Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Лекция 5. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ






 

Эти источники мы можем обозначить объединенным понятием акты.

Акты - документы юридического характера, фиксирующие правовые отношения между двумя и более контрагентами. В качестве контрагентов могут выступать физические и юридические лица, а также государство. В эту группу документов входят акты в узком смысле этого слова, т. е. доку­менты, в которых по определенным нормам фиксировались сделки; а также и в более широком смысле - вообще все официальные материалы: жалован­ные грамоты верховной власти и центральных учреждений, записи, прото­колы и т. п., составленные в том порядке, который предусматривался зако­ном. То есть это документы, в которых оформлялись судебные решения, фиксировались имущественные или иные права, привилегии, обязанности, удостоверялись юридические факты.

Документы могут фиксировать отношения только между частными ли­цами, частным лицом и государством, церковью и государством, а также между государствами. Исходя из этого документы можно разделить на не­сколько видов.

1. Публично-правовые акты:

а) акты светских властей,

б) акты церковных властей.

2. Публично-частные акты.

3. Частные акты.

4. Делопроизводственные документы.

Как различать документальные и законодательные источники, если они исходят от государственной власти? Главное различие состоит в том, что в законодательстве верховная власть выступает как источник права и создает правовую норму, а в актах верховная власть действует на основе уже суще­ствующих норм, как одна из сторон.

В чем состоит анализ актового материала? Есть специальная наука, за­нимающаяся изучением актов, - дипломатика. Наиболее успешно она раз­рабатывается на средневековом материале. Но она мало привлекает внима­ние исследователей XVHI-XX вв. В то время как актовые источники, особенно частноправовые акты, содержат очень ценную информацию, ко­торую трудно почерпнуть из какого-либо другого источника. Но однако для получения такой информации необходимо исследовать репрезентативные комплексы актов. Документальные источники очень хорошо поддаются об­работке с помощью математических методов исследования, но для этого нужно располагать достаточно большим количеством исследуемого мате­риала.

Из всех видов актов хуже всего сохранялись частноправовые документы, поскольку они имели значение лишь для лиц, вступавших в договорные от­ношения. В связи с этим они не поступали на государственное хранение, но даже сохранившиеся акты распылены по различным хранилищам и фондам.

Поэтому, прежде чем применить к актовому материалу методы матема­тической статистики, необходимо тщательно исследовать достоверность от­дельных актов и их комплексов, а также установить степень полноты до­шедшего до нас актового материала.



Изучение актов начинается с анализа их внешней формы: материала, на котором написан документ, почерка, хронологии, знаков, удостоверяющих документ. По результатам такого анализа делается вывод о подлинности данного акта - действительно ли он создан в то время, в том месте и тем че­ловеком, как это указано в тексте. Однако это лишь предварительный этап оценки данного акта как исторического источника. Основная работа по его изучению начинается с исследования внутренней формы - структуры и сти­листики текста. Структуру текста акта принято называть формуляром. Фор­муляр более или менее стабилен. Он состоит, как правило, из стандартных оборотов, расставленных в определенном порядке.

Документ может быть не подписан или не датирован. Поэтому изучение текста акта необходимо начинать с выяснения его происхождения. Пробле­мы происхождения очень сложны и не всегда могут быть решены. Для их решения нужно провести историко-юридический, историко-географичес-кий, историко-политический и историко-экономический анализ условий создания изучаемого текста.

Историко-юридический анализ заключается в сравнении акта с законо­дательными источниками своего времени, чтобы выяснить, какие нормы и как отразились в изучаемом документе. Кроме того, такое сравнение помо­гает понять, как реализовывались на практике существующие юридические нормы.

В ходе историко-географического анализа идентифицируются те гео­графические названия, которые упоминаются в акте. Это не только конкре­тизирует географическое происхождение акта, но и дает важную информа­цию для разных исторических реконструкций (например, уточняет представление о владениях того или иного лица или целого рода).



При историко-политическом анализе сопоставляются сведения, сохра­нившиеся в данном акте, со сведениями других видов источников. Благода­ря этому воссоздаются обстоятельства политической борьбы, породившие документ, конкретизируется состав участников происходивших событий (международных договоров, договоров между различными политическими группировками, между церковью и государством и т.д.).

Историко-экономический анализ является важной составной частью ре­конструкции экономической истории района или региона, в котором был создан изучаемый акт. Например, анализируя договоры займа необходимо знать, каковы были официально допустимые проценты по займу в той стра­не и в то время, которые вы изучаете. Без этого невозможно определить адекватность картины, полученной при анализе актового материала.

Наиболее сложно в изучении актового материала определить степень достоверности информации, полученной из того или иного акта. До сих пор методика и практика выяснения того, насколько она соответствует ре­альным событиям и обстоятельствам, слабо разработана. Одной из причин такого положения является то, что традиционно акты относились к катего­рии источников, которая в меньшей степени чем, например, мемуары, нуж­дается в критическом анализе. Поэтому основное внимание уделялось про­блемам установления подлинности актового материала. Между тем верное понимание исторической информации, заключенной в акте, невозможно без всестороннего сопоставления с известными реалиями прошлого.

 

Статистические источники

Статистика - система сбора сведений для обеспечения обратной связи в системах управления разного уровня и выработки управленческих решений. Существует множество определений слова «статистика». Историки чаще всего имеют дело с выраженной в цифрах количественной стороной обще­ственно значимых явлений.

Статистические документы - наиболее сложный вид исторических ис­точников. Английский политический деятель Дизраэли замечал: «Есть три способа обманывать людей: уклончивый ответ, прямая ложь и статистика». В то же время нет ничего убедительнее, чем добротные, надежные цифры. Английский премьер-министр Мак Миллан сравнил статистические сведе­ния, необходимые правительству для руководства страной, с данными о больном - температура, пульс, болезни в прошлом, без которых врач не мо­жет осуществлять лечение.

Существует несколько способов статистического учета. Они могут раз­личаться: а) по выбору объекта учета - единичный, отраслевой, всеобщий (завод - машиностроение - народное хозяйство в целом); б) по ширине, глу­бине, разнообразию - учет по отдельным показателям (урожайность) или по их группе, монографические описания (все стороны деятельности народно­го хозяйства); в) по количеству охватываемых объектов - выборочные (5%, 10%), массовые или всеобщие (переписи) и регулярные (годовые, кварталь­ные, месячные); г) по способам выражения учета - формирование абсолют­ных данных и относительных (в процентах). Можно также выделить разо­вый временной срез, обычно на начало или на конец года, и динамичный погодный ряд.

При сравнении сведений является важным, чтобы они были однотипны­ми (например, только переписи), составленными по одинаковым или схо­жим программам, сопоставимыми хронологически и территориально. Мож­но, конечно, внеся определенные коррективы, сравнивать и первоначально несопоставимые материалы. Если эти условия не будут соблюдаться, то мо­гут возникнуть мнимые противоречия источников, или данные разных ис­точников окажутся несопоставимыми.

Статистические материалы являются важными историческими источни­ками для изучения экономического, внутриполитического и внешнеполити­ческого состояния любого государства. Статистика дает сведения (ежегод­ные, ежеквартальные, ежемесячные и еженедельные) по комплексу важных проблем: они касаются территории страны, ее естественных богатств, со­става населения, национальных богатств и их распределения, состояния промышленности, сельского хозяйства, транспорта, денежной системы, цен и сферы обращения, политических партий и массовых организаций, зара­ботной платы, прямых и косвенных налогов, индекса стоимости жизни, до­ли различных слоев в национальном доходе, производительности труда, форм социальной борьбы, бюджета и его распределения по отдельным статьям и др. Таковы лишь некоторые, наиболее важные виды статистиче­ских данных. Но какой бы аспект истории любой страны ни стал объектом научного изучения, статистические данные, несомненно, способствуют бо­лее правильному его выяснению, они дают возможность понять общие за­кономерности развития общества и конкретные их проявления.

Вышесказанное не означает, что статистические материалы являются универсальными историческими источниками, которые можно использо­вать для характеристики абсолютно всех сторон жизни общества. К стати­стическим материалам целесообразно прибегать в тех случаях, когда сущ­ность изучаемых явлений можно лучше охарактеризовать с помощью количественно-цифровых показателей. Но многие вопросы культурной, идеологической жизни, общественных настроений трудно выразить только в цифровых показателях. Если есть возможность, то сухие статистические источники желательно совмещать с эмоциональными мемуарными мате­риалами или актовым материалом.

Например, при описании инфляции в Германии в 1923 г. можно привес­ти такие статистические данные: в этом году 1 доллар стоил: 2 января -7260 марок, 2 мая - 31700, 2 июля - 160 тыс., 1 августа - 1,1 млн, 1 октября - 242 млн, 1 ноября - 130 млрд, 1 декабря - 4,2 биллиона марок. Мемуари­сты же рассказывают, что, получив зарплату, все стремились истратить ее тут же, ибо спустя несколько дней она превращалась в кучу бумаги. Или вспоминают, как некий профессор, пообедав с приятелем в ресторане, обна­ружил, что не может расплатиться, так как во время обеда курс марки вновь резко понизился1.

Можно ли определить время появления статистических источников? От­дельные элементы учета появились уже в древние времена в связи с потреб­ностью государства в определении состава населения, численности армии, размеров налогового обложения. Но возникновение статистического учета, статистики как науки связано с появлением крупного производства в период нового времени.

Важной вехой на ее пути явилась школа «Политической арифметики», основателем которой был Уильям Пегги (1671-1773). Представители этой школы широко использовали учет как прием анализа экономической жизни той или иной страны. Их заслуга состоит в постановке теоретических во­просов, практическом применении различных методов статистического уче­та, статистических наблюдений, метода группировки как важного этапа об­работки статистических данных в построении статистических сводок.

Кроме школы «Политической арифметики» в ХУШ в. возникла «Описа­тельная школа», представители которой составляли сборники сведений о различных сторонах экономической и политической жизни отдельных стран. Наиболее выдающимися представителями этого направления были немецкие ученые Ахенвальд и Шлецер, определявшие статистику как науку, которая дает цифровое описание государства. К концу XVBT в. в различных странах накопилось большое количество учетно-статистических данных и были сделаны попытки разработать некоторые приемы статистического учета.

В конце XIX и начале XX в. в связи с быстрыми темпами развития про­мышленного производства, как и других отраслей хозяйства, значительно возрастает потребность в более полном, многообразном учете основных по­казателей хозяйственного, политического и культурного развития стран. Если раньше статистические сборники, как правило, содержали небольшое количество разделов, учитывающих только наиболее важные показатели (территорию, население, финансы, промышленность, транспорт, сельское хозяйство) и носили довольно общий характер, то к концу XIX - началу XX в. каждый из этих показателей детализируется. Появляются новые от­расли учета, связанные с данными по каждому виду сферы производства, сферы обращения, средств связи.

Усиление вмешательства государства в процесс производства и регули­рования экономики привело к усилению централизации учета по всем пока­зателям. Подготовка статистических материалов все более и более сосредо­точивалась в руках специальных государственных органов. Усиление роли государственных статистических публикаций не умаляет значение публика-

 

См Биск А Я Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории Там­бов. 1971 С 38 цин частных предприятий - отчетов различных фирм, ведомств, монополи­стических объединений.

Организация статистики в западноевропейских странах неоднотипна. В течение длительного времени сбор, обработка и публикация статистических материалов были децентрализованы. Этим занимались многочисленные ор­ганизации, которые часто ничего общего друг с другом не имели. Только в 30-40-е гг. XX в. стали создаваться центральные статистические управле­ния, которые взяли на себя роль координирующих центров в деле сбора, об­работки и публикации статистических материалов. Такие организации были созданы в Англии, Франции, Германии, США и др.

Например, в США государственными статистическими органами явля­ются: а) Бюро переписи, считающееся главным статистическим органом страны. Оно было создано в 1902 г., хотя переписи населения США начали производиться с 1790 г.; б) Бюро статистики труда, входящее в состав Ми­нистерства труда. Оно было создано в 1884 г.; в) Служба сбыта с/х продук­тов при Министерстве сельского хозяйства, ведающая статистикой сельско­го хозяйства. Она была создана в 1953 г.; г) Национальное управление статистики естественного движения населения Министерства здравоохра­нения, просвещения и социального обеспечения. Это управление занимает­ся разработкой и публикацией официальных национальных отчетов о смертности, рождаемости, браках, разводах и заболеваемости.

В Англии статистические данные собирали отдельные ведомства и уч­реждения, имевшие специальные отделения статистики, которые обрабаты­вали поступающие к ним сведения. В 1941 г. в стране было создано Цен­тральное статистическое управление. Оно координирует статистическую работу государственных учреждений, готовит статистические сводки, соби­рает сведения от ведомств. Статистическую работу ведут несколько посто­янных межведомственных комитетов.

Почти во всех европейских странах применяются одни и те же методы получения статистических данных: переписи и различные обследования, проводимые как фронтально, так и выборочно. Применяются анкетный ме­тод, метод опросов. В каждой из стран статистические данные публикуются в государственных и частных изданиях.

 

Критический анализ статистических источников

Исследователь, использующий эти важные исторические источники, должен учитывать, что в его распоряжении, обычно, находятся сборники документов, предварительно обработанные и сгруппированные статистика­ми, т. е. исследователь получает те или иные сведения как бы из вторых рук. Сбор первичных сведений осуществляется либо путем устного опроса по заранее составленным пунктам, либо путем письменного анкетирования.

Следующим этапом является обобщение собранных сведений, т. е. их обра­ботка и систематизация. На этой стадии для наглядности собранным сведе­ниям придается вид статистических таблиц, графиков и диаграмм. Напри­мер, при работе с результатами переписи населения исследователь имеет дело не с первичным массивом данного источника, т. е. с самими анкетами. Он изучает вторичную, обработанную и обобщенную информацию. Конеч­но, в какой-то мере это компенсируется тем, что первичный анализ данных уже проведен. Здесь уместно заметить, что любой массовый источник без первичной обработки его данных мало о чем говорит исследователю. И на этапе первичной обработки очень важна помощь ЭВМ.

Как правило, ближе всего к действительности данные о численности на­селения, возрастном составе, распределении по профессиям. Но даже они зависят от тех методик, которые применялись при сборе материала. Гораздо сложнее обстоит дело с определением уровня жизни населения, доходов от­дельных предприятий, бюджетных ассигнований и т. п.

Трудности при сборе статистических данных связаны как с объективны­ми причинами, так и с сознательной фальсификацией. Сознательная фаль­сификация встречается при определении доходов предприятия, издержек производства, оплате женского и детского труда и т. п. Статистические дан­ные о внешней торговле иногда сознательно фальсифицируются, а иногда являются неполными в силу объективных причин. Например, во Франции, США, Бельгии, Англии, Австрии уже с первой половины XIX в. ежегодно публиковались статистические отчеты по внешней торговле. Они носят официальный характер и выпускаются государственными учреждениями (Министерством финансов или Министерством торговли). Но они не учи­тывают «скрытую торговлю» военными материалами или товарами страте­гического значения. В годы Первой и Второй мировых войн в ряде воевав­ших и нейтральных стран статистика внешней торговли была засекречена. Это затрудняет статистические подсчеты за тот период.

Это касается не только западных стран, но и России. Если мы откроем любой статистический справочник 80-х гт. XX в. и посмотрим раздел «Внешняя торговля», то не найдем даже намека на поставки Советским Союзом оружия за рубеж. Но если заглянуть в публикации Стокгольмского института по исследованию проблем мира, Лондонского института страте­гических исследований, то можно обнаружить, что СССР довольно пред­ставительно участвовал в мировых поставках оружия. Так что это было сек­ретом исключительно для советских людей. Он стал раскрываться лишь после агрессии Ирака против Кувейта в 1990 г., когда выявилась роль СССР в вооружении Ирака.

Достаточно осторожно нужно относиться и к демографическим данным. Серьезные проблемы имеются как при первичном сборе материала, так и при обработке этих данных.


 

Начало регулярных переписей населения относится к концу XVIII - на­чалу XIX в. В США первая перепись была организована в 1790 году. Она положила начало регулярному проведению один раз в десять лет переписи населения. В Англии и Франции переписи населения проводятся с 1801 го­да. К концу XIX в. регулярная перепись населения велась во всех европей­ских странах. Но данные первых переписей были далеко не точными. В США, например, при проведении первых цензов старики и дети часто не регистрировались, рабовладельцы преуменьшали число принадлежавших им рабов. Много ошибок было обнаружено и в цензе 1840 года. Не лишены также дефектов первые переписи, проведенные в Англии, Франции и других странах. Нужно иметь в виду, что оплата регистраторов зависела от количе­ства лиц, ими переписанных. При отсутствии достаточного контроля это ве­ло к злоупотреблениям.

Техника проведения переписей улучшилась во второй половине XIX ве­ка. Была создана целая система регистрации естественного движения насе­ления: установление единого дня проведения переписи в отдельных стра­нах, подготовка счетчиков, проведение переписей не только в метрополиях, но и в колониях. Но и это не избавило от ошибок. Применение в настоящее время в отдельных регионах мира метода аэрофотосъемок для статистиче­ских подсчетов прибавило дополнительные проблемы.

Чтобы оперировать статистическими источниками, нужно знать, хотя бы в общих чертах, те характеристики отдельных видов статистических дан­ных, о которых мы говорили. И приводя те или иные цифры или проценты, обязательно оговаривать, откуда они взяты и каким образом эти данные появились (в результате применения какой методики статистических под­счетов, кем проведены и пр.).

Лекция 6. НАРРАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

 

Характерные для периода средних веков повествовательные источники, такие как летописи и хроники в период нового времени, уже не были рас­пространены. Все большее значение приобретают мемуары, воспоминания, дневники, биографии и т. п. Характеристику нарративных источников изу­чаемого периода логично начать с мемуаров. Слово «мемуары» происходит от латинского «теплопа», т. е. «память».

Мемуары, т. е. воспоминания, записи личных наблюдений, часто с при­месью автобиографических моментов, появились только со времени Возро­ждения и связаны с интересом гуманистов к человеческой личности. Глав­ное назначение мемуаров - запечатлеть для современников и потомства свой опыт участия в исторических событиях, осмыслить себя и свое место в них.

Мемуары условно можно разделить на 3 вида - автобиографии, воспо­минания и дневники. В основе различия - цель написания.

Мемуары - необычайно богатый источник. Можно отметить несколько важных свойств этого типа источников. Во-первых, они содержат очень большое число деталей о быте и нравах, яркие характеристики людей. Ме­муары знакомят нас с одеждой, питанием, жилищем, работой, отдыхом, раз­влечениями - с разными сторонами быта прошлого; со складом ума, с наде­ждами и идейными устремлениями прошлых поколений - с нравами прошлого. Это роднит мемуары с художественной литературой. Порой ис­тория и литература в равной мере считает их своими источниками. Мемуа­ры позволяют историку судить о прошлом без модернизации мышления наших предков, смотреть на него не с точки зрения современного человека. То есть если мемуары теперь редко открывают новые факты, то они дают возможность глубже понять уже известные факты.

Во-вторых, можно отметить большую ценность мемуаров для истории идеологии, политики и социальных отношений. Именно из-за своей субъек­тивности они содержат богатый материал, позволяющий представить инте­ресы социальной и политической группы, к которой примыкал автор, а ино­гда взгляды и программы его врагов.

В-третьих, если автор был крупным политическим деятелем, он сообщал и о таких фактах, которые не находили места в официальных документах: о секретных совещаниях, о частных беседах и мнениях руководящих полити­ков, о тайных мотивах принятия тех или иных решений и т. п. Но вместе с тем среди других описательных источников мемуарам в наибольшей степе­ни присуща недостоверность. Как правило, от мемуаристов нельзя ждать точной хронологии, строгой последовательности в изложении фактов, нако­нец, элементарной правдивости. Даже лучшие из мемуаристов о многом умалчивают, преувеличивают свою роль в событиях. В ряде случаев встре­чается сознательное и часто очень тонкое искажение действительности. В силу недостоверности мемуары должны использоваться в сочетании с до­кументальными источниками.

Для иллюстрации этого можно привести пример из истории Франции XVD века. От первой половины века до нас дошли мемуары Сюлли и Рише­лье. Герцог Сюлли был участником гражданских войн и сюринтендантом финансов при Генрихе IV. Его мемуары называются «Принципы государст­венного хозяйства» (1611-1617). Основной целью этого произведения было прославление Генриха IV и его верного министра. Изложение имеет форму речей секретарей Сюлли, обращенных к нему, что дало автору возможность восхвалять себя не от первого лица. В XVIII и XIX в. репутация мемуаров Сюлли в качестве источника по истории правления Генриха IV и регенства Марии Медичи стояла очень высоко. Но критические исследования конца XIX - начала XX в., опиравшиеся на изучение документальных источников, подорвали эту репутацию. Многие письма Генриха IV, которые приведены Сюлли в своих мемуарах, оказались подложными. Были обнаружены мно­гочисленные искажения фактов.

Похоже сложилась судьба мемуаров кардинала Ришелье. Достоверность их тоже не вызывала сомнений до начала XX века. Но в 1907 г. в связи с но­вым научным изданием была проделана большая критическая работа. В ре­зультате оказалось, что мемуары Ришелье не являются таковыми в точном смысле слова. Это что-то вроде апологии кардинала, составленной по его приказанию и под его наблюдением. Факты в них подобраны с таким расче­том, чтобы возвеличить роль Ришелье. Поэтому ни мемуарам Сюлли, ни мемуарам Ришелье нельзя доверять при изложении хода событий. Но они представляют большой интерес для изучения идеологической истории, спо­собов создания нужного общественного мнения и пр.

Мемуарная литература XVlIi-ХХ вв. очень обширна и чрезвычайно раз­нообразна как по содержанию, так и по форме. Наиболее распространены воспоминания. Они, как правило, рассказывают о делах не только личных, но и общественно-политических. Одни воспоминания пишутся и публику­ются спустя много лет после описываемых событий, другие - сразу по све­жим следам этих событий.

В ряде случаев содержанием мемуаров является не рассказ о лично пе­режитых событиях, а изложение жизненной позиции, мыслей и воспомина­ний исторических личностей, которых хорошо зная мемуарист. Примером такого рода воспоминаний в новейшее время могут служить воспоминания

Эллиота Рузвельта «Его глазами» (М., 1947). Он излагает взгляды своего отца Франклина Рузвельта по некоторым внешнеполитическим вопросам, основываясь на личных беседах с отцом, на наблюдениях за ним во время участия в международных встречах и пр.

Часто мемуары представляют собой описание событий, охватывающих долгий период времени. Примером могут служить 3-томные мемуары От-то фон Бисмарка «Мысли и воспоминания». В них автор рассказывает о своем восприятии истории Германии примерно за 30 лет, пока он фактиче­ски руководил внутренней и внешней политикой Пруссии, а затем Герма­нии.

Другие мемуары посвящены событиям, занимающим небольшой отрезок времени, или отдельной проблеме. Таковы мемуары Коленкура о походе Наполеона в Россию.

Воспоминания эти отличаются друг от друга большей или меньшей до-кументированностью текста. Например, Бисмарк в ряде случаев приводит тексты полученных и отправленных писем. Коленкур ведет изложение со­бытий почти не прибегая к ссылкам на документы.

Известны и такие мемуары, когда автор делит свое произведение на две части. В первой содержится описание событий, во второй - документы. Примером могут служить военные мемуары Шарля де Гэлля, в которых бо­лее половины каждого из двух томов составляют документы.

Своеобразной формой мемуарных произведений являются литератур­ные записи. Их отличие от других видов мемуаров заключается в том, что они написаны не самим участником событий, а другим лицом с его слов.

Формой мемуарной литературы являются и автобиографии. В них наря­ду с интересными фактами личной жизни содержатся важные сведения об общественно-политической или экономической жизни того времени, к ко­торому относится автобиография.

 

Обзор мемуарной литературы нового и новейшего времени

Практически все события и процессы, имеющие отношение к новой и новейшей истории, нашли отражение в мемуарной литературе - Английская буржуазная революция XVII в., борьба североамериканских колоний за не­зависимость, Великая французская буржуазная революция 1789-1794 гт., мировые войны и многое другое.

Процессы и события освещаются в мемуарной литературе с различных, часто диаметрально противоположных точек зрения. Например, события Английской буржуазной революции описаны в мемуарах Кларендона, Уор-вика, архиепископа Кентерберийского Лода, Карла П, Якова II. Еще больше мемуарной литературы вызвала к жизни Великая французская буржуазная революция. Можно упомянуть мемуары генерального контролера Неккера, Лафайета, главы Директории Барраса, одного из вождей жирондистов Брис-со и многих других.

Наполеоновский период отражен в мемуарах самого Наполеона, его родных - Жерома, Жозефа и Люсьена Бонапартов, Евгения Богарнэ, полко­водцев - Бертье, Коленкура, Нея, Макдональда и других, политических дея­телей - Фуше и Талейрана. О Наполеоне оставили свои мемуары мадам де Сталь, мадам де Рекамье, мадам Ремюза.

Обширную мемуарную литературу вызвали к жизни революции 1848-1849 гт. во Франции, Германии, Австрии, Венгрии, Италии, чартистское движение в Англии. Мемуары писали и публиковали представители раз­личных политических направлений - от открытых роялистов до буржуазно-либеральных деятелей. Большое количество мемуаров осталось после собы­тий Парижской коммуны. Целый поток мемуарной литературы оставили конец XIX и начало XX в. Это было вызвано осложнением международной обстановки, острой политической борьбой.

Особенно многочисленны воспоминания и дневники, относящиеся к пе­риоду Первой мировой войны. Их писали представители обеих воюющих группировок, государственные и политические деятели, императоры, пре­мьер-министры, министры иностранных дел, главнокомандующие и на­чальники штабов, маршалы, генералы и адмиралы, послы и многие другие.

Обо всех перечисленных событиях оставляли воспоминания не только представители официальных кругов. С иных позиций судили о происхо­дившем Жан-Поль Марат и Максимилиан Робеспьер, после которых оста­лась обширная переписка. Опубликованы произведения Сен-Жюста, Данто­на и других. Свои воспоминания оставила Шарлота Робеспьер.

От революционных событий 1848-49 гг. остались воспоминания не только Альфреда Фалу (министра просвещения), но и Марка Кассидьера (одного из организаторов тайных обществ в период Июльской монархии); или немецкого рабочего Фридриха Лесснера, члена Союза коммунистов, соратника Маркса и Энгельса.

О национально-освободительной войне венгров во время революции 1848-1849 гт. оставил свои мемуары один из организаторов этой борьбы Михай Танчич. Мемуары Джузеппе Гарибальди или Луизы Мишель («Красной девы Монмартра»), несомненно дадут другую картину описы­ваемых событий, нежели воспоминания официальных лиц Австрии или Франции.

Очень интересны мемуары, отражающие период между двумя войнами (1919-1939), К их числу можно отнести мемуары Ллойд-Джорджа, Эдуарда Эррио, Леопольда Эмери, крупнейшего политического обозревателя Же-невьевы Табуи. Из этих мемуаров можно составить представление о между­народных отношениях рассматриваемого времени, о подготовке Второй ми­ровой войны.

Обширная мемуарная литература посвящена Второй мировой войне. Можно сказать, что ни одно событие новейшей истории не вызвало такого количества воспоминаний. Среди них можно упомянуть 6-томные мемуары У. Черчилля, мемуары Г. Трумэна, А. Идена, Д. Эйзенхауэра, Д. Макартура, И. Риббентропа, А. Розенберга, Й. Геббельса, Г. Гудериана и множество других. Указанные мемуары можно разделить на 3 группы: I) мемуары, на­писанные государственными и политическими деятелями стран, одержав­ших победу; 2) мемуары деятелей побежденных стран; 3) воспоминания го­сударственных деятелей - эмигрантов. Естественно, что об одних и тех же событиях они пишут с разных позиций.

Мы указали лишь на незначительную часть государственных и полити­ческих деятелей XVID-XX вв., оставивших мемуары. Все они в той или иной степени характеризуют свою эпоху, пополняют наши представления о внутренней и внешней политике правительств, о системе международных отношений, о подготовке международных соглашений, договоров, конфе­ренций, что помогает анализировать официальные документы.

К той же группе источников, что и мемуары, можно отнести письма и телеграммы (эпистолярные источники, от лат слова «epistola» - письмо).

Письма - уникальный, ни на что не похожий вид исторических источни­ков. Они представляют большую ценность для исторических исследований. До недавнего времени письма были самым распространенным средством общения между людьми, а также между обществом и властью. Они могут лечь в основу изучения широких общественных настроений. Дневники и воспоминания в этом плане явно проигрывают, так как их значительно меньше и писали их далеко не все. К тому же мемуары, как правило, имеют социальный и политический заказ и целевую установку.

Если подходить формально, то письма можно рассматривать с несколь­ких позиций: 1) как газетный жанр, т. е. это постоянная почта в газеты. Не­которые редакции сохранили письма в своих архивах. После того как пись­ма обрабатывались в редакциях газет (изложенные факты проверены корреспондентами, написаны ответы адресатам и пр.), оперативная жизнь писем кончалась. Сохраненные письма имеют разную судьбу - они могут быть опубликованы в различных сборниках документов или специальных журнальных подборках; наиболее интересные письма выставляются в виде экспозиции в музеях; хранящиеся в архивах и опубликованные в газетах письма используются в научных исследованиях;

2) письма как разновидность делопроизводственных документов, т. е. послание в государственные и общественные учреждения. Это жалобы, пре­тензии, предложения, доносы и прочее, практически то же самое, что и письма в газеты. Эти письма - великолепный источник. Но, увы! Срок хра-


 

нения этих материалов очень невелик - в лучшем случае несколько лет, а затем они уничтожаются;

3) письма известным политическим деятелям, артистам, писателям и т. д. Некоторые из этих деятелей имеют частные архивы, так что в личных фондах письма сохраняются очень долгое время;

4) письма как разновидность эпистолярного жанра, т. е. частная пере­писка. Среди этих писем есть письма к родным, друзьям, знакомым, когда речь идет об устойчивой переписке. Семейная переписка, как правило, удел лишь семейных архивов. На государственное хранение они обычно не по­ступают. Кое-что, конечно, можно встретить в личных фондах архивов, но это все же письма известных людей.

В целом же эпистолярный жанр вырождается. Технический прогресс, особенно всеобщая телефонизация, этому активно способствует. А в XIX в. умели и любили писать. Было принято писать длинные письма, которые часто становились почти художественными, публицистическими или фило­софскими произведениями. Это был самостоятельный жанр со своими нор­мами и канонами. В них авторы подробно излагали свои мысли и чувства, оценивали происходившие события, рассказывали о своей жизни и деятель­ности.

При всем разнообразии видов писем все они относятся к документам личного происхождения.

Как отмечалось, письма - уникальный источник. Но они плохо сохраня­ются. Те же, что дошли до нас, рассеяны по разным архивам, фондам, кол­лекциям. Чтобы получить более или менее целостное представление о про­текавших в обществе социальных процессах, необходима громадная поисковая работа с письмами, их сбор и изучение с точки зрения представи­тельности, анализа содержания, информационной ценности, возможностей использования и т.д.

Обычно для иллюстрации какого-либо положения автор приводит для примера 2-3 подобных документа. В сущности, это иллюстративный ме­тод. Лишь достаточно большая совокупность писем дает базу для анализа и делает аргументацию вполне доказательной. Такую возможность предос­тавляет применение контент-анализа - метода количественной обработки описательных документов.

Лекция 7. ПРИЕМЫ КРИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА МЕМУАРНОЙ И ЭПИСТОЛЯРНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

Критический анализ мемуарной литературы является очень сложным. Рассказ мемуариста часто выглядит так убедительно, что читатель все из­ложенное воспринимает как безусловную истину, тем более, что часто автор во введении обещает писать только правду. Начинать следует с характери­стики личности автора. Личность автора определяет во многом значение мемуаров, их ценность для правильного понимания тех исторических собы­тий, о которых пишет автор. Нужно учитывать биографию мемуариста, его социальные и идейные позиции.

Необходимо выяснить степень осведомленности автора о событиях, о которых он пишет, способность его правильно понять и объяснить эти со­бытия. Был ли он активным участником описываемых событий, свидете­лем их или просто современником. Знал ли автор все факты досконально по личному опыту или же сообщал их с чужих слов или на основании доку­ментов.

Несомненно, степень осведомленности мемуаристов различна. Вполне понятно, что мемуары Бисмарка при всей их тенденциозности и апологе-тичности заслуживают серьезного внимания. То же самое можно сказать о мемуарах Б. фон Бюлова. Противники Бюлова утверждали, что его воспо­минания лживы и основаны лишь на памяти автора. Бюлов опровергал эти утверждения, ссылаясь на то, что он и его жена постоянно вели дневники, что им был использован как личный архив, так и разно] о рода публикации документов, собственные письма и письма современников.

Исключительно велика степень осведомленности таких мемуаристов, как Эдуард Эррио, У. Черчилль, Энтони Идеи, Шарль де Голль, Дуайт Эй­зенхауэр. В распоряжении этих деятелей находились все необходимые до­кументы, которые могли восполнить провалы памяти или же просто под­твердить необходимые факты и события. Так, Энтони Идеи имел возможность пользоваться такими источниками информации, которые не каждому доступны - архивами английского Министерства внутренних дел, отчетами о заседаниях кабинета министров, протоколами о переговорах с иностранными государственными деятелями, докладными записками и до­несениями британскому правительству, личными дневниками.

В целях выяснения осведомленности автора о событиях полезно исполь­зовать вводные статьи к мемуарам, в которых обычно авторы или издатели ссылаются на источники и условия написания. Но главным остается анализ текста самих мемуаров.

Следующей составной частью критического анализа является выяснение мотивов и времени написания, а также опубликования мемуаров.

Очень часто мемуаристы, определяя цель написания воспоминаний, за­являют, что хотят изложить события так, как они на самом деле происходи­ли. Но каждый мемуарист привносит в описание свою личную точку зрения и господствующие в обществе представления. Кроме того, некоторые ме­муаристы пишут свои воспоминания непосредственно в целях борьбы со своими политическими противниками.

Мотивы написания мемуаров могут быть разные: стремление извлечь уроки из прошлого, воспитать молодое поколение в определенном духе; в наилучшем свете выставить свои действия перед современниками и потом­ками; возвеличить себя, свою семью, социальную группу; очернить против­ника, извлечь материальную выгоду с помощью лести вышестоящим людям и др.

В качестве примера можно привести те характеристики, которые дают Витте Александру Ш и Николаю П, а также Бисмарк Вильгельму I и Виль­гельму U. Александр Ш был для Витте «великим императором», «святым человеком», «хорошим хозяином» и «идеальным казначеем». Витте стре­мился доказать, что Александр ГЛ был умным императором, которого со­временники недостаточно ценили. Одновременно он не жалел мрачных кра­сок для характеристики Николая И, виновника его вынужденной отставки.

Такую же субъективную оценку дает Бисмарк Вильгельму!. Он исклю­чительно высоко оценивает личные качества императора и всю его государ­ственную и политическую деятельность. В то же время Вильгельму И он приписывает недостатки всех его предков. Эти оценки не случайны. Они определялись теми отношениями, которые сложились между императорами и их канцлерами, а также политической линией, проводимой ими.

Очень важно знать и правильно учитывать время написания мемуаров. Одни мемуаристы приступают к написанию воспоминаний сразу после про­исшедших событий и даже когда эти события еще не завершились, а сам мемуарист активно участвует в них. Другие авторы воспоминаний берутся за перо, когда их политическая и государственная карьера закончилась и сами они оказались в вынужденной отставке, обиженные, недовольные, но все еще фрондирующие, порой не потерявшие надежду вернуться снова в строй. Третьи начинают писать свои мемуары на склоне лет, когда жизнен­ный путь их фактически завершен и стерлось в памяти многое из того, о чем мемуарист мог бы сообщить раньше, потому что разрыв во времени между пережитым и написанным слишком велик.

Хотя нужно иметь в виду, что способность к запоминанию у разных лю­дей разная. Один мемуарист с хорошей памятью может запомнить события далекого прошлого лучше, чем другой - произошедшее недавно. Многие люди, забывая важные факты, хорошо помнят мелкие детали. Если мемуа­рист пишет воспоминания спустя много лет после событий, он может оце­нивать «дела давно минувших дней» через призму новых данных, которые раньше ему были неизвестны.

При всех этих различиях следует учитывать, что выбор времени написа­ния мемуаров, так же, как и их опубликования, не случаен. Он определяется не только личными мотивами, но и конкретной политической обстановкой в стране и даже на мировой арене. Примером влияния политической обста­новки, в которой пишутся мемуары, на то, как излагаются события прошло­го, могут служить 6-томные мемуары У. Черчилля «Вторая мировая война». В первых двух томах Черчилль выступает с резким осуждением мюнхен­ской политики тех правительств Англии, которые возглавлялись его колле­гами по консервативной партии Болдуином и Чемберленом. В этих томах он признает роль Советского Союза в борьбе за безопасность в Европе. В по­следующих томах, которые писались во время «холодной войны», все чаще звучали антисоветские высказывания. И в конце воспоминаний с полной очевидностью выступает стремление приуменьшить роль Советского Союза во Второй мировой войне.

Интересен вопрос и о времени издания мемуаров. Например, Бисмарк начал писать (вернее диктовать) свои 3-томные мемуары сразу же после вы­нужденной отставки в 1890 г. Спустя 2 года, в 1893 г., из первоначальной рукописи был изготовлен типографский макет «Мыслей и воспоминаний», который автор снова два или три раза перерабатывал. Первые два тома вы­шли в свет спустя несколько месяцев после смерти Бисмарка (1898), третий том, содержавший резкую характеристику Вильгельма II и его политики, должен был по воле Бисмарка выйти в свет только после смерти Вильгель­ма. Но вскоре после революции и отречения Вильгельма, когда изменилась ситуация в стране, издатели, вопреки протестам наследников Бисмарка, опубликовали третий том как самостоятельное издание.

Или другой пример: в 1960 г. был опубликован второй том мемуаров А. Идена, посвященный событиям 1951-1957 гг., и лишь в 1962 г. - первый том, посвященный 1931 - 1938 гг. Это не было случайностью. Идену нужно было в первую очередь объяснить свою политику в период Суэцкого кризи­са 1956 г., которую тогда много критиковали и которая, в конце концов, привела к его уходу с поста премьер-министра. Сам Идеи писал по этому поводу: «Сперва я хотел написать в хронологическом порядке,-.. но на это ушло бы четыре года... Мне не следует ждать так долго. Эта книга вскроет раны, тем самым она поможет их залечить»1.

Вопрос о подлинности текста воспоминаний и приемах их издания также является непременным условием научного анализа мемуарных произ­ведений. Много воспоминаний подготавливались к печати и публиковались уже после смерти авторов либо их родственниками, либо доверенными ли­цами. Например, мемуары К. Меттерниха были подготовлены к печати и опубликованы его сыном более чем через 20 лет после смерти автора. Ме­муары Ф. Гизо подготовила к изданию его дочь мадам де Витт. Первона­чальный текст мемуаров часто обрабатывался наследниками авторов, изда­телями и редакторами, поэтому важно суметь выделить из него все эти наслоения, дополнения, изменения.

Трудно бывает очистить подлинный текст мемуаров, когда отсутствует рукопись самого автора, что приводит к многочисленным спорам о подлин­ности тех или иных мемуаров. Например, горячую полемику вызвали «Ме­муары князя Талейрана», изданные в Париже в 1891-1892 гт. Было извест­но, что Талейран приступил к написанию мемуаров вскоре после ухода из министерства. В завещании он распорядился, чтобы мемуары были изданы не раньше чем через 30 лет после его смерти. Опубликованы они были через 53 года. За это время бумаги много раз переходили из рук в руки.

Среди воспоминаний и дневников во все времена было немало фальши­вок. В качестве примера можно привести историю с «дневниками» Муссо­лини. В 1960 г. сфабрикованный военный дневник Муссолини был продан за 5400 ф.ст. Подделку удалось разоблачить и изготовительница подделки Розетти Панвини была приговорена к 3 годам тюремного заключения.

Важнейшим этапом критического анализа мемуаров является изучение самого текста, выяснение его достоверности и ценности как исторического источника с помощью методов логического, текстологического и сравни­тельного изучения.

 

Логический анализ текста

Текст мемуаров состоит из разнообразных эпизодов (или сообщений). Все они играют неодинаковую роль в источнике, но их объединяет общ­ность замысла, целей и позиции автора.

Логический анализ является первоначальным этапом внутренней крити­ки источника. Начинать нужно с прочтения источника с целью выявления структуры текста, определения особенностей каждого из сообщений, ро­ли их в тексте воспоминаний, соотношения с другими фрагментами.

 

Майский И О мемуарах Иле на // Мировая экономика и международные отношения М.1963 №11 С 61

Исследование структуры мемуаров стоит начать с разделения текста на эпизоды, т.е. тематически обособленные отрывки, каждый из которых со­держит рассказ об определенном факте, мысль или характеристику персо­нажей. Разделение текста мемуаров на эпизоды позволяет выяснить внут­реннюю структуру воспоминаний, сгруппировать их по тематической общности. Выделение эпизода как самостоятельного объекта изучения под­готавливает сопоставление его со свидетельствами других источников. Оно позволяет применять сравнительно-статистический метод исследования, по­скольку дает возможность группировать однотипные эпизоды (или данные) из разных источников. Результаты этих подсчетов при всей их относитель­ности и условности дают возможность делать обобщения. Членение текста на эпизоды можно представить в виде таблицы, что позволяет не только на­глядно представить структуру текста, но и облегчает сравнение его с други­ми источниками. Выделение эпизодов предшествует выяснению вопроса о полноте и достоверности сведений мемуаров в целом. На первом этапе та­кому анализу подвергается каждый из отдельно взятых эпизодов.

Анализ эпизодов начинается с выяснения их структуры, формы и спосо­бов отражения событий. В эпизодах могут отражаться факты разной степе­ни сложности - от поступков отдельных людей до действий всего общества. В эпизоде могут описываться единичные факты, групповые, даваться коли­чественные подсчеты и т. п. Наряду с описанием конкретных фактов мемуа­ристы применяют и разные формы обобщений. Это связано с естественным стремлением людей представить себе общий процесс развития или описы­ваемое явление в его единстве, а не в виде хаотичных индивидуальных дей­ствий. Формой обобщения является использование мемуаристами разнооб­разных подсчетов и цифровых данных, чтобы показать распространенность, типичность каких-либо явлений или действий, а также масштабы описы­ваемого процесса, события, явления.

Логический анализ эпизодов дает основания для предварительной оцен­ки их соотношения с реальностью. Анализ конкретного эпизода позволяет отметить в нем пробелы. В результате намечаются направления дальнейших поисков. В частности, выделив упомянутые в источнике имена участников событий, можно сосредоточить внимание на поисках исходящих от этих лиц документов, воспоминаний и т. п.

На основании анализа эпизодов можно дать предположительную оценку достоверности некоторых сведений Например, если в эпизоде автор излага­ет свои впечатления от каких-то событий, хотя известно, что он не был их участником, тогда логично предположить, что его рассказ базируется на косвенных источниках (документах, рассказах очевидцев). Рассказ автора о конкретных фактах или поступках людей доступен перепроверке. Если же автор рассказывает о своем душевном состоянии или ходе мыслей, не свя­занных с конкретными действиями, то это очень трудно подвергнуть объек­тивной проверке. Подобные сообщения чаще всего приходится принимать на веру, учитывая сведения о личности мемуариста. С еще большей осто­рожностью нужно относиться к подобным рассказам о других людях. Их размышления или душевное состояние могут быть поняты автором весьма приблизительно.

Чтобы оценить степень полноты и достоверности описываемых фактов в источнике, нужно провести анализ внутренней логики сообщения, в частно­сти, выявить противоречия в описании и оценке фактов. Сомнения, возник­шие при анализе конкретного эпизода, делают необходимым тщательное изучение факта по другим источникам.

Например, мемуары Талейрана полезны для исследователей, изучающих историю не только Франции, но и других стран конца Х\ТЛ - начала XIX в. Но обязательно нужно иметь в виду, что о многом автор сознательно умал­чивает, многое искажает. Человек, которого называли не просто лжецом, но «отцом лжи», остался верен себе и в своих мемуарах. Талейран ни слова не пишет о своей измене Наполеону во время его Эрфуртского свидания с Александром I. Он не пишет о своих почти ежедневных свиданиях с рус­ским императором, о той информации, которую он давал ему о внутреннем и внешнем положении Франции, вдохновляя его на борьбу с Наполеоном. Не случайно так тщательно скрывалось его имя в переписке между Нес­сельроде и Петербургом под псевдонимами «Анна Ивановна», «Мой кузен Анри», «Та», «Наш книгопродавец», «Юрисконсульт» и т. п. Талейран не пишет и о тайных переговорах, которые он вел с Меггернихом вскоре после Эрфуртского свидания. Он не пишет и о том, как в последующие годы он тайно информировал правительство России обо всех намерениях Наполеона в отношении Польши, Пруссии, Испании, Англии, России, получая за это большие деньги.

Изолированное изучение сообщения о событиях редко приводит к опре­деленным выводам о полноте и достоверности сведений.

Текстологический анализ включает изучение вариантов исследуемого текста и его первоисточников. Цель текстологического исследования состо­ит в выяснении, насколько написанный текст соответствует первоначально­му впечатлению. Является ли он ретроспективным взглядом на прошлое или воспроизведением мемуаристом научных концепций, изложением ар­гументов из научной литературы. Текстологаческий анализ выявляет следы самоцензуры, насколько автор учел политическую и идеологическую конъ­юнктуры, замечания, редакторов, лиц, причастных к изданию, и т. п. Дан­ный анализ проводится в виде сопоставления текста мемуаров с дневника­ми, записными книжками, устными выступлениями автора. Это позволяет в какой-то мере реконструировать эволюцию взглядов автора в период фор­мирования текста, соотнести те или иные его суждения с определенным этапом этой эволюции и, в конечном итоге, сделать заключение о причинах и направленности изменения суждений. Кроме того, текстологический ана­лиз помогает выявить влияние общего развития событий на представления мемуаристов.

 

Сравнительное изучение мемуаров

Сравнение мемуаров с другими источниками позволяет уточнить сте­пень полноты и достоверности изучаемого источника.

Одни и те же исторические события и факты по-разному освещаются различными мемуаристами. Взаимопроверка мемуаров разных авторов уточняет многие важные факты. С этой точки зрения, например, очень ин­тересно сравнение воспоминаний разных авторов о роли Германии в развя­зывании Первой мировой войны и причинах ее поражения. Представители «военных» Тирпиц и Людендорф основную причину поражения своей стра­ны возлагают на бездарную политику Бетман-Гольвега. Последний в своих мемуарах стремится доказать, что виновниками поражения были Тирпиц, Людендорф и другие, а также фон Бюлов. Мемуары Бюлова ответствен­ность за развязывание войны возлагают на Германию, а виновниками ее по­ражения считают лично Вильгельма II, Бетман-Гольвега и других политиче­ских деятелей.

Каждый из авторов стремился подкрепить свою точку зрения теми или иными фактами, причем, отбирая эти факты, он, естественно, был заинтере­сован в их возможно полной достоверности. Это дает возможность исследо­вателю использовать данные воспоминаний, сопоставляя фактический ма­териал.

Другим способом проверки является сравнение данных, приведенных в мемуарах, с документальными материалами, как опубликованными, так и находящимися в архивах. Например, в 1925 г. были опубликованы воспо­минания бывшего министра иностранных дел Англии Эдуарда Грея. В этих воспоминаниях Грей стремился доказать, что Англия войны не хотела, что она вынуждена была вступить в нее, только выполняя свой союзнический долг по отношению к Бельгии, ставшей объектом нападения Германии. Война, по утверждению Грея, была навязана Англии, а сам он делал все от него зависящее, чтобы не допустить возникновения этой войны. Утвержде­ния Грея интересно сравнить с донесениями русского посла в Лондоне Бен­кендорфа. Из телеграммы и письма Бенкендорфа от 12 июля 1914 г. Сазоно­ву видно, что британская дипломатия фактически способствовала усилению международной напряженности и развязыванию войны 1914 года.

Одним из путей проверки достоверности мемуарных произведений явля­ется сравнение приведенных в них данных с официальной и неофициальной перепиской этих же авторов, а также других корреспондентов.


 

Источники разных типов являются носителями специфической инфор­мации. Каждый источник обладает способностью фиксировать лишь более или менее ограниченный круг сведений о событиях. Эта информация фик­сируется специфическими, присущими лишь данному виду источников спо­собами (письменные, художественно-изобразительные или вещественные источники имеют свои способы отражения действительности). И чем силь­нее различаются способы отражения того или иного объекта или явления в источниках, тем доказательнее результаты сравнения.

Но возникает вопрос о сопоставимости источников, т. е. о том, что и как можно сравнивать. Могут сравниваться лишь такие аспекты разных источ­ников, которые порождены одной системой отношений. Например, на мно­гие мемуары оказывает влияние художественная литература и процессы, происходящие в исторической науке. Мемуары отражают идеологическую жизнь общества, политические события и т. п. В каждом из перечисленных аспектов они могут сопоставляться с разными источниками.

Вопрос о сопоставимости источников связан и с масштабом отображе­ния событий. Возможности сравнения источников тем больше, чем ближе они друг к другу по масштабу отражения действительности.

Сравнительный анализ позволяет установить относительную полноту разных источников и выявить расхождение между ними. Процесс сравни­тельного изучения переходит в научно-историческое построение. То есть он завершает процесс накопления материала для самостоятельного научного творчества. Именно на этом этапе происходит отсев ошибочных сообщений, сведение воедино данных, признанных достоверными.

Проведя логическое, текстологическое и сравнительное изучение иссле­дователь способен оценить источник в целом, т. е. его полноту и достовер­ность, а также соотношение с другими мемуарами и иными источниками. И только на этой базе возможно собственно научно-историческое творчество.

Критическому анализу должны подвергаться и эпистолярные произведе­ния - письма, телеграммы, записки. Среди них есть множество различного рода подделок. Достаточно вспомнить историю с Эмской депешей, направ­ленной Вильгельмом 1 в ответ на ультиматум Наполеона Ш. Текст этой де­пеши был извращен Бисмарком. Эта подделка, в которой впоследствии он сам сознался, сыграла определенную роль в подготовке и развязывании франко-прусской войны 1870-71 гг. Уже упоминались письма Марии-Антуанетты, которые не имели к ней никакого отношения.

Лекция 8. ПУБЛИЦИСТИКА



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.087 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал