Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






XII. Печать, радиовещание, телевидение 12 страница






Рост вывоза капитала и участия гос-ва в этом процессе, хозяйничанье междунар. монополий влекут за собой всё большее обострение противоречий между фи-нанс. олигархией главных империали-стич. стран и народами всего мира.

Вследствие развития мировой социали-стич. системы, распада колониальной системы империализма и возникновения новых явлений в системе производительных сил и производственных отношений капитализма произошли существенные изменения во взаимоотношениях между империалистическими державами.Противоречия между ними обостряются. Только за период с 1964 по 1970 доля Японии в пром. произ-ве капиталистического мира возросла с 5,8 до 9,4%, а доля Великобритании снизилась с 8,5 до 7,1%. Монополии стран, чья экономика растёт быстрее, предъявляют всё новые претензии на рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения капитала. Однако существование мировой социалистич. системы и страх перед мировым революц. процессом заставляет империалистов в меньшей мере прибегать к воен. конфликтам - традиционному способу разрешения взаимных противоречий. Они вынуждены расширять методы экономич. экспансии и искать пути разрешения своих конфликтов гл. обр. в междунар. гос.-монополистич. соглашениях. Но на этих путях противоречия не разрешаются, а лишь углубляются.

В. И. Ленин определил историч. место И.: "... Империализм есть (1) - монополистический капитализм; (2)- паразитический или загнивающий капитализм; (3) - умирающий капитализм" (там же, т. 30, с. 163). Загнивание капитализма означает, что свойственные ему производств, отношения из фактора развития производит, сил, какими они были на первых порах, превратились в фактор, тормозящий их дальнейший прогресс.

Ленин подчёркивал, что существенным для И. является соединение двух противоположных начал - монополии и конкуренции, вызывающее переплетение двух противоречивых тенденций,- к торможению технич. прогресса и к росту производит, сил. То обстоятельство, что монополии, концентрируя в своих руках капитал, произ-во и н.-и. деятельность, могут диктовать рынку, хотя и в известных пределах, монопольные цены, снижает, а во многих случаях и вовсе уничтожает побудительные мотивы к технич. нововведениям. При И. господство монополий создаёт экономич. возможность искусственно задерживать технич. прогресс. В 60-х гг. в США в обрабатывающей пром-сти 82% общих капиталовложений в развитие науки сконцентрировали 100 крупнейших монополий. Результаты исследований, проводимых в гос. н.-и. учреждениях, также оказываются в руках монополий. Эти монополии, руководствуясь стремлением к получению новых прибылей, решают, следует ли внедрить в произ-во то или иное открытие или изобретение. Конкуренция, к-рая при господстве монополий становится особенно ожесточённой, заставляет монополистов повышать технич. уровень своих предприятий. Борьба двух тенденций - к загниванию и к росту уровня техники и объёма произ-ва не прекращается; в зависимости от условий того или иного периода на первый план выдвигается тоодна, то другая из этих тенденций. В 30-х гг. 20 в. в жестоких экономич. кризисах особенно ярко проявлялась тенденция к загниванию. Но и тогда не прекращалось действие второй тенденции. В 60-х и в нач. 70-х гг. происходит интенсивное развитие производит, сил И. Монополии стремятся использовать достижения совр. науч.-технич. революции для нового повышения производительности труда, дальнейшего усиления эксплуатации пролетариата. Загнивание же капитализма в совр. период проявляется в разрыве между потенциальными возможностями производительных сил и реальными темпами роста произ-ва. Новая техника применяется далеко не в том объёме, к-рый возможен при совр. уровне науч. исследований. Так, в США к нач. 70-х гг. объём произ-ва возрос по сравнению с довоен. периодом примерно в 3 раза, а накопленные результаты науч. исследований могли бы обеспечить гораздо больший рост, если бы его не сковывали капиталистические производственные отношения. В освободившихся странах империалистич. монополии стараются и вовсе заблокировать технич. прогресс. Неравномерность технич. прогресса проявляется, в частности, и в том, что осн. поток научных открытий и изобретений направлен на произ-во вооружения. В этом особенно ярко проявляется загнивание капитализма, ибо технич. прогресс оказывается в большой мере подчинённым развитию не производит. сил, а всё новых средств разрушения и массового уничтожения.



В период И. небывало усиливается милитаризм. Только воен. пром-сть имеет гарантированный гос. рынок сбыта, не зависящий ни от каких нарушений процесса капиталистич. воспроизводства. Воен. пром-сть стала отраслью, в значит, мере определяющей развитие капиталистич. экономики. Загнивание капитализма проявляется и в создании монопо-листич. буржуазией т. н. рабочей аристократии, т. е. прослойки рабочих, образ жизни и мировоззрение к-рых являются мелкобуржуазными. Рабочая аристократия - классовая основа оппортунизма в рабочем движении. Загнивание капитализма проявляется также в громадном росте паразитизма. Для И. характерен полный отрыв капиталистов от непосредственной организации произ-ва. Эта функция перекладывается на наёмных управителей, менеджеров. Растёт слой рантье. В США ок. '/з класса капиталистов даже формально не связана с произ-вом и ведёт явно паразитич. образ жизни. И. доводит внутр. противоречия капитализма до последнего предела, когда происходит крушение мировой капиталистич. системы.



Буржуазия не способна направлять прогрессивное развитие обществ, произ-ва, происходит её паразитич. перерождение. На первый план выдвигается ведущая сила совр. общества - рабочий класс. И., ускоряя развитие капитализма за счёт массового разорения мелкого производства, не только способствует увеличению тем самым численности пролетариата и его роли в обществе, но и расширяет социальнуюбазу революционной борьбы, во главе которой стоит рабочий класс. Потенциальными союзниками рабочего класса являются разорённые монополистическим капитализмом мелкобурж. слои города и деревни. И. выводит также на арену историч. деятельности угнетаемые им народы колоний и полуколоний. В результате экспорта капитала не только усиливается гнёт И. на основе переплетения докапиталистич.и чисто капиталистич.форм эксплуатации, но и создаётся материальная база для роста в колон, мире новых социальных сил- нац. буржуазии, рабочего класса и интеллигенции, к-рые становятся выразителями интересов противостоящих И. порабощённых народов. При И. соединяется в один поток социалистич. движение рабочего класса и национально-освободит. движение угнетённых народов колоний и полуколоний.

И. есть канун социалистич. революции, поскольку на этой стадии создаётся не только необходимость, но и возможность свержения капитализма. Именно при И. завершается созревание объективных и субъективных предпосылок социалистич. революций. Но эта возможность не реализуется автоматически. То, что И. есть умирающий капитализм, отнюдь не означает, что он сам сойдёт с историч. арены. Финанс. олигархия отчаянно борется за сохранение своего господства. Ликвидация И. возможна только в результате революц. борьбы широчайших масс трудящихся, возглавляемых пролетариатом и его коммунистич. авангардом против сил, отстаивающих сохранение исторически изжившего себя капиталистич. строя. Революц. сокрушение мировой капиталистич. системы занимает целую историч. эпоху, наз. общим кризисом капитализма. Действие закона неравномерности экономич. и политич. развития капитализма приводит к тому, что социалистич. революции побеждают в разных странах не одновременно. Разновременность отпадения от капитализма отдельных стран и групп стран определяет то, что революц. переход от всемирного капитализма к всемирному коммунизму занимает значительный историч. период, к-рый наз. периодом мирного сосуществования двух противоположных систем х-ва. Переход от капитализма к социализму не может быть в разных странах единообразным. Главные закономерности социалистич. революции являются общими для всех стран. Но разнообразие исторически сложившихся нац. особенностей и традиций, экономич. и политич. условий определяет различия в формах и темпах революц. преодоления капитализма и утверждения социалистич. общества. "Современная эпоха, основное содержание которой составляет переход от капитализма к социализму, есть эпоха борьбы двух противоположных общественных систем, эпоха социалистических и национально-освободительных революций, эпоха крушения империализма, ликвидации колониальной системы, эпоха перехода на путь социализма все новых народов, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе" (Программа КПСС, 1971, с. 5).

Лит.: Ленин В. И., Империализм, как высшая стадия капитализма, Поли. собр. соч., 5 изд., т. 27; его же, Империализм и раскол социализма, там же, т. 30; его ж е, Война и революция, там же, т. 32; Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва 5-17 июня 1969 г., М., 1969; Варга Е. С., Очерки по проблемам политэкономии капитализма, М., 1964; В ы-годский С. Л., Современный капитализм, М., 1969; Ленинский анализ империализма и современный капитализм, М., 1969; Политическая экономия современного монополистического капитализма, т. 1 - 2, М., 1970; Драгилев М. и Мохов Н., Ленинский анализ монополистического капитала и современности, М., 1970.

М. С. Драгилев. Империализм в России- фаза экономического и общественного развития с нач. 20 в. до 1917. При этом новейше-капиталистич. И. в России был связан рядом общих черт и интересов с -"военно-феодальным империализмом", хотя у последнего иная материальная и социальная основа - абсолютистско-дворянская империя, крепостнич. колониальная и внеш. политика.

В генезисе росс. И. источник его своеобразия, позволяющий говорить об особом типе И., для к-рого характерны: 1) предельное сближение процессов смены крепостничества капитализмом и перерастания последнего в И. В результате финанс. капитал явился в России, с одной стороны, надстройкой над молодым, сравнительно быстро развивающимся капитализмом (см. Капитализм, раздел Капитализм в России), а с другой - частью многоукладной экономики, в к-рой устойчиво сохранялись (а в нек-рых р-нах преобладали) докапиталистич. и ранне-капиталистич. отношения. Отсюда - особая сложность обществ, структуры, переплетение разных типов социального антагонизма и их обострение по мере роста ведущего капиталистич. способа произ-ва. 2) Непосредств. связь монополии новейшего капитализма и монополии феод, эпохи. Существование обширного, сильно выросшего к кон. 19 в. гос. х-ва вместе с традиционной регламентацией всех сфер социально-экономич. жизни позволяли абсолютизму не только приспосабливаться к бурж. эволюции, но и до известного предела приспосабливать её к потребностям крепостничества, главной из к-рых было сохранение системы латифундий и власти землевладельч. дворянства. 3) Продолжающийся в условиях И. рост капитализма вширь. Эко-номич. освоение империи финанс. капиталом при преобладании методов колониальной эксплуатации, характерных для "военно-феодального империализма", консервировало наиболее стойкие пережитки средневековья, сближая также и в политич. отношении господствующие классы. 4) Своеобразие связей России с мировым И. Оставаясь одной из "разбойнических великих держав" (см. В. И. Ленин, там же, т. 27, с. 1), боровшихся за раздел и передел мира, Россия вместе с тем принадлежала к числу крупных сфер вывоза капитала, чем объяснялась дополнительная заинтересованность финансовой олигархии и правительств развитых капиталистических стран в сохранении (в т. ч. с помощью частных реформ) абсолютистского режима в России. Взятые в совокупности эти особенности обусловили историч. место России как страны, в нач. 20 в. наиболее чреватой социальной революцией, и ряд принципиально новых черт этой революции по сравнению с революциями прошлого.

Гл. предпосылкой перехода к И. в России, как и везде, была высокая степень концентрации производства. Однако в России существовала концентрация двух различных типов: собственно капиталистическая, связанная с технич. прогрессом (новые отрасли пром-сти, новые индустриальные р-ны), и концентрация, порождённая полуфеод, строем пром-сти (напр., Урал) и в целом - дешевизной рабочих рук в результате агр. перенаселения. "Естественный" процесс возникновения монополий форсировался политикой насаждения капитализма сверху, концентрацией казённого спроса, а также прямым воздействием пр-ва, особенно энергичным в кон. 19 - нач. 20 вв. В ходе монополизации выделяются три этапа: 1) для начального этапа (80-90-е гг. 19 в.) характерны врем, соглашения и синдикаты в отраслях пром-сти, связанных с финансируемым казной ж.-д. строительством, а также в др. отраслях, опекаемых гос-вом (сахарная, нефтяная монополии). 2) Первое десятилетие 20 в. Мировой кризис и последующая депрессия ускорили образование крупных, устойчивых синдикатов ("Продамета", "Продуголь", "Продвагон", синдикат па-ровозостроит. з-дов и др.; см. Монополии капиталистические в России). Монополизация казённых, особенно ж.-д., заказов дополняется борьбой за раздел "открытого" рынка. 3) С пром. подъёмом 1910-13 связана полоса наиболее широкого распространения и возрастания силы монополий. К 1914 насчитывалось ок. 150 синдикатов и картелей, охватывавших почти все отрасли крупной пром-сти, отчасти и самую массовую из них - хлопчатобумажную; однако последняя благодаря патриархальным формам владения и финансирования (своими же московскими банками) продолжала занимать особое место в системе росс, капитализма. Новым моментом явилось образование монополий высшего типа, уже не единичных (как нефт. тресты, возникшие ещё в кон. 19 - нач. 20 вв.), а довольно распространённых, особенно в тяжёлой индустрии. Но сфера господства монополий была сравнительно ограниченной; вне её оставались часть крупной, значит, часть средней и мелкой пром-сти, а также масса мелких производителей: в 1913 на долю неакционерной и кустарно-ремесленной пром-сти приходилось ок. 1,3 млрд. руб. осн. капитала против 2,8 млрд. руб. капитала акц. предприятий.

Скачкообразно шло в России формирование финанс. капитала. Акц. банки, занимавшие до нач. 80-х гг. 19 в. второстепенное место в кредитной системе, к кон. 19 в. превратились в сравнительно крупную и резко централизованную силу (см. Банки в России). Пром. подъём 90-х гг. втянул их в учредительские операции, однако связи банков с пром-стью были ещё неустойчивы. Перелом произошёл в нач. 20 в.: значит, возросшая мощь банков (осн. ресурсы в 1900-14 увеличились в 4 раза при дальнейшем усилении централизации капиталов) вместе с изменением характера деятельности главных петербургских банков (на первый план выдвинулось финансирование пром-сти) имела своим результатом образование типичных банковых монополий, хотя и сохранявших нек-рые раннекапиталистич. черты (напр., активность в области торговли). Важная особенность банковых монополий в России - их тесная связь с гос. кредитом: к 1914 из 4,5 млрд. руб., составлявших ресурсы акц. банков, ок. 1 млрд. руб. приходилось на счёт средств Мин-ва финансов и Гос. банка.

1-я мировая война 1914-18 дала резкий толчок комбинированию производства, сращиванию пром. капитала с банковским. Особенно существенным был сдвиг в сторону перерастания частного капитализма, с одной стороны, и гос. капитализма - с другой, в гос.-монополи-стич. капитализм. Итогом явилось быстрое формирование финанс. олигархии, овладевавшей командными позициями в экономике страны. К 1914 в состав финансово-капиталистич. групп разнородных предприятий, связанных с 8 крупнейшими банками, входило ок. 12% всех акц. предприятий (без ж. д. и самих банков) с 35% осн. капитала, а к 1917 - соответственно 18% и 42% . В свою очередь, разбогатевший на воен. поставках, товарном голоде и инфляции крупный торгово-пром. капитал также перерастал в пром.-банковский (концерны Стахеева, Второва, Ярошинского и др.). Однако И. как всероссийская система полностью ещё не сложился к моменту, когда пролет, революция положила ему конец.

Важнейшая особенность И. в России - взаимопроникновение высших форм капитализма и докапиталистических укладов - имела весьма противоречивые последствия. Пережитки крепостничества сужали базу роста монополий, а сохранение за помещиками решающих позиций в управлении ущемляло политич. и правовые интересы всех групп буржуазии. Но эти же факторы облегчали установление господства крупного капитала на внутрироссийском рынке, резко, а главное устойчиво, ограничивая сферу конкуренции. Кроме влияния экономич. политики в узком и широком смысле (привилегии сравнительно небольшой группы предприятий и банков, бюрократич. "регулирование" всей предпринимательской деятельности), существовало более активное - косвенное влияние крепостничества. В этом направлении действовал прежде всего сложный механизм использования и перераспределения внутр. накоплений страны. Относит, недостаточность их усугублялась отвлечением огромной доли в пользу царизма и помещиков: гос. займы на непроизводительные "общие нужды" вместе с ипотечным кредитом забирали с ден. рынка 70% средств в 1900 и 68% - в 1914. Значительная, хотя и трудно учитываемая часть накоплений удерживалась в сфере торгово-ростовщич. капитала, высокая доходность которого была производной, в первую очередь, от крепостнич. кабалы в деревне. Общим следствием было ограничение притока капиталов в пром-сть. Но тем легче было пром. и банковым монополиям перераспределить эти средства в свою пользу. В результате реальная власть финанс. капитала оказывалась значительно больше его производств, мощи. Условия же полукрепостнич. строя открывали особенно большие возможности для эксплуатации пролетариата и мелких производителей. Эта "„русская" сверхприбыль", как наз. её В. И. Ленин, доставалась крупному и отчасти среднему капиталу (см. там же, т. 22, с. 62). Но синдикаты и тресты и здесь неуклонно увеличивали свою долю с помощью монопольных цен на топливо, металл и др. сырьё, а горстка банков, обладавших сетью филиалов и посредников, достигала ещё большего результата, диктуя свои условия кредита массе "независимых" предприятий. Т. о. создавались предпосылки для раннего загнивания верхушки росс, капитализма в условиях недозре-лости капиталистич. развития в целом. С этим связано парадоксальное, на первый взгляд, опережение российским И. финанс. капитала передовых стран: так, уже с кон. 19 в. монополии в России, как правило, осуществляли регулирование производства путём его ограничения и даже прямого сокращения. Несмотря на сравнительно высокие в нач. 20 в. темпы пром. роста, берёт верх тенденция к закреплению и усилению общей экономия, отсталости страны уже не только на "чисто" крепостнической, но и на смешанной крепостническо-монополистич. основе. Конкретно это обусловливалось также: непосредств. сращиванием финанс. капитала с латифундиальной системой (к 1914 из более чем 40 млн. десятин земель, заложенных помещиками в банках, половина приходилась на долю частных банков); широкими масштабами личной унии дворянских и сановно-бю-рократич. верхов с крупным капиталом; специфич. ролью помещичье-бурж. предпринимательства, к-рое, с одной стороны, вело к расширению собственного х-ва помещиков, ускоряло процесс капитализации с. х-ва и даже развитие монополий (сах. пром-сть), а с другой - открывало дополнит, возможности для интенсификации отработок и кабальной эксплуатации крестьянина-арендатора. Принципиально сходными были последствия проникновения И. в колон, области Росс, империи (Закавказье, Ср. Азия): лишь в небольшой степени способствуя развитию там производит, сил (добыча минерального сырья) и росту раннекапита-листич. отношений, оно вело гл. обр. к усилению докапаталистич. форм гнёта и неэквивалентного обмена. В результате всех этих процессов, протекавших в условиях революц. подъёма в России, сложился сначала консервативный, а затем агрессивно-контрреволюционный тип полубурж. помещика и капиталиста, связанного с казной. Наиболее ярко этот тип был представлен октябристами,но получил распространение в разных сферах социально-политич, и "деловой" жизни (съезды представителей пром-сти и торговли, антирабочие предпринимательские союзы, а в более широком плане - аграрно-капиталистич. элементы "объединённого дворянства", представительство крупной буржуазии в Гос. совете, черносотенно-бурж. блок в Гос. думе). Наряду с этим по мере возрастания веса финанс. капитала, как и буржуазии в целом, усиливались попытки перераспределения доли политич. влияния и участия в управлении в пользу либерально-монархич., кадетского и "прогрессист-ского" крыла контрреволюции. Но эти попытки носили компромиссный и крайне огранич. характер в силу непреодолимого противоречия между крепостничеством и бурж. эволюцией и в ещё большей мере - вследствие поражений, наносимых либерализму пролетариатом в борьбе за гегемонию в освободит, движении. Это, в свою очередь, ускоряло сближение либералов непосредственно с финанс. капиталом и одновременно с абсолютизмом и помещичьей реакцией - тенденция, идеологически выраженная в струвизме и "веховстве", как течении и господствующем настроении буржуазии после 1905. Самый общий итог состоял в объективной революционности всего положения России эпохи И.- в "... невозможности решить задачи буржуазного переворота на данном пути и данными (правительству и эксплуататорским классам) средствами" (Ленин В. И., там же, т. 23, с. 301).

Развитие росс. И., имевшее внутр. источником экономич. и социальные перемены в пореформенной России, являлось вместе с тем составной частью всемирного процесса. Переход к монополии был ускорен приливом иностр. капитала в ведущие отрасли пром-сти (гл. обр. горнодобывающую, металлургию Юга и др.). В дальнейшем росс, капитализм оказался неспособным "переварить" иностр. инвестиции, как это имело место в США, но роль междунар. капитала в России и не была тождественна его роли в полуколон, странах. В России он ориентировался преим. на внутр. рынок - гос. и частный,- добиваясь не столько особых преимуществ, сколько доступа к привилегиям верхушки росс, капитала. Лишь в немногих отраслях пром-сти (хим., электротехнич.) создавались дочерние предприятия иностр. фирм и монополий. В большинстве же случаев иностр. капитал действовал под "русской" вывеской. После 1905 гл. каналом его проникновения стали петерб. акц. банки, как правило, сотрудничавшие сразу с несколькими группировками иностр. капитала и проводившие, особенно в предвоен. годы, самостоят, пром. политику. Соответственно изменялась роль иностр. капитала, хотя его удельный вес оставался 6. или м. стабильным. Для 1914 доля иностр. капитала определялась в 1,96 млрд. руб., что составляло св. Чз всего акц. капитала в России. В конечном счёте весь иностр. капитал функционировал как часть собственно росс, капиталистич. и империалистич. системы, притом как одна из наиболее влиятельных экономически и вместе с тем политически наиболее реакционных фракций крупной буржуазии России. Войнавнесла ряд новых моментов, не менявших, однако, этого общего вывода; был оттеснён герм, капитал и значительно возросла роль крупного рус. капитала, но одновременно создались предпосылки для возобновления в будущем экспансии антантовского и амер. капитала, что было связано с резким экономич. ослаблением России и катастрофич. ростом внеш. гос. долга.

Роль иностранных займов весьма существенна в эволюции росс. И. Уже в кон. 19 в. царская Россия задолжала 4 млрд. руб., к 1913 внеш. долг возрос до 5,4-5,6 млрд. руб. (по разным оценкам). Большая часть долга (80% в 1900 и 65% в 1914) происходила от ж.-д. займов, к-рые были прямо или прикрыто государственными. Производит, назначение этих займов являлось в значит, мере условным и не только потому, что казённые жел. дороги (2/з всей ж.-д. сети) до последних предвоен. лет оставались убыточными, но и в более широком смысле: интенсивный толчок, к-рый ж.-д. строительство дало всей экономике, перевешивался специфически крепостнич. недоразвитостью производит, сил, а задолженность, доставшаяся в наследство от пореформенного времени, не могла быть сокращена, несмотря на колоссальный рост налогов, из-за хищнич. траты финанс. ресурсов на реакц. внутр. политику и воен. авантюры пр-ва в нач. 20 в. Уплаты по старым займам требовали фактически новых займов. Платёжный баланс оставался отрицательным даже при активном торговом балансе(1911-13). Займы 1906 и 1909 придали внеш. долгу открыто политич. характер как орудия сохранения абсолютизма и борьбы с революцией.

На этом фоне происходили изменения в отношениях России с кредиторами: необходимость идти на уступки в экономич., а затем и в военно-дипломатич. отношениях (эволюция франко-рус, союза). Вместе с тем царизм до конца сохранял собственные империалистич. цели, особенно в Азии, добавив к традиционным новые средства их достижения (ж.-д. концессии и банки при решающем участии в них царского пр-ва). Экономич. усиление буржуазии, провозгласившей после 1905 лозунг "Великой России", в свою очередь, давало импульс военно-феод. И. Известное равновесие между этими двумя тенденциями - падением междунар. престижа России и ростом росс, экспансионизма - резко нарушилось в результате воен. поражений 1915 и 1917, хоз. разрухи, увеличения внеш. долга за годы войны ещё на 7,2 млрд. руб., в т. ч. на 2 млрд. за неск. месяцев хозяйничанья бурж. Врем, пр-ва. К окт. 1917 необходимость свержения росс. И. стала настолько острой, что иным путём предотвратить общенац. катастрофу было невозможно.

Самым важным результатом развития И. в России были глубокие изменения в социально-классовой структуре общества и освободит, борьбе: рост численности и особенно обществ, веса пром. пролетариата, само размещение к-рого способствовало консолидации его во все-росс. интернационалистскую силу; назревание конфликта пролет, и полупролет, слоев деревни с крест, буржуазией в условиях, когда решение главного для всего крестьянства вопроса о земле становилось всё более зависимым от революц. вторжения в крупнокапиталистич. собственность; сближение антиколон, и антифеод, борьбы в азиатских р-нах империи с решением общеросс. проблемы освобождения производит, сил от крепостничества, уже неотделимого от реакц. капитала, действующего в моно-полистич. оболочке. Возрастание, с одной стороны, материальных элементов для обобществления крупного производства и контроля над мелкобурж. экономикой, а с другой - быстрое созревание класса-гегемона, способного опереться на "последнее слово" мирового экономич. и тех-нич. развития, делало возможным и необходимым соединение унаследованных от прошлого бурж.-демократич. задач с новыми, социалистич. задачами в едином процессе революц. развития. Реализовав эту возможность, теоретически ещё раньше открытую В. И. Лениным, Октябрь 1917 начал новую эпоху истории.

Лит.: Ленин В. И., Поли. собр. соч., 5 изд. (см. Справочный том, ч. 1, с. 57-61, 116, 160, 176, 197, 246); Материалы по истории СССР. [Сб. документов], т. 6, М., 1959; Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции^ ч. 1 - 2, М.-Л., 1957; Монополистический капитал в нефтяной промышленности России. 1883 - 1914. Документы и материалы, М.- Л., 1961; Монополии в металлургической промышленности России. 1900 - 1917. Документы и материалы, М.- Л., 1963; Цыперович Г., Синдикаты и тресты в дореволюционной России и в СССР, 4 изд., Л., 1927; Сидоров А. Л., Финансовое положение России в годы первой мировой войны (1914 - 1917), М., 1960; его же, Исторические предпосылки Великой Октябрьской социалистической революции, М., 1970; Эвентов Л. Я., Иностранные капиталы в русской промышленности, М., 1931; Лященко П. И., История народного хозяйства СССР, 4 изд., т. 2, М., 1956; Струмилин С. Г., Статистико-экономические очерки, М., 1958; Бовыкин В. И., Зарождение финансового капитала в России, М., 1967; его же, К вопросу о роли иностранного капитала в России, "Вестник МГУ. Серия 9. История", 1964, № 1; Цукерник А. Л., Синдикат "Продамет". Историко-экономический очерк. 1902 - июль 1914 гг., М., 1959; Фурсенко А. А., Нефтяные тресты и мировая политика. 1880-е гг. -1918, М.- Л., 1965; Лаверычев В. Я., Монополистический капитал в текстильной промышленности России (1900-1917 гг.), М., 1963; Ананьич Б.В., Россия и международный капитал. 1897-1914, Л., 1970; Шацилло К. Ф., Русский империализм и развитие флота накануне первой мировой войны (1906 -1914гг.), М., 1968; Волобуев П. В., Экономическая политика Временного правительства, М., 1962; Гефтер М. Я., Топливно-нефтяной голод в России и экономическая политика третьеиюньской монархии, в сб.: Исторические записки, т. 83, М., 1969; Об особенностях империализма в России. [Сб. статей], М., 1963; В. И. Ленин о социальной структуре и политическом строе капиталистической России. [Сб. статей], М., 1970; Тарновский К. Н., Советская историография российского империализма, М., 1964. См. также лит. при статьях Банки в дореволюционной России, Буржуазия (раздел Буржуазия в России), Капитализм (раздел Капитализм в России). М. Я. Гефтер.

"ИМПЕРИАЛИЗМ, КАК ВЫСШАЯ СТАДИЯ КАПИТАЛИЗМА",произведение В. И. Ленина, в к-ром он первым из марксистов раскрыл экономич. и по-литич. сущность империализма, - новой стадии, в к-рую к нач. 20 в. вступил в своём развитии капитализм. Работа Ленина - прямое продолжение и дальнейшее развитие "Капитала" К. Маркса, где Маркс исследовал капиталистич. способ производства, капиталистич. производств, отношения в их возникновении и развитии, открыл закон движения бурж. общества, дал анализ противоречий капитализма и научно доказал неизбежность его гибели и победы социализма. В. И. Ленин в своём труде подытожил развитие капитализма за полустолетие, прошедшее со времени выхода в свет первого тома "Капитала". Опираясь на открытые Марксом и Энгельсом законы развития капитализма, Ленин показал, что империализм - высшая и последняя стадия капитализма, канун социалистич. революции. Исследование империализма было в течение многих лет неотъемлемой частью борьбы Ленина за развитие рево-люц. движения в России, за революц. линию в междунар. рабочем движении. Новые явления в развитии капитализма Ленин отмечал задолго до начала 1-й мировой войны 1914-18. В ряде работ, написанных в 1895-1913 ["Проект и объяснение программы социал-демократической партии" (1895-96), "Китайская война" (1900), "Уроки кризиса" (1901), "Внутреннее обозрение" (1901), "Марксизм и ревизионизм" (1908), "Концентрация производства в России" (1912), "Рост капиталистического богатства" (1913), "Отсталая Европа и передовая Азия" (1913), "Исторические судьбы учения Карла Маркса" (1913) и др.], Ленин вскрывал и анализировал новейшие явления, характерные для эпохи империализма. Всесторонним исследованием мо-нополистич. стадии развития капитализма Ленин занялся в связи с анализом причин 1-й мировой войны 1914-18. Без этого были невозможны правильное руководство революц. движением, успешная борьба с идеологией империа-листич. реакции и с реформистской политикой соглашательства, нельзя было проложить путь к социализму.



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.022 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал