Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. То, что сломано. То, что защищают. 1 страница






— Эй, эй, сюда…

Леа помахала обеими руками, дразня противника.

Врагом, о котором шла речь, выступал огромный гризли. Однако у зверя имелось по три дополнительных конечности на каждом боку, а в общей сложности их было шесть.

Каждая лапа, казалось, действовала самостоятельно, их атаки не зависели друг от друга.

Однако от каждого выпада умело уклонялись. Порой атака проходила в миллиметрах от Леи, иногда она поднимала кинжал, чтобы отразить удар.

Монстр взревел, разочарованный своей неспособностью поймать добычу. Он оттолкнулся от земли и помчался в ее сторону, намереваясь врезаться прямо в нее.

Леа за мгновение до столкновения бросилась на землю, едва уклоняясь от атаки.

По инерции тело медведя понеслось дальше, он полетел вперед в просторное, пустое место — там его уже поджидали двое.

— Сера, предоставляю его тебе~ — весело крикнула Леа, пока Серафина доставала Божественную жемчужину и концентрировалась.

В следующее мгновение медведь пафосно упал на землю.

Это облегчило сражение. Добивать неподвижного врага проще некуда.

— Амнис, Копье Синей Воды!

Стефан призвал свое оружие, пронзая череп зверя одним ударом. Его массивное тело содрогнулось в последний раз и застыло.

— Зверь мертв, отлично! Хорошая работа, — объявила Леа, подходя к ним.

С макушки до пят ее покрывали царапины и синяки, но обошлось без более серьезных травм.

Быстро оглядев труп медведя, она нахмурилась.

— Фу, отвратительно — его голова превратилась в месиво.

— Вот что представляет собой небесное оружие Драконьего Клыка.

Легендарное оружие, способное убить даже бога. Его разрушительный потенциал не поддавался сравнению.

— Пусть так, но ведь у этой штуки есть собственное сознание? Раз оно так старается ради тебя, то ты ему явно приглянулся.

— …

Стефан перевел взгляд на копье в руке. Такая мысль никогда раньше не приходила ему в голову.

После ее замечания он понял, что, если уйдет из Легиона Присягнувших, то потеряет этот подарок Шинки, Поддерживающей Небо.

Если это случится, он почувствует себя одиноко.

Сейчас тройка исследовала глубины, на которые подействовало явление.

Их путешествие до сего момента шло на удивление гладко.

Их навыки хорошо сочетались в бою.

Даже если внешний вид Зверей Бездны шёл вразрез с устоявшимися представлениями, у бойцов не возникало никаких трудностей с их уничтожением. Небольшие Звери Бездны, такие как ядовитые насекомые, быстро сгорали от Молений Серафины. При появлении больших Зверей, таких как медведь только что, они использовали следующую стратегию: Леа выступала в качестве приманки, Серафина сковывала их движения, а Стефан наносил смертоносный удар.



Леа обладала потрясающими акробатическими способностями, а Стефан искренне восхищался искусными Молениями Серафины.

Моления, которыми она опрокинула медведя, относились к магии иллюзий. Зверю, который полагался на зрение, смещения обзора на 90 градусов оказалось более чем достаточно, чтобы заставить его потерять равновесие. Если сравнивать эту технику с более прямым — силовым — подходом, то на нее требовалось гораздо меньше Божественной энергии, и в определенных ситуациях она могла оказаться гораздо более эффективной.

Совсем другое дело заставить немногословную жрицу объяснить хоть эту малость.

Даже с помощью Леи на это ушло немало времени.

(Жрица, да?..)

Стефан внезапно вспомнил о другой молодой жрице. Он слышал, она недавно получила третий ранг.

В качестве авантюристов они смогли провести вместе ничтожно мало времени... Возможно, в будущем это изменится.

Потерявшиеся авантюристы уже начали постепенно возвращаться на поверхность. Их лучшая догадка: постоянная перестройка лабиринта, наконец, открыла пути спасения.

К сожалению, никто не знал, что случилось с группой, о которой беспокоился он.

— Последний этаж. Да уж, мы многое осмотрели, — прокомментировала Леа, открывая карты.

Линии и слова на карте шли вперемешку. Стефану с трудом верилось, что ей удалось что-то вычленить из мешанины каракулей.

— Леа, поясни, пожалуйста.

Увидев выражение лица Стефана, Серафина не отказала ему в помощи.

— Верно, верно. Так как планировка лабиринта находится в постоянном движении, я давно отказалась от попыток зарисовать ее. Вместо этого я отслеживала наш путь и пыталась выявить правила, по которым происходят изменения. Вот что я выяснила.



Перелистывая записи, она продолжила.

— Явление затрагивает только часть лабиринта — примерно с первого по тридцатый этаж — и делит всю область на более мелкие участки, которые затем переставляются. Это действует на всё: дороги, комнаты, даже лестницы.

— А причины?

— Неизвестны, — ответила Леа.

— Однако есть несколько заметных тенденций. Прежде всего, эффект сфокусирован.

Посмотрите вокруг: тридцатый этаж почти не изменился. Эпицентр над нами, по моим расчетам, с третьего-четвертого по седьмой уровни.

— Ясно.

Информацию уже передали в штаб. Вполне вероятно, уже сейчас они сосредоточили свои усилия на исследовании указанной области.

— Именно здесь начинаются изменения. Смотрите, мы сейчас на тридцатом этаже, верно? Следующим идет тридцать первый, я только что заглянула на него. Стефан и Серафина кивнули.

Уровни с 31 по 35 особенные. Вместо пяти отдельных этажей с потолками и полами они состоят из протяженных массивных каменных столбов. Их невозможно перепутать с чем-то другим.

— И здесь возникает проблема. Если это тридцатый этаж, то сколькими лестницами мы воспользовались?

— Разве не тридцатью? — спросил Стефан, нахмурившись.

Начиная отсчет от лестницы у входа, они должны были преодолеть тридцать лестниц, чтобы добраться до тридцатого уровня.

— И вы посчитали так же, да? Проблема в том, что я пересчитала их — и лестниц всего 29.

— Я и не заметила… — прошептала Серафина.

— Значит, ты говоришь, одного этажа не хватает?

— В точку.

Леа утвердительно кивнула.

— Учитывая это, следующий вопрос: «Какого уровня не хватает?». Наиболее очевидный вариант — один из этажей в эпицентре, а именно с третьего по седьмой уровни. Один из этих этажей изолирован. Кроме того, поскольку мы не заметили лишних лестниц, вполне вероятно, что само пространство исказилось.

— Существует вероятность, что... кто-то из пропавших людей оказался там в ловушке.

— …

Пропавшие люди, да?

— Если мы сможем найти недостающую лестницу или, возможно, какое-нибудь устройство телепортации…

— Мы проломим пол.

— А?..

У Леи от потрясения отвисла челюсть. Серафина удивленно моргнула.

— Это наиболее простой и эффективный метод. Даже если лестница отсутствует, из увиденного нами можно сделать вывод, что уровень будет там, где мы ожидаем. Значит, можно попасть на него сверху. Мы не можем не добраться до него. Вместо пустой траты времени на исследования быстрее будет действовать так.

— Погоди се…

— Перво-наперво, мы должны посмотреть, насколько большое отверстие можно сделать Молениями и Реликвиями атакующего типа. Если это не сработает, люди просто начнут копать…

— Погоди, погоди, погоди. Стефан, тебе нужно успокоиться, хорошо? Ты пытаешься уничтожить лабиринт?

— Ничего особенного. Мы всего лишь выкопаем яму в земле. Я уже спокоен.

— Рада это слышать, но, пожалуйста, успокойся ещё немного.

Леа подождала секунду, прежде чем продолжить.

— Прежде всего, даже если ты сделаешь это, не существует никакой гарантии, что ты пробьешься к искомой области. Это лабиринт, знаешь ли. Мы не имеем ни малейшего понятия о том, что представляет собой структура между этажами.

— …

— Кроме того, даже если ты преуспеешь в создании отверстия на следующий этаж, вполне возможно, что раскопки могут привести к обвалу на тех людей, которых мы пытаемся спасти. В худшем случае мы вызовем обрушение всего уровня.

— …

Рациональная часть сознания Стефана откликнулась на ее слова.

— Никогда бы не подумала, что ты начнешь так бездумно действовать... Какой-то ты обеспокоенный.

— Я так выгляжу?

Леа и Серафина синхронно кивнули.

— Я и не заметил. Но всё же моя оценка ситуации частенько отличается от других. Я прекрасно это понимаю.

— Потерять спокойствие и при этом сохранять бесстрастное лицо — тебе не идет. Ладно, у меня идея. Давайте вернемся обратно на поверхность и исследуем все более тщательно.

— …

Кажется, Серафина согласилась.

— Нет причин для беспокойства. Твоя сестра великолепная искательница приключений, не так ли? Не волнуйтесь — она наверняка в порядке.

— ?..

От слов Леи Стефан нахмурился.

— Хм? О, твоя сестра? Я слышала об этом от Главы.

— Меня интересует не это. Я ни разу не сказал, что «беспокоюсь за сестру». Почему вы так подумали?

В этот раз пришла очередь Леи нахмурить брови.

— Ты, что ли, придуриваешься?

— Что ты имеешь в виду?..

— Нет, ничего. Прости.

Леа вздохнула. Она выглядела как громом пораженная.

— В любом случае, что ты думаешь о моем предложении? Думаю, так мы, по крайней мере, сможем собрать новейшую информацию.

— Хорошо...

— Я поняла. Тогда возвращаемся назад.

Троица вернулась к лестнице наверх.

Их путешествие прошло без сучка без задоринки, и они встретили лишь горстку Зверей Бездны.

— Не назвал бы я это беспокойством... — пробормотал Стефан, пока они шли.

Леа посмотрела на него.

— За сестру? Подожди, не говори мне, что ты до сих пор размышлял об этом?

— Когда-то у меня имелась цель. Ради неё я без конца тренировался и стал авантюристом. Однако цель, к которой я стремился... все потеряло свой смысл.

Леа и Серафина молчали.

— Эта девушка — все, что осталось от моих надежд.

Боль и печаль, пришедшие от потери дорогого человека. Она являлась его семьей, единственным человеком, с которым он мог разделить свои чувства.

— Думаю, причина моего беспокойства о ней заключается в том, что если я потеряю ее, то все мои действия лишатся всякого смысла. Вот почему я думаю, что «беспокойство» — неправильное слово. Я просто... хочу спасти ее ради себя.

Стефан говорил, скорее, не им, а себе. Пока он выражал вслух невнятные чувства, которые долго скребли на душе, те стали медленно проясняться.

Поэтому, когда Леа заговорила, он оказался несколько удивлен.

— Это мы и называем «беспокойством».

— …

— Причины могут быть разные, но желание помочь кому-то не изменится, не так ли? Вот что мы подразумеваем под «беспокойством». Независимо от причины, желание быть полезным кому-то имеет свою собственную ценность. Нет необходимости вкладывать в это излишний смысл.

— Вот как...

— Да, именно так. Так сказала я, и в этом не может быть ошибки. Но серьезно, вот я говорю о таких глубокомысленных истинах, а ты и бровью не повел. Мои слова тебя никак не всколыхнули?

Дела обстояли не совсем так, просто он не знал, какое выражение должно быть у него сейчас.

Поэтому он задал вопрос.

— Могу ли я спросить, почему вы двое занимаетесь этим?

— Что ты подразумеваешь под «этим»?

— Составление карт делает вас счастливыми?

— А…

Леа размышляла над его вопросом мгновение, прежде чем ответить.

— Счастье... Скорее, я хочу оставить что-то после себя. Воспоминания людей — это хорошо, но если все, кто знал тебя, уйдут в мир иной, то все следы моего существования исчезнут. От такой мысли мне становится одиноко. Хотя я рисую карты, потому что они необходимы, я, по правде говоря, еще пишу рассказы и пьесы.

— А ты, Серафина?

— Я, эээ, меня... втянула в это Леа...

— Как только эта девушка начинает писать, она превращается в болтушку. Это надо видеть, скажу я тебе, — ответила Леа. — Все наши путеводители по лабиринту написаны ею, имей в виду. Недавно она даже написала несколько любовных романов!

— Л-леа, э-это…

— Нечего стесняться. Когда мы вернемся на поверхность, ты должна дать Стефану экземпляр. Скажу тебе прямо — сейчас ее книги весьма популярны, знаешь ли.

Внезапно Леа замерла.

На лице чудной девочки возникло странно серьезное выражение.

— Вы, что ли, шутите... О чем, черт возьми, ты думаешь — пробормотала Леа, глядя в потолок.

— Что случилось? Что-то не так?..

— Стефан! Сюда! Ложись!

Стоило Лее прокричать предупреждение, как прозвучал громкий рев, и лабиринт страшно сотрясся, подбросив Стефана в воздух.

※※※

Она приготовилась к смерти.

Ее уши различали только звук падающих камней, облако пыли застелило обзор.

Если изначально она находилась на полу, то сейчас ее подбросило в воздух, как парящий листик, попавший на растерзание вихрю.

 

Сколько раз уже трясло?

Как только к ней вернулось сознание, она отметила, что вокруг царит тишина.

— Ау...

Франка попыталась подняться, терпя при этом пронзающую, резкую боль.

Что произошло? Она изо всех сил постаралась свести мысли воедино, и потихоньку память стала возвращаться.

Интенсивная, сильная тряска началась там, где расположилась их группа, при этом валя их с ног. Пока продолжалось бедствие, девушка позабыла о такой роскоши как беспокойство за других.

Стены сломались и превратились в обрушенные руины. Ее настиг удар... и это все, что она помнила.

Судя по всему, без сознания она пребывала недолго. Пыль еще не осела, затрудняя осмотр местности.

Франка прислонилась к стене и воспользовалась Молением для создания источника света.

Она огляделась по сторонам…

— ...

Увиденное оставило ее без слов.

Окружающее пространство заполняли сломанные каменные плиты ростом со взрослого человека, возможно, остатки того, что когда-то являлось стенами и потолком лабиринта. Если кому-то не повезло, и он оказался в ловушке под одной из них, его определенно ждала смерть.

— Ю-Юки-сан! Мастер! Кто-нибудь…

— Франка?..

На ее зов откликнулся молодой человек.

— Юки-сан! Слава богу... А остальные?

— Я не уверен. Они должны быть поблизости.

Голос Юки затих, словно он не хотел озвучивать иные возможности. Франка последовала его примеру.

Небольшая фигурка медленно приподнялась, кашляя при этом.

Франка повернулась посмотреть и вздохнула с облегчением.

— Кая-чан... Ты в порядке?

— В порядке. Эдгар и Селим вон там.

Франка и Юки подбежали, чтобы оглядеть их.

Дети оказались зажаты в щели между двух глыб. Гигантские каменные плиты их чуть не раздавали — настоящее чудо.

— Они всего лишь потеряли сознание, слава богу. Остались только...

— Одзи-сан и... Тина, — ответил Юки спокойным тоном.

Когда началась тряска, они шли вместе в передней части группы. Так как Франка занималась лечением раны Селима, Тина освещала путь вместо нее.

Франка и Юки вытащили двух детей из заточения и передали их Кае, чтобы она приглядела за ними, пока они проводят разведку.

Можно посчитать это удачей, но они не нашли никаких следов пропавших.

Попали ли они под один из падавших камней или…

— Сюда... Быстрее посмотрите, — нерадостно произнес Юки, указывая пальцем.

Он показывал на стену, которой не было до начала землетрясения.

— Сразу после окончания тряски у меня возникла такая же головная боль и звон в ушах, как и прежде... Другими словами, тряска и изменения происходят друг за другом. Нас разделили с Одзи-саном и Тиной, да?

Франка посмотрела на Юки, ожидая дальнейших указаний.

— Первое, что нужно сделать — это доставить детей на поверхность. Это наша первоочередная задача.

Юки говорил глухим, монотонным тоном, подавляя эмоции, бушующие в нем.

— Если мы замешкаемся, то получим второй обвал. Не думаю, что Тина или Одзи-сан простят нам такую ошибку. Мы должны идти и как можно быстрее.

— В-верно.

— Я понесу Эдгара и возглавлю группу. Ты берешь Селима и следуешь за мной, Франка. Кая, ты поможешь Франке нести ее вещи и фонарь. Лучше тебе держаться рядом.

Что значили его последние слова? Лицо Каи превратилось в каменную маску, она решительно кивнула.

Их группа как единое целое преодолела опасный ландшафт.

Ко времени их прибытия на вершину уровня практически все следы обрушения исчезли. Землетрясение произошло лишь в одном конкретном месте.

— Здесь есть выход?..

Франка мгновенно пожалела о том, что спросила. Тревога захлестнула ее, отчего девушка начала задавать самые бессмысленные вопросы. Само собой разумеется, Юки знал про наличие выхода не больше неё.

Странно, но он ответил.

— Я ищу лестницу наверх. Если моя догадка верна, мы найдем ее.

— По-понятно. Откуда…

Ты знаешь? Хотела она спросить, но оборвала себя на полуслове. Потому что он продолжил говорить.

— Я ещё способен на большее... и должен принять правильное решение. Вот что я говорю себе с тех пор, как всё началось. Сколько раз это должно повториться?

Серьезно, я ни капли не изменился.

В его словах чувствовалось глубокое сожаление.

Франка не знала, что говорить в подобной ситуации.

Должна ли она утешить его?

Сказать ему, что это не его вина?

Нет, такие слова не облегчат его страданий.

И вообще, имела ли она право делать подобное?

В конце концов, она приняла решение молчать, вздыхая из-за собственной слабости, и продолжила идти вперед.

— А... — внезапно воскликнула Кая.

Появился Зверь Бездны, один из тех, что обитали ниже десятого этажа.

У существа не имелось аналогов в мире сверху. Если бы возникла необходимость его описать, то можно было бы сказать, что он напоминает клыкастого кролика.

Размерами он мог сравниться с маленьким ребенком, и двигался на такой скорости, что невооружённый глаз не мог за ним уследить.

— Юки-сан, я…

Ограничу его движения Молением, собиралась сказать Франка, но увиденное лишило ее дара речи.

Прозвучал глухой звук, как от прокалывания пакета с водой, и мертвое тело зверя упало на землю.

Юки держал Эдгара в одной руке, его кинжал в другой.

Из увиденного следовало, что за произошедшее отвечает Юки. Он выхватил кинжал и убил монстра, разрезав его на четыре части.

Пугало то, что все это произошло буквально в мгновение ока. Мало того, что Франка не смогла разглядеть момент, когда он рассек зверя, для нее он вообще не совершил ни единого движения.

Даже способности Альфреда и Стефана близко не стояли рядом с этим. Никогда прежде она не видела столь великолепного владения мечом.

Нет.

(Однажды я уже видела подобное…)

Когда столкнулась с легендарным Драконом Бездны и погрузилась в пучину отчаяния.

Именно тогда спасли ее и брата.

— Пойдем...

Следуя команде, их группа продолжила путь.

Промолчав некоторое время, Франка, наконец, решилась.

Сейчас не следовало молчать. И не следовало беспокоиться о том, что она может причинить боль другому, или что больно сделают ей. Франка не считала, что знает его досконально, но почувствовала необходимость спросить.

Три раза она медленно вдохнула и выдохнула.

(Хорошо).

Она ускорилась, догоняя его.

— Могу я... задать один вопрос, если вы не против?

— Что?.. Неужели тебе нужно спрашивать именно сейчас?

— Да. Это очень важно.

От него протестов больше не последовало, и поэтому Франка восприняла его молчание как знак согласия.

— Эээ, Тина-чан рассказала мне... Юки-сан, это касается девушки, с которой вы были раньше близки. Какой она была?! — выдохнула Франка на одном дыхании.

— Уу...

— ?..

— Ухахахахахахахахаха! Какого черта?

Юки расхохотался.

Невзирая на кривую улыбку, Юки вернулся к прежнему себе, которого знала Франка, все следы прежней мрачности исчезли с его лица.

— Серьезно, эта девочка совершенно не умеет держать рот на замке. Когда вернемся, я преподам ей урок, возможно, даже лишу парочки обедов.

— По-пожалуйста, не злитесь на Тину-чан… Э-ээ…

— Ах, да. Такой человек точно был. А я раньше был... не особо хорошим человеком.

Юки посмотрел куда-то вдаль.

— По правде говоря, на моем счету немало ужасных поступков... По приказу начальства мне пришлось совершить множество грехов. В таком вот месте я рос. Ни разу не усомнился в моральном аспекте своих действий. Позже мне дали шанс понять, во что я превратился. Я стал орудием, которое просто эксплуатировали другие. Вещью, не имеющей даже права называться «человеком».

— Это…

— Сожаление заполнило меня до краёв.

Его голос был тверд.

— Прожитая жизнь оставила внутри меня одно лишь сожаление. Глубоко в душе я решил, что заплачу любую цену за второй шанс. Именно тогда она взяла меня к себе. Она была такая странная: гордая, непреклонная в своих идеалах, но порой вела себя как маленький ребенок. Именно она научила меня, что значит быть человеком.

— И где она сейчас?

— Мертва.

В одном этом слове содержалась неимоверная печаль.

— Чтобы выразить мою благодарность, я сказал, что защищу ее, но не смог сдержать обещание. Она умерла из-за меня.

— …

— Вот почему, когда мы разлучились с Тиной и Одзи-саном, я почувствовал себя слегка подавленным. Если бы я отыскал их, то смог бы защитить. Но теперь все нормально. Я чувствую себя лучше.

— Слава богу. У вас было такое странное выражение лица, что я начала беспокоиться.

— Франка, ты…

— Хмм?

— Нет, ничего... Спасибо.

Вернулась сияющая, беззаботная улыбка, которая обычно украшала его лицо.

Франка подумала, что он видит ее насквозь.

Затронутая ею тема являлась болезненной для него, и она не стала бы просто так обсуждать подобное.

Почему же она намеренно затронула ее? Девушка хотела отвлечь Юки от его дум, даже рискуя навлечь на себя его гнев.

Он начал терять себя в круговороте вины и порицания, шторме внутренней борьбы, в которой терпел поражение. По этой причине ей пришлось «вытаскивать» его.

Франка кое-что заметила.

Странное повторяющееся явление являлось результатом чьего-то умысла, нацеленного на их небольшую группу.

Если это на самом деле так, то его бой... еще не окончен.

Даже если это означало, что Юки будет сердиться на нее, пока его внимание обращено вовне, он сможет взять себя в руки. Он должен.

Таким образом, Франка намеренно надавила на его чувства.

Даже если он будет возмущаться, ненавидеть ее, она предпочла это наблюдению за тем, как он теряет себя в чувстве вины.

Таковы были мысли Франки по этому поводу.

— Лестница!

Франка подняла голову, услышав крик Каи.

Лестница, которую они искали, словно вечность, находилась перед ними.

— Как я и думал.

Юки повернулся и посмотрел на Франку.

— Она должна вывести на четвертый этаж. Теперь все будет в порядке. Я уверен, Легионы Присягнувших уже проводят расследование. Вам просто нужно найти их, и они доставят вас обратно на поверхность. Мне очень жаль, но…

— Знаю. Я справлюсь. Детей оставь на меня.

Франка заставила себя рассмеяться.

Юки удивленно моргнул, не ожидая, что она так быстро согласится.

— Вы ведь собираетесь спасти Тину-чан и Одзи-сана? Предоставлю это вам. Эти двое очень дороги мне.

— Да, предоставь это мне.

— Я-я тоже пойду.

Кая отошла к Юки, не переставая дрожать и опустив голову.

Франка не удивилась. Девочка тоже владела «чем-то».

Мир, в котором жили они, и мир, в котором жила она, слишком отличались. Она не обладает необходимыми качествами, чтобы ступить на их территорию. По крайней мере, сейчас.

Юки сделал несколько шагов, а затем обернулся.

— Франка. Спасибо. Огромное.

— О, эээ, не за что…

Франка не могла говорить, вместо этого она проводила пару взглядом и вздохнула.

— Итак, теперь возвращение к нормальной жизни всего лишь вопрос времени. Эдгар и Селим, кажется, вот-вот проснутся…

Франка нахмурилась.

Появилось несколько Зверей Бездны, таких же, как клыкастый кролик, убитый Юки. Сейчас, когда ушел хлопотный человек, они намеревались или пообедать ими, или отомстить за павшего товарища.

— Мои извинения.

Франка сжала Божественную жемчужину в руке, криво ухмыляясь.

— Но я не собираюсь проигрывать.

Огромный пожар охватил Зверей Бездны, превращая их в уголь.

Однако двоим удалось избежать гнева пламени. Крайнее истощение сказалось на ее меткости.

— Вы!..

Звери Бездны приготовились атаковать еще раз. Справлюсь ли я?..

Внезапно мимо нее пронесся порыв ветра.

Звери-близнецы, готовящиеся к нападению на врага, развалились на две половинки и безжизненно упали на землю.

Франка обернулась и увидела знакомое лицо.

Человек держал небесное оружие Драконьего Клыка, Амнис. Авантюрист первого ранга, известный своей гениальностью, самый близкий человек Франки.

— Нии-сан…

— Ты не ранена? – спросил Стефан без эмоций.

— Я в порядке… Просто немного потрясло. Врасплох застало.

— …

— Что привело тебя сюда? Ты исследуешь аномалию?

— Да.

Недавнее землетрясение разделило Стефана и членов его группы, он продолжил расследование в одиночку.

Хотя он и оказался в окружении немалого числа опасных Зверей Бездны, для брата Франки они не представляли никакой опасности.

Когда-то Франка считала, что каменное выражение лица ее брата настолько серьезно, что становилось страшно.

Более она не испытывала подобных чувств.

— Я приношу свои извинения, что мешаю твоей работе, но не мог бы ты помочь мне отвести этих детей обратно на поверхность?

— …

Не произнося ни слова, Стефан взял детей на руки, и Франке наконец-то стало спокойно на душе.

※※※

— Эээ, Юки-сэнсэй? — спросила Кая. — Как давно... вы заметили?

— Я начал подозревать тебя сразу после первой аномалии. Огромная работа Божественной энергии сильно на тебя повлияла, гораздо больше, чем на Франку. Кстати, почти так же она повлияла на Тину. Люди не могут быть такими чувствительными.

— …

— Мои подозрения подтвердились, когда ты защитила Селима. Ты прихлопнула осу рукой, она ужалила тебя, но ты все же осталась невредима.

Кая моргнула.

— Вы заметили?..

— Пожалуйста, не недооценивай боковое зрение бывшего Дуэлянта. Последний гвоздь в гроб был забит, когда Франка рассказывала вам историю о Шинки. «Лунная Шинки-сама того времени никак не реагировала на это?» — сказала ты. «Того времени» — твои слова. Другими словами, ты знаешь о смене Шинки Луны. У нас мало времени, так что спрошу прямо: которой Шинки ты являешься?

— Луны.

Кая съежилась при ответе.

— Значит, ты преемница Муриэль?

Юки подавил боль, переполнявшую его сердце. Сейчас не время для подобных вещей.

— Ваш план: разделить меня с Тиной и атаковать нас, когда мы одни, я прав?

— Да…

Кая удрученно вздохнула и продолжила:

— Этот план разработал мой Дуэлянт — Джахар-сан. Вы его знаете, Юки-сэнсэй?

Он действительно слышал это имя раньше. Немного подумав, он вспомнил.

Он являлся членом группы Стефана, темнокожий молодой человек, владеющий огромным мечом.

Многие вещи встали на своё место. Все это время он находился под наблюдением.

— Когда наступит подходящий момент, я должна была телепортировать Джахара-сана сюда. Потом бы Юки-сэнсэя... Тину... поочередно...

— Нас бы убили. Следовательно, у него есть оружие Драконьего Клыка. Ты его еще не телепортировала, правильно?

Кая кивнула.

— Тряска и изменения в лабиринте… Что вызвало их?

— Я тоже не знаю. Возможно, Джахар-сан воспользовался какой-то Реликвией.

Эта Шинки отвечала только за наблюдение за ними и телепортацию Джахара в подходящий момент.

Если задуматься, Легион Присягнувших Луне расформирован. У нее нет подчиненных, на которых она могла положиться.

В таком случае, им следовало как можно скорее встретиться с Тиной и Альфредом…

— Эээ…

Кая посмотрела на Юки испуганными глазами.

— В чем дело?

— В-вы… теперь убьете меня?

— А?

— Джахар-сан сказал... Он сказал... людей, которые убивают... вне всякого сомнения, убьют другие. Я... тоже так считаю.

— Ты хочешь, чтобы я убил тебя?

Она решительно покачала головой.

— Тогда я не буду. Во всяком случае, тебе тоже пришлось несладко. Я раскрыл тебя лишь потому, что ты защитила Селима. И еще... в той пещере, я знаю, что ты спасла нас своей силой.

— …

То, что Юки и компания не попали под град обломков, не являлось случайностью.

Он предполагал, что Тина тоже пыталась, но с ее откровенно жалким запасом Божественной энергии она была не в состоянии произвести эффект, который они лицезрели.

— Напротив, позволь мне поблагодарить тебя.

По ее щекам побежали слезы.

— Я... Я не хотела, чтобы кто-то пострадал…

— Я знаю.

Юки кивнул.

— В конце концов, ты не телепортировала своего Дуэлянта. Кроме того, ты раскрылась и не сбежала от ответственности. Все это говорит мне, что ты перестала следовать прежнему пути. А, кстати, сколько Божественной энергии у тебя осталось?



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.044 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал