Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Военная система Суй






 

С 583 г. в Суй действовала рекрутская система (фубин), при которой на службу пожизненно призывалась только часть рекрутов. Городские призывники проходили обучение в квартальных обществах (цзюньфан) под началом городских старшин (фанчжу), а деревенские – в сельских обществах (сянтуан) под началом сельских старост (туанчжу).

Солдаты проходили «курс молодого бойца» в следующей последовательности:

1) строевая подготовка;

2) действие в составе подразделения;

3) маневр на учебном поле боя в составе группы;

4) маневр на учебном поле боя в составе соединения;

5) приемы обращения с оружием.

Четко проработанная система звуковых сигналов (дробь барабана, звуки гонга и колокола, цвета знамен, огневые и дымовые сигналы) и значительное количество офицеров и младших командиров от начальника «пятерки» до ланцзяна 56 (на туань в 800 бойцов приходились 1 ланцзян с помощниками, 8 сотников, 80 десятников и 160 начальников «пятерок», не считая сигнальщиков, писарей, казначея и ревизора – всего более 250 человек или 30%) позволяла управлять войсками в бою на приемлемом уровне.

Эти обученные призывники (бин) составляли местный гарнизон (фу), являвшийся одновременно и административной единицей. Во главе фу стоял ланцзян, под командованием которого находилось 800-1200 человек личного состава.

В тактическом отношении войска фу составляли полк (туань), который делился на роты (дуй) по 100 человек. Численность полка, как мы видим, была непостоянной и зависела от количества новобранцев, призванных на военную службу.

Одновременно с несением службы, эти войска должны были заниматься сельским хозяйством, чтобы обеспечить себя продовольствием. Для выступления в поход воины гарнизона должны были получить соответствующий приказ из центра. Без повеления императора ни один военачальник под страхом наказания не имел права использовать войска фубин.

В среднем, следуя древней традиции, нашедшей свое отражение в «Сунь-У бинфа» 57, на одного воина приходилось 6-7 семей, которые продолжали нести воинскую повинность в виде гужевой, строительной, дорожной, мостовой и прочих повинностей, являвшихся разновидностями общегосударственной трудовой повинности. В случае выступления в дальний поход из этих семей вербовались возчики и носильщики грузов, сопровождавшие армию в походе и организованные в особые единицы – вспомогательные отряды (саньбин).

Повинности, сопровождавшие воинскую, разоряли крестьянство. Сунь-цзы говорил, что когда поднимают армию в 100000, страдают 700000 семей 58.

Набор на военную службу всегда проходил неравномерно. В одних местностях разоренные крестьяне с радостью вступали в армию, надеясь избавиться от голода и долгов. В других – чиновники вымогали гигантские взятки, крестьяне не желали отдавать своих детей защищать интересы совершенно безразличного им центрального правительства, помещики откупались от несения службы и нанимали вместо себя заместителей из многочисленных бродяг, наводнивших в те годы дороги Китая, призывники бежали от чиновников:



 

«...Чиновник орал там, крестьян забиравший в солдаты.

Хозяин-старик – перелез за ограду и скрылся,

Седая хозяйка на улицу вышла из хаты…»

(Ду Фу 59, «Чиновник в Шихао», перевод А. Гитовича)

 

Так были устроены в военно-административном отношении наиболее массовые, провинциальные войска в Китае. Эта система, зародившись еще до эпохи Наньбэй чао, была унаследована в Суй и, затем, стала обычной (с легкими изменениями) для всех последующих китайских и некитайских династий, владевших Поднебесной до 20 в. Боеспособность таких войск обычно была невысока и сильно зависела от проводимой центральным правительством внутренней политики.

Учитывая, что в описываемый период численность населения Суй стремительно приближалась к 40000000 человек 60, Вэнь Хуанди мог поднять в поход армию численностью около 1000000 человек. Однако качество подготовки воинов фубин оставляло желать лучшего. Особенно это касалось конницы, ставшей в те годы основной ударной силой армии. Ян Цзюн 61 писал:

 

«Знак полководца выносим из Врат Дворцовых.

Латников конных ставим вкруг Стен Дракона»

(Ян Цзюн, «В походе», перевод Л. Эйдлина)

 

Однако конные войска фубин не был способны реально противостоять конным войскам варварских племен. По словам Ду Фу, китайский конный лучник бывал рад, если на скаку мог не держаться за луку седла и пускать стрелы на 20-40 шагов:



 

«Я бросаю поводья на полном скаку,

Конь несется с холма на зеленый лужок,

Но у всех на виду, не держась за луку,

Я сгибаюсь в седле – и хватаю флажок…

Когда натягиваешь лук – тугой должна быть тетива,

Должна быть длинною стрела, что в битву послана людьми,

Когда стреляешь по врагу – бей по коню его сперва.

И если в плен берешь солдат – сперва их князя в плен возьми…»

(Ду Фу, «В поход за Великую Стену», около 748 г., перевод А. Гитовича)

 

Естественно, для борьбы с подвижными и прекрасно обученными «железными коршунами» киданей или «железными всадниками» Когурё, такого умения было недостаточно. То же самое относилось и к конным латникам отрядов фубин. Единственной боеспособной силой в фубин оставалась пехота, вооруженная разнообразнейшим древковым оружием и щитами. Но в эпоху господства конницы на полях сражений такое войско было обречено на неизбежное поражение.

Вэнь Хуанди провоевал большую часть своей жизни и не мог не понимать этого. Поэтому указом императора устанавливался порядок вольного найма в армию подданных государства – мубин. Также активно привлекались войска кочевых народов, одни – на основе вассальных отношений, другие – за высокую плату.

Т.о., в Китае параллельно существовало две системы комплектования армии – призывная (фубин) и «контрактная» (мубин). В рядах войска находилось значительное количество иноплеменников, несших службу преимущественно в коннице. Эти иноплеменники и являлись, пожалуй, наиболее квалифицированной и боеготовой частью китайского войска. Получив четкую китайскую организацию и действуя с учетом как положений традиционной китайской военной науки, так и военных хитростей своих народов, эти войска становились грозной силой на полях сражения.

Основой всей армии являлись войска столичного гарнизона. Они делились на Северное и Южное командование и состояли из профессиональных и наследственных воинов. По сути дела, это были наилучшие войска страны, готовые к выполнению боевого задания немедленно после получения приказа.

Южное (более почетное по китайским представлениям) командование ведало войсками, охранявшими непосредственно столицу и делилось на дворцовую гвардию Циньвэй (в свою очередь делившуюся на Пэйшэньфу – личную охрану императора, и Цзяньмэньфу – охрану дворцовых ворот) в составе 12 вэй 62, каждое из которых возглавлял дацзянцзюнь с двумя цзянцзюнями в качестве заместителей, и регулярные части, охранявшие городские ворота и стены, а также выполнявшие охранно-полицейские функции.

Численность вэй не была постоянной. В описываемый период она могла колебаться в пределах 5-7 тысяч воинов. Эти воины проходили регулярную военную подготовку (цзюньши или сюньлянь). Помимо освоения общего для всех китайских воинов комплекса приемов владения древковым оружием и мечом, воины гвардии, по традиции, зафиксированной примерно в эпоху Цзинь, должны были овладеть также искусством стрельбы из лука и арбалета, борьбой без оружия, освоить дополнительные виды клинкового и древкового оружия. Гвардеец должен был налегке проходить 300 ли 63 в сутки, быть в состоянии переместить бронзовый треножник весом в 500 цзиней 64 на расстояние 50 шагов, уметь передвигаться бесшумно, сражаться в воде, обезоруживать, связывать и конвоировать противника. Боеспособность подобной гвардии была очень существенной. Эти подразделения могли на равных сражаться с любым противником, поэтому, следуя заветам У-цзы, говорившего: «В армии всегда найдутся воины, храбрые, как тигры; найдутся сильные, легко поднимающие тяжелый треножник; найдутся ходоки, идущие быстрее боевых коней; всегда найдутся люди, которые сумеют отнять знамя, заколоть полководца. Таких нужно отбирать, отделять от прочих, любить и ценить их. В них судьба армии», их выискивали по всем гарнизонам, сводили в крупные гвардейские подразделения вэй. Согласно трактату «Тай-гун лю тао» 65, такие воины должны были презирать смерть и раны, быть смелыми, сильными, неутомимыми, неукротимыми в бою, энергичными и проворными. Особо выделялось такое качество, как обученность воина – воин должен был не только уметь сражаться личным оружием, но и действовать в составе подразделения, правильно понимать и исполнять команды и беспрекословно слушаться командира. В случае, если воин соответствовал этим требованиям, карьерный рост был ему обеспечен – от военного чиновника в Китае, особенно во времена Южных и Северных династий, не требовалось столь большой образованности, как от чиновников гражданских, а завет У-цзы гласил: «Если окажутся такие, кто искусен в употреблении оружия, кто помышляет о том, чтобы поглотить противника, нужно добавить им титулов и с их помощью добиться победы» Да и вообще, гвардейцы пользовались особыми привилегиями. Они получали высокую плату за службу и не были подсудны местным властям. По словам Бо Цзюйи:

 

«… Мы подняли чарки, еще не пригубили их,

Свирепой толпою наемники в дом ворвались.

В лиловой одежде, топор или нож в руке.

Их сразу набилось больше десяти человек.

Схватили они с циновки все наше вино,

И взяли они с блюда всю нашу еду…

Хозяину дома разумней всего молчать:

Начальник охраны в большой при дворе чести»

(Бо Цзюйи, «Я остановился на ночь в деревне на северном склоне горы Цзыгэ», перевод Л. Эйдлина)

 

Во время походов, когда войска выступали по разным направлениям, гвардейцы (вэйбин) могли придаваться каждой армии (цзюнь) для ее усиления. В таких случаях цзюнь, составленный их войск фубин, мубин и вэйбин возглавлялся соответствующим военачальником гвардии.

Северному командованию подчинялись многочисленные войска, расположенные в столичном округе.

На границах империи располагались особые военно-административные образования – приграничные округа (чжэн), которые возглавлялись командующими (цзян). В состав этих образований, имевших помимо охранно-полицейской функции, постоянную задачу по прикрытию стратегически опасных направлений, входили войска фубин и, видимо, наемные формирования. Опорой этих войск были укрепления Великой Стены, достроенной и укрепленной в те годы.

Снабжение войск велось из провинциальных складов, расположенных в центрах провинций, охранявшихся войсками фубин, и столичных, охранявшихся войсками Южного и Северного командований. Склады делились на продуктовые и арсеналы. Как ясно из названий, продуктовые склады содержали стратегические запасы продуктов (преимущественно риса), а арсеналы – оружие и обмундирование, которые выдавались солдатам только при выступлении в поход.

Постоянного флота в Суйской империи не было. Соединения судов готовились для выполнения конкретной задачи и состояли, преимущественно, из обычных торговых судов, иногда несших на себе метательные машины. Для операций на Хуанхэ и Янцзы обычно готовились специальные, преимущественно гребные суда, похожие на большие платформы с парапетами, защищавшими воинов от стрел. Иногда такие плавучие платформы делались двухэтажными и несли на себе метательные машины. Во время боя они могли соединяться между собой при помощи цепей и образовывать своеобразные укрепленные линии. В качестве маневренных сил обычно использовались маленькие парусные лодки с лучниками и мечниками, атаковавшими внезапно заранее намеченный пункт в такой линии. Также широко применялись брандеры.

Внезапная атака на подобный, скованный цепями флот, дополненная огневым нападением, обычно завершалась полной победой, т.к. малоподвижные суда не могли свободно маневрировать и тонули по несколько штук за раз. Но в длительных «регулярных» сражениях флотов Северных и Южных царств, обычно встречавшихся в боях на Хуанхэ, эти плавучие укрепленные линии имели широкое применение.

Естественно, для длительного морского похода, да еще протекающего в условиях постоянных боестолкновений с мало-мальски подготовленным морским флотом противника, такой флот был непригоден. Однако в самом Китае он активно использовался для разнообразных операций, в т.ч. для высадки стратегических десантов, применение которых отмечено при противоборстве царств Цинь и Чу 66 еще в эпоху Чжаньго 67. Для увеличения возможностей его использования в стране расширялась система каналов. При правлении династии Суй специально прорыли Великий Канал, соединивший между собой две великие реки Китая – Янцзы и Хуанхэ. Мобильность войск и, соответственно, обороноспособность страны, была значительно повышена.

В целом же, для правления Вэнь Хуанди характерно стремление преодолеть традиционные оборонительные тенденции ведения боя за счет увеличения численности гвардии, тяжелой и легкой конницы, активного использования флота, что являлось отражением захватнического характера империи Суй.

Вот с такими войсками Ван Шицзи и Хань Ванляну необходимо было нанести поражение и уничтожить царство Когурё, которое к тому времени занимало весьма значительную территорию и обладало большим военно-экономическим потенциалом, а также большими людскими ресурсами.

Что же представляло собой войско Когурё, которое должно было преградить путь войскам Вэнь Хуанди в смертельной схватке?

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал