Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Творится что-то неладное






Мои воспоминания возобновляются с минуты, когда я вошел в приемную своего медицинского центра. Я чувствовал себя так, словно накануне у меня вынули из черепа часть мозга, а тут внезапно вставили обратно.

Но этим странности не ограничились. Внезапно я оказался под огнем непредвиденных вопросов.

— Что с вами случилось в выходные?

— Вы выглядите совсем по-другому!

— Вы совсем по-другому говорите!

Разумеется, я не собирался отвечать:

— Да, знаете, дело всего лишь в том, что я заплатил одной гадалке с пляжа 333 доллара, и она кончиками пальцев прочертила какие-то линии у меня на теле... А что?

Некоторые вопросы лучше оставлять без ответа.

— Да вроде ничего не случилось, — мимоходом отвечал я, а сам не меньше остальных задавался вопросом: что же произошло со мной за выходные?

Обычно после процедуры коррекции я давал пациенту полежать с закрытыми глазами на столе секунд 30-60. Это давало больному время расслабиться, чтобы проведенная коррекция «устоялась». В тот конкретный понедельник семеро из моих пациентов (часть из них ходила ко мне уже больше десяти лет, один пришел в первый раз) спросили у меня, обходил ли я вокруг стола, пока они лежали после процедуры. Некоторые спрашивали, не заходил ли кто-нибудь в комнату, потому что у них возникало чувство, что вокруг стола стоят или ходят несколько человек. Трое заявили, что, по их ощущению, какие-то люди бегали вокруг стола, а еще двое смущенно признались: показалось, что над столом кто-то летал.

Я двенадцать лет работал мануальным терапевтом, и никто никогда не говорил мне ничего подобного. А вот теперь сразу семь человек за один день заявляют мне такое! И вовсе не требовалось какому-нибудь роялю падать с потолка мне на голову, чтобы я понял: здесь творится что-то неладное!

По словам пациентов, они чувствовали, где находятся мои руки, еще до того, как я касался их тела. Местонахождение рук ощущалось, когда они оказывались на расстоянии от одного фута до нескольких дюймов от больного. У меня появилась новая игра: проверять, насколько точно пациент может определить положение моих рук. Но когда люди начали исцеляться, я понял, что это уже не игра, а нечто большее.

Сначала исцеления были менее впечатляющими: у больных исчезали различные боли и неприятные ощущения. Когда пациент приходил на сеанс, я проводил коррекцию, а потом давал указание закрыть глаза и полежать так, пока я не разрешу открыть их снова. Пока больной лежал с закрытыми глазами, я несколько мгновений водил над ним руками. Когда человек, поднявшись, осознавал, что боль исчезла, он спрашивал меня, что я с ним делал. На это я давал стандартный ответ: «Ничего". И никому об этом не говорите!» Это мое указание действовало примерно столь же эффективно, как и девиз «Просто скажи нет!», который Нэнси Рейган предложила по отношению к наркотикам.

Вскоре пациенты потянулись ко мне отовсюду за этими «исцелениями». Я очень слабо представлял, что тут вообще происходит, поскольку никто не счел нужным оставить мне соответствующий справочник. Разумеется, я регулярно консультировался у гадалки с Венис-Бич. Ведь мне нужно было хоть с кем-то) поговорить, потому что странные вещи происходили в том числе и у меня дома, а я не мог обмолвиться об этих явлениях ни одному из своих «нормальных» друзей.

— Наверняка причиной всего этого стало какое-то свойство, которое уже было заложено в вас до нашей встречи, — сказала мне цыганка. — Может, это как-то связано с переживаниями на грани смерти, которые возникли у вашей матери во время родов. Это все так необычно... Раньше ничего подобного не случалось.

В первый День нашего знакомства, на пляже она посоветовала мне принимать некую «цветочную эссенцию в каплях» и при помощи внутреннего чутья определила, какие конкретно капли мне желательно принимать. На самом деле она выбрала таким образом шесть видов капель, но сказала, что на один прием я должен смешивать только пять из них.

И вот я погрузился в решение вопроса: какие пять видов принять, а какие капли отбросить. Любому, кто знал меня в то время, сам процесс принятия решения показался бы или очень забавным, или совершенно идиотским, поскольку я... как бы это сказать... в общем, не отличался особой решительностью.

Наконец я заказал себе капли, а когда заказ прибыл, смешал их у себя на кухне, проявив при этом внимание и осторожность, граничащие с благоговением. Я взял бутылочку с капельницей — пузырек объемом в одну унцию — и на три четверти наполнил ее ключевой водой. Я накапал по семь капель каждой из пяти цветочных эссенций в маленькие бутылочки. Одну бутылочку я держал возле постели, другую в портфеле, третью в своем врачебном кабинете и еще одну, четвертую, — в ящике стола в офисе. Почти священнодействуя, я четырежды в день помещал себе под язык по семь капель своего свежеизготовленного эликсира. Кроме того (как будто всего вышеописанного было мало), я каждые три дня принимал ванну (чистая вода, сок половины лимона плюс семь капель смеси).

Я отмокал в ванне по 20 минут, тщательно смачивая водой все участки тела и головы, которые оставались на воздухе и потому высыхали — например, нос (который, как я понял позднее, должен был значительную часть времени оставаться над водой). Гадалка дала мне точные инструкции, и я следовал им, быть может, даже более точно, чем требовалось.

Почему я об этом говорю? Да потому, что в каждую из этих ритуальных ночей случалось нечто особенное. Когда я заканчивал рутинную вечернюю возню (отпереть — запереть дверь, снять с сигнализации — поставить на сигнализацию) и наконец ложился спать, то всякий раз просыпался от ощущения, что доме у меня кто-то есть. Я вставал с сильно бьющимся сердцем проходил по всему дому, чувствуя, что в любую минуту могу наткнуться на существо, которое появилось здесь уже после того, как я заснул. Но в результате я, например, всего лишь, обнаруживал, что дверь, которую я закрыл, почему-то открыта или что светильник, который я выключил, теперь включен... или и то и другое сразу.

Открывшиеся двери, зажегшийся свет — это же прекрасная метафора! Но я смотрел на эти происшествия со слишком малой дистанции, чтобы распознать их символику. Я понимал только одно: в моем доме происходит нечто из ряда вон выходящее. Я хотел получить ответ на свои вопросы. Моя цыганка не могла мне ответить, но поскольку эти события, судя по всему, не вызывали у нее тревоги, то и я тоже не слишком волновался.

Я даже не подозревал, что вскоре мы вообще выйдем за пределы той сферы, которая была знакома моей гадалке.


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2023 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал