Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Разоблачения






 

Большую часть утра Бренор шагал по нижним склонам Пирамиды Кельвина. Почти весь снег уже растаял, и в воздухе чувствовалось приближение весны, но кое‑где тропа была труднопроходимой.

Держа в одной руке топор, а в другой щит с эмблемой клана Боевого Топора кружкой пива с пенной шапкой, Бренор с трудом продвигался вперед, осыпая проклятиями каждый скользкий участок, каждый валун на пути, а больше всего темных эльфов.

Он обогнул северо‑западный отрог горы; его длинный вытянутый нос побагровел от яростных порывов ветра, а дыхание с трудом вырывалось из груди.

– Пора отдохнуть, – пробурчал дворф, завидев каменную нишу, защищенную от беспрерывно дующего ветра высокими каменными стенами.

Бренор был не единственным, кто заметил это удобное место. Не успел он добраться до десятифутовой трещины в каменной стене, как оттуда внезапно послышалось хлопанье кожаных крыльев и появилась огромная голова, напоминающая голову насекомого. Дворф отшатнулся, испуганный и настороженный. Он узнал реморхаза, снежного червя, с которым вовсе не жаждал столкнуться.

Реморхаз выбрался из своего убежища и пустился в погоню. Его змеиное сорокафутовое тело извивалось на тропе, словно лента, фасеточные глаза, горящие ярким огнем, не отрывались от дворфа. Короткие кожистые крылья поддерживали в приподнятом состоянии переднюю часть червя, готового к атаке, а дюжины семенящих ножек толкали вперед заднюю часть длинного тела.

Бренор почувствовал исходящий от реморхаза жар, когда спина возбужденной твари стала сначала коричневой, а затем ярко‑красной.

– Это ненадолго остановит ветер! – фыркнул дворф, понимая, что ему не удастся убежать от чудовища. Он перестал пятиться и угрожающе взмахнул топором.

Реморхаз устремился вперед, щелкая огромными голодными челюстями, способными целиком проглотить такую крошечную добычу.

Бренор отскочил в сторону, отклонился и выставил под углом свой щит, не давая челюстям сомкнуться на его ногах и в то же самое время нанося топором удар прямо между рогов чудовища.

Крылья яростно захлопали, голова червя откинулась назад. Почти не пострадавший реморхаз вновь сделал выпад головой, но Бренор нанес удар в то же место. Он перехватил тяжелый топор рукой со щитом, выхватил длинный кинжал и ринулся вперед, прямо между первой парой ножек монстра.

Огромная голова стремительно опустилась, но Бренор уже проскользнул под брюхо, к самому уязвимому месту червя.

– Что, съел? – проворчал он, вонзая кинжал между пластинками, покрывающими брюхо твари.

Бренор был слишком крепок и хорошо вооружен, чтобы пострадать от натиска червя, но тут тварь начала сворачиваться в кольца, намереваясь прижать дворфа своей пылающей спиной.



– Не смей, жалкая помесь дракона, червя и птицы! – взвыл Бренор, стараясь выкарабкаться из огненного кольца и спастись от смертельного жара.

Он добрался до бока чудовища и. толкнул его изо всех сил, повалив потерявшего равновесие червя наземь.

Снег зашипел от прикосновения раскаленной спины реморхаза. Бренор пинался и раздавал удары направо и налево, пробираясь между дергающимися ножками к нежному уязвимому брюху червя. Зазубренный топор дворфа врезался в мягкую плоть, нанеся широкую глубокую рану.

Реморхаз свернулся в кольца и принялся метаться туда‑сюда, отбросив Бренора в сторону. Дворф мгновенно оказался на ногах, но все же недостаточно быстро, потому что снежный червь накатился на него. Раскаленная спина придавила бедро Бренора, когда он попытался отпрыгнуть, и дворф с трудом выбрался на свободу, хромая и судорожно хватаясь за дымящиеся кожаные штаны.

Они снова сошлись, на сей раз выказывая друг другу значительно больше уважения.

Пасть реморхаза раскрылась; сделав быстрый выпад, Бренор ударом топора выбил один зуб и отбросил его в сторону. Однако обожженная нога дворфа горела и подгибалась, и ему трудно было уклониться от удара. Длинный рог поддел его под руку и отшвырнул далеко в сторону.

Бренор упал на небольшую каменную площадку, поднялся и специально ударился головой о большой камень, чтобы поправить шлем и побороть головокружение.

Реморхаз полз к нему, оставляя кровавый след, но не снижая скорости.

Огромная пасть снова раскрылась, тварь зашипела, и Бренор проворно швырнул камень прямо в ее глотку.



 

* * *

 

Гвенвивар предупредила Дзирта об опасности, когда они находились в нижней части северо‑западного отрога. Дров никогда не видел снежных червей, но как только он увидел сражающихся с вершины гребня, то сразу понял, что дворф в беде. Пожалев о том, что лук остался в пещере, Дзирт выхватил сабли и побежал за пантерой вниз по склону так быстро, как только позволила скользкая тропа.

 

* * *

 

– Ну давай, подходи! – проревел упрямый дворф реморхазу, и чудовище действительно бросилось в атаку.

Бренор напряг все силы, собираясь нанести хотя бы один достойный удар, прежде чем стать пищей червя. Огромная голова нависла над ним, но тут реморхаз услышал рев сзади и в нерешительности оглянулся.

– Глупейший поступок! – с ликованием воскликнул дворф и изо всех сил ударил топором по нижней челюсти монстра, рассекая ее между двух огромных резцов.

Реморхаз хрипло завизжал от боли; кожистые крылья неистово затрепетали, пытаясь защитить голову от свирепого дворфа.

Бренор нанес второй удар, а затем третий, с каждым взмахом оставляя новые огромные насечки в челюсти и пригибая голову червя все ниже и ниже.

– Что, думал побить меня, а? – закричал дворф. Как только голова реморхаза снова начала подниматься, он выбросил вперед руку со щитом, схватился за рог и быстрым рывком повернул ее в уязвимое положение. Мышцы на его руке вздулись узлом, когда он вонзил мощный топор в череп монстра.

Червь вздрогнул и забился, но сразу затих; его спина все еще испускала жар.

Повторный рев Гвенвивар заставил гордого своей победой дворфа оторвать глаза от жертвы. Раненый Бренор поднял глаза и увидел, что к нему быстро приближаются Дзирт и пантера. В руках дрова блестели обнаженные сабли.

– Ну же, подходите! – взревел Бренор, неверно расценивая их намерения. Он гулко ударил топором о тяжелый щит. – Подходите и познакомьтесь с моим оружием!

Дзирт резко остановился и велел Гвенвивар сделать то же самое. Однако пантера продолжала красться, прижав уши.

– Уйди, Гвенвивар! – приказал Дзирт.

Пантера оскорбление заурчала в последний раз и отпрыгнула назад.

Убедившись, что кошка ушла, Бренор пылающим взглядом уставился на Дзирта, стоявшего по другую сторону убитого червя.

– Значит, ты и я? – выкрикнул дворф. – Не терпится встретиться с моим топором, дров, или тебе больше нравятся маленькие девочки?

Явный намек на Кэтти‑бри зажег гневом глаза Дзирта, и он еще крепче сжал рукояти своих сабель.

Бренор легко взмахнул топором.

– Давай же, – насмешливо воскликнул он. – Что, кишка тонка поиграть с дворфом?

Дзирту хотелось закричать на весь мир, вспрыгнуть на мертвое чудовище и нанести этому дворфу сокрушительный удар, ответить на слова дворфа с неукротимой жестокой силой, но он не мог этого сделать. Он не мог забыть о Миликки и не мог предать Монши. Он и на этот раз должен был побороть свою ярость и терпеливо снести оскорбления, осознавая, что он и богиня знают его истинные помыслы.

Сабли скользнули в ножны, и Дзирт повернулся и пошел прочь в сопровождении Гвенвивар.

Бренор с удивлением смотрел вслед удаляющейся паре. Сначала он решил, что дров струсил, но когда возбуждение от битвы стало утихать, он задумался над тем, чего же хотел этот дров. Может быть, он пришел, чтобы одновременно покончить с обоими сражающимися, как сначала показалось Бренору? А может быть, он хотел помочь дворфу?

– Ну нет, – промычал Бренор, отметая это предположение. – Кто угодно, но только не темный эльф!

Путь назад показался хромающему дворфу очень долгим, но это дало ему возможность снова и снова проигрывать в уме события, происшедшие возле северо‑западного отрога. Когда он наконец добрался домой к своим шахтам, солнце уже давно село, и Кэтти‑бри вместе с другими дворфами собрались идти на его поиски.

– Ты ранен, – заметил один из дворфов.

Кэтти‑бри тотчас же вообразила себе битву между Дзиртом и ее отцом.

– Снежный червь, – небрежно сказал дворф. – Я здорово прижал его, но это стоило мне небольшого ожога.

Остальные дворфы восхищенно закивали, одобряя боевую доблесть своего вождя (ведь победа над снежным червем – нелегкое дело!), а Кэтти‑бри шумно вздохнула.

– Я видел дрова! – рявкнул Бренор, подозревая причину ее вздоха.

Дворф по‑прежнему был сбит с толку встречей с темным эльфом и не понимал, каким образом тут замешана Кэтти‑бри. Неужели она действительно встречалась с темным эльфом?

– Я видел его, да! – продолжал Бренор, обращаясь в основном к другим дворфам. – Дрова и самую большую и самую черную из кошек, какую видели мои глаза. Он напал на меня, как только я завалил червя.

– Дзирт не мог сделать этого! – вмешалась Кэтти‑бри, прежде чем отец пустился в обычные красочные описания своих подвигов.

– Дзирт? – спросил Бренор, и девочка тут же отвернулась, сообразив, что ее ложь раскрыта.

Бренор решил до поры до времени пропустить это мимо ушей.

– Он сделал это, говорю вам! – продолжал дворф. – Напал на меня, обнажив две сабли! Я прогнал и его и кошку!

– Мы могли бы выследить его и заставить уйти с горы! – предложил один из дворфов.

Остальные одобрительно зашумели, но Бренор, все еще неуверенный в намерениях дрова, приказал им замолчать.

– Гора – это его владения, – сказал Бренор товарищам. – Кассиус позволил ему поселиться там, а неприятности с Брин Шандером нам не нужны. Пока дров остается там и не путается у нас под ногами, нам придется мириться с его присутствием. – Но, – продолжал Бренор, выразительно глядя на Кэтти‑бри, – к тебе это не относится, потому что ты больше никогда не подойдешь близко к этому типу!

– Но…. – попыталась возразить Кэтти‑бри.

– Никогда! – взревел Бренор. – Или ты сейчас же даешь мне слово, девчонка, или, клянусь Морадином, я отрежу темному эльфу голову!

Кэтти‑бри замялась, не зная, что и делать.

– Обещай! – потребовал Бренор.

– Даю слово, – пробормотала девочка и убежала в сумрак пещеры.

 

* * *

 

– Кассиус, советник Брин Шандера, послал меня к тебе, – объяснил угрюмый человек. – Он сказал, что уж если кто знает дрова, так это ты.

Бренор оглядел собравшихся в приемном зале дворфов: никто из них не был слишком поражен грубостью незнакомца. Он подпер рукой щетинистый подбородок и широко зевнул, решив избегать открытого конфликта. Можно было бы просто выгнать этого невежу и его вонючего пса вон из пещер, но Кэтти‑бри, сидевшая рядом с отцом, как‑то очень уж нервно ерзала на месте.

Родди Макгристл не упустил из виду ее волнение.

– Кассиус сказал, что ты точно видел дрова, раз он совсем рядом.

– Если кто‑нибудь из моих людей и видел дрова, – безразлично ответил Бренор, – они ни словечком не обмолвились. Если даже твой дров действительно поблизости, то он нас не беспокоит.

Кэтти‑бри с любопытством взглянула на отца и перевела дух.

– Не беспокоит? – пробормотал Родди, и в глазах его появилось хитрое выражение. – Он никогда и никого не беспокоит. – Медленным театральным жестом горец откинул капюшон, выставляя, на всеобщее обозрение свои шрамы. – Совсем не беспокоит, пока ты не знаешь, на что он способен!

– Это сделал дров? – спросил Бренор, не проявляя ни тревоги, ни волнения.

– Чудненькие шрамы, лучших я и не видывал.

– Он убил моего пса! – прорычал Родди.

– Что‑то мне твой пес не кажется мертвым, – съязвил Бренор, и по всей пещере разнеслись смешки.

– Моего второго пса! – огрызнулся Родди, понимая, что зависит от этого упрямого дворфа. – Тебе нет до меня дела, и не надо. Но я охочусь на дрова не из‑за себя и не из‑за той награды, которую назначили за его голову. Ты когда‑нибудь слышал о Мальдобаре?

Бренор пожал плечами.

– Это маленькое мирное селение к северу от Сандабара, – объяснил Родди. Там живут только фермеры. Одна семья, Тистлдауны, жила на краю городка, три поколения в одном доме, как в любой доброй семье. Бартоломью Тистлдаун был хорошим человеком, говорю тебе, как и его отец, и его дети, четыре парня и девчонка (кстати, очень похожая на твою дочь), гордые и чистые сердцем и душой, полные любви ко всему миру.

Бренор догадывался, к чему клонит этот угрюмый человек, и, судя по нервному ерзанью Кэтти‑бри, проницательная дочка тоже догадывалась.

– Хорошая семья, – пробурчал Родди, напуская на себя задумчивость. – Девять человек в доме. – Внезапно лицо горца посуровело, и он взглянул прямо на Бренора и объявил:

– Девять мертвых в доме! Зарезаны твоим дровом, а один съеден его дьявольской кошкой!

Кэтти‑бри попыталась что‑то возразить, но ее слова слились в негодующий выкрик. Бренор был рад ее смятению, потому что, если бы она заговорила более четко, ее возражения дали бы горцу больше, чем того хотел Бренор. Дворф обнял дочь за плечи и холодно сказал Родди:

– Ты рассказал нам страшную историю. Ты разволновал мою дочь, и мне это не нравится!

– Я умоляю тебя о прощении, высокочтимый дворф, – сказал с поклоном Родди, – но ты должен знать об опасности, которая подстерегает тебя за дверью. Этот дров – само зло, и его дьявольская кошка – тоже! Я не хочу еще раз повторять тебе о трагедии Мальдобара.

– А в моих чертогах тебе и не надо ничего повторять, – заверил его Бренор.

– Мы – не простые фермеры, как ты мог заметить. Дров побеспокоит нас не больше, чем побеспокоил ты.

Родди не был удивлен тем, что Бренор отказывается ему помочь, но он отлично знал, что дворфу или, по крайней мере, девчонке известно о местонахождении Дзирта больше, чем они стараются показать.

– Если не ради меня, то хотя бы ради Бартоломью Тистлдауна умоляю тебя, добрый дворф. Скажи мне, если знаешь, где я могу найти этого черного демона. А если ты не знаешь, тогда дай мне несколько твоих воинов, чтобы они помогли мне выследить его.

– Мой дворфы слишком заняты плавкой металла, – объяснил Бренор. – Им некогда гоняться за всякими злодеями.

На самом деле Бренора нисколько не волновало, почему Родди так вцепился в этого дрова, но рассказанная им история укрепила убеждение дворфа, что темного эльфа следует избегать, и в особенности его дочери. Бренор действительно мог помочь Родди отыскать дрова и сделал бы это, скорее для того, чтобы избавить свою долину от них обоих, нежели из моральных соображений, но его останавливало явное отчаяние Кэтти‑бри.

Родди безуспешно пытался скрыть ярость, стараясь найти какой‑нибудь другой выход.

– Если бы тебе пришлось бежать, какой путь ты избрал бы, король Бренор? спросил он. – Ты лучше кого бы то ни было знаешь эти горы, так сказал мне Кассиус. Где мне искать?

Бренор вдруг почувствовал, что ему нравится видеть этого неприятного человека расстроенным.

– Долина большая, – сказал он загадочно. – Дикие горы. Много нор.

После этого он надолго замолчал, покачивая головой.

С Родди слетела маска.

– Ты помогаешь убийце‑дрову? – взревел он. – Можешь называть себя королем, но ты….

Бренор вскочил со своего каменного трона, и Родди предусмотрительно попятился назад, положив ладонь на рукоять Громобоя.

– У меня есть слово одного бродяги против слова другого бродяги! – рявкнул на него Бренор. – По‑моему, ни один из них не лучше, и не хуже другого!

– Но не для Тистлдаунов! – вскричал в ответ Родди, а пес, чувствуя, что хозяин оскорблен, оскалил зубы и угрожающе зарычал.

Бренор с любопытством взглянул на странное желтое животное. Подходило время обеда, и пререкания пробудили в Бреноре зверский аппетит! Ему стало интересно: какова на вкус эта желтая тварь?

– Тебе больше нечего предложить мне? – спросил Родди.

– Я мог бы предложить тебе мой сапог, – огрызнулся Бренор.

Несколько хорошо вооруженных бойцов‑дворфов придвинулись ближе, чтобы быть уверенными, что непредсказуемый человек не выкинет какую‑нибудь глупость.

– Я мог бы угостить тебя ужином, – продолжал Бренор, – но от тебя слишком воняет, чтобы сажать тебя за мой стол, а ты не похож на любителя принимать ванны.

Родди дернул за поводок пса и ринулся прочь, гулко шлепая тяжелыми сапогами и с грохотом проламываясь сквозь каждую дверь на своем пути. По знаку Бренора четыре солдата проводили горца до выхода, во избежание неприятных происшествий. А оставшиеся в приемном зале дворфы хохотали и завывали от восторга, наслаждаясь тем, как их король обвел человека вокруг пальца.

Бренор заметил, что Кэтти‑бри не разделяет всеобщего веселья, и решил, что знает почему. История Родди, правдивая или нет, породила сомнения в душе девочки.

– Итак, теперь ты получила, что хотела, – грубовато сказал Бренор, пытаясь вызвать ее на разговор. – Дров – это убийца, которого ищут. Теперь тебе придется серьезно отнестись к моим предостережениям, девочка!

Губы Кэтти‑бри исказила горькая усмешка. Дзирт не слишком много рассказывал ей о своей жизни на поверхности, но она все равно не могла поверить в то, что дров, которого она успела хорошо узнать, способен на убийство. Однако она не могла и отрицать очевидного: Дзирт был темным эльфом, и уже одно это служило для ее бывалого отца веским доводом в пользу Макгристла.

– Ты слышишь меня, девочка? – прорычал Бренор.

– Тебе нужно проучить их всех, – внезапно сказала Кэтти‑бри. – Дрова, Кассиуса и этого отвратительного Родди Макгристла. Тебе нужно….

– Это не моя задача! – взревел Бренор, перебивая ее.

От этой гневной вспышки отца из ясных глаз Кэтти‑бри брызнули слезы. Ей казалось, что весь мир перевернулся. Дзирт находился в опасности, и она не знала правду о его прошлом. И еще Кэтти‑бри мучилась оттого, что отец, которого она любила и которым всю жизнь восхищалась, стал глух к зову справедливости.

В этот ужасный момент Кэтти‑бри сделала единственную вещь, на какую способен одиннадцатилетний подросток в подобных обстоятельствах: она повернулась и убежала от Бренора.

 

* * *

 

Кэтти‑бри и сама не знала, что собирается делать, когда вдруг обнаружила, что, вопреки обещанию, данному Бренору, бежит по нижним тропам Пирамиды Кельвина. Она не могла совладать с желанием прийти сюда, хотя ей было нечего сказать Дзирту, разве что предупредить о Родди Макгристле.

Девочке было трудно разобраться во всех своих тревогах, но, оказавшись перед дровом, она поняла истинную причину своего поступка. Не ради Дзирта пришла она сюда (хотя и заботилась о его безопасности), а ради собственного душевного покоя.

– Ты никогда не рассказывал о Тистлдаунах из Мальдобара, – ледяным тоном произнесла она вместо приветствия.

Улыбка дрова померкла. Лицо его помрачнело, и это ясно говорило о том, какую боль он испытывает.

Подумав, что Дзирт принимает обвинение в той трагедии и этим объясняется его расстройство, отчаявшаяся девочка отпрянула и хотела убежать. Но Дзирт удержал ее за плечо и притянул к себе. Он, конечно, пропал, если эта девочка, которая отнеслась к нему со всей душой, поверит в клевету.

– Я никого не убивал, – прошептал Дзирт в ухо рыдающей Кэтти‑бри, – кроме чудовищ, зарезавших семью Тистлдаунов. Даю слово!

Затем он рассказал всю историю целиком и даже поведал о своем бегстве от отряда Дав Соколицы.

– И вот теперь я здесь, – сказал он в заключение, – чтобы забыть эту историю, хотя, клянусь, я никогда об этом не забуду!

– Я услышала два совершенно разных рассказа, – ответила Кэтти‑бри. – Я имею в виду, твой и Макгристла.

– Макгристла? – ахнул Дзирт.

Он не видел угрюмого горца уже несколько лет и считал, что Родди остался в далеком прошлом.

– Он приходил сегодня, – объяснила Кэтти‑бри. – Высокий человек с желтым псом. Он охотится за тобой.

Это подтверждение ошеломило Дзирта. «Неужели мне никогда не удастся убежать от прошлого? – подумал он. – Если нет, то как же я могу надеяться на чье‑то понимание?» – Макгристл сказал, что ты убил их, – продолжала Кэтти‑бри.

– Сейчас у тебя есть только наши слова, – ответил Дзирт, – и никаких доказательств чьей‑либо правоты.

Воцарилось долгое молчание.

– Мне этот отвратительный грубиян не понравился, – фыркнула Кэтти‑бри и с трудом улыбнулась впервые после появления Макгристла.

Это свидетельство их дружбы потрясло Дзирта, однако он не мог забыть о нависшей беде. Если охотник настроит против него здешних обитателей, ему придется сражаться с Родди, а может быть, и с другими, – не такая уж трудная задача, учитывая его опыт. Есть и другой выход: снова бежать, вновь обретая в дороге свой дом.

– Что ты будешь делать? – спросила Кэтти‑бри, почувствовав его отчаяние.

– Не бойся за меня, – успокоил девочку Дзирт и обнял ее в знак прощания. День подходит к концу. Возвращайся домой.

– Он найдет тебя, – мрачно сказала Кэтти‑бри.

– Нет, – спокойно ответил Дзирт. – Во всяком случае, не так быстро. Со мной будет Гвенвивар, и нам удастся держать Макгристла на расстоянии до тех пор, пока я не решу, как лучше всего поступить. А теперь беги! Скоро наступит ночь, и вряд ли твоему отцу понравится, что ты здесь.

Напоминание о том, что ей снова предстоит встретиться с Бренором, заставило Кэтти‑бри поторопиться. Она попрощалась с Дзиртом и побежала домой, но тут же опять подлетела к дрову и обняла его. На обратном пути шаги ее были гораздо легче. Она не могла принимать решение за Дзирта, по крайней мере насколько она понимала, но неприятности дрова казались ей незначительными по сравнению с собственным облегчением из‑за того, что ее друг вовсе не был таким чудовищем, как его расписали.

Для Дзирта До'Урдена ночь обещала быть воистину темной. Он считал Макгристла чем‑то давно забытым, однако теперь опасность была совсем рядом, и никто, кроме Кэтти‑бри, не пришел к нему на помощь.

Он должен был снова выдержать удар в одиночку, если вообще намеревался выдержать его. Кроме Гвенвивар и сабель, союзников у него не было, да и сама перспектива сражения с Макгристлом, – независимо от того, победит он или будет поражен, – не привлекала его.

– Это не мой дом, – пробормотал Дзирт, обращаясь к морозному ветру. Он вытащил фигурку из оникса и позвал свою подругу‑пантеру:

– Пойдем, дружище. Мы уйдем прежде, чем наш враг найдет нас.

Гвенвивар стояла на страже, пока Дзирт собирал пожитки, пока этот измученный скитаниями дров опустошал свой дом.

 

 



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал