Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 28. Девиз императоров






Жить, а не существовать.

Главный закон жизни

За день до финальных состязаний отменили зарядку, вся команда построилась в зале, прямо возле телевизора. Лениво потягиваясь, следом за командой спустился и Фердинанд.

– Я обязан знать все новости, это мой долг как телохранителя, – важно заметил он и принялся ковыряться ножом в зубах.

В зал вошла Константина, и Фердинанд с полу шутовским поклоном отступил в сторону.

– В финальных состязаниях каждый из вас будет действовать в одиночку. Как и в прошлом и в позапрошлом году, за первые места будут начисляться балы, которые повлияют на рейтинг всей команды, – сказала Константина. – Завтра разрешается взять с собой лишь один любой магический предмет. Ник, твой алмаз, подарок императора, как и обычно не засчитывается. Принц имеет право постоянно носить этот артефакт. Судьи решили, что позволить вам самим выбирать Искривления, было огромной поблажкой, поэтому сами испытания они усложнили до предела.

– До какого предела? – тут же влез Темка.

– До предела ваших возможностей, – пояснила Константина. – Поэтому сегодня у вас выходной. Вы должны набраться сил, сходить домой, увидеть родных. Тетя Степанида беспрепятственно пропустит вас.

– Это обязательно? – встрепенулся Ник.

– Нет, – покачала головой Константина. – Это преимущество, а не приказ. И еще один важный момент, Ник. Фердинанд должен будет остаться на стартовой площадке, судьи запретили ему сопровождать тебя во время финальных состязаний. Жанна Фридриховна особенно заострила внимание на этом, – сказала Константина.

– Почему еще запретили? – возмутился Фердинанд. – Да я лично поговорю с императором.

– Я уже говорила с императором, – ответила Константина. – Он поддерживает решение судей, он считает, что его сын в силах справиться сам со всеми испытаниями.

– Я справлюсь, – сказал Ник, а про себя подумал, что это все равно единственный выход. Все должно будет решиться именно там.

– Охотники, можете идти отдыхать, – объявила Константина.

Касьян с Игнатом сразу бросились в Холл, чтобы направиться домой, девочки решили сначала переодеться.

– Но я же так готовился сопровождать высочество, – вздохнул Фердинанд. – Как жестоко запрещать мне! Как же мне теперь поступить?

Совершенно расстроенный, Фердинанд скрылся на лестнице. Ник с трудом подавил улыбку. Пока что все шло по плану, теперь нужно было дождаться следующего шага Фердинанда, и Ник знал, что ждать будет совсем недолго.

– Фердинанд-то расстроился, – прошептал Темка. – Кажись, в их браконьерские планы входило, чтобы он шел с тобой.

– Да, – кивнул Ник. – Поэтому я хочу отпустить его с базы, чтобы он мог переговорить с другими браконьерами. Пусть они думают, что все идет по плану. Пусть они ни о чем не подозревают. Я должен завтра снова дотронуться до Осколков Мечты.

– Вы о чем? – удивился Жорик.

– Ты же еще не знаешь, Ник подстроил ловушку для браконьеров, – хлопнул себя по лбу Темка и рассказал весь план. – А я решил отправиться в Сияющие воды, туда, где нас подобрали, когда мы из плена сбежали, и оттуда уже ломануть через ворота к Разлому. Охотники своих не бросают. Помогу Нику справиться с браконьерами.

– Темка, не делай этого, – встрепенулся Ник. – Что ты мне раньше не сказал? Это опасно!

– Ребятки, на урок собрались? – послышался голос профессора Гиля. – Я жду вас, жду, у меня и план урока готов. Где же все?

Когда в зале появился Ипполит Бенедиктович, никто не заметил. Сжимая в руках свой драгоценный цилиндр с самородками, он с рассеянным видом блуждал по залу. Только глаза профессора были внимательны и насторожены. На рукаве появились пятна сока, видать по неосторожности профессор влез в фонтанчик с напитками.

– Учеба-то уже закончилась, – ответил Темка. – У нас завтра финальные состязания.

– Что ты сказал, славный юноша? Закончилась учеба? – на лице профессора появилась чисто детская обида. – А ведь я удивлен. Да-да в высшей степени удивлен. В аудитории никого нет, поднимаюсь сюда, а вы тут про каких-то браконьеров разговариваете. Какие-то планы строите.

– Это вам послышалось, – поспешно сказал Темка.

Жорик согласно закивал.

– Состязайтесь, славные деточки, я пойду. Мне еще научную работу надо дописывать, – профессор исчез на лестнице.

– Опомнился, – усмехнулся Темка. – То его на урок не дождаться, то в выходной день приперся. Ладно, Жорик, пошли.

Ник остался один. Все охотники уже покинули базу, он спокойно приготовил на завтрашний финал самородок, найденный еще при встрече с Капитаном. Странно, что именно благодаря той встрече у него сейчас в руках и было самое главное преимущество против браконьеров, то, что поможет ему вовремя сбежать. На этом вся подготовка была завершена, больше ничего нельзя будет брать с собой. Лишь один магический предмет. И одну мелкую монетку, которая впрочем, не является артефактом.

Оставалось сделать еще одно, самое важное приготовление к финалу, когда в комнату вошел Фердинанд.

– Высочество, – печально сказал он. – У всех сегодня выходной, может и мне можно слинять на день?

– Да, конечно, – кивнул Ник, все шло именно так, как он задумал.

– Ну, у меня там дела разные резко образовались, – принялся вдруг оправдываться Фердинанд.

– Хорошо, – снова кивнул Ник.

– Высочество, не бойтесь, я уже придумал для вас великолепную отмазу, – Фердинанд плутовски подмигнул. – Понятно же, что вы во дворец идти боитесь, ну так и не надо. Вы мне, а я вам. Короче, можете спокойненько отсиживаться на базе, я вашим родителям такую сказочку расскажу, что они вас не побеспокоят.

– Они никогда меня не беспокоили, – резко ответил Ник. – Это я доставил им проблемы.

Фердинанд неопределенно пожал плечами и вышел. Ник приступил к следующей части плана. Он написал два письма. Одно для мамы Альбины. Ник благодарил, что она его вырастила, написал, что должен встретиться с браконьерами и попросил, чтобы она разыскала ту женщину, вышедшую ночью с ребенком из магазина сластей. Сначала Ник хотел написать, что у него самого для этого не хватило сил, но потом не стал. Мама Альбина и без того все поймет. Это письмо он решил отправить с обычной почтой.

Второе письмо предназначалось императору с императрицей. Ник сознался во всем и сказал, что он полюбил их как своих родителей и очень жалеет, за этот невольный обман. Это письмо, он должен был сам отнести во дворец.

Как-то в начале лета, император раскрыл ему несколько тайных дверей и показал тайные узкие коридоры. Некоторые из них выводили прямо к воротам. Ник помнил охвативший его тогда трепет, открылась еще одна из дворцовых тайн, которых тут было великое множество. Тогда же Ник пообещал, что никогда не использует тайные ходы в плохих целях. Как и всегда, он держал данное слово. И сейчас, первый и единственный раз решил воспользоваться этими ходами, но лишь для того, чтобы проститься.

Ник опасался, что его одного без телохранителя не выпустят из базы, но тетя Степанида, попивая сладкий чай, лишь указала на нужные ворота.

– Иди, иди, – сказала она. – Фердинанд недавно вышел и сказал, что будет ждать тебя у ворот с той стороны. А значит, тебе можно покинуть базу, все равно ведь получается, что вроде как вместе с телохранителем вышел.

Ник ничего не ответил. Надо же, Фердинанд и это «дельце» тоже успел провернуть.

Ник прошел через ворота, и оказался в дворцовом саду. Солнце слепило, яркие блики отражались от позолоченных украшений, от статуй на крыше дворца, в фонтанах, в глазах птиц. Сад и дворец казались сказкой, куда ему выпало попасть на один короткий миг, лишь для того, чтобы потом исчезнуть навсегда.

Чувствуя себя лишним, Ник пробежал по садовой дорожке и шмыгнул в одну из тайных дверей. Через мгновение, он уже шел по знакомым коридорам. Пробрался в зал, где они обычно пили чай всей семьей. С чужой семьей, как тут же одернул себя Ник.

Зал был пуст. Белоснежные цветы украшали стены. От пылающего камина пахло смолой, Ник без труда догадался, что там горят сосновые поленья, наверняка их подкинул Туан, как делал это и раньше. Из соседнего зала раздавался приглушенный гул голосов, среди которых можно было различить хриплые нотки начальника охраны. Ник поспешил дальше. Тонкий запах роз и ванили разливался по дворцу, напоминая Нику о мельчайших подробностях прошлого. О том, как он был счастлив, когда думал что нашел семью. Как он играл с младшей сестренкой, как его любили родители.

Изящная лестница с бронзовыми витыми перилами вела наверх. Крутые ступеньки покрывал ярко-красный ковер. Сколько раз Ник поднимался по этой лестнице! Он поднимался как любимый сын своих родителей, как принц, а сейчас вынужден был красться.

Никого!

Тишина!

Дальше по коридору.

Ник оказался в своих покоях, нет, в покоях принца, тут же одернул он себя. Все выглядело как в тот день, когда он спешно бежал после своего дня рождения. Идеальный порядок, распахнутое окно, кресло перед камином.

На полочке была расставлена коллекция машинок, которые он собирал с самого рождения. Ник аккуратно снял с шеи алмаз, подарок императора и положил на полку, туда же где стояла маленькая белая коробочка. Он носил этот подарок почти два года, но так не разу и не воспользовался им. Теперь же Ника необычайно радовало это. Он не имел права пользоваться алмазом. Так же как и не имел право открывать коробочку, подаренную императором на день рождения.

Письмо для императора и императрицы, он поставил на столик. Рассчитав, что аковцы к нему не притронутся, а когда через пару дней Туан или еще кто-нибудь заметит этот конверт, то этого времени ему вполне хватит. Он уже успеет осуществить задуманное.

Больше в покоях принца делать было нечего, Ник вышел. Опасаясь встретить кого-нибудь, он решил воспользоваться самыми безлюдными коридорами, и выбрался в ту часть дворца, в которой еще не был прежде. На стенах висели картины древних мастеров, некоторые краски почти стерлись, но везде угадывались сцены битв и побед. Великие правители светлых магов, совершали победы над силами тьмы. И совершенно неожиданно взгляд Ника наткнулся на древний холст с надписью. Он остановился, словно его дернули за плечи.

Буквы на холсте вспыхнули, на один миг ослепив, словно возмущаясь, как это он пытался пройти мимо. Ник увидел девиз императоров.

Сила, благородство и забота о слабых.

– Я старался быть достойным, – пробормотал Ник и бросился прочь.

В этот вечер, вернувшись на базу, охотники мало разговаривали. Даже Темка предпочитал отмалчиваться и беспокойно ходил из угла в угол. Пожалуй, только Ольда с радостью ждала завтрашний день.

Ник вошел в свою комнату, сел у окна, и наблюдал медленную смену заката, ночной мглой. Через открытое окно тянуло прохладой, на темном небе выступили звезды. Он даже не стал высматривать самую яркую из них, чтобы просить помощи у Духа Великой Халявы. Нет, ему нужны будут собственные силы, немного удачи и серебристый порошок леди Доры. Там как раз оставалось две щепотки, на одну, утреннюю перевязку. Завтра будет последний день, когда ему понадобится этот порошок.

Завтра будет последний день, когда его беспокоит рана.

Завтра будет последний день…


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2024 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал