Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глаза купца стали быстро округляться от изумления.






 

Не зря торопился Белдуз возвратиться к главному хану.

Тот уже готовился развязать последний, третий узелок на шелковой веревочке, когда ему доложили о том, что хан Белдуз вернулся с грамотой и уже подъезжает к шатру.

Сидевшие вокруг священного очага ханы недоверчиво посмотрели на заляпанного с ног до головы грязью дозорного, те, что были помоложе, сразу оживились и стали радостно переглядываться.

Ороссоба, прежде, чем отпустить всадника, задал ему несколько вопросов, про то, сколько воинов возвращается с Белдузом, есть ли среди них старый половец. Дозорный подробно ответил. Главный недовольно покачал головой, потом задумался и сделал слабый жест – ну, ладно, остальное мы и сами узнаем, иди…

Наконец, полог распахнулся, и вошел Белдуз, ведя за собой озиравшегося по сторонам Славку.

Ороссоба неторопливо развязал узелок, посмотрел на ровно свисавшую с его пальцев веревку, затем – вопросительно на Белдуза, на его усталый вид и перевязанную руку:

- Привез грамоту?

- А как же!

- И где же она?

- Вот! – выталкивая Славку вперед, ответил Белдуз.

Ни одна жилка не дрогнула на лице главного хана. Так ни один ветер не пробивается на поросшую ряской поверхность, закрытого со всех сторон вековыми деревьями, пруда. Он скользнул глазами по русскому отроку и, остановившись взглядом на привезшем его хане, чуть заметно повел плечом:

- Ну, раз привез - так читай!

Хан дернул Славку за цепочку и прошипел:

- Слыхал, что приказывает старший хан? Нач-чинай!

Славко торопливо кивнул и громко, понимая, что такой старый человек, как главный хан, наверняка плохо слышит, отчеканил:

«Наказываем тебе, князь, быть с войском к концу весны в Переяславле. А оттуда мы всей Русью двинем на богатый град Корсунь. А все это велим хранить в великой тайне»!

Закончив читать, Славко вопросительно посмотрел на Ороссобу, который слушал его с прикрытыми глазами.

- Там еще «м-мммм» есть! - напомнил Белдуз.

- Ах, да… - кивнул Славко, холодея от его тона, – он был точь-в-точь таким, как в последнем разговоре хана с Куманом. - А после прочтения этой грамоты приказываю немедленно уничтожить ее. И подпись - Князь Владимир Мономах!

- Хорошая грамота! – открывая, наконец, глаза, одобрительно кивнул Белдузу главный хан. – О-очень хорошая!

- Вот видишь! – довольно усмехнулся тот. - Купец правду сказал! Надо отправить его в Корсунь с грамотой. И начинать готовиться к походу на Русь! А этого русского князя изгоя, который обманул нас, позволь казнить мне прямо сейчас! Стольких людей погубил из-за него зря!

- Иди! – кивнул Орособа и, заметив, что Белдуз повел за собой и Славку, неожиданно поинтересовался: - А этого куда ведешь?



- Туда же! Чтобы не вынимать два раза саблю из ножен! - к ужасу Славки, объяснил Белдуз и ухмыльнулся: - Сам ведь слышал – Мономах приказал сразу же уничтожить грамоту после прочтения!

- С каких это пор ты стал так слушаться Мономаха? – с удивлением посмотрел на него главный хан и знаком велел Белдузу подождать. – Насколько мне помнится, последний раз ты целовал свою обнаженную саблю в знак вечной дружбы с ним два года назад, а после этого уже трижды делал набеги на Русь!

- Это он, чтоб мне десять златников не возвращать! – всхлипнул Славко, надеясь не столько на милосердие старого хана, сколько на то, чтобы привлечь его внимание к себе.

И не ошибся.

- За что? – сразу заинтересовался тот.

- А за то, чтоб я ту грамоту, которую я, и, правда, после того, как прочитал, в костер кинул, тебе потом слово в слово пересказал!

- А зачем же ты ее в костер-то кинул?

- От страха! Перед Мономахом!

- Ха… от страха… ха-ха… перед Мономахом… Слыхали? – усмехнувшись, чего, судя по всему давно уже не слышали от него ханы, переспросил старик и впился глазами в Славку: - И ты передал слово в слово?

- Конечно! Да! – прижал ладони к груди Славко, краем глаза замечая, что и Ороссоб и Белдуз, кажется, остались довольны таким ответом.

Во всяком случае, Белдуз слегка ослабил напряжение цепи, а главный хан, подумав, сказал:

- Ладно. Купца вызовем. Прямо сейчас! - он дал знак телохранителю, и тот тут же выскочил из шатра. - А что касается похода… - он долго молчал и покачал головой: - Тут еще о мно-огом надо подумать!..



- Да что думать? – сразу забывая про месть князю изгою и желание устранить невольного свидетеля его беседы со старым половцем, горячо начал Белдуз.

- Ты еще здесь? – удивился главный хан. – Я думал ты давно уже рассчитываешься с обманщиком изгоем! Как стрела не возвращается со своего пути, так и уважающий себя хан не должен менять своего решения. Ступа-ай! А этого оставь здесь… - он показал пальцем на Славку, и после того, как Белдуз нехотя снял с его запястья браслет, тем же пальцем поманил отрока к себе. - Да, и заплати ему обещанные златники!

Белдуз вспыхнул, но, не желая спорить с главным ханом до начала решения главного вопроса, из-за каких-то мелочей, решил уступить.

Он развязал кожаный кошель, отсчитал несколько монет и, протянув их Славке, обжигающим до самых пяток красноречивым взглядом предупредил: скажешь хоть одно лишнее слово – не просто убью, а молить о легкой смерти заставлю!

Белдуз быстрыми шагами вышел из шатра.

А Славка сделал пару шагов к главному хану и, холодея от собственной наглости, потому что в ней вдруг увидел лучик надежды и на спасение и на то, ради чего он еще ехал в Степь, просительно протянул ладонь:

- А ты?

- Что я? – даже отшатнулся главный хан.

- Как что? – притворно изумился Славко. - Белдуз сказал, что белому, что есть хорошему вестнику за добрую весть положена награда, вплоть до такой, какую он сам попросит!

- Ну и что?

- А то, что тут не просто вестник, а сама весть, причем живая и, как я своими ушами слышал – самая что ни на есть хорошая!

Ороссоба несколько мгновений смотрел на дерзкого русского отрока, и вдруг морщины на его плоском, давно потерявшем всякую живость, лице весело задрожали.

- Ха-ха-ха! – уже по настоящему засмеялся он и, утирая ладонью выступившие на глазах слезы, пожаловался ханам: - Столько лет прожил. Думал все на свете видел. Все знаю. А оказывается нет! Не всё! Живую грамоту, да такую наглую, чтобы сама себе еще и награду просила – первый раз в жизни встречаю!

Он еще ближе подозвал к себе Славку и спросил:

- Ну, и чего же ты хочешь, живая грамота? Проси. Дам!

- Верни хан из полона мою мат… мою кормилицу! – быстро поправился Славко. – Я ее даже выкупить могу!

- Хорошо! Так уж и быть. Мы выполняем эту твою просьбу! – милостиво согласился главный хан. – А ты знаешь, где она?

- Нет… - пожав плечами, низко опустил голову Славко.

- Так поищи! Вот тебе мой пропуск… - Ороссоба достал из ларца небольшую медную пластинку. - С ним можно пройти в любой конец Степи. Но тебе он не понадобится. Я дам тебе провожатого. Это – для твоей кормилицы. Когда отыщешь ее и выкупишь, то отдашь его ей. С моим пропуском никто ее в Степи даже пальцем не тронет! А сам - сразу назад!

Вручая пропуск, хан неожиданно цепко и больно ухватил Славку за локоть.

- А теперь скажи мне, как на самом деле погиб Куман? Не вел ли каких разговоров с ним хан Белдуз?.. – над самым ухом прошипел он.

Понимая, что жизнь злейшего врага сейчас находится в его руках, Славко открыл уже рот, чтобы рассказать все, что сделал Беддуз со старым половцем, и о чем он говорил ему, но тут полог шатра откинулся, и телохранитель ввел купца.

Не зная, зачем его привели, он вопросительно взглянул на главного хана, и вдруг увидел русского отрока в одежде своего сына… Трудно было не признать эту шубу, шапку и сапоги, которые он привез ему из Царьграда… Он никак не мог ошибиться!

- Ладно, после расскажешь! – ничем не выдавая досаду, остановил Славку хан, и тот, спохватившись, обрадовался тому, что не успел сказать ни слова. Ну, выдай он сейчас с головой Белдуза. А дальше что?

Ханы между собой всегда общий язык найдут, помирятся за чашей своего айрана, а он так и не найдет свою матушку.

Он благодарно взглянул на так вовремя пришедшего купца и ахнул про себя, встретив его, полные вопросительного ужаса глаза.

«Так ведь это же отец Звенислава! – вдруг дошло до него. – Если сейчас же его не опередить, такое может начаться…»

Но пока Славко придумывал, что сказать ему купцу, как тот сам подошел к нему и спросил:

- Как тебя звать, отрок?

- Златослав! – улыбнулся ему Славко.

- Зл… Златослав?!

Купец обошел Славку кругом, оглядывая со всех сторон его одежду и обувь, и продолжил:

- А скажи, отрок, откуда у тебя эта шуба и… особенно сапоги?

- Друг на время одолжил! – как можно беззаботнее ответил Славко.

- И… где же сейчас этот твой друг? – голос купца дрогнул.

- «Да не беспокойся, с ним все в порядке! Для его же пользы так сделано было! Я тебе еще все объясню!..» - умоляюще поглядел на него Славко и, показывая глазами на старшего хана, сказал

- Погоди, не видишь, меня сам их главный хан зовет!

К его счастью, Ороссоба действительно снова поманил к себе Славку. Когда тот подошел, он приказал ему составить короткую грамоту в Корсунь.

Тут же раб-писарь поднес к нему калам с чернильницей и лист пергамента.

«Час от часу не легче!» – поежился Славко и, чувствуя на спине взгляд купца, под диктовку главного хана, покрыл весь лист всего лишь тремя знакомыми ему буквами.

Раб-писарь старательно присыпал написанное мелко толченым песком, стряхнул его, и Ороссоба протянул грамоту купцу:

- Вот! Отвези ее в Корсунь!

Купец медленно перевел взгляд на лист пергамента, и глаза его стали быстро округляться от изумления.

- Что это? – уже окончательно ничего не понимая, прошептал он.

- Грамота! – подбегая к нему, принялся объяснять Славко. Видя, что в купце борются сразу несколько подозрений: не проверяют ли его так хитрые половцы, а главное, не убил ли этот отрок его сына, он торопливо зашептал: – Что, не нравится, как написано? Так это меня так Звенислав, во святом крещении, Борис, научил писать! Совсем недавно! Когда мы подружились! Я ведь, во святом крещении, Глеб! Так что мы с ним теперь тоже, как братья!

- Как! – быстро взглянул на него купец. - Ты видел его? Где? Когда?

- Недавно! Там, где он из обоза вывалился!

- Он… жив?

- Конечно, и я думаю, теперь уже там, откуда сейчас ты…

- А… одежда?…

- Эта? – успокаивающе улыбнулся Славко. – Так мы поменялись. А то он боялся, что ночные тати его ограбят!

- Ну, это на него похоже! Уф-ф… Слава Богу! А я уже, было, подумал… - с облегчением начал, было, купец, но его остановил недоуменный голос Ороссобы:

- Что там у вас? Что-то не так?

Славко оглянулся на него и недовольно показал на купца:

- Да вот, он говорит, тут, видите ли, одно слово с ошибкой написано!

- Да! – подтвердил купец. - Корсунь с титлом надо, а он его - без титла!

- Что мне из-за этого всю грамотицу переписывать?

- Не на-адо! – забирая грамоту и прикладывая к ней свою печать, поморщился главный хан. – В Корсуни и так поймут. А ты поезжай прямо сейчас! – приветливо кивнул он купцу. - И… привези моим женам и мне то, о чем договорено…

Купец, бросив на Славку подбадривающий взгляд, вышел.

- Ну? – тоже, но только уже вопросительно снова посмотрел на Славку Ороссоба, возвращаясь к прерванному разговору.

Но в этот момент вошел Белдуз. Старая тряпица с давно засохшими пятнами была забрызгана новыми свежими следами уже чужой – только что казненного им князя изгоя - крови.

Он был явно настроен продолжить разговор о походе всей Степью на Русь

- Ладно! Это теперь надо-олго… - только взглянув на него, поморщился Ороссоба. - После поговорим. Когда из Степи вернешься.

Он взял свою шелковую веревочку и завязал на ней десять узлов… потом, вздохнув: «Степь большая…» добавил еще десять, и сказал Белдузу:

- Вот, отправляю твою живую грамоту в небольшую поездку по Степи! С охраной, конечно. Надеюсь, ты не станешь возражать мне?

Белдуз посмотрел на Славку и только махнул рукой. Ладно. Пусть едет, решил он. Только бы подальше от глаз и ушей главного хана. К тому же, он сейчас сделает так, что пошлет с ним своего, надежного человека. Который будет охранять его лучше всякой стальной цепочки!

Да и до Славки ли было ему сейчас, когда должно начаться важное дело? Может, самое главное во всей его дальнейшей судьбе…

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал