Откуда мне знать? Люди в нашем городе пропадают, и никто не знает, что с ними. Но я думаю это, конечно, связано. Иначе и быть не может. Как думаешь?

Айжан свернула к каменной дорожке, затем резко остановилась и взглянула прямо в глаза Эры, будто ей был очень важен её ответ. Девочка не знала, что ответить. Ни о каких исчезновениях она ни разу не слышала.

- Не знаю! А разве кто-то ещё исчез?

Взгляд одноклассницы переменился. Теперь в её карих глазах читалось раздражение. Уж не думает ли она, что над ней издеваются?

- Да! Сразу видно, что тебя совсем ничего не интересует. Зайди в Интернет! А по школе слухи ходят. У родителей спроси. Они-то должны знать! За год около десятка человек пропало. Многовато для такого маленького городка. Правда, ничего об этом не слышала?

Эра лишь пожала плечами. Интернетом пользоваться она толком ещё не научилась, да и привычки слушать сплетни у неё не было.

- Неужели никто не знает, почему пропадают люди? – спросила она.

- Одни догадки, поиски. Пропадают мужчины и женщины разного возраста. Все на ушах, - таинственно произнесла Айжан. – Спорим, скоро у нас классный час организуют по этому поводу? Погрозят нам пальцем, чтобы не ходили одни по улицам. Кстати, ту девочку, которая исчезла позавчера, в последний раз видели в этом парке. Может быть, маньяк какой-нибудь из психушки сбежал? Хотя нет, сумасшедшему бы не удалось так чисто работать. Детективы читаешь?

- Читаю!

- Я тоже иногда. Ну да ладно, не будем об этом. Неприятная тема.

Эра согласилась поговорить о чем-нибудь другом, хотя и без охоты. Она действительно интересовалась детективами, её увлекали загадочные истории, будоражившие воображение. Было не просто выкинуть рассказанное Айжан из головы. Ей вдруг захотелось как можно больше узнать о таинственных исчезновениях.

- Вот черт! Опаздываем же! – воскликнула Айжан, снова взглянув на дисплей телефона. – Три минуты до звонка. Давай поживее!

Девочки прибавили шаг. Вот уже и двор школы опустел. Ученики разошлись по классам. Вот-вот раздастся звонок. Попадет им за опоздание. Преподаватель русского языка и литературы требует от учеников пунктуальности. Лучше не опаздывать на его урок. Заторопившись, Эра обогнала свою одноклассницу. Ступив на дорожку, ведущую прямо к дверям школы, девочка чуть ли не со всех ног пустилась бегом. Даже не сразу заметила впереди большую грязную лужу. «Сейчас бы как влетела в грязь», - подумала Эра, набегу уже готовясь перепрыгнуть темное пятно. Но как приблизилась к пятну на дороге, вдруг замерла на месте, едва не споткнувшись. Слишком странной была эта лужа, чтобы просто перескочить через неё, не обратив внимания. Что это? Вовсе не дождевая лужа. Что-то вязкое, пурпурное растеклось по неровному асфальту. Эра присела на корточки. Густоватая жидкость, темно-красная, как кровь. Или это и есть кровь?! Целая лужа крови! Девочка зажала рот ладонью.

«С кем-то произошло несчастье. Какой-нибудь ученик поранился или, может, разбил голову. Ужасно! Была бы тут мама. Она ведь помогает тем, кто попал в беду. Она медсестра! Как хочется увидеть маму…» - почувствовав подступающую тошноту, Эра отвернулась. Вид крови ужасал и отвращал её. Даже голова пошла кругом.

- Что с тобой? – донесся голос Айжан из-за спины.

Эра не ответила, дожидаясь, когда её одноклассница сама заметит алое пятно. Айжан приблизилась к девочке и склонилась над ней.

- Всё в порядке? - обеспокоено спросила она. – Эра, что не так?

Эра выпрямилась, всё ещё прижимая ладонь к губам.

- Тебя тошнит? – не понимала Айжан. – Болит что-то?

Девочка указала пальцем в сторону лужи, при этом стараясь не смотреть туда.

Одноклассница рассеяно взглянула под ноги.

- Что-то я тебя не понимаю, - отчаянно выдохнула Айжан.

Эра снова указала на асфальт, и вдруг глаза её округлились от ужаса: одноклассница обеими ногами вступила в темную жижу, однако по-прежнему не догадывалась, что стало причиной внезапного испуга Эры.

Она топталась на месте, глядела себе под ноги, но её глаза упорно отказывались замечать то, что растеклось по асфальту.

- Эра, да что с тобой происходит? – почти сорвалась на крик Айжан.

- Ты не видишь что ли?! – наконец выдавила из себя Эра.

Девочка снова опустила взгляд. Белые гольфы уже пропитались густой жидкостью, однако это её почему-то не смущало. Ослепла что ли? Стоит посреди алого пятна и делает вид, будто всё в порядке.

Эра зажмурилась, пытаясь избавиться от наваждения.

- Ну что? Что? – недоумевая, говорила она. – Слышишь звонок? Опоздали же! Давай поспешим, а то обеим попадет. Всё остальное потом.

Эра хотела сдвинуться с места, но ноги будто прилипли к земле. Она не могла пошевелиться. Просто стояла и смотрела, как быстро удаляется Айжан к дверям школы, оставляя за собой кровавые отпечатки подошв.

 

***

После долгого осмысления утренних впечатлений страх, наконец, немного отступил. Что толку от этих параноидальных размышлений? Уж лучше поскорее забыть о случившемся. В конце концов, даже у вполне здорового человека может случиться видение. Ведь описывалось что-то похожее в маминых медицинских книжках. Причиной тому может служить и недостаток сна. Ведь точно было такое где-то написано, если есть воспоминания. Как же это называлось-то?.. Сложный термин. Гипнагогические галлюцинации! Верно! Вовсе не симптом безумия. Обычное дело. Просто кинофильм, демонстрируемый переутомившимся мозгом, не более того. А если подумать, не настолько сильно тот мираж был похож на лужу крови, скорее уж напоминал тень, а может, то лишь в глазах рябило от внезапного солнечного света. Рябь в глазах вообще не галлюцинация, а вполне естественное явление при ярком свете. Ну его к черту! Всякое бывает.

Как только удалось немного убедить себя и успокоиться, Эра обнаружила, что грызет кончик карандаша, уставившись в страницу учебника биологии, и снова, и снова пытается прочесть название параграфа. Стало быть, уже третий урок на исходе. И не заметила, как время промчалось, да и в памяти почти ничего не отложилось. Вот она - глубокая задумчивость. Да ещё и не обратила внимания, что уже третий урок сидит за одной партой с Айжан, которая уже давно заметила неладное состояние девочки. Еще бы! Губы ощутимо дрожат, да и пальцы подрагивают, в маленькой точилке с зеркальцем отражается кружок мертвецки бледной кожи лица. «Чего же это я? Всего боюсь, из-за каждой мелочи нервничаю...» - подумала Эра, настойчиво продолжая вчитываться в текст учебника. Однако, даже выкинув из головы утреннее происшествие, сознание отказывалось переключиться на изучение особей членистоногих. На смену переживаниям из воспоминаний внезапно выплыла история о пропавших людях. Некоторое время девочка честно старалась поверхностно уловить информацию из прочитанного, но размышления о таинственных исчезновениях оказались куда более увлекательными и даже успокаивающими. Сосредоточенность окончательно рассеялась где-то между ракообразными и трахейными, буквы превратились в замысловатый, но ничего не значащий ряд символов. Глаза скакали по строчкам, мельком изучали рисунки, в то время как мозг был настроен на иную волну.

Однако, погрузившись в размышления, Эра испытывала противоречивые чувства. Странно, тем не менее, интерес к истории Айжан отличался от очарования тайной из какой-нибудь детективной книжки.

Что тут скажешь, книжка – это вымысел. Уже существующая от начала и до конца история. И на всякую загадку непременно прольется свет в финале романа. Говоря проще, в книжках-то загадка существует только ради интриги и обязательного объяснения на последних страницах.

Рассказы из вечерних выпусков не вызывают такого же интереса. Хроники убийств вызывают скорее неприятные ощущения, чем очаровывают. В то же время они рутинны и обыденны. Изо дня в день в мире происходит нечто неправильное, нехорошее, противоречивое. Это уже давно стало стабильным, даже внимание на эту реальность перестаешь обращать.

А вот история, рассказанная одноклассницей, была не похожа ни на то, ни на другое. С одной стороны, реальные события, не имеющие ни капли привлекательности, с другой - нечто важное, что никак нельзя было проигнорировать. Как-никак исчезновения, о которых рассказывала Айжан, происходили совсем рядом. На знакомых улицах. Это притупляло ощущение покоя и безопасности. Рядовые жители города, такие как сама Эра, просто исчезают. Никто не знает куда, никто не знает почему, никто понятия не имеет, кто или что за этим стоит.

А если подумать: кто может стоять за всем этим? Разумеется, какое-то зло. Ведь исчезновение человека вызывает только страх, волнение и прочие неприятные чувства. Если вот так исчезнет мама? Это будет ужасно! Конечно же, это зло! А что такое зло?..

- Лера, - прошуршал чуждый для уха звук имени.

Вдруг, словно в тумане, вспыхнул яркий свет и тут же снова выявил знакомую обстановку классного кабинета биологии. Руки по-прежнему бестолково сжимают учебник, взгляд попусту буравит абзацы, а карандаш длинной сигаретой зажат в зубах. И как только удается, не подключая волю, так искусно создавать вид работающего ученика, при этом полностью мысленно отсутствовать в классе?

- Эра, - снова позвала Айжан сбоку, на этот раз привычней.

- Что? – не вникая, откликнулась Эра.

Одноклассница ткнула пальцем чуть пониже груди девочки, указав на открытую тетрадь. «Практическая работа» - только два слова, написанные рукой Эры в самом верху листа. Всё это время ученики выполняли самостоятельную работу. Блин! Преподаватель отчетливо растолковал план задания - нужно было лишь прочесть параграф и составить конспект! В тетради Айжан исписано уже почти два листа.

- Ты бы хоть что-нибудь выписала для виду. А то за неработу на уроке могут двойку влепить.

- Я успею, - сказала Эра, взяв в руку карандаш, уже ощущая, что засуетилась.

- Шесть минут до конца урока. О чем ты думала всё это время?

Девочка вздохнула:

- О многом… О пропажах людей тоже…

Каким-то странным стало выражение лица Айжан. Какая-то двоякая улыбка, ехидная и выражающая восхищение одновременно. Всегда казалось, что эту отрешенную от всего девочку так трудно заинтересовать, но, оказывается, вызвать интерес у неё могут всего на всего чужие размышления, не имеющие отношения к школьным заданиям. Возможно, в этот момент Эра стала её героем. От чего же ещё так вспыхнули её глаза? Наверное, она и не догадывалась раньше, что самая успевающая девочка в классе способна забыть об уроках, задумавшись о чем-либо другом. Должно быть, Эра теперь интересует Айжан ещё больше. Думать об этом было приятно.

- А что в этом привлекательного? – поинтересовалась одноклассница.

- Сама не пойму, - угрюмо призналась Эра.

Девочка хотела добавить, что непременно хочет узнать об этом деле больше, но тут её мысли прервал хрипловатый кашель учителя. Юлия Александровна была строгой, но не лишенной деликатности.

- Алаева, Вы, должно быть, закончили, раз позволили себе болтать.

Ни для кого не была тайной новая манера преподавателя биологии переходить на Вы, когда она готовилась сделать замечание.

Её пытливый взгляд из-под не по возрасту модных очков мог означать только желание заглянуть в тетрадку ученицы. Большие глаза скользнули и в сторону Айжан, давая понять, что её работа будет проверена следующей. Эра растеряно встала. Неужели она сейчас и вправду сунет под нос учителю пустую тетрадь? Ох, как же низко она упадет в глазах Юлии Александровны. Теперь и все одноклассники смотрели в сторону Эры, почувствовав её неуверенность. Ожидали чего-то этакого. Сквозь плотно закрытую дверь просочилась негромкая трель - звонок, что дается только для учителя. Однако он оказался спасительным.

- Домашнее задание: закончить конспект, - сухо заключила немолодая женщина, обращаясь уже ко всем ученикам.

Повезло.

Стоит извлечь урок, что не стоит зря витать в облаках во время занятий. Лучше уж забыть о раздумьях или хотя бы отложить их до конца учебного дня, если они так важны. Нужно постараться избавиться от навязчивых мыслей и перестать, наконец, философствовать на тему, что же такое это зло.

 

***

Когда впервые Эра встретилась с тем, что противоречит человеческим идеалам? Был ли раньше момент столкновения с очевидной жестокостью, не считая заметок в газетах, новостей по телевидению и прочитанных до дыр книг? Однажды такое действительно случилось. Ещё до того, как девочка научилась читать, ей пришлось увидеть смерть в собственном доме. Смерть маленьких неразумных существ. Тот день хорошо запечатлелся в ещё неокрепшем рассудке. Всё началось с ритмичного шуршания под мойкой, где стояло помойное ведро. Эти тихие шуршания и редкое попискивание тогда ещё не сильно волновали девочку. А вот Инну шум за маленькой дверцей всегда раздражал, и она всегда бормотала о том, что сама накликала беду, вспоминая о мышах.

Как-то раз женщина, встав на четвереньки, поместила какой-то предмет в темный уголок под раковиной. Вскоре после чего это действо принесло свои плоды. В тот же день по всей кухне пролетел громкий щелчок, который не мог не привлечь внимание Эры. Девочка присела на корточки у мойки и, затаив дыхание, распахнула дверцу. Но детское ожидание чего-то интересного развеялось, когда перед глазами Эры предстала ужасающая картина. Неимоверно больно было созерцать, как в предсмертной агонии бьются сразу два мышонка с перебитыми позвоночниками, прижатые металлическим рычагом к деревянной дощечке.

- Ой! - только и смогла произнести Эра, закрыв глаза руками.

Но Инна ничуть не прониклась сочувствием к бедным мышатам. Она лишь достала из мусорного ведра мышеловку и осторожно на вытянутой руке отнесла несчастных в туалет. Единственное о чем пожалела мама, это о том, что девочке пришлось увидеть это. Эра вовсе не собиралась её осуждать. Таков мир. Такова эта жестокая мышеловка. Истинное эффективное зло - мышеловка. Её единственное предназначение и цель – убийство. Убийство как таковое. Не ради насыщения, не в интересах мести. Просто оружие. Оно не знает неутолимой жажды и не имеет чувств. Оно лишь убивает. Целенаправленно, неистово и жестоко. Но если вдуматься... Кто породил все подобные орудия? Кто изобретатель ножей и пистолетов? Человек. Это и есть корень мирового зла. Силы стихии, животные инстинкты – нет! Разум. Только он способен осознанно нести смерть, опираясь на свободную волю. А если так, то всё существующее зло в мире идет от человека. Его руками творится возмездие, развязываются войны, вершится неправда. А все эти инструменты лишь продолжение руки и намерений человеческой сущности. Не удивительно, если и за всеми этими исчезновениями стоит человек. Это самый простой и очевидный вывод.

Даже сам образ дьявола на картинках книжек, этот символ порока, выдуманный темными умами, отдаленно, но напоминает человека. Стоит лишь отсеять звериные черты, которые нужны лишь для того, чтобы придать его обличию свирепость. Вот что такое зло. «Интересно, что бы сказала на это Айжан? Вон она стоит. Наверное, меня ждет...» - думала Эра, глядя в окно на школьный двор на то место, где вырисовывалась худенькая фигурка одноклассницы под сенью ещё не совсем желтой липы. Рядом с Айжан юлила её младшая сестренка Сауле. Что-то говорила ей, беззвучно открывая рот, и тянула за рукав, а Айжан в ответ, должно быть, просила её успокоиться. Бедная её сестренка продрогла вся, хочет поскорее домой. «Надо было сказать о намерении заглянуть в школьную библиотеку. Жаль, не догадалась, что Айжан рассчитывала идти домой вместе со мной. Как чудны все эти тонкости взаимоотношений. Раньше такого не было, разве что с мамой», - Эра отпрянула от окна, почувствовав неловкость перед Айжан. Долго ли до греха, сестры заметят девочку в окне, решат, что та от них прячется, дожидаясь, когда уйдут. Пора бы уже подняться в библиотеку. Поискать ответы. Пусть это и глупая затея. Плод телевизионного влияния. Запутавшись, герои кино всегда отправляются в пристанище пыльных книг и всегда отыскивают то, что им нужно. В самом деле, глупо! Но, впрочем, ничего поумнее в голову не приходило. Можно хотя бы так попытаться найти ниточку к ясности и успокоиться наконец.

Эра вовсе не ставила себе бессмысленной цели распутать узел тайны. Напротив, ей хотелось лишь самого малого. Чуть-чуть заглянуть за завесу тайн, чтобы иметь самые скромные представления о неизвестном, только для того чтобы поскорее забыть о бессмысленных размышлениях раз и навсегда.

Войдя в читальный зал, Эра робко кивнула тихой, как рыбка в аквариуме, библиотекарше. В стенах, пропитанных тонким запахом ветхой бумаги, среди множества невысоких стеллажей висела чарующая тишина. Только электрические лампочки издавали тихий жужжащий звук. Ах, если бы знать, что действительно двигало девочкой, когда она шла сюда? Только сейчас она осознала, насколько глупа была идея заглянуть в этот забытый всеми уголок. Что можно отыскать тут? Окружение многочисленных книг гарантирует разве что спокойствие. Но и это неплохо, учитывая суматоху минувшего дня. Книга хороший собеседник. Эра уже было думала отыскать что-нибудь из классики готических романов, которым отдавала предпочтение в последнее время. Но вдруг, заметив в углу старенький компьютер, девочка заставила себя думать, что не всё так безнадежно. Можно попробовать отыскать что-нибудь в Интернете. Это не такая уж и плохая идея, если, конечно, этот старинный агрегат ещё можно включить. Хотя, даже в случае удачи, стоит ли рассчитывать на наличие Интернета? Иначе бы он не стоял тут такой одинокий, дожидаясь пользователей. Всё-таки, не оставляя попытки, Эра устроилась за клавиатурой. К счастью, процессор откликнулся, мигнув зеленым огоньком, и шумным дыханием кулера оповестил о способности работать. И Интернет есть. Это уж совсем невероятное везение, пусть и доступ ограничен, лишь бы поисковая система работала. Именно это средство-то и погубило библиотеки - теперь книги и всевозможные материалы из Интернета не занимают места на полке, что стало куда удобнее. Неплохо было бы и дома иметь Интернет. И сама Инна не раз говорила об этом. Вот только поиски информации не увенчались успехом. Рано девочка обрадовалась. Около получаса поиска в сети не дали никаких результатов. На городском сайте не было ничего полезного и даже интересного. Только заметки об открытиях фонтанов на площади, о домах, идущих под снос на окраине, и прочая бытовая чепуха маленького городка. В какой-то момент Эра даже забыла, зачем вообще села за этот застарелый, то и дело виснувший компьютер. Зачем-то взялась читать о проблемах жилищно-коммунальных услуг. Только время зря потратила. «В городских газетах и то больше интересных заметок, чем на этом скучном сайте», - подумала девочка, и тут её словно током ударило. - Городские газеты! Точно! Там же непременно должны быть объявления о пропажах. И как сразу не пришло это в голову? Ведь совсем рядом, на подоконнике, пылится целая куча старых номеров «Свечи».

После отключения компьютер сделал ещё несколько тяжелых вздохов и, поняв, что больше в нем не нуждаются, погас, жалобно моргнув зеленым огоньком напоследок. Эра огляделась. А вот и они. Большая стопка еженедельника «Свеча» без дела пылилась на подоконнике. Едва ли кто-то заглядывал в подшивку хоть раз. Все номера газеты были пробиты дыроколом на корешке и связаны тугой веревкой в единый блок. Страницы тех газет, что лежали сверху всё ещё сохраняли свой первозданный сероватый цвет, но скоро и они приобретут бледно-желтую окраску, как и более старые номера. Стопка еженедельника оказалась намного тяжелее, чем она предполагала. С тяжелым вздохом она обрушила ее на клавиатуру ненужного компьютера. В ответ на шум тихая библиотекарша привстала со своего места и с любопытством бросила взгляд на Эру сквозь книжные стеллажи. Девочка смутилась, почувствовав, что её застали за таким нелепым занятием. Наверное, библиотекарша сейчас размышляет, для чего Эра пришла в библиотеку и взялась за скучные газеты. Ну и пусть думает. Главное, найти что-нибудь интересное.

Однако, пролистав номер двухгодичной давности, девочка сделала лишь один вывод: «Свеча» - скучнейшее издание. Ничего не нашла кроме пустых статей, а на последних страницах были лишь объявления о пропаже животных. Вряд ли это хоть немного связано с тем, что её интересовало. Уже утратив интерес, Эра хотела было оставить эту затею и пойти домой. Но как только она попыталась подняться из-за стола, её живот пронзила внезапная боль. От неожиданности девочка рухнула обратно на стул. Странная ноющая боль. И это был не просто спазм. Только этого не хватало. Неприятное ощущение то утихало, то усиливалось. Ожидая, когда резь успокоится, Эра снова взялась за газеты. А может, и не обязательно читать всю газету целиком, ведь можно просматривать лишь последние страницы, где размещают объявления? Громко шелестя страницами, она стала пролистывать газеты, но и на это терпения не хватило. Едва успев пробежаться глазами по двум заключениям прошлогодних номеров, по нервам снова ударила тугая резь. Эра даже не приняла во внимание надпись «Помогите найти» под фотографией маленького мальчика. Теперь, когда, наконец, удалось отыскать то, что её интересовало, это стало неважным, боль в животе заставила девочку забыть обо всем. Что-то внутри подсказывало ей, что этот недуг появился неспроста. Сердце от чего-то заколотилось. Нехорошее ощущение. Всё вокруг стало иным, враждебным, будто затаило в себе опасность. Словно сама атмосфера помещения давила на девочку со всей силы.

- Да что же это? – жалобно заскулила Эра, прижимая руки ниже груди.

Всё внутри затряслось. И вдруг боковым зрением девочка заметила справа от себя какой-то темный предмет, прислоненный к подоконнику.

Странно, там же ничего не должно быть. Неужели снова явилось видение? Наконец, преодолев неожиданно нахлынувший страх, она нашла в себе силы повернуть голову. Перед глазами стояло лишь запыленное окно, за которым виднелось темнеющее небо, готовившееся обрушить стену дождя на маленький городок. Эра зажмурилась и сильнее прижала руки к ноющему животу. Что-то совсем нездоровится. Даже воображение разыгралось. От окна потянуло сквозняком. Девочка почувствовала в воздухе мимолетное движение, и внезапно что-то незримое, холодное коснулось её руки. Коснулось и тут же исчезло, словно кто-то пытался потянуть Эру за руку к подоконнику. С трудом подавив крик, девочка вскочила из-за стола. Это уже нельзя было списать на игру сознания и просто не принять во внимание. Галлюцинация или нет, однако ощущение присутствия кого-то ещё, находящегося в читальном зале, было вполне реальным. Кто-то или что-то… Невидимое, но такое осязаемое. Эра ощущала каждой клеточкой эту неведомую пульсирующую энергию, она наполняла комнату, разрасталась по стенам, словно плющ, давила, требовала каких-то действий. Боковое зрение снова явило иллюзию. Тот самый черный продолговатый предмет, прислоненный к подоконнику. Какой-то широкий шест, серебристый на конце. Удушающий страх сжал её в своих объятиях. Волосы на голове ощутимо зашевелились. По спине, словно маленькие насекомые, бегали мурашки. Эра вдруг почувствовала спиной давление ужаса и, не выдержав, понеслась прочь. Крик сам собой вырвался из горла. Переполошенная библиотекарша вскочила со своего стула. Её маленькие глазки удивленно округлились. Скользнув в дверной проем, Эра сильно ударилась ногой о косяк, вывихнула лодыжку, но даже не почувствовала боли. Ей хотелось поскорее покинуть это место. В кармане зазвонил мобильник. Какое счастье, что она не забыла его в библиотеке!

Это, конечно же, мама. Скорее бы к ней. Домой. И никогда не ступать больше на порог школьной библиотеки. Отныне путь сюда навсегда закрыт.

Домой! Домой скорее! Никогда больше не давать любопытству брать над собой верх. Никогда не совать нос во что не попадя.

Девочка неслась как сумасшедшая. И только у самых дверей, ведущих во двор, замедлила бег, поняв, что боль в животе пересиливает необъяснимый ужас.

- Тихо, тихо, - шептала она вслух, успокаивая себя.

Даже если опасность настоящая, она теперь позади. Теперь можно просто пойти домой и забыть о сегодняшнем дне. Забыть или хотя бы не думать. Насколько это возможно. Эра сделала глубокий вздох. Стало легче. Однако расшатанные нервы наводили на мысль, что все самое страшное ещё впереди.

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.026 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал