Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 24. Хороших браконьеров не бывает






Глупцы они такие же, как люди. Только их больше.

Размышления Темки

В этом Искривлении не было зимы. Лес обступил старую заброшенную деревушку, чернели проемы окон, растрескались заколоченные двери. Кустарник оплел прогнившие стены и взобрался на крыши домов. В одичавших садах виднелись разноцветные плоды. При каждом порыве ветра шевелились сочно-зеленые длинные листья деревьев. Доносился приятный запах меда.

Охотники стянули шапки и расстегнули куртки.

Вместо того, чтобы начать урок профессор Гиль, погруженный в свои мысли с рассеянным видом, стал пробираться между заброшенных домов, заглядывая во все щели. Пару раз он остановился и провел пальцами по бревенчатой стене дома.

Команда следовала за ним.

– О, что я вижу! – вдруг вскричал профессор. – Наконец-то я вознагражден за все невзгоды и разочарования!

Ипполит Бенедиктович перелез через скособоченный забор. Не выдержав его веса, забор рухнул, и профессор свалился прямо в темно-зеленые заросли колючек. Только это вовсе не умерило его пыл. Захлебываясь от счастья, профессор прополз между кустарником, и поднял что-то с земли.

– Нашел! Это же, это же величайший момент! Я бы даже сказал переломный момент в магической науке, – он, наконец, встал на ноги, лицо его светилось от счастья. В руках он держал грязный комок.

– Но что это такое? – спросила Кристина.

– Сильнейший артефакт, позволяющий перемещаться сразу через несколько Искривлений. Да-да, с ним можно перемещаться, даже не выискивая и не создавая новых ворот! С ним можно шагать через миры! – Казалось, он готов был расцеловать самородок сжатый в грязных пальцах. – Вот, а ведь никто в совете ученых магов не верил мне. Такие самородки казались вымыслом. Ага! Я нашел его.

Профессор показал команде охотников бурый камешек, больше напоминающий губку для мытья посуды, которой отмыли кучу грязных сковородок.

– О, это так много значит! – бормоча себе под нос, профессор стал отходить от команды.

Кристина толкнула Жорика, тот сбегал и под руку привел профессора обратно.

– Ребятки?! – заметив команду охотников, профессор удивился. – Вы знаете, что в этом Искривлении мне удалось обнаружить удивительный самородок?

– Знаем! – выкрикнул Темка. – Это вообще очень круто!

– О, этот славный юноша понимает всю важность открытия, – профессор просиял. – Так, чего же вы тут стоите. Вы разве не читали мой научный труд?

Команда в недоумении переглянулась, то, что у профессора есть научный труд, они слышали много раз, но вот только никто и не думал читать его. Хотя, кажется, профессор в ответе и не нуждался.

– Одна из моих теорий гласит, что подобные самородки не могут встречаться в единичном состоянии, поблизости обязательно должны быть еще. Такие самородки живут колониями, – важно произнес профессор. – Идите же, идите искать их. Кому посчастливиться найти такой самородок, того я возьму к себе в младшие магические сотрудники.

– Можно просто пятерку поставить? – спросил Темка.

– Нет-нет, юноша, нельзя недооценивать такую великую находку, – вскричал профессор. – Обязательно в магические сотрудники. Это же необычайно. Представьте только, что можно проходить через Искривления, минуя ворота. Вот, просто перепрыгивать на огромные расстояния.

– А если ворота в Искривления закрыты? Ну, если какое-нибудь Искривление серьезно защищено и поставило себе крутую защиту? – спросил Темка. – Чего в него можно будет проскочить с таким самородком?

– Чисто теоретически да, – профессор на минуту задумался. – Думаю, что в данной ситуации все зависит от соотношения сил того мага, который сторожит ворота и того мага, который пытается через них пройти. Да-да, где-то можно будет пройти, невзирая на все запреты. Но, лишь один раз, самородок выплеснет все свои силы и понадобятся еще десятилетия, чтобы накопить их вновь. Ребятки, а что вы ждете? Вперед, во имя науки. Мне прямо не верится, что тут могут отыскаться еще ценные, прекрасные, очаровательные самородки.

Профессор продолжал рассеянно улыбаться, только глаза у него недобро поблескивали.

– Расходитесь! Расходитесь по одному, милые ребятки! Обязательно по одному!

Команда разбрелась по заброшенной деревне. Причем Касьян, растолкав всех остальных, кинулся в сад, в котором только что был найден самородок. Ник перебрался через поваленный забор, домика стоявшего на отшибе и пошел по одичавшему саду. Только сейчас он сообразил, что увлеченный научными теориями, профессор так и не сказал им, как же искать самородки. Они появляются в корнях растений, или же существуют еще какие-то особые призраки, или просто надо надеяться на удачу.

Ник вдруг почувствовал, что мышцы перестают слушаться его. Он поднял руку, но это движение далось с трудом. Словно он находился в густой массе.

– Настало время вернуть все на свои места, – послышался лишенный эмоций голос Капитана.

Ник повернулся, хотя сделать это было далеко не просто. Магия браконьеров обездвиживала, исключала возможность действовать. По заросшей дорожке сада, шел Капитан. Его дорогой костюм был тщательно отглажен, пуговицы блестели, из прически не выбился ни один волосок. Ник чувствовал на себе пристальный взгляд его темно-карих глаз, казавшихся такими странными на бледном лице.

– Сбежавший из плена, должен возвратиться туда. Браконьеры никогда не упускают свою добычу, – сказал это с таким безразличием, будто сидел дома в своей гостиной и зачитывал строки из книги.

Капитан сделал еще пару шагов навстречу, и вдруг стал исчезать, проваливаться под землю. В этот момент, Ник почувствовал, как заклятье оцепенения отпускает его. Слышался шум, сухая земля продолжала осыпаться в расселину, в которой только что исчез Капитан.

Ник подбежал к месту провала. Может, на этом месте раньше находился погреб, а может, тут всегда была яма, теперь заросшая одичалыми растениями. Капитан свалился в узкую трещину, корни деревьев обвили его руки и шею, лишая возможности использовать магию. Он сдавленно дышал, лицо покраснело.

– Держись, – пробормотал Ник.

Хватило всего лишь одного заклинания, чтобы убрать корни, норовившие сдавить шею. Ник опустился на колени, схватился за пиджак, и медленно вытянул Капитана наверх.

– Ты спас меня, – пробормотал Капитан, потирая распухшую шею. После сдавления голос был хриплым, но это делало его похожим на обычный человеческий, добавляло хоть какую-то эмоцию.

Из кармана его пиджака торчал стеклянный цветок, Ник невольно отодвинулся прочь. Достаточно уже одной раны.

– Да, – пробормотал Ник. Понимая, что совершил не самый разумный поступок в своей жизни, но поступить иначе просто не мог.

Капитан закашлялся, и поднял с земли самородок, в точности такой, как был и у профессора маленький и серый в бурых пятнах. Руки у него были ухоженные, ногти аккуратно подпилены, и самородок смотрелся ужасно. Капитан отдал самородок Нику.

– Это отличный экземпляр. Справится с любым перемещением. Я большой любитель минералов, – голос Капитана вновь стал бесстрастным. – Я дам тебе шанс на спасение. Может быть, Он помилует тебя.

Капитан прошел несколько шагов и шагнул в ворота, ведущие в другое Искривление. Воздух лишь на миг колыхнулся, и снова замер.

Ник в изумлении смотрел ему вслед, вертя в руках самородок.

– Я все видел! – раздался вопль Касьяна. – На принца напали! Принц едва выжил.

Ник обернулся, из-за камня, заросшего крапивой, выбрался Касьян.

– Все нормально, – сказал Ник. – Не нужно никого беспокоить.

Касьян покачал головой.

– Я появился вовремя и отпугнул нападавших, я спас принца! – крикнул он. – Страшно подумать, чтобы иначе произошло.

К ним выбежали Жорик с Темкой, а чуть погодя и вся остальная команда. У Кристины на лице отразилось облегчение, когда она заметила, что с Ником не случилось ничего ужасного. Она уже хотела подойти ближе, но тут вмешался Касьян.

– Я прятался за камнем и все видел, – заявил Касьян. – Кажется, это были браконьеры.

– Перестань, все в порядке, – Ник предпринял еще одну попытку его успокоить. Но Касьяна было не остановить, и стоило только вернуться на базу, как случилось то, чего больше всего и опасался Ник. Касьян бросился к наставникам и по-своему передал все, что случилось на уроке.

Ника срочно вызвали в кабинет наставников.

– Кто это был? – сурово спросила Константина у Ника. – Браконьеры?

– Не было никакого нападения, – ответил Ник. – Я просто помог.

– А своего телохранителя ты снова отпустил? – сурово спросила Константина. – Что-то слишком часто ты его стал отпускать!

– Я вынужден сообщить обо всем императору! – сказал Окс.

– Нет, не надо! – вскричал Ник. Ведь император считает его своим сыном, и может приказать вернутся во дворец. Нет, Ник не готов пока сказать правду. Он пока еще и сам ни в чем не разобрался. – Ничего плохого не произошло. Я спас человека, который провалился в расселину. Ведь ничего не произошло! Не надо сообщать во дворец.

Дверь приоткрылась, и на пороге появился сияющий Фердинанд.

– Какие-то проблемы? – с улыбкой спросил он.

– Проблемы, – сурово ответила Константина. – Тебя не было рядом с принцем, когда ему нужна была твоя помощь.

– Принц отпустил меня, вы ведь помните приказ, который подписан Туаном? Принц имеет право отпускать меня, когда считает нужным, – Фердинанд приложил руку к сердцу. – Но я до конца жизни не прощу себя, что не был с ним рядом в трудную минуту. И ведь надо же как, и ведь в тот момент, когда я отлучился, все и случилось. Я как узнал, так сразу бегом сюда. Уж я и переживал, что такое в мое отсутствие произошло!

– Я справился сам, – повторил Ник. – Ничего страшного не произошло.

– Хорошо, – сказала Константина. – Может быть, ничего страшного и не произошло. Но я обязана сообщить обо всем во дворец.

Фердинанд вдруг резко сделался жалким и растерянным.

Вечером Ника вызвали по ЗОСу, он увидел в зеркале печальное лицо императрицы.

– Мы любим тебя. Ты ведь это знаешь? – спросила она.

– Разумеется! И я тоже вас люблю, – ответил Ник и почувствовал сухой комок в горле. Он улыбнулся. Выглядит ли эта улыбка естественной? Да, конечно. Разумеется. Он ведь тоже любит их, хотя уже и не может называть своими родителями. Ник собрал все силы, чтобы удержать себя в руках. Потом, не сегодня чуть погодя он скажет им все. Скажет, что это ошибка, и что их сын, настоящий принц, так и не найден. Но не сейчас. Сейчас на это нет сил.

– Я бы хотела вернуть тебя домой во дворец! – Императрица улыбнулась, как-то рассеянно и виновато.

– Нет! – Ник энергично закачал головой. Рука державшая ЗОС напряглась, и тут же на белоснежном рукаве рубашки выступили красные капли крови. Ник перехватил зеркало здоровой рукой, и поднял его повыше, чтобы собеседники не могли разглядеть испачканный рукав.

– Я знала, что ты не согласишься. Будь осторожней.

– Да, конечно, – ответил Ник. Он видел, какое волнение и даже испуг пытается скрыть императрица за своей улыбкой. Она очень беспокоилась о нем. Или нет, не о нем, а о своем сыне.

– Будь осторожней, сынок. Я очень люблю тебя.

Ник сглотнул слюну, пытаясь хоть как-то убрать сухость в горле.

– Да, да, да, – пробубнил он, не в силах выговорить что-либо другое и без сил откинул зеркало в сторону.


Поделиться с друзьями:

mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2024 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал