Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ишь, чего захотел! – зажал монеты в кулак Белдуз.






 

Славко, рискуя упасть с головокружительной высоты, что было сил, раскачивал ветку сосны. Звенислав, сунув в рот остатки одолень-травы, принялся помогать ему, делая то же самое…

Наконец, хан, пытавшийся, хоть что-то понять в неведомых ему русских буквах, таких же странных и непонятных ему, как и сами русские люди, краем глаза заметил какое-то постороннее движение. Он мгновенно свернул грамоту и подозрительно огляделся вокруг. Лицо его остановилось на высокой сосне…

- Что это? – спросил он Тупларя, который с потерянным видом шел мимо костра, давно потеряв надежду отыскать свою саблю и увидеть рассвет.

- Где, хан? – с готовностью ответить на любой вопрос, выполнить любой приказ, чтобы только заслужить пощаду и живым вернуться домой, где его так ждала родня, воскликнул тот.

- Вон там, на сосне? – Белдуз показал рукой на качавшиеся ветки.

- Может быть, это глухари, дерутся? – предположил глуповатый половец.

Хан с презрением посмотрел на него и язвительно спросил:

С каких это пор, глухари дерутся не крыльями, а - руками? И кричат по-человечьи?

- Это два русских мальчишки, хан! – едва взглянув на сосну, сразу же определил Узлюк и предложил: - Позволь, я их одной стрелой из лука!

- Нет, после мне свое уменье покажешь! – остановил его хан и, подозвав двух всадников, приказал: - А этих мальчишек привести сюда! Живыми! Вперед!

Половцы стегнули плетками своих коней и помчались к сосне, у которой колыхалась уже вся вершина.

Трудно сказать, как это им удалось, но, больше всего на свете боявшиеся гнева своего хана, они почти мигом, разве что, не перенеся по воздуху, привезли, перекинутыми через седла двух отроков и поставили их перед ним.

Белдуз внимательно оглядел пленников с ног до головы и строго спросил:

- Кто такие? Откуда? Почему здесь? Подслухи своего князя??

- Как можно, хан?! – Славко преданно уставился на хана и стукнул себя кулаком в грудь. - Я - сын купца. А это мой слуга! Из Переяславля мы! Остановились в пути… Как можно – шпионить…

Хан с любопытством посмотрел на говорившего отрока и, меняя тон на вкрадчиво благодушный, продолжил:

- Понимаю. Устали в дороге, вышли из обоза… Бедные ребятишки! Играли, значит?

- Да, хан, в лапту! – охотно поддакнул Звенислав.

«Вот, дурень! – ахнул про себя Славко. – Ну, кто тебя просил вперед лезть! Какая может быть игра на месте набега, и кто в лапту на сосне играет?»

- Да не играли мы! – самым убедительным, на какой был способен, тоном, сказал он и, показывая пальцем на Звенислава, пожаловался. - Это все он! Украл у меня златник и бежать! А я следом! Он в поле, и я в поле! Он на сосну, и я за ним! Прикажи ему хан, пусть вернет!



Хан с еще большим интересом посмотрел на него, и тон его стал почти ласковым:

- Ай-яй-яй! Целый златник украл?

- Да, хан, да!

- И на сосну, говоришь, вслед за ним полез? А богатый ли у тебя отец?

- Богат, очень богат, хан! – подделываясь под тон Звенислава, стал отчаянно врать Славко. - Тысячи лошадей, собольих шуб больше, чем пальцев у тебя на руках! А дорогих сапог сразу и не сосчитаешь…

«Эх-х! – ахнул про себя теперь уже купеческий сын. - Да разве ж об этом в плену говорят? Теперь он такой выкуп заломит!..»

Но Белдуз и не думал говорить о выкупе. У него была своя мысль. И он с усмешкой спросил Славку:

- И ты при таком богатом отце погнался за две версты из-за какого-то жалкого златника?! Да еще и на сосну полез?!

«А хан-то, оказывается, и правда, хитер! Такого так просто не проведешь! – понял Звенислав и стал умолять. - Ну, Славко, или как там тебя теперь – Златослав, только не молчи, выручай, говори!»

Но Славко и не думал молчать.

Делая вид, что переводит дух, он на самом деле придумал, как ему быть дальше и лукаво усмехнулся:

- Почему из-за одного? Кто тебе сказал, что из-за одного? Я сказал? – и, приблизившись к хану, громко шепнул: - Он у меня десять золотых украл и где-то в лесу спрятал! Верно говорю! Только один у себя оставил, во рту держит! А ну, покажи его хану! – обернувшись к Звениславу, приказал он.

Купеческий сын с изумлением поглядел на Славку, но, вовремя вспомнив свое обещание делать все, что тот ни скажет, покорно вынул изо рта золотую монету и показал хану.

Тот взял тонкий желтый кружок, вогнутый, как чашечка, осмотрел со всех сторон и, сам тому удивляясь, задумчиво произнес:

- И, правда, златник! Настоящий! Константинопольский!

- Вот видишь! А ты как думал? – делая вид, что обиделся, из-за того, что ему не поверили, упрекнул Славко. - Из-за одного златника я и, правда, не стал бы зря ноги бить. А из-за десяти и двух верст пробежать не жалко!

- Хм-мм! – осклабился, соглашаясь, хан. - Я бы пожалуй, и десять верст из-за двух проскакал! Так, значит, золото любишь, купеческий сын?

- А кто же его не любит? Конечно!! Меня в честь золота даже и назвали - Златославом!



- Златослав… Златослав… - задумался вслух Белдуз. – Что-то похожее, я уже слышал! Но – только не Златослав. То, что касается золота, я запоминаю навсегда! Но что-то уж очень похожее… И сам ты мне, кажется, кого-то напоминаешь… Этот голос, и особенно взгляд, который ты так стараешься спрятать за улыбкой! Где я тебя мог видеть?

- Да мало ли, хан… - пожал плечами Славко. - Я же все время при отце, а он все время в дороге! У одних покупаем, другим продаем! Может, в Корсуни где встречались? Или, на пограничном торжище, когда между Русью и Степью мир?

Хан недовольно покосился на него и строго заметил:

- Мира между нами не может быть ни-ког-да!

- Ну, эти, как их там… - запнулся Славко.

- Перемирия! – подсказал Звенислав.

- Во-во, они самые!

- Может быть, может быть… задумчиво пробормотал хан. - Но сдается мне, что я видел тебя куда раньше! Да и лицо твоего слуги мне тоже совсем недавно знакомо!

- Да будет тебе, хан! – успокаивающе махнул рукой Куман. - Все русские на одно лицо!

- Все – да! – согласился Белдуз. - Но от этих у меня, как будто, в глазах двоится. Что-то у них не так!

- Тебе всё не так, хан! Всем ты не веришь!

- Я даже самому себе не верю!

- И правильно делаешь, хан! – вмешался в беседу Белдуза со старым половцем Узлюк и с готовностью показал на свой лук: - Позволь, я их обоих одной стрелою!

Хан с упреком посмотрел на него и проворчал:

- Тебе бы все стрелой, да стрелой! Сама судьба, кажется, посылает нам счастливый случай узнать, что в этой грамоте! А заодно и этих проверить! Так ты, говоришь, Златослав - купеческий сын?

- Да! – с готовностью подтвердил Славко.

- Стало быть, ты и считать умеешь?

- Конечно!

- Ну, так считай!

- А ты дай мне мои златники я и посчитаю!

- Ишь, чего захотел! – зажал монеты в кулак Белдуз. – Золото все считать умеют! Ты так считай!

- Просто так не интересно, но так уж и быть!..

И Славко быстрой скороговоркой, чтобы его не улучили в том, что он почти не умеет считать дальше десяти, затараторил:

- Раз, два, три, шесть, десять, двадцать, двадцать девять, двадцать десять…

- Хорошо! – остановил его хан. - И… читать можешь?

- Конечно! А тебе что, надо что-то прочитать?

- Надо-надо!

«Ну, вот! - торжествуя, подумал Звенислав. - Сейчас хан даст Славке грамоту, и, как только она окажется в наших руках…»

Но Белдуз неожиданно для него, вместо вожделенной грамоты, принес от костра свою плеть и протянул ее Славке со словами:

- Очень хорошо! Тогда – пиши!

Славко тоже растерялся не меньше Звенислава. Но он быстро взял себя в руки и с деланным сожалением сказал:

- Но, хан, чем и на чём? Кабы я знал, то прихватил бы с собой калам и чернила или на худой конец писало с куском бересты… А так…

- А так - вот тебе моя новая плетка… - оборвал его хан и, рассеянно пробормотав: «Где ж я тебя все-таки видел?..», приказал: - Пиши ее рукоятью прямо на снегу!

«А вот об этом мы-то и не подумали! Не успели… Все! Пропали!..» - охнул про себя Звенислав.

Но Славко, как ни в чем не бывало, пожал плечами и, со словами «Ладно! Плеткой, так плеткой!», уверенно, будто всю жизнь занимался переписыванием книг, вывел на снегу четкие, ровные буквы.

- Вот, - показал он на них Бельдузу. - Аз, Буки, Веди… Велишь продолжать, хан?

- Хватит, достаточно!

«Ай, да Славко! - изумился Звенислав. - Мне на это целых полгода понадобилось! А он – с первого раза запомнил! Живы останемся, надо будет обязательно сказать про него отцу! Хотя… - вспомнив, что их скоро ждет, помрачнел он, – какое теперь останемся…»

Время их жизни сократилось всего до нескольких шагов, отделявших их от костра, откуда хан нес теперь уже и саму грамоту.

- Вот, - не отдавая, показал он ее Славке. - А теперь сослужи-ка мне службу, прочитай-ка эту грамоту от одного вашего князя – другому!

- Вот эту? – забывая про осторожность, Славко радостно сделал шаг вперед.

Хан морщась от боли в руке, быстро спрятал грамоту за спину.

- Эту, эту!

- Так давай же!

- Только из моих рук!

- Ну-у! Грамота, видать важная! Такую я даром читать не буду! – протянул Славко, отступая назад так, что натолкнулся на Звенислава.

- Да ты что? – зашипел на него тот. – Испугался? Иди скорее, пока дает!

- Если б давал! – огрызнулся, почти не раскрывая губ Славко. – А так видишь, уцепился за нее, так просто и не выхватишь!

- Ну, иди же!

- Не торопи, сам знаю, что делаю!

Хан заметил, что отроки о чем-то говорят между собой, и с подозрением спросил:

- А что это вы там шепчетесь?

- Это не я! – искренне бросая на Звенислава недовольный взгляд, ответил Славко. – Это он просит, чтобы я не предавал Русь!

- Правильно, - согласился Белдуз. - А ты и не предавай. Ты – продавай!

Славко тут же с жадностью облизнул губы и сделал вид, что заинтересовался таким предложением.

- А много ли дашь, хан? – быстро спросил он.

- Да уж, не пожалею и целого златника!

- Как! Одного? – разочарованно переспросил Славко. - Да к тому же – еще и моего?! Нет, хан! Меньше, чем за тридцать – я никак не согласен!

Хан сурово сдвинул к самой переносице брови и покачал головой:

- Наглец! Ты что забыл, в чьей власти находишься? Да я сейчас отдам тебя на растерзанье своим воинам! У них давно уж стрелы в колчанах чешутся!

- Ну и пусть тогда читают тебе эту грамоту сами!

- Эх-х! Ладно, – забыв про больную руку, махнул ею Белдуз и чуть было не взвыл от боли. - Десять златников!

- Тридцать! – упрямо стоял на своем Славко.

- Двадцать! – еще уступил хан, но тут же уточнил: - Десять тут, и десять в Степи!

- И еще десять прикажи вернуть мне слуге! – быстро добавил Славко. - Вот и получится тридцать!

- Хорошо умеешь считать щенок! – покачал головой Белдуз. - Зря я только время терял, когда тебя испытывал! Ну а ты, слуга, сам скажешь, где их запрятал или приказать моим воинам помочь тебе?

- Сам-сам! – охотно подыгрывая Славке, закивал Звенислав.

- Да смотри, правду говори! А то ведь я могу и сказать своим людям, чтоб проверили! – предупредил хан.

- А я и говорю, возле стогов, в дупле сломанной березы, где вы с гонцом бились…

Славко сделал два шага вперед, как бы отделяя себя от Звенислава, и умоляюще зашептал:

- Хан, это ж совсем близко! Пошли своих людей! И я свое золото назад получу, и ты нас заодно до конца проверишь!

- Без тебя знаю, что мне делать! – проворчал недовольно хан и подозвал своих всадников.

- Эй, всё слышали, что сказал этот слуга?

- Да, хан! – в один голос отозвались те.

- Тогда что вы еще здесь ждете? Вперед!!

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2022 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал