Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Г. Реформация шестнадцатого века и последующее развитие






Протестантская Реформация ввела то, что стало поворотным моментом в христианском учении о смерти. Мартин Лютер (1483–1546) решил оспорить догмат об епитимьи и очищении души в чистилище как логическое следствие этой доктрины. Это учение противоречило его пониманию спасения, которое он обнаружил в процессе исследования Писания и размышления над ним. Он пришел к выводу, что в Своем Слове Бог предлагает нам два пути: спасение через веру и осуждение через неверие. Он ничего не говорит о чистилище, которое, по его мнению, не должно признаваться, «потому что оно затеняет блага и благодать Христовы» (Застольные беседы, 3695). Этот вывод относительно промежуточного состояния после смерти оказал продолжительное воздействие на более поздних протестантских апологетов доктрины о смертной душе.

Однако в вопросе бессмертия души сам Лютер не был последовательным. Иногда он соглашался с учением средневековых богословов о том, что душа продолжает существовать отдельно от тела. Тем не менее, описывая состояние души между смертью и воскресением, он периодически принимал новозаветное представление о сне души. Вот одно из его высказываний: «Ибо душа человека спит, и все ее чувства похоронены, и наше ложе подобно могиле. Однако в этом сне нет ничего тревожного или обременительного. Таким образом, в месте обитания умерших нет мук… Такими же будут наша смерть и воскресение. Мы отходим и возвратимся в Последний день прежде, чем это осознаем» (Лекции по Книге Бытие, Быт. 49:33). Лютеранская Церковь не стала развивать непоследовательное учение Лютера об условном бессмертии, по сути дела, вернувшись к средневековым традициям (ср. 1, с. 410–417).

Жан Кальвин (1509–1564) также отверг умствования о промежуточном состоянии души (в чистилище) как «неоправданные и нецелесообразные» (Наставление в христианской вере, 3.25.6), но настаивал на бессмертии души и опровергал тех, кто ее отрицал, включая Мигеля Сервета (1511–1553), который с согласия Кальвина был казнен за эту и другие ереси. Фактически Кальвин утверждал, что человеческая душа — это «нечто важное, существующее отдельно от тела» (там же, 1.15.2). Следовательно, души переживают тела при смерти, «после чего они пребывают в радостном ожидании блаженства обещанной славы… Участь распутных… содержаться в оковах, чтобы затем подвергнуться назначенному для них наказанию» (там же, 3.25.6).

Хотя реформаторы бросили вызов средневековым учениям об очищении души в чистилище и отвергли их, платоническое представление о бессмертии души пережило Реформацию и осталось неизменным элементом большей части современного христианства. По крайней (253)мере, в этом вопросе платонические умствования подавили библейский реализм, хотя и не полностью.



Истинная библейская точка зрения то и дело давала о себе знать в разных местах, где искренние люди приходили к выводу, что смерть есть конец всякой жизни, душа не может существовать отдельно от тела. Они считали, что смерть можно сравнить с бессознательным сном и умершие будут возвращены к жизни только при всеобщем воскресении.

Вот что писал, например, Джон Мильтон (1608–1674): «Смерть тела — это утрата или исчезновение жизни. Общепринятое определение, исходящее из того, что смерть — это отделение души от тела, совершенно недопустимо» (О христианской доктрине, 1.13).

Новая философия рационализма и эмпиризма также поддержала такую точку зрения на смерть, отвергнув платонические умствования о том, что нельзя проверить опытным путем. Джон Локк (1632–1704), комментируя Быт. 2:17, пояснял: «Должен признаться, что под смертью здесь я могу понимать только полное прекращение бытия (то есть утрату всех жизненных функций и сознания)» (Разумность христианства, 1).

К многочисленным церковным руководителям, которые также отстаивали библейскую точку зрения, принадлежит Фрэнсис Блэкберн (1704–1787). «Вот почему полагать, что души умерших живы, пребывают в сознательном и деятельном состоянии, способны ощущать счастье или страдания со времени смерти первого человека до воскресения самого последнего, и делать вид, будто это можно доказать доводами разума и философией — значит ниспровергать все христианское мировоззрение» (Короткий исторический взгляд на полемику вокруг промежуточного состояния, с. 69, в книге Лероя Фрума, «The Conditionalist Faith of Our Fathers», 2:211, 212). Вместе с тем он отмечал: «Удивительно, что протестанты, которые в большинстве случаев отказались следовать традиции, похоже, не воспротивились ей в этом вопросе, но приняли ее с безоговорочным почтением» (там же, xiv; 8, 2:210).

В последние годы, реагируя на традиционное понимание смерти и, в частности, на логическое следствие такого понимания — историческое учение об аде, видные евангелические богословы, такие как Дж. Р. Стотт, Кларк X. Пиннок и Дж. У Уэнхэм, а также Оскар Кульманн, приводили убедительные доказательства в пользу учения об условном бессмертии. Далекие от того, чтобы догматизировать те взгляды, к которым пришли, они призывают к откровенному диалогу между христианами на основе Писаний.



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал