Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 25. День всех влюбленных






– Я люблю темного принца, – прошептала Ольда.

– Мои соболезнования, – усмехнулся Темка.

Диалог

Январские морозы и февральские метели пролетели незаметно. На зарядках они посещали небольшое Искривление, где находилось маленькое озеро и отрабатывали разные стили плаванья. Константина осталась верной своему принципу, что мускулы у магов тоже должны быть развиты так же хорошо, как и мозги. Потом были уроки, которые сменялись тренировками, и, наконец, наступали состязания. В единственный выходной все предпочитали оставаться на базе. Нужно было что-то доучить, что-то доделать, или необходимо было отработать наказание.

Ник учился наравне со всеми, но вот тренировки и состязания, стали превращаться для него в настоящий кошмар. Часто, ни с того ни с сего, раненую руку сжимала пульсирующая боль. Боль настолько сильная, что темнело в глазах.

– Калинин, что с тобой? – в очередной раз возмущался Окс. – Собственно, хватит строить из себя неженку.

– Ник, соберись, – ругалась Константина.

Ник обещал, что соберется, и в самом деле старался, но с каждым днем чувствовал себя все хуже, порошок леди Доры помогал уже меньше. Обращаться к другим лекарям Ник боялся, они обязательно обо всем расскажут императору. Ник с нетерпением ждал, что приемная мать снова с ним свяжется. Поэтому однажды вечером, когда леди Дора вызвала его через ЗОС, Ник не мог сдержать радости.

– Общаться по ЗОСу опасно, – сказала леди Дора. – Но, то, что я узнала, еще опасней. Так что другого выхода нет. Ты один?

– Да, – сказал Ник. Темка с Жориком ушли смотреть магик-ТВ, верней ругаться с Касьяном. Они постоянно спорили, какой канал лучше. Темке это доставляло огромное удовольствие, а если ему удавалось захватить пульт, то каналы менялись каждую минуту.

– Ты сказал, что поранился об стеклянный цветок? – сказала леди Дора. – Так знай, этот древнейший артефакт называется «Осколки мечты». Раньше он был в подземелье у Хаоса. Есть легенда, что каждый раз, когда чья-то мечта не смогла осуществиться, разбилась вдребезги, остаются осколки. Осколки от каждой разбитой мечты, неведомой силой склеиваются вместе. Ты говорил, что видел, как этот артефакт стоял на палубе корабля и впитывал лунную и солнечную энергию. Ты ошибался, артефакт впитывал в себя новые осколки, чьих-то неосуществимых мечтаний. Знай же, Осколки мечты больно ранят. И эти раны никогда не заживают.

– Никогда? – Ник посмотрел на перебинтованную руку. Сегодня рана болела сильней обычного, боль впивалась в кожу, как острые крючья.

– Да, ты уже понял, что это магия Хаоса, мощная и безжалостная, – продолжила леди Дора. – Такие раны лишают сил и убивают.

– Что?

В комнату ворвался довольный Темка, не замечая, что Ник разговаривает через ЗОС, он весело начал болтать:

– Все, конец телеку. Тюфяк пульт утащил. Касьян сейчас за ним по всей базе гоняется.

– Тихо! – быстро шикнул Ник, и снова повернулся к зеркальцу. – Это Темка, он не предаст.

– Единственный способ выжить, это вновь коснуться Осколков мечты, – продолжила леди Дора. – Помнишь закон, древнейшей магии может противостоять только древнейшая магия. Ты должен снова найти Осколки мечты, это единственный шанс.

– Всего лишь коснуться, – пробормотал Ник, вспоминая, как вытащил Капитана из расселины. Ведь тогда стеклянный цветок, в смысле Осколки мечты были рядом. Он мог лишь протянуть руку, чтобы коснуться. – Но зачем же Капитан носит с собой Осколки мечты?

– Если человек, чьи мечты разбились вдребезги, возьмет в руки этот артефакт, то сможет общаться с другими, с теми, чьи мечты тоже разбиты, – сказала леди Дора. – Вероятно, Капитан с кем-то поддерживает связь при помощи Осколков мечты…

Неожиданно леди Дора исчезла из зеркальца, Ник теперь видел только свое отражение.

– Ничего ж себе дельце! – Темка раскрыл рот. – Так что же теперь, ты сам должен за браконьерами начать гоняться?

– Как Касьян за Тюфяком, – усмехнулся Ник, хотя ему и было сейчас совсем не до веселья.

– Да кому этот Касьян нужен. Давай лучше решать, что с браконьерами делать станем?

– Не знаю, – ответил Ник. – Если верить всем предостережениям, то они и сами скоро объявятся.

– Ну, теперь станем их дожидаться, – сказал Темка.

Утром дверь в комнату резко распахнулась, к ним ворвалась Ольда, вид у нее был совершенно обезумевший. Розовый халат надет поверх розовой пижамы. В руках она держала валентинку в форме сердечка.

– Вот, все поняли! – торжествующе провозгласила она. – Темка, ты больше всех сомневался.

– Чего? Дай поспать, – Темка накрылся с головой.

Ольда, подбежала и стащила с него одеяло.

На пороге комнаты появились Майя и Кристина. Они лишь пожимали плечами.

– Вот это валентинка от Катара! – Ольда подняла красное сердечко высоко над головой. – Понятно, что он меня любит. Он полюбил меня с первого взгляда, как только увидел в Золотой гавани. Так же как и я полюбила его. И не важно, что мы больше не виделись.

Темка лениво открыл глаза, уставился на Ольду, перевел взгляд на валентинку. Кристина приложила палец к губам, призывая молчать, но было поздно.

– Так она же вроде того, не подписана, – пробормотал Темка.

– Ничего ты не понимаешь, – разозлилась Ольда. – В этом вся таинственность. Темный принц Катар должен быть загадочным. Поэтому он и не подписал валентинку.

Ольда вышла из комнаты.

– Мог бы и промолчать, – шикнула Кристина на Темку.

– А чего такого? Там же и в самом деле подписи нет, – удивился Темка и тут его взгляд наткнулся на мешок с письмами. – Ого, а вот и нам валентинки притащили.

– Разбудили раньше времени, теперь не уснуть, – проворчал Жорик.

– Сейчас валентинки глянем.

Темка схватил мешок и высыпал его содержимое прямо на пол. Получилась целая гора разноцветных, мерцающих, больших и маленьких, надушенных эликсирами, открыток. Но среди всех Ник узнал ее, особую: точно такую же он получил и в прошлом году. Валентинка с обгоревшими краями, она была вырезана в форме сердце, посередине нарисована молния.

Сколько еще времени я буду думать о тебе? Сколько еще буду пытаться встретиться с тобой? Сколько буду надеяться поймать твой взгляд, твою улыбку? Ты разбиваешь мое сердце!

Будь счастлив даже без меня.

Как и в прошлом году на валентинке не было подписи.

– А я-то еще никому открытки не отправил, – спохватился Темка. – Все учусь, да учусь.

– Я Лафи поздравил, – сказал Жорик.

– А я… – Ник не успел сообразить, следует ли сознаваться, что валентинку с изображением сияющих снежинок, он отправил Кристине, как дверь распахнулась.

– Что вы тут сидите, – в комнату влетел Касьян. – Срочно на построение. У нас состязания через десять минут.

– Увлеклись, – ухмыльнулся Темка. – Уж очень много девчонок меня поздравить хотят.

– Врешь! – возмутился Касьян. – Все поздравления принцу Дариану. А я, между прочим, сам только что три валентинки получил.

– Они тебе по ошибке достались, – парировал Темка.

Ник быстро переоделся и перевязал рану, насыпав побольше серого порошка, надеясь, что на сегодня удастся унять боль. Они втроем спустились в Холл, где уже построились остальные ребята. Наставников еще не было, зато, привалившись к косяку одной из многочисленных дверей, стоял Фердинанд. Одет он был в ярко-красный пиджак спортивного покроя и темно-коричневые брюки. В накинутом на плечи пальто, из петлицы торчали свежие фиалки. Заметив Темку, Фердинанд лениво зевнул, и отвел руку за спину.

– Чего у тебя там? Опять что-то свистнул? – спросил Темка.

– Что ты, как можно? Тут на базе ничего не беру, – покачал головой Фердинанд.

– А чего прячешь тогда?

– Валентинку, – Фердинанд стал отступать в сторону. – Скучно мне с вами.

– Ври больше! Наверняка, у тебя там что-то опасное, – сказал Темка и зашептал на ухо Нику. – Чего-то не нравится мне его таинственность. Он вчера у Индры расспрашивал про магический песок, что лишает магов силы.

– Почему у Индры? – удивился Ник.

– Ну, просил чего-то там по свиткам посмотреть, вроде в свитках должно быть указано, где этот песок найти, – пояснил Темка. – Если твоя леди Дора права, то присмотреться больше всего нужно к твоему телохранителю. Чего-то он явно мутит. Надо бы последить за ним, как бы он шпионом браконьерским не оказался.

Темка старательно не отрывал глаз от Фердинанда, пока шло построение, и потом пока они не вошли на стадион, и Фердинанд не отошел к трибунам. Команда охотников построилась, Жанна Фридриховна села за судейский стол. Виктора и Генриха Эдмундовича сегодня не было.

Ник почувствовал острую боль в руке. Казалось, что мышцы заменили горящей смолой, которая обвивала кости. И тут же все прошло, лишь острое иголочное покалывание кожи, напоминало о внезапной вспышке. Ник стиснул зубы, не так не пойдет, он был худшим на прошлых состязаниях, и сегодня должен победить. Он не может подставлять команду.

– Вот значит. Сегодня я всем задания раздаю, – сказала Жанна Фридриховна. – Реальный мир квадрат 11 т. Времени два часа. И еще вот что, не обязательно всем держаться вместе. Там, потом, когда подрастете, у вас будут и одиночные задания. Так можете и сейчас по одиночке ходить, – она с глуповатой улыбкой оглядела команды, чуть задержав взгляд на охотниках. – Ступайте.

Команда охотников выбежала через открытую калитку, Фердинанд лениво плелся позади.

– Мне тут кое-что удалось узнать, – хитро сощурился Касьян, забежав за угол дома. – Я переписываюсь с девочкой из команды стражей.

– Только не ври, что с Лафи, – возмутился Темка. – Не вздумай врать, что она с тобой встречаться стала!

– Фу, Остин! Я никогда бы не стал общаться с вампиршами, – брезгливо ответил Касьян. – Я…

– Чего ты сказал? – нахмурился Темка. – Это ты чего, считаешь, что Лафи хуже тебя?

Глаза Темки блеснули, красных прожилок становилось все больше и больше, пока его глаза не стали уж совершенно красными. Зубы у Темки стали опасно удлиняться, форма черепа исказилась.

Касьян трусливо попятился.

– Темка! – испугался Ник. – Мы в Реальном мире, тут тебе нельзя ни в кого превращаться.

– Пусть Касьян возьмет свои слова обратно, – прорычал Темка, слова уже давались ему с трудом, голосовые связки деформировались, так же как деформировалось и лицо. – Пусть он скажет, что Лафи самая красивая девчонка, и он, конечно, не достоин ее.

– Согласен! – пискнул Касьян. – Лафи самая красивая, я ее недостоин.

– Так-то лучше, – Темка снова стал самим собой.

Касьян на всякий случай отступил еще на пару шагов и спрятался за спину своего друга Игната.

– А ты Остин дождешься, я ведь все наставникам расскажу.

– Рассказывай, – беззаботно разрешил Темка.

Так и не высовываясь из-за спины своего друга, Касьян стал давать указания.

– Я старательно все выведал и теперь точно знаю, что сегодня стражи собираются натравить на нас Кровожадных Монстров. Монстров чующих кровь, как акулы. Они будут до последнего гнаться за человеком с раной. Справиться с ними можно, направив яркий свет в глаза, это их парализует. Разбиваемся на пары. Нас всего одиннадцать человек, значит…

– Я пойду один, – сказал Ник. Не хватало еще подставить под удар своего напарника. Ясно же, что его эти монстры почуют сразу. – Фердинанд, я сам справлюсь с заданием. Не надо идти за мной.

– Приказ принца для меня закон, – радостно ответил Фердинанд.

Ник поспешно помчался прочь, пока никто из друзей не решил остановить его. Навстречу по тротуару двигались счастливые парочки с цветами в руках. Заморосил легкий дождь. Придорожные фонари, засияли ярким огнем, начали шипеть и жужжать. В воздухе появился пока еще еле уловимый запах паленой шерсти. Прямо, как и описано в учебнике «Монстроведение», Ник свернул на глухую улочку.

– Они атакуют! – раздался пронзительный крик Майи, откуда-то из-за домов.

Еще немного и Ник смог разглядеть их – это были существа, сотканные из серого тумана. Они на ходу меняли свои очертания. То это были человеческие силуэты, и через мгновения они расплывались. И вот это уже огромные осьминоги. Они быстро ползли вперед, шаркая своими щупальцами. Воздух наполнился неприятным запахом.

Ник остановился, попытался создать огненный шар, или столб света, но почувствовал, что не в силах сделать это. Рана на запястье вновь начала пульсировать. Снова казалось, рука наполняется горящей болью. Боль мешала сосредоточиться.

Монстры были уже рядом. Ник, придерживая правой рукой левую, побежал по пустынной улице. Серые руки-щупальца потянулись к нему. Спину обожгло холодом, видать один из них все-таки дотронулся, но не смог схватить. Сзади послышалось жуткое шарканье.

Из-за угла дома вышел прохожий, с букетом в руках. Он неторопливо шел вперед и что-то напевал себе под нос. Ник сначала поразился его беспечности, но тут же понял, что очевидно люди не способны видеть Кровожадных Монстров. Что будет, если такой Монстр нападет на человека, наверное, тот почувствует холод, может страх, а может и ничего не почувствует.

– Еще двое! Они атакуют! – откуда-то из-за домов раздался пронзительный крик Темки.

Прохожий недоумевающее оглянулся, и продолжили свой путь. Да, твари выпущенные стражами из другого Искривления, невидимы для людей. И огромное счастье для этого человека, что рядом оказался Ник. Нет, он сейчас не способен защитить, он может лишь отвлечь внимание. Кровоточащая рана, будет привлекать к себе Монстров, а у него нет сил, чтобы создать луч света, способный ослеплять.

Раздалось низкое рычание. Серые существа окружали. Их щупальца то сворачивались кольцами, то резко выбрасывались вперед. Ник смог разглядеть их лица: мутные серые глаза, сгусток вместо носа, провал вместо рта.

– Стоять! – навстречу вышел Фердинанд. Он стоял, широко расставив ноги, преграждая путь. В руках у него мелькали ножи.

– Они, мне не справиться с ними, – крикнул Ник.

– Вижу, – спокойно ответил Фердинанд.

Фердинанд ловким движением рук, резко подхватил оба ножа и скрестил их над головой. Солнечный луч отразился от начищенного металла и ударил в глаза Кровожадному Монстру. Тот рухнул возле Ника. Остальные попятились.

Прозвучал сигнал, обозначающий конец состязаний.

– Вот и отлично, вот и славненько! – Чуть в стороне появилась Жанна Фридриховна. В этот раз она решила покинуть стартовую площадку, чтобы лично понаблюдать за состязаниями. Лицо ее было встревожено и сильно недовольно. – Этого монстра я засчитывать не стану. Телохранитель не должен вмешиваться в состязания.

Ник совершенно не удивился, что как только команда вернулась на базу, его позвали в кабинет наставников.

– Что с тобой происходит? – сурово спросила Константина. – Команда уже не в первый раз проигрывает из-за тебя.

– Я устал, – пробормотал Ник. Говорить про рану бессмысленно, его отправят к лекарям. Но толку в этом не будет, его может спасти только Осколки Мечты. Обо всем сразу же доложат во дворец. Император с императрицей будут волноваться. А он, так и не набрался смелости рассказать им, что показал ему черный жемчуг Алатына.

– Другие команды начинают уже открыто смеяться над нами, – сказала Константина. – Раньше вы лидировали по общему количеству балов, сейчас же скатились на предпоследнее место. Надеюсь, дальше ты покажешь более высокие результаты.

Ник вышел из кабинета наставников и заметил впереди Фердинанда. Тот стоял к нему боком и сжимал в руках ЗОС. Ника он явно не заметил.

– Но я же, я же… – Фердинанд умолк.

Ник не мог видеть его собеседника, и не мог слышать его слов, очевидно, тот даже не повысил голоса. Но лицо Фердинанда становилось все более и более несчастным.

– Избавлюсь! От него больше не будет хлопот. Обещаю в самом скором времени. Разделаюсь, раз и навсегда, – Фердинанд и убрал зеркальце в карман.

Ник отступил в тень, Фердинанд прошел мимо и стал спускаться по лестнице. В руках, как и обычно, мелькали ножи, которыми он небрежно продолжал жонглировать. Совсем не так должны выглядеть охранники – ни тени спокойствия, надежности. Он выглядел зловеще и...

...и веяло от него опасностью.


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2024 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал