Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Экспедиция Р.Иззарда - Ч. Стоннора, 1954 год.






Идея организации экспедиции на Гималаи возникла у корреспондента английской газеты “Дейли Мэйл” Ральфа Иззарда после его командировки в 1953 году в Непал.

 

Хребты Гиндукуша и Гималаев.

 

На склонах этих суровых негостеприимных гор к середине прошлого столетия побывали многие экспедиции альпинистов из разных стран. Их привлекали туда непокорённые вершины гималайских семи- и восьмитысячников, а особенно высочайшая вершина мира Джоморлунгма (Эверест). Некоторые из них рассказывали, что на снежных склонах им иногда попадались странные следы босых человеческих ног, обычно очень больших размеров. На вопросы, чьи это следы, носильщики-шерпы, жители этих мест, отвечали, что это следы страшного волосатого человекоподобного существа ЙЕТИ.

В 1925 году греческий исследователь А.Н.Тамбоци расположился лагерем рядом с перевалом Цемо не северном склоне Канченджанги. Неожиданно носильщики вызвали его из палатки и показали на видневшуюся вдали тёмную точку. По их уверениям это был йети. Он пишет: “Достав бинокль, я посмотрел в указанном направлении. Первые несколько секунд ослеплённый блеском снега я ничего не мог разглядеть. Но потом на расстоянии 200-3—ярдов, внизу я распознал объект, на который указывали носильщики. Бесспорно, тёмная фигура держалась совершенно прямо, изредка нагибаясь, чтобы выкопать корни карликовых рододендронов. На снежном фоне она казалась тёмной, и на ней не было видно никакой одежды. Приблизительно через минуту это существо зашло в густые заросли и исчезло. Позже, подойдя на это место, я рассмотрел его следы, по форме похожие на человеческие, но длиной только в шесть-семь дюймов. Отпечатки пяти пальцев и подъёма были чёткими, а следы пятки - неясными….”

Я не придаю никакого значения тем прелестным сказкам, которые рассказывают туземцы, какими бы правдоподобными они ни казались. Могу только суверенностью сказать, что силуэт таинственного существа соответствовал очертаниям человеческой фигуры».

В этом же районе в 1948 году два норвежца из швейцарской экспедиции выследили по следам двух йети, которых они намеревались захватить с помощью арканов. В результате звери перешли в атаку, сбили с ног и помяли одного из охотников, а затем скрылись, так как на помощь пострадавшему спешили другие члены экспедиции. Тогда очевидцы посчитали, что встретились с двумя большими человекоподобными обезьянами.

В 1937 году такие следы встретились членам экспедиции английских альпинистов, которой руководил известный альпинист сэр Джон Хант. Находясь в восточном Непале, он поднимался по северной стороне перевала Цемо. На высоте 19000 футов он наткнулся на два ряда следов, настолько похожих на человеческие, что вначале у него возникло подозрение, не побывал ли кто-нибудь наверху до него. Позднее было доказано, что в то время в этом месте никого не могло быть.



Джон Хант

 

Следы, обнаруженные экспедицией Дж.Ханта в 1937 году.

 

В 1951 году один из участников очередной его экспедиции Эрик Шиптон на перевале Кхумбу сфотографировал странные следы. Одна из наиболее чётких фотографий впоследствии часто публиковалась в средствах массовой информации и получила неофициальное название “След Шиптона”.

 

 

На этой фотографии вызывают недоумение утверждение, что этот след имеет какое-то сходство с человеческим, хотя против этого говорят слишком массивный и короткий 1-й палец, который вряд ли мог быть приспособлен для каких-то передвижений, тем более, для лазанья по скалам. Загадку разъяснил советский альпинист, заслуженный мастер спорта Маречек, который при встрече с автором рассказал, что он был хорошо знаком с Э.Шиптоном, и тот признался, что этот палец на снегу был виден плохо и, чтобы его сфотографировать, альпинисты “подправили его консервной банкой”. Также не соответствуют гоминидам короткие 2-5 пальцы и неестественная ширина отпечатка – у человека и других гоминоидов (древних) соотношение длины к ширине не превышает 1::2,5, тут 1:2.

Работавший в конце сороковых годов в Индии сотрудник газеты “Дейла мел” английский журналист Ральф Иззард заинтересовался рассказами о неведомом волосатом человекоподобном существе, наводящем ужас на жителей Гималаев. Увидев фотографию следа йети, сделанную Шиптоном, он решил разгадать загадку таинственного гоминоида.



Энергичный и деятельный по натуре Иззард по возвращении в Англию активно взялся за организацию на Гималаи специальной экспедиции. Благодаря широкой рекламе ему удалось собрать достаточные средства для того, чтобы прекрасно, по тем временам, оснастить такую экспедицию и пригласить для участия в ней высококвалифицированных специалистов. В составе экспедиции были Чарльз Стоннор - известный зоолог, Джеральд Рассел - естествоиспытатель, получивший известность благодаря тому, что ему первому удалось поймать гигантскую панду, Акхей Бхутку - специалист по выделке шкур животных, Бисуамой Бисуас - сотрудник Уп­равления по охране животных Индии, а также опытные альпинисты, провод­ники и носильщики - шерпы. Некоторое время участие в работе экспедиции принимал американский антрополог Питер Бирн.

 

 

Неизвестный гималайский

антропоид.

 

Приведенный рисунок взят из книги директора американского "Музея криптозоологии" К.Лорена, где он назван “йети”. Вот так, предположительно, выглядело загадочное существо, получившее по недоразумению, с лёгкой руки английского инженера Бюри, название “Снежный человек”. Следы этого существа и сфотографировал Эрик Шиптон.

 

Экспедиция не ставила пе­ред собой задачу отловить йети, чтобы привезти его в Европу или Амери­ку, так как её организаторам было понятно, что, не зная образа жизни этого животного, его не удастся сохранить в живых в неволе. Как задача максимум, в случае удачи, предполагалось возможным подержать его неко­торое время в неволе на месте, в привычных для него условиях, чтобы его могли обследовать специалисты, а потом отпустить. Сначала рассмат­ривалась возможность применения усыпляющих средств, о потом, не имея данных о безопасной дозе таких средств, от этого отказались. Большое участие в подготовке этой экспедиции принимал зоолог А.Сэндерсон.

Экспедиция состоялась в 1954 году. Район её работ располагался на южных склонах Гималаев, от вершины Макалу на западе и до перевала Нангпала на востоке. Поиски и наблюдения производились, в основном, на высотах 12 - 18 тысяч футов (3600 - 6500 метров) над уровнем моря. Основные маршруты проходили в окрестностях ледника Барун.

 

Макалу Эверест

 

Впоследствии анализ показал, что эти волосы принадлежат примату, но не человеку и ни одной из человекообразных обезьян (подробнее см. в главе 5).

Пе­ред тем, как покинуть Англию, - пишет Иззард в книге “По следам снеж­ного человека” - мы, естественно, изучили всё, что было известно тогда о снежном человеке. Результат оказался следующим: эти данные скудны и достаточно противоречивы, в значительной степени основаны на сложив­шихся у большинства путешественников по Гималаям общих впечатлениях о существовании в отдалённых и неприступных убежищах какого-то неизвест­ного животного.

Единственным бесспорным реальным фактом были фотогра­фии странных следов, сделанных Э.Шиптоном, Э.Крониным и некоторыми другими на снежных склонах Гималаев. Но вопрос, кому они принадлежали, вызывал большие разногласия... По причинам, для некоторых из нас мало понятным, авторитетные учёные мужи позволяли себе категорически ут­верждать, что поводом для всех этих рассказов послужила обыкновенная гималайская обезьяна лангур; в то время как другие специалисты столь же категорично утверждали, что так называемый снежный человек явля­ется ни кем иным, как крупным красным медведем... Стоило сделать по­пытку разобраться в создавшейся ситуации ...”.

Экспедиция прибыла в страну шерпов, имея, таким образом, в своём распоряжении перед началом поисков лишь очень туманные рассказы и малоубедительные слухи об объ­екте своих поисков.

План ближайших действий в районе ледника Браун (фото слева) предусматривал решение двух задач: выяс­нить всё, что удастся, у местных жителей и, как можно быстрее, присту­пить к непосредственным поискам и наблюдениям. Для местных жителей су­ществование йети было бесспорным фактом, многие видели его собственны­ми глазами и считали самым обыкновенным животным, наряду с волками, диким козлами, барсами и другими животными, живущими в здешних горах. Когда участники экспедиции высказывали сомнения в существовании йети, на них смотрели с сожалением.

По истечении нескольких дней выяснился поразительный факт: независимо от того, кто, когда и где видел йети, все описания давали в точности одинаковую картину. Йети - небольшое коренастое человекоподобное существо ростом с четырнадцатилетнего ре­бёнка, покрытое жёсткой, похожей на щетину, шерстью, обычно рыжева­то-бурого цвета, иногда чёрного. У него вполне человеческая фигура, он ходит на двух ногах, но, испугавшись или поднимаясь по крутому каме­нистому склону, становится на четвереньки. У него плоское, как у обезьяны лицо, несколько заострённая голова, хвоста нет. Йети издаёт характерный крик - громкие, пронзительные звуки, напоминающие крики чаек, которые кричат обычно в вечернее время... Все шерпы считают, что йети живёт среди камней, как это следует из его названия, так как йети на языке шерпов означает “каменистая местность”

В ходе работы экспедиции, среди многочисленных следов волков, оленей, туров и лисиц, её участники несколько раз встречали следы, по­хожие на человеческие, которые с достаточным основанием можно было считать принадлежащими йети.

Сопровождавшие экспедицию шерпы к таким следам всегда относились вполне объективно и не во всех случаях счита­ли их принадлежащими йети, так как понимали, что солнце и рыхлый снег могут сильно изменить форму отпечатков. “Примерно пятнадцать недель мы провели в маршрутах, - пишет Иззард, - взбираясь на скалы и ледни­ки, скатываясь вниз и вновь карабкаясь вверх, обследовав за это время не меньше 15 000 квадратных километров горной области, расположенной на высотах от 4-х до 6-ти тысяч метров. Мы не прочёсывали её, и, кто знает, может быть, сотня йети пряталась в этом районе и наблюдала за нами. По всем данным они встречаются редко и, как категорически ут­верждают местные жители, ведут бродячий образ жизни....

Они не имеют определённого логова или берлоги, до которых их можно было бы просле­дить; встреча с ними могла произойти в любом месте. К величайшему на­шему удовлетворению, мы, во всяком случае, убедились в полном отсутствии каких-либо теоретических возражений против возможности существования в Гималаях неизвестного науке животного. Климат там не препятствует жиз­ни многих крупных млекопитающих; пища растительная и животная имеется в изобилии, в частности, там очень много пищух - маленьких грызунов, напоминающих морских свинок, которых тибетцы считают основной пищей йети; альпийская горная растительность также может обеспечить питанием не только горных козлов и баранов...”.

Кроме непосредственных поисков йети, экспедиция планировала изу­чение так называемых скальпов, хранящихся в некоторых храмах древних тибетских монастырей и в некоторых деревнях и, по преданиям, принадлежавших йети. Эти скальпы, как показали последующие исследования волос, произведен­ные в Англии, были очень древними - порядка 800 лет и более. Вопрос, какому животному принадлежали эти скальпы, на момент написания книги Иззарда не был решён. Мнение английских учёных склонялось к тому, что показанные участникам экспедиции скальпы были не настоящими, а искусно изготовленными из кожи плеча или спины животного, которой при обработ­ке была придана форма скальпа заострённой головы. Тайна их происхожде­ния пока остаётся тёмной; волосы в скальпах жёсткие и щетинистые, как у свиньи, но рыжеватые или чёрные, не похожие на волосы ни одного из известных животных. Таковы вкратце итоги первой крупномасштабной экс­педиции по поискам йети.

“Насколько собранные нами данные - результаты первой серьёзной попытки разгадать тайну на месте - совпадают с теориями, принятыми в мире ортодоксальной науки? - пишет Иззард:

1. Йети и обезьяна лангур. Лангуры - чисто лесные жители; летом они поднимаются на высоты до 3600 метров - границы лесов на пороге собственно страны шерпов. Они хорошо известны всем шерпам и другим местным жителям, которые постоянно встречают их, как мы встречали их следы, когда спускаются в долины для торговли. Гималайские лангуры – большие серовато-бурые обезьяны с хвостом, очень характерным тёмным цветом лица, окаймлённого серебристым мехом. Они держатся стадами и никогда не уходят далеко от леса. По земле они двигаются легко, на че­тырёх ногах, высоко подняв длинный хвост; даже на расстоянии несколь­ких сотен шагов их нельзя не узнать. Трудно представить себе животное, которое давало бы так мало поводов для недоразумений, для того, чтобы его можно было спутать с кем-нибудь другим и наделить чертами, совер­шенно не соответствующими его действительному внешнему виду. Все шерпы без исключения решительно верят, что спутать лангура и йети невозможно.

Заметим, что приведенные соображения были известны ещё 4 тысячи лет назад (см. главу 2, прим. автора).

2. Йети и “красный медведь”. В этом вопросе необходимо уяснить се­бе следующее. Как упоминалось раньше, шерп и тибетцы считают красного медведя одной из разновидностей йети, совершенно, однако, отличной от “маленького йети”- “дикого человека” страны шерпов. Для её жителей красный медведь такое же привычное животное, как горный козёл или волк, ибо многие из них регулярно посещают Тибет по торговым делам и достаточ­но часто видят медведей на пути через северные хребты Больших Гимала­ев. Они категорически утверждают, что красные медведи никогда не захо­дят в их страну; в подтверждение этому они очень логично указывают на то обстоятельство, что в Тибете медведи представляют реальную угрозу для домашнего скота, задирая яков и овец, между тем, “маленького йети” никто не считает опасным для своих стад. Если бы “маленький йети - че­ловек” и красный медведь были одно и то же животное, то пришлось бы признать, что шерпы не могут отличить красного медведя в Тибете, но не могут сделать этого у себя на родине, и что этот зверь так сильно меняет свой нрав, попадая в страну шерпов. К тому же все Тибетцы совершенно от­чётливо различают эти две разновидности животных.

В общем, всё говорит о том, что в этой отдалённой, обширной и не исследованной горной стране обитает какое-то животное, до сих пор не известное науке. Может быть, оно окажется каким-то видом человекопо­добных обезьян или просто обезьян, а возможно и какой-то новой разно­видностью медведей... То обстоятельство, что нам не удалось увидеть йети, не исключает возможности его существования в этом районе. Поясню свою мысль: барсы в этих местах широко распространены, но ни один из участников экспедиции не видел ни одного из них во время маршрутов; волков видели только некоторые из нас, хотя они постоянно нападали на стада в течение всего нашего пребывания в горах; лисиц мы видели всего два или три раза, хотя они принадлежат к числу самых распространённых животных альпийской зоны. Если бы мы имели для непрерывных поисков год или два, то мы, конечно, получили бы несомненные доказательства су­ществования йети.

 

Схема районов работ Гималайских экспедиций

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал