Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Воспоминания возвращаются






 

Первый снег в этом году лениво засыпал Долину Ледяного Ветра. Крупные хлопья медленно падали в завораживающем кружении, так не похожем на обычные для этой местности снежные бураны. Девочка по имени Кэтти‑бри зачарованно смотрела на снегопад, стоя на пороге родной пещеры, и ее темно‑голубые глаза казались еще чище в отблесках белого одеяния земли.

– Запаздывает, но когда наступает, приходится туго, – проворчал Бренор Боевой Топор, рыжебородый дворф, подходя к своей приемной дочери. – Уверен, зима будет суровой, как и все в этом краю, где место только белым драконам!

– Ой, папа! – ответила Кэтти‑бри с притворной суровостью. – Прекрати нытье! Это так красиво и достаточно безвредно, если не дует ветер.

– Ох уж эти люди! – насмешливо фыркнул дворф, все еще стоя за спиной девочки.

Кэтти‑бри не могла видеть выражения его липа, на котором светилась нежность, даже когда он ворчал, но ей этого и не требовалось. По мнению Кэтти‑бри, Бренор на девять частей был хвастуном, а на одну оставшуюся ворчуном.

Она внезапно повернулась к дворфу, так что золотисто‑каштановые кудри, достающие до плеч, хлестнули ее по лицу.

– Я могу выйти на улицу и поиграть? – спросила она с робкой улыбкой. – О, пожалуйста, папа! Бренор изобразил самую суровую гримасу.

– И не думай‑даже! – взревел он. – Только дураку может прийти в голову, что Долина Ледяного Ветра зимой – это место для игр! Будь же хоть немного благоразумней, девчонка! Зима проморозит тебя до костей!

Улыбка Кэтти‑бри померкла, но она не собиралась сдаваться так легко.

– Хорошо сказано для дворфа! – огрызнулась она, к ужасу Бренора. – Ты отлично приспособлен к жизни в норах, и чем меньше ты видишь небо, тем шире улыбаешься! Но у меня впереди долгая зима, и, может быть, это моя последняя возможность увидеть небо. Ну пожалуйста, папочка!

Бренору не под силу было удерживать на лице сердитую гримасу, когда его дочь пускала в ход все свое обаяние, но он все‑таки не хотел выпускать ее.

– Боюсь, по окрестностям кто‑то бродит, – объяснил он, пытаясь, чтобы слова прозвучали как можно убедительнее. – Несколько ночей назад я почувствовал присутствие чужака на кургане, хотя мне и не удалось разглядеть его. Возможно, это белый лев или белый медведь. Будет лучше, если….

Бренору так и не удалось закончить, потому что для дворфа вид расстроенной Кэтти‑бри был хуже всяких вымышленных страхов.

Кэтти‑бри прекрасно знала об опасностях, которые могут ее подстерегать в этой местности. Уже более семи лет жила она вместе с Бренором и его кланом.

Банда гоблинов убила родителей Кэтти‑бри, когда та была еще несмышленышем, только что научившимся ходить, и хотя она была человеком, Бренор принял ее как собственного ребенка.



– Ух и тяжело с тобой, детка, – сказал в ответ Бренор, глядя на опечаленную Кэтти‑бри. – Ладно, иди играй, но не уходи слишком далеко! Дай мне слово, шустрая кобылка, что будешь держать пещеры в поле зрения, а к поясу прицепишь меч и рог.

Кэтти‑бри бросилась к дворфу и наградила его влажным поцелуем в щеку, который неразговорчивый дворф тотчас же вытер, ворча в спину девочке, исчезающей в туннеле. Бренор был предводителем клана, таким же несговорчивым, как камень, который они разрабатывали. Но всякий раз, когда Кэтти‑бри запечатлевала на его щеке благодарный поцелуй, дворф понимал, что ему не устоять перед ней.

– Люди, – снова проворчал дворф и потопал вниз по туннелю к шахте, решив отколоть несколько кусков руды, просто для того, чтобы напомнить себе о собственной стойкости.

 

* * *

 

Бойкой девочке было легко оправдать свое непослушание, когда она оглядела всю долину с нижних склонов Пирамиды Кельвина, более чем в трех милях от входа в пещеру Бренора. Отец велел Кэтти‑бри держать пещеры в поле зрения, и так оно и было, по крайней мере она видела широкую площадку вокруг них, которая являлась тактически важным пунктом.

Но, беспечно соскользнув вниз по неровному склону, Кэтти‑бри внезапно обнаружила, что зря не послушалась предостережений своего бывалого отца. Она весело скатилась к подножию и терла озябшие руки, которые покалывало от обжигающею холода, как вдруг до ее ушей донеслось угрожающее рычание.



– Белый лев, – прошептала Кэтти‑бри, вспоминая предостережение Бренора.

Подняв глаза, она увидела, что предположения отца оправдались лишь отчасти. Безусловно, перед ней была огромная кошка, которая смотрела на нее с вершины голого каменного кургана, но эта кошка была черной, а не белой, и оказалась огромной пантерой, а не львом.

Кэтти‑бри выхватила нож.

– А ну, убирайся вон, кошка! – сказала она, сдерживая дрожь в голосе, потому что знала, что страх побуждает диких животных к нападению.

Гвенвивар прижала уши и припала к камням, а затем издала тягучий гулкий рык, который разнесся эхом по всей местности.

Кэтти‑бри не могла соперничать с пантерой в силе голоса и не смогла бы противостоять длинным зубищам, которые были отлично видны в оскаленной пасти пантеры. Девочка огляделась в поисках пути к спасению, но поняла, что, какой бы путь она ни избрала, пантера настигнет ее в первом же мощном прыжке.

– Гвенвивар! – раздался голос откуда‑то сверху. Кэтти‑бри оглянулась на заснеженный склон и увидела чью‑то изящную фигуру в плаще, осторожно спускавшуюся прямо к ней.

– Гвенвивар! – снова позвал незнакомец. – А ну, марш отсюда!

Пантера гортанно зарычала в знак протеста, а затем стрелой понеслась прочь, прыгая по заметенным снегом камням и перелетая через небольшие скалы с такой легкостью, словно бежала по ровному полю.

Несмотря на то, что страх не угас, Кэтти‑бри следила за удаляющейся пантерой с неподдельным восхищением. Она всегда любила животных и часто наблюдала за ними, но вид перекатывающихся могучих мускулов под гладкой шкурой Гвенвивар был самым величественным зрелищем, какое она только могла себе представить. Наконец она очнулась и поняла, что худощавый незнакомец стоит прямо за ее спиной. Она резко обернулась, все еще сжимая в руке нож.

Клинок выпал из ее пальцев, а дыхание внезапно остановилось, когда она взглянула на дрова.

Дзирт тоже почувствовал смятение от этой встречи. Он хотел удостовериться, что с девочкой все в порядке, но при взгляде на Кэтти‑бри все мысли вылетели у него из головы.

Ей было примерно столько же лет, сколько светловолосому мальчику с фермы, отметил он, и это вызвало неизбежные терзающие воспоминания о Мальдобаре.

Однако когда Дзирт вгляделся в глаза Кэтти‑бри, его мысли обратились к еще более далекому прошлому, к тем дням, которые он провел среди своих темнокожих сородичей. В глазах Кэтти‑бри плясали те же радостные и невинные искорки, которые он видел в глазах девочки‑эльфа, спасенной им от беспощадных клинков своего жестокого народа. Это воспоминание ошеломило Дзирта. Он словно перенесся на ту залитую кровью лесную поляну, где его брат и другие дровы устроили ужасную резню в селении эльфов. Охваченный всеобщим безумием, Дзирт чуть не убил тогда ребенка, чуть было навеки не оказался на том же самом темном пути, по которому с таким рвением следовал его народ.

Дзирт очнулся от воспоминаний и напомнил себе, что перед ним другой ребенок другой расы. Он хотел произнести приветствие, но девочка уже исчезла.

Проклятое слово «дзиррит» множество раз отдалось эхом в голове дрова, когда он пробирался обратно к пещере, которую избрал своим жилищем на северном склоне горы.

 

* * *

 

Той же ночью зима со всей яростью обрушилась на горы. Холодный восточный ветер, налетевший с Регхедского ледника, намел высокие непроходимые сугробы.

Кэтти‑бри с отчаянием смотрела на снег, опасаясь, что пройдет много недель, прежде чем ей снова удастся прийти к Пирамиде Кельвина. Она не сказала ни Бренору, ни другим дворфам о дрове из страха наказания, а еще потому, что Бренор непременно прогнал бы его. Теперь, глядя на растущие сугробы, Кэтти‑бри жалела, что не осмелилась поговорить с этим необычным эльфом. Каждое завывание ветра делало ее мучения еще сильнее, и девочка раздумывала, не упустила ли она свой единственный шанс.

 

* * *

 

– Я отправляюсь в Брин Шандер, – объявил Бренор однажды утром через два месяца (в Долине Ледяного Ветра, где обычно зима длились семь месяцев, в январе наступала неожиданная оттепель) и с подозрением уставился на дочь: – уж не собираешься ли ты сегодня наружу?

– Хотелось бы, – ответила Кэтти‑бри. – Пещеры давят на меня, а ветер сегодня не такой уж холодный.

– С тобой пойдет дворф или даже двое, – предложил Бренор.

Кэтти‑бри, сообразив, что у нее появилась возможность отправиться к дрову и разузнать о нем побольше, запротестовала:

– Они сейчас заняты починкой дверей, и нечего отвлекать их из‑за меня!

Глаза Бренора сузились.

– Ты слишком упряма.

– Вся в папу, – подмигнула отцу Кэтти‑бри, выбивая у него почву из‑под ног.

– Ну, тогда будь осторожна, – начал свою обычную песню Бренор, – и не выпускай…. – ….пещеры из виду! – закончила за него Кэтти‑бри.

Бренор круто повернулся и вышел, ворча и проклиная тот день, когда он решил удочерить человеческого ребенка. Кэтти‑бри только посмеялась в ответ на это бесконечное притворство.

И снова Гвенвивар первая заметила светловолосую девочку. Кэтти‑бри направилась прямо к горе и пробиралась по тропам на западном склоне, когда увидела над собой черную пантеру, наблюдавшую за ней с каменного зубца.

– Гвенвивар, – позвала девочка, вспоминая имя, которым дров назвал кошку.

Пантера тихо зарычала и спрыгнула вниз, подходя поближе.

– Гвенвивар? – еще раз сказала девочка, уже с меньшей уверенностью, потому что теперь пантера находилась всего в нескольких прыжках от нее.

Когда Гвенвивар во второй раз услышала свое имя, ее уши встали торчком, а напряженные мускулы заметно расслабились.

Кэтти‑бри медленно приблизилась, осторожно ступая.

– Где темный эльф, Гвенвивар? – тихо спросила она. – Ты можешь привести меня к нему?

– А зачем тебе к нему? – раздался голос сзади.

Кэтти‑бри похолодела, вспомнив этот спокойный мелодичный голос, медленно повернулась и оказалась лицом к лицу с дровом. Он находился всего в трех шагах от нее, и взгляд его лиловых глаз встретился с ее взглядом. Кэтти‑бри не знала, что сказать, и Дзирт, снова охваченный воспоминаниями, стоял тихо, смотрел и ждал, – Ведь ты дров? – спросила Кэтти‑бри, когда молчание стало невыносимым.

Как только эти слова прозвучали, она выбранила себя за столь глупый вопрос, – Да, – ответил Дзирт. – Что ты знаешь о дровах?

Кэтти‑бри пожала плечами.

– Я слышала, что дровы злые, но ты мне таким не кажешься.

– Значит, ты сильно рисковала, решившись прийти сюда одна, – заметил Дзирт и поспешно добавил, увидев внезапное замешательство девочки:

– Но не бойся, потому что я не злой и вреда тебе не причиню.

Проведя несколько одиноких месяцев в удобной, но пустой пещере, Дзирт вовсе не хотел, чтобы эта встреча закончилась так быстро.

Кэтти‑бри кивнула, веря его словам.

– Меня зовут Кэтти‑бри, – сказала она. – Мой папа – Бренор, король клана Боевого Топора. Дзирт с любопытством вскинул голову.

– Это дворфы, – объяснила Кэтти‑бри, указывая на долину. Она поняла, что Дзирт в недоумении, и добавила:

– Он мне не родной отец. Бренор взял меня к себе, когда я была младенцем, когда моих настоящих родителей….

Она не смогла договорить, а Дзирту этого и не требовалось, потому что он все понял по печальному выражению ее лица.

– Я Дзирт До'Урден, – сказал дров. – Будем знакомы, Кэтти‑бри, дочь Бренора. Как хорошо с кем‑нибудь поговорить! Все эти зимние недели рядом со мной была только Гвенвивар, да и то не все время, но моя подруга, конечно, не слишком разговорчива.

Кэтти‑бри широко улыбнулась и оглянулась на пантеру, которая лениво развалилась на тропе.

– Красивая кошка, – заметила Кэтти‑бри.

Дзирт не сомневался в искренности ее тона и восхищенного взгляда, устремленного на животное.

– Иди сюда, Гвенвивар, – сказал Дзирт, и пантера потянулась и медленно поднялась.

Она подошла к Кэтти‑бри, и Дзирт кивнул в ответ на непроизнесенную, но вполне очевидную просьбу. Сначала робко, а затем все более уверенно Кэтти‑бри стала гладить лоснящуюся шкуру пантеры, ощущая силу и совершенство зверя.

Гвенвивар смиренно приняла ласку и даже подтолкнула девочку головой в бок, побуждая Кэтти‑бри продолжать, когда та ненадолго остановилась.

– Ты одна? – спросил Дзирт.

Кэтти‑бри кивнула.

– Папа сказал, чтобы я держалась поблизости от пещер и не выпускала их из виду. – Она рассмеялась. – По моему мнению, я вижу их достаточно хорошо!

Дзирт оглянулся на. долину, где в нескольких милях от него поднималась каменная стена.

– Твой отец будет недоволен. Здесь все‑таки довольно дикое место. Я живу на горе всего два месяца, и дважды мне пришлось сражаться с какими‑то косматыми белыми тварями, названия которых я не знаю.

– Йети из тундры, – ответила Кэтти‑бри. – Наверное, ты забрел на северный склон. Йети не обходят гору кругом.

– Ты в этом так уверена? – насмешливо спросил Дзирт.

– Я вообще‑то их никогда не видела, – ответила Кэтти‑бри, – но не боюсь их. Я пришла, чтобы найти тебя, и вот нашла.

– Нашла, – сказал Дзирт. – И что дальше?

Кэтти‑бри пожала плечами и снова принялась гладить лоснящуюся шкуру Гвенвивар.

– Давай найдем более удобное для разговоров место, – предложил Дзирт.

– Снег очень блестит, и у меня болят глаза.

– Ты привык к темным туннелям? – жадно спросила Кэтти‑бри, горя от нетерпения услышать рассказ о далеких странах за пределами Десяти Городов единственного места, знакомого Кэтти‑бри.

Дзирт и девочка провели вместе чудесный день. Дзирт рассказал Кэтти‑бри о Мензоберранзане, а Кэтти‑бри в ответ поведала ему историю о Долине Ледяного Ветра и о своей жизни среди дворфов. С особенным интересом слушал Дзирт о Бреноре и его сородичах, поскольку дворфы были его ближайшими и внушавшими наибольшие опасения соседями.

– О Бреноре говорят, что он крепче камня, но я‑то знаю его лучше, чем кто‑либо! – заверила дрова Кэтти‑бри. – Он славный, и все в его клане славные.

Дзирт был рад услышать это и радовался завязавшемуся знакомству, которое подарило ему такого друга, потому что его искренне восхищала очаровательная и живая девочка. Жизненная энергия Кэтти‑бри била через край. Когда она была рядом, дрова не мучали никакие воспоминания, и он был счастлив тем, что когда‑то много лет назад спас ребенка‑эльфа. Певучий голосок Кэтти‑бри и та без‑заботность, с которой она встряхивала распущенными по плечам волосами, снимали с Дзирта чувство вины с такой же легкостью, с какой великан поднимает огромные камни.

Истории, которые они рассказывали друг Другу, могли бы звучать весь день, всю ночь и еще несколько недель, но когда Дзирт заметил, что солнце почти закатилось, он понял, что девочке пора возвращаться домой, и предложил:

– Я провожу тебя.

– Нет, – ответила Кэтти‑бри. – Лучше не надо. Бренор этого не поймет, а тебе не удастся без неприятностей доставить меня к горе. Не волнуйся, я сама доберусь! Эти тропы я знаю лучше, чем ты, Дзирт До'Урден, и как бы ты ни старался, тебе не уследить за мной!

Дзирт рассмеялся в ответ на ее хвастливые слова, но почти поверил в них.

Они тотчас же тронулись в путь, направляясь к южному отрогу горы, и там попрощались, пообещав друг другу встретиться снова во время следующей оттепели или же весной, если раньше другой возможности не представится.

Чуть не прыгая от радости, девочка вошла в пещеру дворфов, но стоило ей взглянуть на угрюмого отца, как ее восторг улетучился. Этим утром Бренор ходил в Брин Шандер, чтобы обсудить дела с Кассиусом. Дворф не похолодел от ужаса, когда узнал, что темный эльф поселился так близко от него, но он предполагал, что его любопытная, слишком любопытная, дочь придаст этому слишком большое значение.

– Держись подальше от той горы, – сказал Бренор, как только заметил Кэтти‑бри, и это привело ее в отчаяние.

– Но, папа…. – попыталась возразить она.

– Ну‑ка, замолчи, девочка! – потребовал дворф. – Без моего разрешения ты и шагу не сделаешь к горе! Там темный эльф, если верить Кассиусу. Так что помолчи!

Кэтти‑бри беспомощно кивнула и поплелась вслед за Бренором в подземный лабиринт, зная, что ей нелегко будет переубедить отца, но зная также и то, что Бренор сильно заблуждается насчет Дзирта До'Урдена.

 

* * *

 

Еще одна оттепель наступила месяц спустя, и Кэтти‑бри сдержала свое обещание. Она и шагу не сделала к Пирамиде Кельвина, но позвала Дзирта и Гвенвивар, стоя на тропе, огибавшей гору. Дзирт и пантера, повсюду искавшие девочку, когда погода улучшилась, вскоре оказались рядом с ней в долине; они поделились друг с другом новыми историями и вместе съели на свежем воздухе принесенное Кэтти‑бри угощение.

Когда Кэтти‑бри вернулась вечером в шахты дворфов, Бренор был полон подозрений и даже один раз спросил ее, сдержала ли она свое слово. Дворф всегда доверял дочери, но когда Кэтти‑бри ответила, что не ходила к Пирамиде Кельвина, подозрений у него не убавилось.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.043 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал