Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 1. Новоприобретенный опыт в Лабиринте 2 страница






— Теперь, когда к нам присоединился Юки, наконец сформировалась сбалансированная группа. Просто фантастика, — заметил Альфред со спокойной улыбкой.

Авантюристов можно было разделить на три большие категории.

Первая — те, кто владеет мечами, топорами, копьями, луками и т.д. — воины.

Вторая — те, кто пользуется Молениями в битвах, — жрецы.

И наконец — те, кто не участвует в бою, но занимается оценкой Реликвий, сбором и продажей информации — специалисты поддержки.

У каждой категории авантюристов имелась своя специализация. Таким образом, они покрывали всю область работы авантюриста, будь то боевая составляющая, разведка или что-либо иное.

Их группа отвечала за трех учеников. Каждому из учащихся в начальном классе было около десяти лет. Так как Юки часто подрабатывал помощником инструктора, он знал их всех.

— О, Юки-сенсей! Как дела?

— Здравствуйте.

Энергичный голос принадлежал Эдгару, а спокойно поприветствовал Селим.

— П-позаботьтесь обо мне…

Последнее обращение, едва громче шепота, прозвучало из уст девочки по имени Кая. Несмотря на то, что Кая была на год или два старше остальных, она была застенчивой девочкой, которой вечно не хватало уверенности в себе. Ничем не примечательная ученица.

Тина с любопытством понаблюдала за ней, прежде чем хлопнуть ладошками.

— Теперь я вспомнила! Я уже видела тебя в городе!

От оглушительного крика Тины Кая задрожала.

— Т-точно… я тоже тебя помню. Сестренка с кукольного представления...

— Ага! Спасибо, что помогла в тот раз. Прошу, позаботься обо мне!

— Слушай, это ты должна заботиться об остальных, — прошептал Юки.

Обычно, чем глубже спускаешься в лабиринт, тем враждебнее становятся Звери Бездны.

С другой стороны, любой Зверь Бездны с верхних уровней не представляет настоящей угрозы. Тем не менее, профилактика — лучшее лекарство.

Так как Кая и остальные шли просто наблюдать, он не собирался давать им сражаться. Однако он хотел убедиться, что они знают, как защитить себя.

Группа провела несколько учебных боев с нападением воображаемых врагов спереди, со стороны и сзади.

Первой, как и ожидалось, устала Тина.

— К-какая... адская... тренировка... — испытывая боль от каждого слова и жадно глотая воздух, выдохнула Тина. — Быть... авантюристом... изнурительно...

— Блин, а ты слабенькая, сестренка, — все еще полный энергии Эдгар подразнил Тину. — С таким подходом ты станешь кормом для Зверей Бездны.

— Это грубо, Эдгар!

Селим схватил своего товарища за воротник. Он тоже чувствовал себя лучше, чем Тина.

Тина взяла у Франки флягу с водой. После того, как она напилась, ее дыхание и пульс наконец стали нормальными.



— Дети, вам следует кое-что понять. Призвание Тины — это отнюдь не рейды.

— Призвание?

— Это означает «способности» или «склонность», Эдгар, — объяснил Селим.

— А в чем ты хороша, сестренка Тина?

— Я рада, что ты спросил.

Тина гордо выпятила грудь.

— Знайте — изначальная миссия Тины состоит в охране и защите горо… Ау!

— Ты... Отойдем на секунду.

Юки дал Тине затрещину, а затем отвел ее за угол.

— Глупая Шинки! Опять! Ты снова сделала это!

— Н-но... Он заставил меня! — обиженно сказала Тина. — Будь у меня достаточно Божественной энергии, я бы показала ему, на что способна!

— Я не позволю подобного. Собираешься раскрыть свой статус? В любом случае, достойно ли Шинки вот так вот спорить с маленьким ребенком?

— Хмф.

— Ты меня поняла? Наша цель заключается в обучении этих детей. Если будешь опускаться до их уровня, то как ты сделаешь это?

— …

— Ты должна быть более терпеливой, не обижаться по мелочам. Не стоит огрызаться в ответ. Спокойно и вежливо слушай их, и тогда они последуют за тобой. Ведь для них ты как старшая сестра.

— Старшая сестра... — тихо повторила Тина. — Старшая сестра, да?.. Хм, а мне нравится, как это звучит. Хорошо, я поняла. Старшая сестра должна иметь большое сердце и уметь прощать, не так ли? Хорошо.

В мгновение ока ее настроение улучшилось. Юки вздохнул.

Порой Эдгар говорил что-то, не подумав, но он не был плохим ребенком. Они определенно могли поладить.

Обдумывая это, он вернулся к ученикам и заметил взгляд Каи, обращенный на него.

Их глаза встретились на короткое мгновение, прежде чем она быстро отвернулась.

(Девочка, кажется, довольно подавлена сегодня.)



Что сказать, даже в обычные дни она сильно робела, но сегодня ее поведение выбивалось даже из этой нормы. Она не произнесла ни слова за весь день.

Возможно, ее что-то беспокоит? — подумал он.

Ладно, пока не стоит поднимать шумиху. Стоит приглядывать за ней.

※※※

Двери школы авантюристов были открыты для всех.

Кая поступила в школу как сирота.

Так как для дальнейшего выживания города требовались авантюристы, об учениках — будущих авантюристах — хорошо заботились. Предоставлялось жилье и питание. Какие могли возникнуть жалобы?

Поужинав в столовой, Кая вернулась в свою комнату.

Как правило, в комнате проживало два человека, но так как ей не удалось найти соседку по комнате, в настоящее время она жила одна. Для замкнутой девушки с небогатым опытом общения с другими это стало небольшим чудом.

(Сегодня был такой утомительный день...)

Она устала и телом, и духом. Думаю, лягу спать пораньше.

Кая открыла дверь в свою комнату. К ее удивлению, на кровати кто-то сидел.

— Ты вернулась.

Она вскрикнула от неожиданности.

— Не стоит так пугаться, Шинки-сама. Вы меня раните.

Темнокожий молодой человек притворился оскорбленным, пожимая плечами.

— Джахар… Вы до инфаркта доведете.

Кая вздохнула и вошла в комнату, закрыв за собой дверь. Она слышала стук своего сердца в ушах.

Она притворялась самой обычной ученицей, но в реальности являлась одной из пяти Шинки, защищающих город — Шинки, Коронованной Луной.

Этот молодой человек — Джахар — ее Дуэлянт.

— Эээ, вы знаете, в общежитие посторонним вход запрещен... Как вы сюда попали?

— Окно.

— Это третий этаж…

— И что?.. — спокойно ответил Джахар. — Не беспокойся о мелочах. И к чему это удивление? Я уже говорил тебе, что нам нужно поговорить. Плюс, когда я рядом, ты можешь чувствовать мое присутствие, не так ли? М ежду Шинки и Дуэлянтом существовала особая связь.

Если они сосредотачивались, то могли ощущать друг друга. Кроме того, на определенном расстоянии существовала телепатическая связь.

— П-простите. Я была неосмотрительна.

— Если у тебя не прибавится мотивации, то страдать от этого буду я. Ты должна больше стараться.

Джахар разочарованно вздохнул.

— Между вами, Шинки, постоянно идет битва на выживание. На секунду забудешь об осторожности, и кто-то воспользуется этой возможностью, что станет для тебя концом. Так как я умру вместе с тобой, прошу, воздержись от смерти любой ценой, хорошо?

— Я-Я понимаю.

— Правда?

Джахар скрестил руки, искоса поглядывая на нее.

— Кая-чан, ты слишком застенчива. Тебе не помешает чуток бесстрашия этой Тины.

— П-простите.

При ответе Кая съежилась. Я хотела бы просто исчезнуть.

Когда Шинки проводила призыв Дуэлянта, Небесный Король выбирал из другого мира наиболее подходящего для службы человека — или так говорили.

Тем не менее, Кая всегда чувствовала, что ей не дано ужиться с Джахаром. По правде говоря, она приходила в ужас от его необузданности и дикости. Ее аж жуть брала. БОльших противоположностей еще стоило поискать.

Она пришла в этот мир всего три года назад. За исключением Тины, она самая юная Шинки.

Рождаясь, Шинки обладают следующими знаниями:

Мир медленно движется к гибели от рук Пожирателя. Существуют барьеры, препятствующие его наступлению. Город Солитус и лабиринт Магна Порта или Великие Врата. Реликвии и Божественная энергия. И, наконец, их миссия и враги... Да, как только она появилась в этом мире, то оказалась в центре этой жестокой битвы насмерть.

Причина рождения Каи, Шинки, Коронованной Луной, заключалась в смерти предыдущей Шинки с таким же титулом. Для того, чтобы избежать участи своей предшественницы, требовалась победа.

Однако от этого знания ее жизнь не становилась легче.

Обычно в распоряжении Шинки имеется не только Дуэлянт, но и элитный отряд авантюристов, известный как Легион Присягнувших, на который можно положиться в сборе Реликвий из лабиринта. К сожалению, предыдущая Шинки, Коронованная Луной, по неизвестной причине до смерти расформировала Легион Присягнувших Луне. Таким образом, Кае и Джахару пришлось начать с нуля.

Первым шагом должно было стать восстановление Легиона Присягнувших Луне, но проблема заключалась в том, что у нее не имелось ни Божественной энергии, ни денег, не говоря уже о связях. По этой причине она была вынуждена скрывать свою личность и жить среди людей, лично собирая информацию.

Когда дело касалось сбора данных, становилось очевидно, что чем ближе она к лабиринту, тем лучше. Однако, учитывая возраст ее тела, если она начнет блуждать по нему, то ее действия привлекут внимание. Исходя из этого, она поступила в школу в качестве ученицы, а Джахар делал вид, что является авантюристом.

Шинки не стареют, и поэтому, если она слишком долго задержится в школе, то в конечном итоге это вызовет подозрения. Она училась здесь уже два года, у нее осталось мало времени. Когда ее начала беспокоить грядущая необходимость выдать хоть какие-нибудь результаты, она услышала весть о шестой Шинки — Альбертине. В течение последующего месяца ее основной обязанностью стало наблюдение за Тиной.

Веселая и невинная Тина сияла, подобно солнцу. Она практически стала воплощением идеала Каи. Она долго думала, что стань она такой, как Тина, то все будет хорошо. Кая размышляла, что если бы она постоянно не одергивала себя, то постепенно полюбила бы другую Шинки.

Таким образом, Кая отвергала свои чувства и делала все возможное, чтобы не думать о том, какие отношения у них могли сложиться в будущем.

— Ну? Какова ситуация?

— О, эээ, как вы и просили, я записалась, и меня включили в их группу. Сегодня мы встретились и устроили тренировку.

— Молодец. А Король Снежного Меча?

— Юки-сенсей? Он тоже идет…

— Конечно. Черт, было бы здорово сразиться с ним... Ладно, ради победы нам придется расправиться с ними по одному.

Когда она наблюдала за ним, у нее появилось зловещее предчувствие.

— Насчет этого... что именно вы планируете делать?

— О, Звездная Шинки попросила меня убить Тину и Юки.

— Что...

Кая замерла.

Кая и Шинки, Рассеивающая Звезды, Эльфриэде, были союзниками. Та в самом начале явилась к ней с предложением.

Джахар отметил, что вероятней всего Эльфриэде не придавала значения убийству Каи, ибо спустя некоторое время родилась бы новая Шинки. Подконтрольная Шинки приносила ей больше пользы.

В то время Кая только появилась на свет, и без Легиона Присягнувших, служащего ей, она не имела возможности отказаться.

Даже сейчас их отношения были далеки от равенства. Как ни глянь, по сути Кая подчинялась ей.

— Ты не можешь никого убить, Kaя-чан, но я с этим справлюсь. Пожалуйста, сделай все возможное, чтобы разделить их, — весело заметил Джахар.

Аура Божественной энергии, известная как Святой Щит Скутум, защищала Шинки и их Дуэлянтов, и в большинстве случаев им невозможно причинить вред. Пробить этот щит возможно только с помощью ограниченного числа средств, одним из которых обладал Джахар — небесным оружием Драконьего Клыка.

— У-убить?..

— А?

— Когда вы говорили об у-убийстве, вы имели в виду сейчас? Почему?

К Кае, наконец, вернулся голос, и она заговорила.

— Очевидно, ради «всего этого мира». Эта мегера подробно не объяснила. Но в любом случае, Шинки-сама, эта девушка — еще одна Шинки, другими словами — наш враг. Как ни посмотри, для нас это хорошая возможность.

— Н-но, я не в силах такое сделать.

— Не беспокойся. Убивать буду я, а не ты.

— И-и помогать я не хочу...

Кае было сложно продолжать.

Джахар прищурился и горько усмехнулся.

— Другими словами, Кая-чан, ты отказываешься от победы — от жизни?

— Э-ээ…

— Если ты не позволишь мне сделать это, то нас ждет смерть. Презирай противостояние, если хочешь, но готова ли ты нести ответственность за последствия? Готова ли ты обречь себя и своего Дуэлянта на собачью смерть?

— …

Кая не могла ответить.

— Если ты понимаешь, то отлично.

Джахар улыбнулся. Недавнее хищное выражение без следа исчезло с его лица.

— Наши враги все еще понятия не имеют, кто мы на самом деле. Кроме того, Юки видел, «как я погиб» месяц назад, поэтому я могу свободно передвигаться. Если мы начнем открыто сражаться в городе, то будет сложно подчищать за собой, потому покончим с этим в лабиринте. По ходу решим, в какой очередности убьем их. Когда вы идете?

— А?

Кая слегка растерялась, прежде чем поняла, что он имеет в виду поход учеников в лабиринт.

— Ах, эээ, точное время еще не решено, но я слышала, что это будет через четыре или пять дней.

— Хорошо, это дает нам время на составление плана. Мы продолжим этот разговор позже, ладно, Кая-чан? — радостно сказал Джахар.

※※※

— Юки-кун, ты не против некоторых перемен? — спросила она, скрестив руки за спиной.

Она выглядела слегка недовольной, но Юки не имел и малейшего понятия почему.

Поэтому он спросил.

— Каких?

— Мое имя!

— Ваше имя?..

— Именно об этом я и говорю.

Она нахмурилась. Это был плохой знак.

— Знаешь ли, имя весьма важно. Оно означает, что ты не кто-то там, а ты. И это очень важно.

Она была слегка выше, чем Юки, чей возраст застыл на тринадцатилетней отметке, и поэтому, когда они разговаривали, ей приходилось слегка наклоняться. Но его это не беспокоило.

— Я не очень понимаю, о чем вы. Можете объяснить?

— Ну, ты!

Она удивленно покачала головой.

— Как медленно доходит до этого ребенка. Юки-кун, ты всегда обращаешься ко мне на «вы». У тебя есть имя Юки Такамигахара, и у твоей Сестры оно тоже есть! Я же уже говорила тебе! Короче говоря, когда ты не зовешь меня по имени, мне становится одиноко и очень грустно.

Во время своей речи она прислонила ладони к его щекам и рассмеялась.

— Поэтому называй меня по имени, хорошо?

— Если вы желаете этого, то хорошо.

— О, и было бы замечательно, если бы вкладывал в это чувства. Свободно прибавляй к моему имени «возлюбленная» или «прекрасная».

Юки вздохнул. Она всегда была такой, никогда не прислушивалась к другим.

— Или можешь к имени добавить «сестренка». Почему бы попробовать прямо сейчас?

— Сестренка Муриэль.

— …

Ее рот захлопнулся, и она покраснела до кончиков ушей.

— Ч-чего это ты так внезапно?! Ну и ребенок!

— Это ты захотела, чтобы я так тебя называл.

— Т-точно. Не я должна такое говорить, но это смущает меня. Гораздо сильнее, чем я ожидала. Словно я сделала что-то, что не должна была. В любом случае, отныне я не «вы», а Муриэль, хорошо? Тебе не нужно больше ничего добавлять. Ладно, попробуем еще раз.

— Муриэль.

— Снова.

— Муриэль.

— Мм. То самое чувство. Полагаю, чем проще, тем лучше. Хорошо, с этого момента зови меня по имени, ладно?

Закончив говорить все, что хотела сказать, она громко рассмеялась.

Юки не понял, в чем заключается разница.

Но видя, сколько радости ей это приносит, он оставил эту мысль при себе.

※※※

Тесную кухню заполнил бодрый звук измельчения продуктов.

Юки готовил тушеное мясо с овощами, которые Франка принесла несколько дней назад. Если они будут бережно использовать продукты, то протянут чуть дольше.

Им повезло.

Юки резал овощи ловкими, отточенными движениями... Внезапно он остановился.

(Снова это воспоминание.)

Он опять вспомнил сон прошлой ночи.

Первый раз, когда он назвал ее по имени — чистое, благодатное воспоминание, ничем не омраченное. Увы, но лишь спустя долгое время после ее смерти он пришел к такому осознанию.

Юки медленно и глубоко выдохнул. Он знал, что вызвало это воспоминание.

Скорее всего, те слова, которые он сказал Тине — о том, что значит быть «старшей сестрой».

Для него всегда существовала лишь одна «Сестра» — она. Когда он говорил с Тиной, в замешательство пришли самые потаённые уголки его души.

Одна мысль о Муриэль вызывала у него сильную боль.

Несмотря на это, она перестала быть нестерпимой. Напротив, частично эта боль заменилась мягким теплом.

Возможно, так на него повлияла «она».

Но стоит ли этому радоваться?..

— Ай!

Внезапно по его пальцу прошла волна боли.

— Вы в порядке, Мастер?

Вернулась Тина, ушедшая за водой из колодца.

— Я порезался...

— О, вы были невнимательны, да? Вам следует быть более осторожным.

— Подумать только, я слышу это от тебя. Мне нужно забинтовать ее, можешь принести бинт?

— Мм... Позвольте мне сперва посмотреть.

Не дожидаясь ответа, Тина схватила его за руку и впилась взглядом в рану.

В мгновение ока разрез исчез, как и вся пролитая кровь.

— Хм, неплохо, как по мне. Особенно учитывая, что раньше я никогда этого не делала. В чем дело? Скорее хвалите меня, Мастер!

Юки проигнорировал возмущение Тины, продолжая смотреть на свою руку.

— Это было не исцеление. Ты обернула время вспять?

Вместо стимулирования естественных процессов восстановления организма она вернула палец в состояние до пореза.

— Ой, вы знаете? Да, так не останется шрама. Она полнос… Ай!

Юки прописал ей щелбан в лоб.

— Ч-что вы делаете?! — потирая голову, спросила Тина со слезами на глазах.

— Разве я не говорил тебе не использовать свои силы без моего разрешения? — ответил он.

Чудеса Шинки — явления, лежащие за гранью способностей человека.

Божественная энергия — топливо, необходимое для таких чудес, нужно медленно накапливать путем сбора Реликвий, находимых в лабиринте.

Когда Юки нашел ее, Тина практически полностью исчерпала свой внутренний запас. С тех времен он дал ей Реликвии, чтобы частично пополнить ее запас. И только что она впустую потратила его часть.

— Все в порядке. Здесь никого нет, кроме нас, Мастер, — возразила Тина.

— Всё равно пустая трата Божественной энергии. Ты транжира — одна из тех, кто тратит всю свою зарплату, как только ее получает, так что ли?

— Я никогда не получала зарплаты, так что не знаю. О! Возможно, вы хотите дать мне ее?

— Отказываюсь. У меня нет на это денег.

— Хмф. Мастер такой скряга.

Тина вздохнула.

— Но чего вы ожидали? Помогать людям силой чудес является обязанностью и привилегией Шинки. Если кто-то нуждается в помощи, то Тина поможет им. Если кто-то пострадал, то Тина исцелит их. Даже если этот человек скупой Мастер!

— Последнее предложение было лишним. Я понял тебя. Но шутки в сторону, забудем о трате Божественной энергии. Я не хочу, чтобы ты делала что-то столь кричащее о твоей силе, когда мы не знаем, наблюдает ли кто за нами. Я очень благодарен, что ты исцелила мою рану. Спасибо.

Юки нагнулся и похлопал ее по голове.

— Ах…

Тина покраснела. В попытке скрыть смущение она гордо выпятила грудь и произнесла:

— Е-если вы поняли, то хорошо. Я даю вам разрешение выразить благодарность.

Юки задумался о том, что она довольно прямолинейная личность. В любом случае, он не врал, когда сказал, что благодарен за помощь. Ее реакция была прелестна, как у щеночка.

— Что вас отвлекло, Мастер?

— Отвлекло?

— Да. Как ни посмотри, ваши мысли где-то плутают. Не будь это так, вы бы никогда не порезали свой палец настолько нелепо. Что не так? Что вас тревожит? Вы беспокоитесь о чем-то? Поделитесь думами с Альбертиной.

— Нет, ничего такого.

Он налил воду в горшок с тушеным мясом и отрегулировал печь, продолжая говорить.

— Я просто вспомнил прошлое.

— Прошлое?

— Я вспомнил Шинки, которой служил Дуэлянтом.

— Ох…

— Что случилось? — спросил Юки, заметив, как изменилось выражение ее лица.

Словно она расстроилась... или ей причинили боль.

— Н-ничего, это неважно. Хорошее воспоминание, да?

Слова Тины шквалом выходили наружу, и она продолжила.

— И, эээ... какой она была?

— Была кто?

— Ваша Шинки. Каким она была человеком?

— Ох. Очень отличается от тебя. Она была высокой, и ее окружала аура зрелости.

Не то чтобы возраст Шинки играл роль.

— Она любила смеяться... В этом отношении вы двое очень похожи.

— Похожи… А-а в остальном?

— Хм? Кажется, тебя это очень беспокоит. Ох, огонь слабоват. Почему бы тебе не пойти убраться в магазине? Я позову тебя, когда закончу с готовкой.

Договорив, Юки пошел собирать дрова.

(Мне удалось спокойно об этом поговорить...)

Его удивило то, что он смог сохранить спокойствие при разговоре о «ней».

Сон прошлой ночи был таким же. Он обнаружил, что воспоминания перестали приносить исключительно боль. Он тоже постепенно менялся.

— Воспоминаниям лучше остаться просто воспоминаниями.

Юки намеренно произнес вслух, чтобы прервать эту цепочку мыслей. Мрачные чувства немного рассеялись.

Ныне ему следовало сосредоточиться на помощи Тине.

Юки подошел к куче дров, наваленных позади магазина.

Дважды проверив, что поблизости никого нет, он пнул полено высоко в воздух.

— Ях!

Раздался крик, и полено рассыпалось на десять частей, которые упали на землю. В какой-то момент он мгновенно выхватил оружие.

Реликвия высшего порядка, небесное оружие Драконьего Клыка, которым можно убить даже богов — Снежный Меч Никс.

Обычный человек не только не смог бы проследить за траекторией меча в воздухе, он вообще не заметил бы его движение.

— Я стал медленнее... — пробормотал Юки, подбирая дрова. Его меч исчез так же быстро, как и возник.

Юки являлся бывшим Дуэлянтом, некогда известным как Король Снежного Меча.

Дуэлянты — чудовищно сильные телохранители Шинки. Их не трогает время, и их нельзя ранить большинством видов оружия. В этом отношении они похожи на своих хозяев.

Однако со смертью владелицы Юки потерял особые качества Дуэлянта.

Теперь он подвержен влиянию времени и ему можно причинить вред.

Однако опыт и навыки, накопленные за время, что он служил Дуэлянтом, остались с ним. Определенно невыгодное положение, но он был уверен, что вернув прежнее состояние, сможет потягаться с другими Дуэлянтами.

С учетом сказанного сумеет ли он защитить Тину?

Она — шестая Шинки неизвестного происхождения.

Даже если ее глупые поступки нельзя назвать нормальными, ее истинная природа все же осталась тайной. Поскольку другие Шинки не знали о ней, они могли не бояться засад.

По крайней мере, он отчаянно на это надеялся, признавая, что эта мысль не более чем напрасная надежда, воплощение его личных желаний.

Если другие Шинки узнали о существовании Тины и уже установили за ней слежку, как ему следует поступить?

Об этом стоило поразмыслить.

— В конце концов, контакт с другой Шинки неизбежен, другом она будет или врагом...

Юки вспомнил свое прошлое Дуэлянта.

Когда дело касалось сражений между Шинки и, как следствие, их Дуэлянтами, открытая битва являлась далеко не единственной стратегией.

Если слепо ввязаться в бой, не исключено, что даже невраждебные группировки посчитают их слишком большой угрозой. В таком случае, даже после победы над противником неприятности на этом не закончатся.

Само собой разумеется, другие Шинки находились в таком же положении. По этой причине они обычно объединялись — другими словами, формировали альянс.

Если Тина войдет в альянс с другой Шинки, то, по крайней мере, у них станет на одного противника меньше.

— Проблема в том, что нам нечего предложить.

Юки вернулся на кухню.

Тина ушла. Она пошла убираться в магазине, как и приказал Юки.

Чтобы начать переговоры с другой Шинки, не говоря уже о формировании альянса, необходимо основание для встречи. Это, конечно, верно для обеих сторон. Если одной стороне нечего предложить, то о какой коалиции можно вести разговор? В данном отношении это походило на ведение бизнеса.

Если они объединятся с другой фракцией, это сослужит им с Тиной большую службу, но что получит другая сторона?

Для начала диалога обычно хватало принести в дар Реликвию, но ему нечего предложить. О его небесном оружии Драконьего Клыка не могло идти и речи.

— В таком случае, предложить я могу только информацию. Точно. Сейчас я единственный, кто понимает значение «Шестой», — размышлял он.

Наличие пяти Шинки — основополагающий аспект системы, но все же появилась шестая.

Когда остальные узнают, что известно ему, они поймут важность союза. Проблема заключалась в том, что он не знал, как начать разговор с другими Шинки. Кроме того, остальные не могли проверить, говорит ли он правду.

Как бы то ни было, он не горел желанием сетовать или играть пассивную роль зрителя.

Он не потеряет еще одну Шинки. Какую цену ни пришлось бы заплатить за это.

※※※

— Доброе утро. О, приятный запах.

Улыбаясь, Франка зашла в магазин.

— Завтрак, да, Тина-чан?.. Э, Тина-чан?

Девочка, к которой обращались, держала тряпку и стояла посреди магазина.

— О, Франка.

Тина моргнула, только сейчас заметив присутствие Франки.

— Как давно ты здесь? Ах, да! Добро пожаловать! Добро пожаловать.

— Эээ, я уже поздоровалась с тобой. Что-то не так? Ты словно где-то витаешь.

— Н-ничего. Пустяки.

— По тебе не похоже, что это пустяки.

Обычно Тина переполнялась энергией и не могла усидеть на месте. Для нее подобное состояние являлось редкостью.

Однако если человек утверждал, что в порядке, то Франка не собиралась настаивать.

— Юки сегодня здесь нет?

— Он здесь, на кухне, готовит тушеное мясо. Мяса осталось всего чуток. Если бы не овощи, что ты принесла, мы бы голодали.

— В-вот как? Я рада, что смогла помочь.

Она как чувствовала, что они в тяжелом положении, что и стало причиной, почему она поделилась овощам. С учетом сказанного Тиной они оказались в более скудном положении, чем она боялась.

— Что привело тебя сюда сегодня, Франка? Тебе что-то нужно?

— О, я здесь не ради покупок. Я искала Юки…

— Раз так, поешь с нами? Еда скоро будет готова.

— А я не помешаю?

— Эту еду принесла ты. Не стесняйся, Мастер тоже будет рад тебе. Он так старался, что порезался...

Тина вдруг прервалась, ее красивые брови сузились.

Она выглядела недовольной... или растерянной.

— Вы поссорились?

— Н-нет. Мы ладим… Или должны ладить…

— А что сказал Юки?

— Нет, он ничего не говорил...

Ее слова прозвучали слегка расплывчато. Тина вздохнула и продолжила.

— Нет смысла врать себе. Да, это из-за слов Мастера, но винить мне надо саму себя... или мне так кажется. В последнее время, когда я говорю с ним, то чувствую себя не в своей тарелке. Возможно, «не в своей тарелке» не совсем то выражение — скорее, раздраженной.

— И почему так? — спросила Франка, нахмурившись.

Насколько ей было известно, Тина и Юки доверяли друг другу. Достаточно сильно, чтобы она даже испытывала зависть.

Что могло произойти?

— Как только разговор заходит на определенную тему, или если вскользь ее касаемся, я чувствую себя потерянной и сбитой с толку. Точнее...

Она тщательно подбирала следующие слова.

— Мастер раньше... был очень близок кое с кем — женщиной.

— …

— В последнее время он все время о ней... Франка?

На сей раз забеспокоилась Тина.

— Ты так побледнела… Что-то не так?

— Н-ничего! Д-д-да. Юки-сан такой деликатный, конечно, у него есть один или два таких человека.

Это не конец света. Такие вещи случаются, знаешь ли. Определенно не то известие, которое заставляет подкоситься колени от шока или приносит такое разочарование, что хочется исчезнуть. Пустяки! Я... в... порядке.

Тина не отводила обеспокоенного взгляда от Франки.

— Хм... значит ли это, что тебе это тоже кажется странным, Франка?

— Э, да. Можно так сказать. Думаю, я понимаю, что ты чувствуешь, Тина-чан...

Да, она действительно, действительно понимала.

— И-и? Эта женщина — где она сейчас?

— Кажется, она погибла некоторое время назад.

— Вот как…

Франка немного успокоилась.

Она знала, что к этой теме нельзя относиться легкомысленно. Любопытство или даже сочувствие были не к месту. Тем более, когда речь идет о Юки.

Кем она была? Как они проводили время вместе? Франка вопрошала себя, испытывая боль, бьющую прямо по сердцу. Та женщина в значительной степени повлияла на личность Юки и его взгляды на жизнь.

— Этот... мрак, что словно заволок мое сердце... что он такое?



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.044 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал