Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 5. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ






 

Многие не помнят, как появилась советская власть в чебоксарском метро. Помнят, что в Северо-Западном районе города выжило достаточно много людей. Каждая станция существовала отдельно – все они хотели иметь независимость. Среди выживших оказались настоящие коммунисты. Люди, которые пытались вернуть себе власть там, наверху, двадцать лет назад. И эта группа выживших коммунистов решила взять власть в свои руки здесь в метро.

Это началось в судный день. Чебоксарский Кооперативный Институт проводил так называемый “день открытых дверей”. В этот день будущим студентам рассказывали историю института, знакомили с работой различных факультетов, преподаватели разных кафедр проводили экскурсии, и многое другое. В этот день приехали десять человек, членов Коммунистической Партии Российской Федерации. Лидер этих десяти человек был руководитель регионального отделения партии Леонид Маркевич. Они приехали на встречу со студентами, которую организовал ВУЗ, в шестнадцать часов дня. Коммунисты агитировали студентов вступать в их ряды, поддерживать курс партии, помогать идеями, поверить, что в сегодняшней стране можно построить социализм. Спустя тридцать минут с начала встречи была объявлена атомная тревога. Все десять коммунистов и студенты института сумели быстро укрыться в бункере, построенном еще при Сталине. Студенты и не догадывались, что под их учебным заведением когда-то находился бункер.

С момента закрытия гермоворот прошло четыре года. На станции ЧКИ, как ее назвали выжившие, ничего не менялось. Продовольствия было мало, дисциплины не было, власть на станциях жила для себя и своих семей. Многие умирали, кончали жизнь самоубийством. Говорили, еще немного и эти станции опустеют. И тогда Маркевич с соратниками поняли – надо что- то менять. И тут у коммунистов было главное оружие – агитация. Он и его люди начали пропагандировать на всех станциях идеи коммунизма, рассказывать о том, что якобы завещал Ленин, и о том, что все жители метро должны быть равны друг перед другом. Их начали слушать, за ними пошли люди, их начали поддерживать все, кто устал от такой анархии. Были, конечно, и такие обещания, что если будет установлена советская власть в метро, то люди в скором времени смогут перебраться на поверхность. Люди им поверили. Поверили, как и в далеком 1917 году, когда товарищ Ленин повел восставших на Петроград. И началась революция!

Все, кто поддержал Маркевича и их единомышленников, вооружились, готовились к такому восстанию, и когда вождь подземного народа отдал приказ о захвате всех станций Северо-Западного района, началась чебоксарская революция. Начальников станции арестовывали, а на некоторых станциях просто расстреливали за сопротивление восставшим. За два дня все руководство станций либо сдалось, либо было расстреляно, как на станциях Лебедева и Северная. На третий день революции состоялся первый съезд коммунистической партии чебоксарского метро на станции М.Горького. На нем был подписан декрет об образовании Союза Станций Северо-Западного района города Чебоксары. СССР – четыре буквы, которые пугали весь мир еще в прошлой жизни. Теперь они пугали чебоксарских выживших. Спустя некоторое время СССР переименовали просто – Советский Союз. На карте Чебоксарского метро появилось новое государство. На этом же съезде был избран первый Генеральный Секретарь. Им стал Леонид Маркевич. Все станции по приказу вождя стали переименовываться. Северная стала Полежаево, Лебедева переименовали в Кутузовскую, Эльгера – Пролетарская, ЧКИ – Севастопольская, Роща – Площадь революции, Сеспель – Союзная. Столицей была выбрана Проспект Мира (станция .М.Горького до переименования ).



Лидер нового государства начал выполнять свои обещания перед народом. Ученые, которая советская власть пригласила с Афанасьевской, начали придумывать, как выращивать продукты в подземных условиях, стали обустраивать станции, расширять их. Была создана одна из крупных армий в метро – Армия Советского Союза. Имеющееся оружие стали либо модернизировать либо выбрасывать, взамен выдавалось новое. Советское государство постепенно начало обретать ту силу, которую ей прочил ее вождь. Стали работать школы для детей, рынки, мастерские, фермы для выращивания грибов, свинокомплексы. На Полежаево на поверхности станции радиационный фон был очень низкий, и советские руководители решили провести эксперимент. На территории разрушенной клиники Северная жители станции стали сажать картошку. Вероятность, что картошка вырастет, по оценкам советских специалистов, была равна двадцать восьми процентам. Считали, что проект, в который было вложено много сил и ресурсов, обречен на провал. Но произошло чудо. Уже через четыре месяца картошка выросла! Правда, после того как ее собрали, желающих поесть такое чудо оказалось немного. Но после восьми месяцев испытаний специалисты заявили – картошку есть можно! После этого Советский Союз стал уверенно торговать картошкой по всему метро. Так в метро впервые со времен судного дня появилась картошка. Советские руководители сделали большой шаг вперед в развитии подземной жизни.



Так же были введены железные законы в новом государстве. Людям запрещалось покидать территорию Союза. Единственные, кто могли въехать и уехать, были торговцы. Их досматривали чаще всего, ведь они многим помогали убегать с территории Союза. Дети шли в школу в шесть лет и заканчивали ее в двенадцать. У мальчиков после окончания школы было два пути: идти на Севастопольскую и становится химиком или биологом, либо идти в армию на 6 лет. Так как профессия бойца Армии Союза считалась выгодной в финансовом и материальном плане, большинство парней шли в армию. Ведь после армии можно было стать бойцом , или попасть в службу безопасности начальников советских станций. Выбор, как говорится, в Советском Союзе был. Девушки после школы сначала на пять лет шли на ферму. После у них была возможность стать ученым или учителем. Запрещалось иметь многоженство, как на Западе. Советская пропаганда очень сильно работала в этом плане. Иметь любовницу в этом государстве было сродни преступлению. Если об этом узнавали, то вас могли свободно выгнать из армии, а потом и выслать из Союза на всю оставшуюся жизнь. Очень недостоверно описывали пропагандисты, как живут другие государства метро. Западников называли предателями чебоксарского метро за их идеологию и образ жизни, националисты ошиблись городом, а центральная линия - виновником ядерной войны. Выходило так, что Советский Союз - идеальное государство без трещин, идущее курсом, который указал им товарищ Ленин. Но это было не так. Засидевшиеся соратники Маркевича постепенно стали коррумпированы. Взятки, исчезновение людей на станциях, дедовщина, ухудшение торговли с другими государствами метро. Человек нисколько не изменился по сравнению с прошлой жизнью. Он просто не мог измениться потому, что власть меняет человека. Ты хочешь сидеть дольше, получать больше, хочешь иметь несколько девушек и много еды. Советский человек остался человеком. Все тем же существом, которое не хотело мириться с нынешним положением дел. Человек сам закапывал себя все глубже и глубже в землю вместо того, чтобы придумать, как вернуть прежнюю жизнь. Маркевич понял, что надо менять все Политбюро. Ему нужен толчок, который изменит отношение этих людей к своему делу. Но вместо толчка произошло событие, изменившее отношение к Союзу на всю оставшуюся жизнь – война против Запада.

Это произошло в две тысячи двадцать седьмом году – спустя десять лет, когда в метро появился Советский Союз. Соратники Маркевича говорили, что если Союз не будет расширяться дальше, Союз так и останется в Северо-Западном районе. Натянутые отношения с руководством Запада сыграли решающую роль в принятии решения о войне. Маркевич не хотел, чтобы в метро пролилась кровь. И тут произошел знаменитый инцидент на Площади Революции.

Делегация государства Запад была на Площади Революции. Они приехали заключать договор о поставке картофеля на Запад. Пока высокие чины государств вели переговоры, на перроне солдат Западной делегации попросил закурить сигарету у солдата Армии Союза. Тот дал сигарету, и два солдата начали говорить о жизни. И в один прекрасный момент солдат Запада сказал что-то оскорбительное, и солдат Союза начал избивать западного солдата. Бойцы Запада и Союза, увидав происходящее на станции, начали заступаться за своих. Началась потасовка. Драка длилась минут десять. Когда высшие чины смогли разнять бойцов с обеих сторон, в центре суматохи лежал мертвый боец Союза с ножом в горле. Такого развития драки явно не ожидали обе стороны. После этого Союз потребовал извинений и наказания для бойца, который убил солдата. Но Запад посчитал, что инцидент произошел по вине стороны Союза, и что наказывать бойца своей делегации они не будут. Так западная делегация уехала ни с чем, а советское руководство не смогло простить этот инцидент и использовало его в качестве пропаганды своим бойцам. Через неделю была объявлена мобилизация. Маркевич принял решение начать войну посчитав, что его соратники были правы. Именно эта вторая ошибка изменила судьбу Маркевича.

Когда на поверхности наступила зима, войска Советского Союза напали на Парижскую станцию Западного государства. Во время взятия Союзом первой станции западного государства, Маркевич объявил свою народу по радио о том, что началась победоносная война против западных оккупантов. Что якобы именно западные войска напали на Лесную станцию, и Советский Союз не мог оставить это без ответа. На деле было иначе. Жители Лесной станции боясь, что коммунисты их расстреляют, пропустили войска, идущие на Парижскую. Поначалу война складывалась удачно. Парижская сдалась за четыре дня, Вирджиния за пять. Казалось, победа близка. Осталось взять столицу Вест-Пойнт, и остальные станции западного государства падут. Но неожиданно 1–ая армия Союза была уничтожена полностью в туннелях между Вэст-Поинтом и Вирджинией. Партизанская тактика западных сделала свое дело. Потерявшая около тысячи человек под Вест-Поинтом, Армия Союза стала отступать. Потом произошла вторая крупная битва под Парижской. Солдаты Союза сумели продержаться только три дня. Армия Союза, потеряв последнюю западную станцию, начала отступать. Стратегическая инициатива в войне перешла к Западу. Теперь Союз начал защищать станцию, от которой зависела судьба войны – Лесная. Битва длилась около недели. Стороны не хотели уступать друг другу и поэтому несли очень большие людские потери. После недельного боя ни Армия Запада, ни Армия Союза, больше не могли наступать или обороняться. Стороны предложили друг другу заключить мирный договор.

Нет, они не проиграли. Ни одна сторона не проиграла в этой войне. Запад сумел отстоять свои земли, они не позволили Союзу быть хозяевами на своей земле. Союз просто не смог выиграть из-за информации, которая не соответствовала действительности: плохая подготовка войск Запада, хромавшая якобы дисциплина, некачественное оружие. Советские руководители не верили в силу Западного государства. На деле вышло иначе. Потеряв в этой войне около двух тысяч человек, Советское руководство выглядело тиранами в глазах людей, живущих на станциях Союза. Генсек Маркевич понимал – он совершил ошибку, которая скорее всего будет стоить ему поста. Он винил себя за то, что послушал, поддался на уговоры Политбюро о неспособности Запада противостоять Армии Союза, о том происшествии на Площади Революции. Он, Генеральный Секретарь Советского Союза, не смог предотвратить кровопролитие.

В глазах многих Маркевич пал. Его уже не считали сильным вождем, который поведет свое государство к новым победам. Его стали избегать, были случаи, когда ему выкрикивали нецензурную брань на встрече с народом станций. Люди тогда на Севастопольской поверили ему, что их жизнь станет лучше. Что новое государство сможет показать всю силу и мощь, что люди, живущие здесь, первыми выйдут на поверхность. На деле вышло иначе. Маркевич так же быстро построил государство и сделал его сильным, и так же быстро Союз эту силу потерял, благодаря войне. Маркевич стал понимать, рано или поздно уберут. Да не просто уберут, а расстреляют за измену родине. Он был готов встретить смерть лицом к лицу. Не понимал только, кто же его уберет из членов Политбюро. Смирнов? Долгоруков? А может Шипицин? Нет, это старая закалка, такие убирать не будут, думал Генсек. Поразмыслив, он понял, где допустил ошибку. Первая ошибка – Антонов.

 

***

 

Мирная делегация спокойно проехала в туннель, ведущий в сторону Союзной. Где-то на середине пути делегация увидела мертвого мутанта и солдат, которые убирали его с путей. Это был “зубр”, существо, которое попадает в туннель с поверхности. Существо очень похожее на тигра, но размер его был в два раза больше человека. Большие клыки выглядели устрашающе. Этот мутант был похуже “бульдогов” с Мега Молла.

Делегация почти приехала на станцию. Впереди показалась гермодверь. Поезд посигналил в сторону гермоворот. Перед поездом через несколько секунд открылась гермоворота. Справа перед делегацией была станция среднего размера. Тесные улочки, квартиры, спертый воздух, люди, которые чем-то заняты на станции, рынок, торгующий разными товарами, солдаты в центре станции, которые подтягиваются, проводят бои друг с другом. Союз готовится. Вопрос, к чему?

Поезд остановился в конце перрона. Громов, Паша и Дарья вышли из поезда, где уже их ждал контрольно пропускной пункт. Их начали осматривать.

- Делегация с Центральной, – начал Громов. Солдат взял трубку телефона и позвонил кому- то.

- Подождите, пожалуйста, пять минут. За вами придут, – ответил солдат.

Бойцы Армии Союза были неплохо вооружены. Бронекостюмы, улучшенные РПК и АК–74 последней модели, с лазерами. Советская власть на свою армию денег не жалела. Через несколько минут появился очень высокий человек в черном коротком плаще.

- Приветствую делегацию Центральной Линии. Добро пожаловать в Советский Союз, товарищи. Позвольте представиться, комиссар Владимир Леонов.

- Капитан Александр Громов. Это мои друзья майор Павел Якименко, лейтенант Дарья Харитонова, – представил комиссару Громов остальных участников делегации.

- Нам сообщили, что отправлена делегация. Мы вас с утра ждем. Товарищи, я, так понимаю, вам Генеральный Секретарь нужен? – спросил Леонов.

- Так точно, – ответил Громов.

- Генсек сейчас находится на Проспекте Мира. В этот момент он проводит смотр наших войск и боеготовность Армии Союза. Вам придется с нами проехать. Это займет тридцать минут, – рассказал о дальнейшем пути комиссар.

- Хорошо, ведите нас к Генсеку, – ответил Громов.

Группа отправилась в другой конец станции. Проходя кварталы с пятью солдатами, Громов удивлялся, как люди живут в таких условиях в Союзе: грязные улочки, не совсем чистая одежда на людях. Громов понимал, после войны с Западом народ пал духом. Очень многие мужчины не вернулись домой к своим женам и детям. Как же Союз собирается подниматься с колен? Судя по тому, что видел Громов, ответ пока не знает и сам Генсек. Ведь об Антонове ходит очень много слухов, о том, как он пришел к власти. Новый Генсек строил новую политику советского подземного государства.

Пройдя всю станцию, делегация села на дрезину, идущую на Проспект Мира. Дрезина была огромная, поэтому места хватило всем. Пять бойцов, комиссар, Громов с друзьями сели уселись поудобнее. Дарья уже держала за руку Громова. Громова не удивляли действия этой девушки. Павел сидел, о чем-то задумавшись. Туннель до проспекта был полностью освещен, поэтому наличие мутантов в нем исключается. Павла все так же мучила тема мобилизации, и он решил поговорить с комиссаром:

- Комиссар, почему у вас мобилизацию объявили? – спросил Павел.

- Так нужно, товарищ майор. Проверяем боеготовность армии,- ответил Леонов.

- Боеготовность к чему? – спросил Павел с надеждой, что комиссар все-таки даст исчерпывающий ответ на вопрос.

- Вдруг Запад нападет? Мы уже достаточно повоевали, товарищ майор, не хочет руководство больше войн и проблем, – сказал Леонов.

- Понятно.

Павел все равно не верил в то, что сказал комиссар. Он перестал спрашивать Леонова. Коммунист явно дал понять, что на разговор он не настроен. Спустя минуту неожиданно задавать вопросы начал Леонов:

- А что за мирная конференция, которую вы собрать хотите? – начал комиссар.

- По вопросу Новочебоксарска, – ответил Паша.

- А что там случилось? – продолжил спрашивать Леонов.

- Этот вопрос сначала с Генсеком вашим обсудим, а потом он тебе расскажет, – резко ответил Паша.

Комиссар быстро отстал от неразговорчивого собеседника.

В тишине проехав около тридцать минут, появились открытые гермоворота. Из станции доносился громкий голос микрофона. Генеральный Секретарь Антонов выступал на Проспекте Мира – столица Советского Союза. Когда дрезина въехала на станцию, Паша, Громов и Даша были в удивлении. Перед ними была неописуемая картина: чистые улицы, все было завешано красными агитационными плакатами, солдаты в начищенной форме, на потолке станции висела огромная люстра, двухуровневые квартиры как Центральной, правда были видны и палатки. Рынок, школа, оружейная. Это станция была совсем другим миром. Неужели Советское руководство бросило все средства на отделку и порядок на улицах только на столицу Советов?

Сойдя с дрезины, делегация направилась в специальную аудиторию для переговоров. Люди, не обращая внимания на делегацию, которая пробиралась сквозь толпу, слушали выступления Генерального Секретаря. Павел удивлялся: все стоят, как вкопанные, и слушают внимательно своего нового вождя. Неужели людям конкретно здесь промывают мозги? Пройдя через толпу, делегация подошла к специальной комнате для переговоров. Комиссар предложил зайти гостям и дождаться окончания выступления Генсека. Дарья остановила Громова и решила спросить:

- Давай послушаем, как Генсек выступает? Когда еще такая возможность будет.

- Давай, – согласился Саша.

Леонов дал добро и зашел вслед за остальными в переговорную. Даша и Громов стоя слушали выступление вождя.

Антонов виднелся в конце станции на вершине дома, который напоминал мавзолей. Видимо, коммунисты тоскуют по прошлой жизни. Рядом с ним стояли три микрофон, а через которые транслировались его слова.

- Наш великий Советский народ пережил взлеты и падения! Война, которую мы почти выиграли, не смогла принести революцию на другие станции метро. Руководство Советского Союза будет делать все возможное, чтобы наша жизнь стала лучше, товарищи! Мы никогда не сдаемся! Сегодня я видел, как бойцы нашей армии готовы к любой войне. Один боец нашей армии стоит как пять бойцов Запада! Такой армии нет ни у Националистов, ни у Центральной линии! Мы будем делать все для процветания мира и благополучия чебоксарского метро. Мы не оккупанты и не захватчики! Мы сила, которую боятся и уважают в этом метро! Сила Советского Союза в его людях! Ура, товарищи!

Троекратное ура и большая порция аплодисментов прозвучала после яркой речи Генсека. Громов был сильно удивлен. Такого наглого вранья он не слышал давно. У Громова складывалось два впечатления: либо Генсек не знает силу Центральной и ее бойцов, либо он не знает, что говорить своему народу.

- Все, Даша, пошли. Хватит этого вруна слушать. Больно много лапши вешает на уши.

Пара зашла в помещение для переговоров. Оно было довольно просторное. В центре стоял длинный стол, на нем кувшин с водой. Слева уже сидел Павел и Леонов. Громов и Даша сели рядом с Пашей. Все-таки интересно было, кто же такой Антонов. И что же он за личность?

После десятиминутных оваций в дверь вошел боец из личной охраны Генсека.

- Генеральный Секретарь Коммунистической Партии Чебоксарского Метро Николай Антонов! – проговорил солдат перед тем, как в комнату вошел Генсек.

Это был уверенный в себе человек. Он был высокого роста, стройный, прямая осанка, черные волосы. На вид очень молодой. На нем был темно-зеленый френч, темно-синие с красными полосами по бокам брюки, и высокие сапоги. Генсек, пройдя в комнату, попросил выйти охрану, пожал руки гостям Союза и присел во главе стола.

- Приветствую товарищей с Центральной линией в нашем государстве, – начал твердым и уверенным голосом Антонов – Представьтесь, пожалуйста, товарищи, – попросил Генсек.

- Капитан Александр Громов!

- Майор Павел Якименко!

- Как звать вас, прекрасное создание? – улыбаясь, произнес Генсек.

- Лейтенант Дарья Харитонова.

- Рад знакомству, товарищи. Мне полковник Истомин сообщил, что вас следует ждать, и делегация направляется с срочным делом. Я слушаю вас.

- Товарищ Генеральный Секретарь, – начал докладывать Павел. – Я, как старший, расскажу о сложившейся ситуации. Центральная линия созывает конференцию по вопросу Новочебоксарска, – начал Павел.

- Товарищ майор. Зачем собирать конференцию по Новочебоксарску? Очевидно, что в данном городе никто не выжил. Ресурсов там нет, а собирать совместную экспедицию как- то не выгодно. Что ваша Центральная линия, уже сама не может решить этот вопрос? – ответил Антонов.

- Оттуда пришли люди несколько дней назад. И убили троих бойцов на форпосту. Эта девушка, – Паша указал на нее рукой, – последний свидетель того, что там было. Эти люди следов и гильз за собой не оставляют. У нас три трупа и неизвестно, что будет дальше, товарищ Генеральный Секретарь, – рассказал все подробности майор.

Генсек был шоке от услышанного. Сидевшем в комнате было непонятно, что испытывает Антонов. После минутного молчания Павел продолжил:

- Без участия всех государств метро мы можем проиграть войну все. И тогда мы не сможем оказать сопротивление, – закончил Павел.

Генсек пришел в себя от услышанного:

- Значит, не только у вас такое приключилось… - тихо проговорил Генсек.

Громов и другие удивились. Значит нападение неизвестных было не только на форпосты Центральной, но и на других форпостах метро.

- У нас на прошлой неделе пропали… Два специалиста по радио, – начал историю Антонов. – Мы думали, что они сбежали, объявили их персонами нон грата… Но на следующий день наш форпост у Волги засек катер, плывущий в сторону деревни Сосновки на левом берегу Волги. Товарищи, видевшие это, утверждают, что из лодки выходили люди… - закончил Антонов.

Вот эта новость Генсека была шоком для бойцов Центральной. Значит, неизвестные прочесывают местность и проводят разведку вдоль и поперек. Убийство бойцов на ТЭЦ- это только начало. Неизвестные готовят самое что ни на есть вторжение.

- Поэтому мы и объявили мобилизацию, товарищи. Враг рядом, – закончил Генсек.

- А вы проводили разведку, товарищ Генеральный Секретарь? Разведку Сосновки? – спросил Громов.

- Наши лучшие разведчики погибли в войне с Западом. У меня нет людей, чтобы провести разведку. Я не хочу терять непроверенных бойцов. Есть катер для переправы, но нет людей, товарищи, – ответил Антонов.

- Товарищ Секретарь, а вы можете дать добро на катер? Мы бы хотели провести там разведку. Понимаете, если они туда поплыли, значит, не просто так. Значит в Сосновке что- то важное, - заверил Саша.

- Истомин говорил ,что вы очень опытные бойцы. Раз вы хотите… Я дам вам катер и трех солдат. В разведку я вас одних не отпущу. Что ж, придется людьми рискнуть… - ответил согласием Генсек.

- Товарищ Генсек, мы как что-то важное найдем, сразу к вам сюда. Такое дело нельзя оставлять. Разведку всегда надо проводить, – отметил Павел.

- Советская сторона выражает вам признательность, товарищи. Леонов слушай сюда: дашь этим бойцам патронов столько, сколько надо, броню, если попросят, подберешь. Найди группу Семенова, скажешь, чтобы шли к гермодвери, которая ведет на поверхность . И пусть на форпосту подготовят катер. Скажи, что если не заведется, останутся на поверхности надолго, – отдал приказ Антонов.

- Есть, товарищ Генеральный секретарь, – ответив, побежал на выход комиссар.

Бойцы и Генсек встали из-за стола.

- Товарищ майор, у меня к вам просьба будет, – сказал Антонов.

- Да, конечно, Генеральный Секретарь, – весь во внимании был Паша.

- Моих бойцов живыми верните, – сказал секретарь.

- Хорошо, постараемся, – дал обещание Павел.

Все они направились к гермодвери, ведущей на поверхность. Пройдя всю станцию, группа пришла на место встречи.

- И так, товарищи. Перед вами группа Анатолия Семенова. Бойцы Центральной быстро познакомились, обменявшись перекличками.

- Толя, вы переходите в распоряжение майора Якименко. Ваша задача разведать Сосновку. Наши друзья с Центральной линии считают, что в Сосновке находится что- то важное. Оказывать полное содействие майору и его людям. Ну и самое главное, вернуться всем живыми! Особенно вам, прекрасное создание, – снова обратил внимание Генсек на Дашу, – вернитесь живой. Вам еще детей рожать, – отметил Антонов.

- Выполняем, товарищ Генеральный секретарь,- ответила группа Семенова.

Всем им выдали патроны, новые противогазы. Бойцы, надев все снаряжение, двинулись к открытым перед ними гермодверям.

Антонов помахал на прощание бойцам. Он понимал всю важность операции. Ему было стыдно за то, что он не мог послать людей в Сосновку. Ему было страшно. Неизвестные хорошо вооружены и стараются действовать скрытно. Генсек был рад гостям с Центральной, которые сами вызвались разведать обстановку на деле. Он восхищался людьми с другого государства, ведь они не боятся неизвестности, а Генсек считал себя трусом. Ему снова стало плохо на душе. Он не мог забыть тот грех, который совершил после войны Союза с Западом. Грех, который называют одним словом – предательство.

 

***

 

Никому не известный Коля Антонов учился на юриста в Кооперативном институте. Его мало волновала политика и жизнь. Сын богатого отца, Михаила Антонова, владельца крупного завода по переработке металлов. Миллиардер сослал сына в Чебоксары. Город, в котором очень тихо и спокойно. Где его сына никто не тронет. Сам отец часто навещал сына, дарил большие подарки на день рождение: от машин до домов за десять миллионов рублей с видом на Волгу. И что еще нужно было в жизни восемнадцатилетнему парню? Оказывается, нужно.

Молодой Антонов очень хотел, чтобы у него была девушка, которая проживет с ним остаток жизни. У него было все: деньги, машина, дом,а самого главного не было. Дом его по- прежнему пустовал. Но незадолго до судного дня он встретил ее. Любовь первую и последнюю в его жизни. Это произошло в институте. Антонов, идя в компьютерный класс, чтобы распечатать материал из уголовного кодекса, столкнулся с девушкой. Посыпались учебники , тетрадки. Он начал поднимать упавшее и без конца извиняться:

- Прости, я тебя не… заметил.

Он потерял дар речи. Девушка была настолько красива, что Николаю уже сложно было что-то говорить дальше. Длинные светлые волосы, голубые глаза, стройная фигура, платье синего цвета. Антонов влюбился в нее с первого взгляда.

- Простите, я сама во всем виновата. Шла, читала книжку, а тут вы, – проговорила девушка, взяв книги, которые собрал парень.

- Давай, помогу донести, - парень взял у нее книги. – Зачем столько книг тебе? Кстати, меня Коля зовут, – представился Антонов.

- Аня, просто Аня, – девушка с улыбкой ответила Антонову.

Так началась их любовь. Девушке тоже понравился Антонов. Сначала они просто общались, часто проводили время гуляя по паркам , просматривая кинофильмы, созданные Голливудом, забредая в пиццерии и другие заведения. Спустя неделю Аня неожиданно призналась, что любит Колю. Парень и сам признался, что полюбил ее с того момента, как она столкнулась с ним у библиотеки. Антонов был счастлив. Теперь у него в жизни было все. Девушка, которая полюбила его не за деньги, не за машину и дом, а за то, какой он есть. Парень до последнего скрывал, что он сын олигарха. Девушка не удивилась, когда узнала об этом. Они начали строить планы. К сожалению, мечты не всегда сбываются.

В судный день они сидели в столовой. После четырех пар Коля и Аня решили перекусить перед тем ,как уехать из института. Антонов часто вспоминал этот момент. Ведь именно поход в столовую его девушке и ему спас жизнь. Когда зазвучала атомная тревога, в институте началась паника. Море людей двинулось в сторону гардероба, где и находился вход в убежище. Бомбоубещие вместило почти всех, кто находился в институте в тот момент, и тех, кто был с Кооперативным рядом на улице. Здание института после атомного взрыва не шелохнулось. Институт стал своего рода крепостью. Хотя многие говорили, что на Чебоксары сбросили не атомные бомбы, а боеголовки, которые уничтожили все органику в радиусе ста километров. Антонов жалел до конца дней, что так и не познакомил отца со своей, как он считал, будущей женой. Да и выжили ли отец? Скорее нет, чем да.

Обосновавшись с Аней на станции ЧКИ, они зажили скромно. Им была выделена тесная до боли квартира. Не о такой жизни мечтали влюбленные, но самое главное для них – они выжили вместе, а это уже означает, что не все потеряно. Антонов стал учиться военному искусству, Аня - работать на ферме. Им обоим не нравилось положение, которое они занимали на станции. В прошлой жизни они хотели стать руководителями крупных корпораций. Антонов ждал шанс, что на станциях начнутся изменения. И он дождался.

Охраняя пост у гермоворот, Николай начищал свой автомат. Он никак не мог придумать, как наконец подниматься здесь, на этой станции. “Как же все надоело“ – думал про себя Антонов. Неожиданно к нему подошел неизвестный. Он увидел уставшее лицо Антонова:

- Трудно, да?

- Надоело все. Ничего не меняется. Да, хотя вам-то какое дело? – ответил Антонов.

- Да мне есть какое дело, парень. Мы тут все хотим поменять, – неожиданно продолжил незнакомец.

- Как вы хотите все поменять? – продолжил Антонов.

- Мы совершим революцию. Мы объединим все станции этого района и построим свое государство, понимаешь? Я за тобой давно приглядываю. И скажу так – парень ты способный, дело свое хорошо знаешь. Хочешь быть с нами? Станешь большим человеком, поверь. На тебя люди будут смотреть, как на бога! Идея показалось интересной молодому Антонову. И тут он понял – это его шанс, который он ждал четыре года. Шанс подняться куда- то выше, нежели быть бойцом станции, где людей- то уже не осталось.

- Было бы неплохо. А вас как звать? – спросил Антонов.

- Леонид Маркевич. Можешь, просто дядя Леня.

- Николай Антонов. Можно просто Коля.

И тут он выяснил, с кем он говорил. Это был выживший коммунист из прошлого мира. Антонов пришел домой и рассказал все об этом Ане. Девушка поддержала своего возлюбленного. Антонов, чтобы не выпадать из коммунистов, быстро выучил, кто такой Ленин, когда была создана партия, что такое НЭП, культ личности Сталина и многое другое. Они поверили коммунистам. И Маркевич не подвел Антонова. Спустя несколько дней произошла революция! И Антонов был с ним. С Маркевичем.

Генсек сразу назначил Антонова своим помощником. Генсек дал нормальную просторную комнату на Проспекте мира. Коля и Аня сразу же переехали, не раздумывая. Через год Антонов официально женился на своей верной девушке. Свадьбу сыграли бурно. На свадьбе был и Генсек Маркевич.

Маркевич тщательно готовил молодого Антонова. Он обучал всему молодого Николая: как вести политику, где нужно соврать, где сказать правду, как строить отношения с соседями. На глазах Маркевича рос настоящий человек, верящий в идеи товарища Ленина. Антонов был счастлив. Маркевич заменил ему отца, которого в подземной жизни так не хватало. Находясь в приближении Маркевича, Антонов был под защитой Генсека.

После трех лет работы помощником Генсека, Маркевич неожиданно назначил его главой КГБ. Это было настоящее повышение для Антонова. Человек из помощников стал главной госбезопасности! Такое в Союзе еще не случалось. Антонов возглавил карательный орган Союза. В этот день он бежал по станции к своей жене, чтобы сказать радостную новость. Но придя в свой дом Антонов, жены не застал. Антонов узнал, что жену забрали врачи. Он побежал к медикам. Там он узнал еще одну радостную новость – Аня родила ему сына. Антонов не мог описать, что он испытывал в тот момент в жизни. Это было больше, чем радость. Сына назвали Филиппом. Казалось, теперь уже ничего больше не случится плохого: Антонов поднялся по службе, жена родила дитя, которое они так долго ждали, что еще нужно было семье Антоновых? Как оказалось, что все трудности позади, но война изменила все.

Когда война была по сути проиграна Союзом, Политбюро начало искать виноватых. И они нашли виновного – Генсек Маркевич. Человека, которого они сами толкнули на эту войну, решили сделать козлом отпущения. Политбюро решило, что именно Антонов скинет с поста Маркевича. Они пошли к начальнику КГБ. Антонов сидел у себя в кабинете. Без стука в дверь, в кабинет вошли три члена политбюро и сразу перешли к сути дела:

- Николай Михайлович. Дело к тебе есть, – начал один из членов Политбюро.

- Слушаю вас, товарищи.

- Как вы понимаете, война проиграна. И вы прекрасно знаете, кто виноват в этом.

- Маркевич здесь не при чем, –возразил Антонов.

- Да вот как раз и притом, товарищ. Именно он настоял на войне! Именно из- за его ошибок в плане мы потеряли много людских ресурсов.

- От меня вы что хотите, товарищи? – спросил Николай.

- Вы, именно вы, поможете арестовать Маркевича на заседании политбюро завтра. И хотел бы вам сказать, что руководство партии рассматривает вас в качестве Генерального Секретаря Советского Союза. Надеюсь, вы меня поняли, товарищ.

Антонову пришлось согласиться. Ведь если бы он отказался, убрали бы и его. Антонов сделал это проклятый выбор, о котором он будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

На следующий день Маркевич был снят с поста Генерального Секретаря. Прошло это все тихо. Маркевича за его ошибки приговорили к расстрелу. Когда Антонов лично руководил расстрелом, Маркевич сказал ему чтобы он убрал все Политбюро. После последнего слова Маркевич получил пулю в лоб. Антонов не мог сделать иначе.Он хотел жить. За его трусость умирали другие люди. Маркевич научил всему молодого Антонова, а он вот так отплатил своему “отцу”. На следующий день после этих событий Антонов был избран новым Генеральным Секретарем Советского Союза. Спустя месяц, когда новости о его назначении утихли, Антонов выполнил последнюю просьбу Маркевича.

В начале заседания Политбюро в кабинет вождей вошли солдаты Армии Союза. Собравшиеся не понимали, что происходит.

- Товарищ Генеральный секретарь, это что такое? – начал спрашивать один из членов Политбюро.

- Сейчас я вам объясню, товарищи. Вы толкнули прошлого Генсека на войну с Западом и решили что вышли чистенькими? Партия считает, что вы не оправдали доверие советского народа. Вы являетесь изменниками родины и приговариваетесь к смертной казни через расстрел. Солдаты, увести их! – отдал приказ Антонов.

Членов политбюро начали одевать в наручники. Многие из них сопротивлялись.

- Ты еще поплатишься, Антонов! – кричали ему вслед.

Так новый секретарь исполнил последнюю просьбу своего учителя. В наследство новому Генсеку досталась истощенное подземное государство. Недостаток продовольствия, слабая армия, разруха на станциях, нарушенная дисциплина. Генсек, набрав новое Политбюро, и начав издавать новые законы, стал восстанавливать советское раненое государство. И у него получилось! Союз всего за год встал на ноги. Антонова после расстрела Политбюро стали бояться. Его авторитет стал неприкасаемым. Он стал одним из самых жестких руководителей в чебоксарском метро. Многие его считали тираном. Он часто жалел о том, как много крови он пролил, чтобы вот так стать Генсеком. Анна не могла простить ему расстрел Маркевича, но жена осталась верна своему мужу, как и прежде. Теперь он новый руководитель Советского Союза. Он поведет Союз к новым успехам. Молодой лидер знал одно – учения Ленина приведут его государство к великим победам.

 

***

 

Группа из шести человек поднялась на поверхность. Они вышли на улицу прямо в Парке 500-летия Чебоксар. Здесь была ночь, шел дождь. Не каждый раз на поверхности люди заставали дождь. Даша из всей группы была очень рада этому. Такие моменты нельзя было упускать. Мертвый город и его достопримечательности выглядели ужасающе. Полуразрушенное колесо обозрения, слева находился картинг. Лес, который стал еще гуще. Листва мутировала и становилась с каждым годом все больше и больше. Группа, не тратя времени на любование ночным пейзажем мертвых Чебоксар, двинулась в глубь леса. Тропинки остались еще при жизни. По ним группа пробилась к некогда одному из пляжей Чебоксар. Именно за парком был один крупных пляжей города, на котором любили отдыхать чебоксарцы. Теперь там находился форпост Союза. Они так же отслеживали и ждали гостей. И они их дождались. Да так дождались, что боятся их.

Громов и остальные спустя пятнадцать минут были уже на пляже. Пески, забитая досками и железом будка спасателей, и катер, который должен был доставить разведгруппу в Сосновку. Из катера неожиданно явился встречать группу один из солдат Союза.

- Здравия желаю, товарищ Семенов, - поприветствовал солдат.

- Приветствую, товарищ рядовой. Ну что, катер готов? – спросил Семенов.

- Да готов. Только мы его завели еле-еле. Вы там долго не задерживаетесь, и двигатель старайтесь не глушить. Товарищ подполковник, неизвестные были в Сосновке вчера. Вы там осторожнее. Мы с Темой останемся тут. В случае, если встретите их и будет бой, мы вызовем подкрепление, – пояснил солдат.

- Ты не бойся, мы сплаваем туда и обратно. Все, грузимся, бойцы! – приказал Семенов. Группа начала грузиться в катер.

Два бойца решили не плыть и остались так же дежурить на блокпосту. Катер типа “Ярославец” оказался удобным. На носу была капитанская рубка, а на корме внутри было помещение для ночевки. Сам катер оказался довольно быстрый. Через несколько минут он начал отплывать от берега. Рулить катером вызвался сам Семенов. Павел остался в капитанской рубке. Он решил поспрашивать подполковника о Сосновке.

- А ты, брат, в Сосновке хоть раз бывал? – начал спрашивать Павел.

- Нет, я не был ни разу. Тема, который остался дежурить, был там. У него, когда катастрофа случилась, мама там на даче отдыхала. И так ясно, что она погибла, но Тема, когда катер мы нашли, сходил туда один. Так он такое рассказал, что его чуть не расстреляли, – сказал Семенов.

- А что он там нашел? – удивленно спросил Павел.

- Он стал рассказывать, что маму свою нашел там, прикинь! Маму, которая у него на даче его накормила, поговорила с ним и обратно его сюда отправила без противогаза. Его катер, когда подошел к нашему форпосту, он задыхаться начал, ладно мужики встретили, а так бы подох и не узнали бы об этом. Когда мы ему рассказали, что он просто глюканул, больше на ту землю ни на ногой. Вот поэтому он и не поплыл, - закончил подполковник.

- Ну ни хрена себе… Значит, там нас местные жители ждут, – сделал вывод Паша.

- Знаешь, место мрачное, и тихое, самое главное, понимаешь? Оно и до катастрофы было тихим. Если эти неизвестные чебуреки плавали туда, значит там что- то лежит, важное и стоящее. Просто так они бы туда не поплыли.

- Согласен. Надеюсь, без происшествий все пройдет,- сказал Павел.

Громов стоял и смотрел на реку. Волга нисколько не изменилась. Все та же текущая вода. Правда, когда произошла катастрофа, уровень воды был чуть пониже, но, видимо Чебоксарская ГЭС была уничтожена, и уровень воды увеличился. Темное море было заселено новыми обитателями. Это доказывало то, что продавали рыбаки в Союзе. Рыба была размером с деревянные столы. Неожиданно Громова за руку взяла Дарья.

- Никогда не видела Волгу. Не смотря на угрюмый пейзаж, она прекрасна , – сказала Дарья.

- Я тоже не видел. Так что в этом мы схожи, – с радостью сказал Громов.

- Саш. Мне страшно.

- Не бойся. Ты держись рядом со мной и все будет нормально. Я тебя в обиду не дам, - закончил Громов.

Они так и остались на палубе смотреть на пейзаж. Темные облака, бесконечный дождь, темные леса по обе стороны Волги. Мир умер. В нем уже нет пения птиц, прохладного воздуха, шума пчел, которые собирают мед, запах леса, который манил к себе людей. Нет, это уже был другой мир. Мир, где человек встал на последнюю ступень эволюции. Человек не может преодолеть радиацию, чтобы вылезти и прогуляться по городу. В его домах теперь живут мутанты, которые не захотят переехать в лес. В городе теперь хозяйничают новые формы жизни, нового мира. И все-таки человек еще жив, благодаря одному – вере. Вера, что он еще выкарабкается и снова будет хозяином мира, он снова будет строить города, создавать оружие, чтобы убивать людей, которые строят эти города, выращивать еду, чтобы прокормить себя, видеть, как заходит и восходит солнце, производить машины, чтобы не ходить пешком, создавать компьютеры, чтобы не сидеть без дела. Человек верил в это. И пока человек в это верит – он будет жить .

Катер мирно приплыл к поселку. ”Ярославец” причалил к дамбе, и группа начала выгружаться. Зрелище было ужасное: полуразрушенные дома, вокруг поселка почти не было деревьев, разбитая дорога. Вид был не из приятных. Группа спустилась с катера и сразу увидала одну особенность – следы. Они были уже размыты, но эти следы вели куда-то в поселок. Семенов и Павел согласовали действия по передвижению и группа пошла по следам, которые привели их к школе. Павел был первым, кто сильно удивился:

- Ничего себе!

Группа, подойдя в школе, увидела на ней радиоантенну! Очень большую. Она стояла на крыше школы. Наличие антенны на крыше школы оставалось загадкой. Группа решила проникнуть в школу, чтобы узнать происхождение антенны. Двухэтажное здание было напрочь разбито вдребезги. Громов и его группа решили обследовать первый этаж, Семенов и его группа - второй и крышу, где находилась антенна. На входе остался дежурить один солдат из группы подполковника. Отсутствие стекол на окнах, мусор, сломанные парты, плакаты на стенах, фотографии классов в каждом кабинете. Громов и его команда шли вглубь школы и неожиданно наткнулись на стрелку, которая указывала на подвал. Подойдя к лесенкам в подвал, справа от спуска вниз, было написано одно слово, которое сразу навело страх на тех, кто его прочитал: “ПОМОГИТЕ”. Павел крикнул коммунисту, стоящему на входе, чтобы он им помог. Группа спустилась вниз и перед ними оказалась гермодверь. Неужели еще одно бомбоубежище? Мистика в Сосновке была жуткая. Откуда в деревне бункер? Громов и остальные сильно удивились, когда вместо подвала нашли вход в помещение, из-за которого неизвестные плавают сюда.

Павел осторожно открыл гермодверь. Они вошли в помещение убежища. Немая сцена. Бункер был забит оружием!!! Автоматы, пулеметы, гранатометы, мины, минометы. Тут было все. И самое главное, все это оружие лежало почти новое, и его не использовали. Это было послание предков. Интересно, как под школой оказалось то, что и в метро сложно найти. Громов и Павел сразу взяли по новому стволу. Винтарь достался Громову. Он мечтал иметь такое оружие. Не каждый день найдешь такой ствол. После увиденного, группа продолжала обследовать помещение. Громов в конце убежища увидел стол, а рядом с ним два трупа. Люди были в форме солдат Союза. По нашивкам это были радисты, о которых говорил Генсек. На столе стояла радиоаппаратура. Теперь все сходилось. Неизвестные скорее всего похитили радистов, чтобы запустить радио. Но для чего? Это был уже другой вопрос.

Майор послал солдата за Семеновым. Он должен был это увидеть. Даша и Громов начали осматривать радистов. Дарья в одном кармане неожиданно нашла записку. Достав записку и развернув ее, Даша и Громов прочитали:

Меня зовут Капитан Владимир Кулемин. Я радист Советского Союза. Если вы читаете это, значит я уже мертв. Меня и моего друга Антона похитили, когда мы ехали на Севастопольскую. Когда мы проснулись, мы очутились в этом бункере. Я не знаю, где мы находимcя. Эти люди жестоки, они не говорят почти ничего. Среди них есть наш человек из метро, который командует, что делать. Мы починили эту гребаную радиостанцию. С помощью нее они глушат сигналы. Но даже починив, они не отпускают нас. Дают еду только тогда, когда что- то сделаем. Люди, если вы читаете это, предупредите всех. Они что- то задумали. Они…

В этот момент письмо заканчивалось. Картина вырисовывалась печальная. Неизвестные хотели нарушить связь радиостанций. Это объясняло, почему Центральная не смогла связаться с ТЭЦ. Неизвестные напали не только на ТЭЦ, но и похитили двух людей Союза.

- Они их… - начала Дарья .

- Либо они сами застрелились, либо их… - закончил Громов. Тем временем Павел нашел еще одну папку. Он позвал всех, кто был в бункере. Папка была с грифом “Секретно”. Павел, светя фонариком, начал изучать содержание:

Федеральная Служба безопасности РФ. 4 мая 2013 года.

Генеральному Управлению ФСБ по республике Чувашии

Иванову С.К

В связи с сложившейся внешнеполитической обстановкой, Министерство Обороны РФ требует дислоцирования боеприпасов из города Новочебоксарск в секретный бункер в поселка Сосновка. Ваша задача обеспечить доставку боеприпасов особого назначения в бункер. В случае возникновения чрезвычайных ситуаций ждать дальнейших указаний. Приказ выполнить в течении недели. Об исполнении приказа доложить.

Интересно, как это приказ оказался здесь? С чего бы вдруг вооруженным силам понадобилось перебрасывать боеприпасы в тихую деревушку, о существовании которой знали только люди, жившие в Чувашии? Все дороги, все нитки вели в Новочебоксарск. Осталось узнать, почему люди с Новочебоксарска начали такую агрессивную атаку на тех, кто живет в чебоксарском метро.

В этот момент группа Семенова вбежала в бункер. Он был очень встревожен.

- Неизвестные приплыли. Наш катер конечно они не видят, но идут сюда. Уходить надо, товарищи.

Паша, Дарья, Громов и группа Семенова рванули наверх. Громов прихватил все записки и папку с приказом. Выбежав на улицу, они метнулись в лес, чтобы обойти школу и уйти к катеру. Неожиданно Семенов повалил всех на землю. Выглядывая из травы, они видели, как десять человек заходили в школу. Все они были в черных плащах до сапог. Трудно было разглядеть, что у них были за повязки на руках. Группа лежала неподвижно до того момента, пока не заговорил коммунист:

- Я эту чертову вышку заминировал. Сейчас делаем так: вы двигаете по-тихому на катер. Как только вы его заводите, я взрываю вышку и вход в школу. Это задержит их ненадолго, но уйти красиво мы сможем.

- А ты как, брат? – спросил Паша.

- Я догоню вас, как только нажму на пульт. Если через две минуты меня не будет, плывете без меня.

- Хорошо, – ответил Громов.

Группа двинула дальше, а Семенов достал радиопульт и стал ждать, когда группа добежит до “ Ярославца”. Группа спустя пять минут забралась в катер. Солдат Союза начал заводить двигатель, он ни как не хотел запускаться.

- Ну заводись, дорогой! – говорил со злостью солдат.

Катер с третьей попытки завелся. Теперь все ждали взрыва. Спустя минуту рвануло. Антенна, которая стояла на крыше школы, рухнула. У школы послышали крики неизвестных солдат. Громов приказал расположиться всем на катере так, чтобы в случае чего прикрыть подполковника, если за ним будет погоня, Дарью он спрятал в каюте корабля. Вдали оказался человек. Это бежал Семенов, от солдат, которые его преследовали. Когда на катер оставалось только запрыгнуть, он упал.

- Саня, прикройте меня! – скомандовал Павел.

Он спустился с корабля и начал затаскивать солдата Союза. Затащив под огнем автоматов, катер двинулся в Чебоксары. Вдали на пляже появились люди в черных плащах. Когда катер оказался уже далеко от берега, они прекратили стрелять. Раненый в ногу Семенов был перенесен в каюту к Даше. Девушка начала оказывать помощь больному, а Павел решил просить товарища:

- Тебя как засекли-то? – спросил Паша.

- Да я в общем дождался, пока все они зашли в школу. Один из них остался на улице, у входа. Потом слышу, вы завелись. Тот как орать начал на непонятном языке, я и на пульт нажал. Вышка рухнула, вход завалило маленько. Побежал, смотрю, сзади этот козел рванул за мной. Да катер так завелся, что в Чебоксарах слышно, – сказал со смехом подполковник.

- Это точно. Ничего, скоро будем дома, – заверил Павел.

- Слушай, товарищ. Спасибо тебе, что не бросили, да и жизнь мне спасли, – пожав руку, сказал Семенов.

- Да ладно. В одном метро живем все-таки.

Группа плыла домой без потерь. Все были живы, здоровы. Конечно то, что узнали участники похода, ошеломило всех. Неизвестные проводят подготовку к войне, делая все, чтобы чебоксарцы не смогли связаться друг с другом. Громов и остальные понимали. Теперь в Союзе нельзя задерживаться долго. Конференция должна быть собрана в кратчайшие сроки.

“Ярославец” подплывал к форпосту Союза. На форпосту было двадцать человек и БТР. Услышав взрыв, подкрепление пришло во время. Когда катер причалили к берегу, на него запрыгнули три солдата. Сказав, что подполковник передвигаться не может, его сразу взяли и погрузили в БТР. Остальные тоже погрузились в бронетранспортер. Все они поехали на Проспект Мира в гору. Через два часа они были на станции у Генсека.

Они рассказали ему обо всем, о школе, о радиостанции, об убитых радистах, о бое с неизвестными, о найденных документах. После всего сказанного Антонов начал благодарить всех, кто участвовал в разведке:

- Товарищ майор! Вы и ваши люди очень многое сделали для Союза. Те новости, которые вы принесли… Я приеду на конференцию лично. Мы все в опасности, поэтому я думаю, мы с вами сумеем что-нибудь придумать, чтобы остановить неизвестных. Я так понимаю, вы у нас останавливаться не будете? – спросил Антонов.

- Товарищ Секретарь, мы не можем здесь оставаться. Об этом должны узнать все остальные, – ответил Павел.

- Хорошо, мы организуем вам дрезину от Проспекта Мира до Лесной. Так что доедете с ветерком, – заверил Генсек.

- Да, Павел… Примите от меня скромный подарок. В комнату внесли модифицированный до не узнаваемости АК–74 с лазерным прицелом, увеличенным магазином и с многими другими изменениями.

- Вы выполнили мое обещание и спасли товарища Семенова. Это новая разработка наших ученых. Его носят только бойцы особого назначения. И, пожалуйста, не отказывайтесь брать его. Я не люблю, когда мне отказывают, – намекнул Генсек.

- Хорошо, я возьму, – начал Павел, – кстати, вам привет от Петровича! –

- Ух ты, он жив еще? Ну, старый лис. Молодца! От меня ему тоже большой привет . Передайте, что как только у нас появится радиоспециалисты, мы продолжим с ним совместный проект.

- Ну, удачи вам друзья. Союз вас не забудет, – попрощался Генсек.

Через несколько часов они уже были на дрезине. Генсек лично проводил героев. Он все спрашивал, приедет ли в Союз красавица Даша, но девушка объяснила, что в Союзе она не из-за Антонова. Герои дня закончили дела в Союзе. Теперь они держали путь на Запад. Государство, живущее на основе американской идеологии, не все любили в метро. Но это было самое свободное из всех государств. Там могли найти место всем.

Итоги поездки в Союз были ошеломительные. Бойцы так и не узнали, кто скрывается под маской врага. Говорят, среди врагов предатель. Но кто он? Методы конспирации неизвестных поражали даже Генсека и Истомина. После событий в Сосновке враг знал, что скоро об его присутствии станет известно многим. Павел, Громов и Дарья, не теряя времени, ехали на Запад. Может случиться, что и Запад тоже, как Союз, пострадал от неизвестных. Вывод один - враг наступает с Новочебоксарска.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.047 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал